home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



РАСПРОСТРАНЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

Как мы уже обсуждали, к печали Иисуса, Ему не удалось найти тех людей, которые смогли бы стать такими, как Он. Апостолы /кроме Иуды Искариота/, возможно, были действительно лучшими людьми в Иудее, но их психогенетический возраст еще не соответствовал тому, чтобы принять и вместить всецело Божественное знание.

Показательно, например, замечание, сделанное Левием Петру уже после ухода из земной жизни Иисуса: «Петр, ты вечно гневаешься!» /Евангелие от Марии Магдалины, 18:5/.

О Петре также известно, что он весьма нетерпимо относился к Марии Магдалине из-за того, что она — женщина — тоже оказалась среди избранных учеников Иисуса и даже пользуется особым Его расположением /Евангелие от Фомы, 118/.

То есть за все время своего ученичества у Иисуса Петр так и не научился регулировать свои эмоции, жить в сердечной любви, не устранил своего высокомерия…

После распятия Иисуса ученики, потрясенные Его смертью и последующими чудесными явлениями, каждый как мог, старались продолжить Его дело. Все они проповедовали, многие работали уже со своими учениками. Большинство из них осталось для этого среди евреев. Но апостол Фома двинулся через Сирию на восток и везде, где мог, вплоть до Индии и Китая, создавал христианские общины; сирийская и индийская малабарская церкви, созданные им, существуют и поныне /подробнее см. [34]/.

К проповеднической деятельности апостолов присоединился и бывший гонитель и убийца христиан Павел, обращенный в новую веру лично уже невоплощенным Иисусом /Деян 9/.

Некоторые ученики Иисуса оставили свои письменные труды, дошедшие до нас. Это — Матфей, Иоанн, Фома, Петр, Иаков, Филипп, Иуда /не Искариот/, Мария Магдалина, Никодим, а также Павел и не прямые ученики Иисуса евангелисты Марк и Лука.

Судя по евангелиям, именно Иоанн и Мария Магдалина были любимыми учениками Иисуса. Иоанн написал одно из лучших по качеству и объему Евангелий. Его руке также принадлежат три письменных Послания ученикам, из которых первое содержит много ценнейших поучений и советов.

Но Иоанн также записал два текста, которые очень непохожи на перечисленные выше произведения. Первое из них получило название «Апокриф Иоанна», второе — «Откровение Иоанна Богослова» /«Апокалипсис»/, включенное в конец Нового Завета.

«Апокриф» был написан Иоанном вскоре после распятия Иисуса, т. е. еще до Посланий. Из него явствует, что Иоанн, хоть и записывал старательно все, что мог из высказываний Учителя, хоть и вместил важнейший аспект Учения Иисуса — сердечную любовь, но так и не смог постичь своим умом за все время общения с воплотившимся Мессией суть Его явления на Землю, а также суть пославшего Его Отца. Он задает Богу такие вопросы: «Почему избран Спаситель? И почему Он послан в мир Своим Отцом? И кто есть Его Отец, Который послал Его?…» /Апокриф Иоанна, 1:20/.

И он получает ответы о природе Отца, Святого Духа, Христа, о «сотворении мира»…

Но затем Иоанн подвергается характерному для пророческих контактов тесту на интеллектуальность слушателя: повествование примерно со 2-ой трети беседы меняет свой характер, идут фразы, лишенные смысла и какой-либо значимости… Замысел здесь таков: поймет ли слушатель эту шутку-тест? Иоанн не понял, тест на интеллектуальность не выдержал: отнесся ко всему серьезно, пересказал товарищам-апостолам, добросовестно все записал…

Сходный эпизод повторился и тогда, когда Иоанн записывал свой «Апокалипсис», напоминающий страшный сон /в лучшем случае/. Его тематика — не проповедь Пути к Совершенству через веру, любовь, работу по преображению себя, — а угрозы, предсказания бед и несчастий, заклятья; текст лишен не только Божественной Любви, но и вообще какой-либо позитивной значимости для адептов, он лишь отвлекает, провоцируя на бесплодные размышления о будущем. Тогда как Бог учит нас жить и работать здесь и сейчас.

«Апокалипсис» Иоанна, будучи введенным в Новый Завет, оказался и для миллионов людей, изучающих христианство, тестом на интеллектуальность и духовность, тестом-соблазном. И очень многие соблазнились. Ибо «Апокалипсис», став концовкой Нового Завета, как бы перечеркивает и отметает Учение Иисуса об устремленности к Богу-Отцу и совершенствовании через любовь. И кто-то выбирает в Новом Завете для себя святые проповеди любви, чистоты, устремленности к Отцу — а кто-то «резонирует» с отвратительными сценами обещанных ужаса, язв, крови, гноя и будет их смаковать, ковыряясь умом в этих нечистотах, вместо того, чтобы сонастраиваться с добром, с прекрасным, вместо того, чтобы учиться любви к людям, всему Творению, всем тварям и Творцу.

