home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Раджниш

… Если вы победили себя, ваша борьба с другими немедленно прекращается, потому что эта борьба с другими — только уловка, чтобы избежать внутренней борьбы.

Вы боретесь с другими потому, что это — легкий путь. Вы думаете, что вы хороши, а другой плох…

Когда вы приходите к такому Мастеру, как Иисус, вы приходите, чтобы получить мир. Но вы находитесь в блаженном неведении: вы пришли не к тому человеку.

Такие, как вы есть, вы не можете обрести мир. И если кто-нибудь даст вам мир, это будет для вас смертью. Если для вас, таких, как вы есть, настанет мир…. это будет означать, что борьба прекращена прежде, чем вы чего-то добились. Если кто-то даст вам тишину… то вы не достигнете никакого глубинного «Я» и будете удовлетворены своим состоянием.

Вот как вы можете отличить подлинного Мастера от ложного: ложный мастер — это утешение, он даст покой вам таким, как вы есть, он никогда не заботится о том, чтобы изменить вас, он — транквилизатор, он — то же снотворное: вы приходите к нему, и он утешает.

Но если вы приходите к подлинному Мастеру, то вот критерий: весь покой, который у вас есть, будет уничтожен… Подлинный Мастер создает еще большее замешательство, еще больший конфликт. Он не станет утешать вас, потому что он — не враг вам. Все утешения — яды, а он поможет вам расти.

Всегда, когда приходит человек, подобный Иисусу, мир тут же разделяется на тех, кто за него, и тех, кто против него. Нельзя найти ни одного человека, безразличного к Иисусу… Невозможно быть безразличным к Иисусу. Если вы слышите слово Иисуса, если вы взглянули на Него, вы тут же разделитесь: вы — либо влюбляетесь, либо начинаете ненавидеть… Почему так случается? Потому, что человек вроде Иисуса — это величайшее явление, и он — не от мира сего. Он приносит в мир нечто от запредельного. Те, кто боятся запредельного, немедленно становятся его врагами. Это — их способ защитить себя. Для тех же, у кого есть стремление, где-то спрятанное семя, для тех, кто искали и искали и стремились к запредельному, — этот человек становится… магнетической силой… Этого человека ждали…

Он говорил не о мече этого мира — Он принес меч мира иного. Что это за меч? Это — символ: вас нужно рассечь надвое, потому что в вас соединены две вещи:… земля и Небеса объединились в вас.

Вы должны раздвоиться, стать двумя — должны полностью осознать: «это — от земли, а я — не от земли».

… Вам нужен глубокий внутренний конфликт. Вам нельзя впадать в летаргию, нельзя расслабляться, пока расслабление не случится само собой, а это — совершенно другое. Вы должны бороться, вызвать конфликт и трение.

… В семье из пяти человек трое будут стоять против двух и двое против трех, потому что, когда в семье появляется религиозный человек, возникает трение: ведь религиозный человек для семьи — опаснейший человек. Семья может стерпеть все, кроме религии, потому что, как только вы стали религиозным, вы не отождествляетесь с телом. Семья связана с телом: ваш отец — отец вам из-за тела. Если вы думаете, что вы есть тело, тогда вы в родстве со своим отцом. Но если вы узнаете, что вы — не тело, тогда кто ваш отец? Как вы связаны с ним? Ваша мать родила ваше тело, а не вас. Вы настолько отождествляете себя с телом, что думаете, что ваша мать родила вас. Когда вы не отождествляете себя с ним, когда ваше отождествление разбито, — кто ваша мать? Она родила не вас, а только это тело, которое умрет… Как только вы перестанете отождествляться с телом, вы отпадете от семьи, вы вырваны с корнем.

Санньясин должен быть хорошим актером… Вы совершенно не связаны, но продолжаете выполнять формальности. В глубине ваш корень вырван, но вы даже не подаете намека, что не укоренены. И какой толк подавать намек? Ведь тогда начнут пытаться перевоспитывать вас.

Когда вы становитесь религиозным, вы становитесь одиноким: тогда для вас нет общества, вы — один. И принять то, что вы — один, есть величайшая трансформация, которая может с вами случиться, потому что ум боится быть одиноким, уму нужен еще кто-нибудь, чтобы опереться на него, чтобы хвататься за него.

… «Санньясин» — одинокий. Сначала станьте санньясином, поймите сначала, что вы — один. И пусть вам будет легко и хорошо в своей одинокости. Не пугайтесь, наоборот, наслаждайтесь ею, наблюдайте красоту одинокости, ее молчание и чистоту… Никакая грязь… не проникнет туда, потому что никто не входит в это святилище. Оно остается навечно чистым…

… Если вы пьяны этим миром — вы не можете жаждать другого мира. Если вы пьяны обычным алкоголем, обычным вином, — вы не можете жаждать Божественного вина — это невозможно!

Ваши родители позаботились, чтобы вы жили головой, а не сердцем ведь сердце может привести к неудаче в этом мире. Оно действительно ведет к неудаче, и пока вы не потерпите неудачу в этом мире, вы не будете жаждать мира иного.

… Грех — это напрасная трата своей жизни, возможностей, потенциала, упущенная возможность вырасти и стать подобным Богу или стать Богом. Грех — это растрата времени… на никчемные вещи, на собирание бесполезного хлама.

Ничто не очищает так, как раскаяние, и это — одна из прекраснейших вещей в христианстве.

Просто произнесение слов не поможет, а произнесение их полуискренне тоже не поможет… Когда раскаивается все ваше существо, когда все существо трепещет и вы чувствуете каждой порой своей кожи, каждой фиброй, что вы вели себя дурно — а вы вели себя дурно потому, что были пьяны, — но теперь вы раскаиваетесь. И вдруг наступает трансформация: прошлое исчезает и проекция в будущее из прошлого тоже исчезает.

Если вы можете признать, что в неудаче рушится все, что вам дало общество, тогда неудача может стать началом самого большого успеха, который только возможен в жизни.

Невротический ум всегда говорит «нет!». Невротический ум не может сказать «да!». Невротический ум не может позволить свободу и себе, как же он может позволить ее другим?

Момент, когда вы преступаете секс, придет. Но этот момент придет через знание, через опыт, через рост сознания и любви — но не через отрицание, не через подавление.

Если вы существуете для секса, тогда секс будет единственной вещью в вашем уме… Если вы будете против него, враг его, тогда секс снова будет в вашем уме: мы помним друзей, но врагов мы помним еще больше. Иногда друзья могут быть забыты, но враги — никогда, они всегда тут… Едите слишком много — станете одержимы пищей, как если бы вся ваша жизнь существовала ради еды, и тогда пища постоянно будет в уме. Потом поститесь, и тогда пища тоже будет постоянно в уме. Но если что-то постоянно находится в уме, то оно становится сутью.

Для вас молитва — это попрошайничество. Но молитва никогда не может быть попрошайничеством…

Лотос рождается из грязи: грязь преображается и становится лотосом. Лотос никогда не говорит: «Я не буду есть эту грязь, это мерзко!». Если вы — лотос, то ничто не осквернит вас. Что исходит из вас теперь? Как вы преобразите избиение? Любовь или ненависть исходит из вас? Ведь Иисус говорит: помните о том, что исходит из вас, не заботьтесь о том, что входит… Если вы постоянно думаете о том, что входит в вас, вы никогда не разовьете в себе ту способность вашей сущности, которая позволяет преображать вещи.

Истинное — не то, что входит в вас; истина в том, что вы должны помнить, что вы это должны преобразить… То, что входит в вас, не может вас осквернить: оно входит в ваше тело. Ничто не может войти в вас. Но что бы ни выходило из вас — оно несет аромат вашего существа, и это кое-что показывает. Если из вас исходит ненависть — это указывает, что внутри вы больны…. если любовь, и сочувствие, и свет исходят из вас — это показывает, что целостность достигнута.

Кто-то однажды спросил св. Августина: «Что мне делать?»… Св. Августин ответил: «Кратко можно сказать так: ЛЮБОВЬ! И тогда, что бы ты ни делал, все будет правильно». Если вы любите — тогда все становится правильным, но если вы не любите — тогда все происходит неправильно.