Сходная участь постигла и Никодима: он написал хорошее Евангелие о последних днях земной жизни Иисуса, но завершил его детальным описанием своего сна о том, как Иисус якобы выводил из ада грешников.

Другой неоднозначный по ценности и требующий специального обсуждения раздел Нового Завета — Послания апостола Павла.

Они изобилуют противоречиями: от ценнейших Откровений, проповедей нежной любви — до раздраженной ругани нетерпимого «моралиста».

В чем причина? Чтобы это понять, надо проследить историю становления Павла как христианина.

Вначале он был агрессивным и энергичным палачом, мучителем и убийцей христиан.

Но вдруг однажды, идя по дороге, он услышал голос невидимого Собеседника: «Савл, Савл, что ты гонишь Меня?» /Деян 9:4/. Павел был не только палачом и садистом, но и верующим в Бога человеком. И он быстро понял, в чем дело.

А дело было в том, что Господь решил не только остановить кровавого тирана, но, более того, использовать его незаурядную фанатичную энергичность во благо Божиему Промыслу.

И, вняв вразумлениям Бога, Павел вдруг резко обращается из яростного гонителя христиан — в столь же неугомонного пропагандиста Учения Иисуса.

Сам Павел об этом пишет так:

«Благодарю давшего мне силу Христа Иисуса…. что Он признал меня верным, определив на служение меня, который прежде был хулитель и гонитель и обидчик, но помилован потому, что так поступал по неведению, в неверии; благодать же Господа нашего… открылась во мне обильно с верою и любовью… Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир /сей/ спасти грешников, из которых я — первый. Но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение — в пример тем, которые будут веровать в Него к Жизни Вечной.»

/2 Тим 1:12–16/.

Все это произошло уже после распятия Иисуса, с воплощенным Иисусом Павел не встречался, лишь спустя некоторое время он имел личные контакты с Его учениками. Но Павел сразу же после своего обращения в христианство всецело отдался Божиему водительству и со всей своей незаурядной энергичностью стал работать над преображением себя, используя в том числе даваемые Богом медитативные приемы.

Плюс к этому Бог поручает Павлу особую миссию — обращать в новую веру язычников Римской империи за пределами Иудеи.

Павел проповедовал страстно, создавал все новые христианские общины, спорил с религиозными лидерами язычников, был неоднократно избиваем до смерти, но Бог возвращал его в тело, и Павел снова рвался в битву.

Благодаря прежде всего именно подвигам Павла христианство в итоге утвердилось в Европе, дошло и до России.

Павел написал много Посланий, обращенных к разным христианским общинам. В этих Посланиях переплетаются несколько тем, подчас настолько противоречащих одна другой, что впоследствии историки даже выдвигали версию о том, что в Послании Павла кем-то были добавлены его собственные «нравоучения»: уж столь различны по стилю и интеллектуальному уровню отдельные их части. Но объяснение этой противоречивости текстов логично вытекает из противоречивости самого Павла.

Он просто не успел измениться весь до конца. Чтобы преобразиться в цельного Божиего человека, ему нужно было бы лет 10 спокойного ученичества. Но их у Павла не было, и он страстно воевал с самим собой прежним — между проповедями, избиениями, скитаниями в холоде и голоде, заточениями в тюрьмы…

И да простим ему то, что высочайшие Откровения от Бога он перемежал с выплесками ненависти против «мужеложников», «скотоложников», «любодеев» и «любодеек»… И даже ведь именно он первым в истории христианства и в противовес Учению Христа провозгласил «анафему» проклятье от имени христианской церкви /1 Кор 16:22/.

Его Послания как послужили во благо человечеству, так и стали мощным соблазном для последующих поколений христиан — еще более мощным, нежели «Откровение» Иоанна. Ибо они «узаконивали», будучи включенными в Новый Завет, не только нежность, ласковость, гармонию, прощение — но и диаметрально противоположное: гнев, злобную нетерпимость к тем, кто «не такие, как я», проклятья…

Именно Павел и Иоанн также «развили» ту абсурдную теорию, что будто бы можно свои грехи смыть чужой кровью, чужим страданием. /Об этом мы уже говорили в начале главы «Покаяние»/. Они стали утверждать в своих Посланиях, что безвинно убиенный Иисус был Агнцем Божиим, Которого Бог-Отец якобы послал в жертву Самому Себе во искупление человеческих грехов…

«Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех…»

/Рим 8:3/.

«… Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха»

/1 Иоанна 1:7/.

«… Он есть умилостивление /Бога-Отца/ за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира»

/1 Иоанна 2:2/.

«… Он явился для того, чтобы взять грехи наши…»

/1 Иоанна 3:5/…

В результате получалось, что нам достаточно лишь уверовать, что Иисус действительно был Христом, — и больше ничего делать не надо: наши грехи прощены, рай гарантирован…


ИИСУС — О СЕБЕ | Бог говорит (Учебник религии) | * * *