Любить означает быть без «эго»!

… Если ребенок сделает что-то, по-вашему, неправильное, и вы наказываете его, то истинной причиной будет то, что… ваше «эго» чувствует себя затронутым.

Ребенок был в конфликте с вами, он отстаивал себя, он сказал вам «нет», вам — отцу, власти, сильному, вот вы и наказываете его. Причина в том, что ваше «эго» затронуто, и наказание — вид мести.

… В самой глубине наказание — это месть.

Тайна, которую нужно понять: процесс роста таков, что вначале вы должны достичь «эго».

Ребенок развивается только тогда, когда он сопротивляется своим родителям, когда он борется со своими родителями, когда он отдаляется от них, когда он против них, — тогда он получает свое собственное «эго». Если же он вцепляется в своих родителей, следует за ними, то он никогда не станет самостоятельной индивидуальностью. Он должен стать заблудшим… Он должен стать независимым, и в этом становлении независимым — боль. Это — борьба, но вы можете бороться, только если вы есть. И это — круг: если вы чувствуете, что вы есть, вы можете бороться больше, и вас становится больше… Ребенок достигает зрелости, когда он становится полностью независимым, но из-за независимости он становится заблудшим…

Имеете ли вы ваше собственное сознание? Или вы просто живете как часть общества, в котором вы родились?

… Мудрец познал все пути этого мира, он прошел и испытал все, что можно испытать, он доходил до самых крайностей, он грешил, он копал глубоко, он предавался удовольствиям — он испытал все, что этот мир может дать, и теперь он отошел от этого. Его невинность очень и очень богата, потому что здесь присутствует опыт… Мудрец умирает совершенным — больше нет рождения, потому что нет нужды возвращаться в мир опыта. Вы же умираете незавершенными, и из-за этой незавершенности вы должны будете родиться заново.

Когда занятия нет, вы чувствуете себя неудобно, в вас растет глубокое беспокойство: что делать? Если делать нечего, то вы будете читать снова и снова одну и ту же газету, которую вы уже прочли целиком. Если нет никакого занятия, вы будете делать что-нибудь, что вообще не нужно, но вы не можете оставаться в покое.

Вы сами никогда не чувствуете себя счастливыми с самими собой. Как же тогда кто-то может чувствовать себя счастливым с вами? Если вы такая надоедливая личность, что надоели сами себе, то как может быть возможно, чтобы другие вас терпели? Они терпят вас лишь потому, что вы даете им занятие. Муж — занятие для жены, жена — занятие для мужа.

… Есть два пути быть хорошим: просто быть хорошим, но это трудно; или еще есть путь другой, относительный: нужно доказать, что другой плохой. Вам не нужно быть хорошим, только докажите, что другой — плохой. Это даст вам ощущение, что вы — хороший. Так мы все доказываем, что другой — вор, другой — убийца, другой — злодей. А когда вы доказали, что другой плох, тогда вы внезапно чувствуете, что вы — хороши. Это относительный феномен: не нужно менять себя, лишь докажите, что другой плох. А это очень легко — ничто не легко так, как это. Вы можете преувеличивать плохое в других: вы можете преувеличивать, и никто не сможет удержать вас от этого. А перед лицом такого преувеличенного зла вы выглядите просто невинным. Вот почему, если о ком-то говорят, что он плохой человек, вы никогда с этим не спорите, вы просто принимаете это. Скорее наоборот, вы говорите: «Я всегда знал, что это так». Но если кто-то скажет о ком-либо хорошее, вы спорите и требуете доказательств.

Вы наблюдали факт, что миллионы людей говорили: «Мы поверим в Бога, но сначала дайте нам доказательства!» Но никто еще… не требовал доказательства существования дьявола, никто!

Каждый хочет изменить другого, так как каждый думает, что другой плох. Каждый хочет изменить мир, и в этом — различие между политическим и религиозным умом… Религиозный человек меняет себя… Вы можете менять только себя, и в это мгновение, когда вы меняетесь, начинает меняться мир, так как вы — его составная часть.

Бедняк… — не боится. Вы ничего не можете у него забрать, потому что у него ничего нет, и с этим ничем он в покое… У него нет врагов, потому что он вообще не соперник: ему не в чем соперничать.

Такие, как вы есть, вы настолько бесполезны, вся ваша жизнь настолько тщетна, настолько полна разочарований, что вам хотелось бы умереть… Поэтому, где бы вы ни утрачивали себя, там вы чувствуете себя блаженно. Если вы можете утратить себя в политическом движении, если вы можете стать нацистом и потерять себя в толпе, вам хорошо, так как это — смерть: вас больше нет, существует только толпа.

Ищите ли вы Истину? Человек редко ищет Истину! Вы можете искать счастье, а не Истину. Но счастье случается тогда, когда достигнута Истина, так как счастье — побочный продукт. Вы не можете достигнуть его непосредственно, оно приходит через Истину, другого пути нет.

Только жизнь может дать вам Мудрость, лишь прожив жизнь, совершая ошибки, заблуждаясь и возвращаясь, испытав многие пути, вы становитесь мудрым.

Когда вы примете Целое — вы сами станете Целым: все разделения исчезнут, глубокое молчание поднимется в вас…

… Жить с Иисусом значит жить в постоянном дискомфорте. Он не позволяет вам удобства грез, Он не оставляет вам времени, будущего, Он говорит, что завтра нет.

… Если кто-то говорит: «Двери открыты прямо сейчас», — вы почувствуете неудобство. И вы не сможете войти. Но если скажут: «Это — в будущем», тогда время еще есть, и тогда вы — в облегчении…

… Откладывание — основа того, что вы продолжаете быть такими, каковы вы есть… Почему вы откладываете? Потому, что вы не хотите делать это сейчас, прямо сейчас. Вы играете в логическую игру, вы говорите: «Прямо сейчас это трудно, но завтра — это будет просто». Но каждое завтра становится сегодня, и… вы снова скажете: «Прямо сейчас это трудно, но завтра — я сделаю это!»

Посмотрите на свою руку. Вы не можете почувствовать в ней космическую руку? — тогда вы всегда будете в затруднении.

Если Бог — это любовь, сочувствие, то почему существует страдание?… Человек страдает потому, что нет другого пути созреть, вырасти… Ничто в этом мире не может быть бессмысленным… Космос — это не хаос. Вы можете быть неспособны понять это, так как вы знаете лишь фрагменты, вы не знаете Целого. Ваш жизненный опыт похож на вырванную страницу романа: вы прочли ее, но не нашли в ней никакого смысла, так как это — только маленький фрагмент, вы не знаете всей истории целиком. Когда вы узнаете ее целиком — тогда и страница станет понятной, тогда она станет согласованной, полной смысла… Смысл — это отношение фрагмента к целому.

И если современный человек постоянно чувствует, что его жизнь бессмысленна, то это потому, что Бог отрицается или забывается. Без Бога человек никогда не сможет быть исполненным смысла, потому что Бог — это Целое, а человек — фрагмент.

… Когда вы кого-то слишком хорошо защищаете, — это не защита от смерти: это защита от жизни… Это — самое большое несчастье, которое может произойти с человеком, потому что он никогда не вырастет до осознания и завершенности, он никогда не достигнет высшего уровня сознания, так как эти высшие уровни входят в существование только тогда, когда их добиваются. Страдание — это… вам брошен вызов, есть проблема. Когда вы сталкиваетесь с проблемой, только тогда вы растете. Больше опасности — больше роста, больше безопасности — меньше роста.

Мудрый человек страдает столько же, сколько и немудрый, — но каждый раз по-новому. Мудрый человек совершает столько же ошибок, и даже больше, чем глупец, но он никогда не повторяет одну и ту же ошибку дважды… Идиот может не совершать много ошибок, он может их вообще не совершать, так как он никогда ничего не делает: вы можете совершить ошибку, только когда вы что-то делаете… Никогда не бойтесь совершать ошибки, просто помните, что нет нужды делать одну ошибку дважды: зачем делать дважды одну и ту же ошибку?… А когда вы совершаете ошибку, вы должны страдать. Никто не учится без страданий… И только выросшая личность выходит за пределы этого мира. Те же, кто не выросли, должны снова свалиться в яму: они должны учиться, а каждая учеба — это тяжкий путь…

Используйте все ваше страдание для медитации, и вскоре вы узнаете, что страдание исчезает, так как энергия начинает двигаться вглубь.

Когда ребенок болен, каждый должен уделять внимание. Но теперь психологи предлагают следующее:… о нем нужно заботиться медицински, но не психологически. Не создавайте ассоциаций в его уме, что за болезнь ему платят, иначе всю свою жизнь, как только он почувствует, что ему плохо, он будет заболевать.

… Никогда не говорите о ваших страданиях… Зачем люди продолжают говорить о своих страданиях и надоедают другим? Кому это интересно?

… Ребенок не хочет спать, он чувствует себя совершенно бодрым, он хочет убежать из дома в сад, а вы говорите: «Иди спать!» Что вы смогли бы сделать, если бы вам велели спать, когда вам не хочется?… Что делать? Как следовать приказу? Как быть хорошим? Так вновь и вновь создается «грех», и маленький ребенок отравляется им. Он начинает осознавать: «я — нехорош, и все, что я делаю, — плохо». Когда он играет, он плох — он шумит и беспокоит вас. Когда он сидит тихо в углу, — тоже что-то не так: «Ты что, болен?» Он всегда неправ — и только потому, что он беспомощен, а вы сильны. Он постоянно угнетен, он не может оценить, что делать и чего не делать.

И вот — вы чувствуете вину: вы рождены во грехе, с самого своего рождения вы — грешник. Все, что вам остается — это полировать себя, обрезать себя здесь и там… Веданта же говорит, что вы не грешники, вы можете быть невеждой, но не грешником. Это — совсем иная позиция: Бог не против вас — вы можете быть против Бога, но Он вам не мстит. Если вы невежда, то вы сами себе вредите — это совершенно иная позиция.

… Когда Мастера больше нет, мастерами становятся ученики — они начинают все решать и, конечно, их решения могут основываться только на полупонятой истине… И помните хорошо, что ложь — лучше полуправды, так как ложь можно опровергнуть — но вы не опровергнете полуправды… Полуправда очень опасна, так как она несет в себе элемент правды.

У мужчины есть положительное качество: он ищет, и есть отрицательное качество: он беспокоен.

Бизнесмен бежит за деньгами все дальше и дальше — он хочет полностью забыть себя в деньгах, они стали отравой. Он всегда занят ничем, и в конце концов… приходит смерть…, и все ваши усилия оказываются напрасными. Смерть отрицает бизнесмена… Только бизнесмен умирает, потому что копит вещи, а смерть вещи забирает. Смерть не может забрать у вас вашу любовь, вашу молитву, вашу медитацию, вашего Бога.

Когда приходит смерть, это — самая тяжелая хирургическая операция, потому что должна быть извлечена ваша сущность, отделена от тела, с которым вы идентифицировались: вы ведь стали одно с телом. Это не то, что отрезать палец, или отрезать руку, или удалить аппендикс — это удаление у вас всего тела… Все тело удаляется, отделяется… Вы жили с этим телом 70–80 лет — вы не только жили с ним, вы полностью отождествились с ним: вы думали, что вы — тело…

Вся жизнь — это подготовка к тому, чтобы быть сознательным в смерти.

… Движение вниз не нуждается в усилии — это подобно воде водопада. Для того, чтобы попасть в ад, не нужно никакого усилия, вы попадете туда автоматически: ничего не делайте — и вы туда попадете.

Дзен не для вас. Для вас, таких, как вы есть, — Иисус. /Дзен/ — это очень привлекательно для ленивых умов. Вот почему дзен так привлекателен для людей Запада: ничего не делать — это привлекает, так как ничего не требуется: вы уже в порядке! Это привлекает, но не помогает.

… И я хотел бы внушить вам, что Иисус для вас лучше, потому что вы все — начинающие. Дзен может сбить вас с пути: вы неверно воспринимаете…..Вы можете начать думать: «Ничего не надо делать — я хорош такой, какой я есть». Но вы не хороши такие, как вы есть…


М. В. Сабашникова | Бог говорит (Учебник религии) | Раджниш