home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

ДВОРЦОВЫЙ ПЕРЕВОРОТ

Акки сразу понял, что его появление произвело сенсацию: никто из молодых людей, весело беседовавших в зале, не ожидал его прихода. Взгляды юных сеньоров сделались враждебными, но Акки с любопытством отметил, что многие девушки улыбались ему. Он был одет, в соответствии с обстоятельствами, в парадную одежду посланцев Арбора: сапоги из тонкой кожи, серые лосины, сверкающую куртку из тирновой ткани, черный плащ, вокруг головы вилась золотая лента с двойной бриллиантовой спиралью координатора. Несмотря на простой, даже строгий стиль, богатство материала заставило побледнеть яркие краски и сложную вышивку одежд других приглашенных.

Из глубины зала ему навстречу выступил настоящий гигант Неталь. Он направился к Акки, смерил его взглядом, отметив, к своему явному неудовольствию, что тот был немного выше, чем он сам.

— Итак, сеньор, вы соблаговолили почтить своим присутствием наш праздник? Поверьте, мы польщены. Акки улыбнулся:

— Отнюдь, это мне оказана честь, благородный сеньор.

— Я впервые вижу вас невооруженным. Трогательное внимание, иначе вы могли бы напугать этих нежных дам.

— Но у вас тоже нет оружия, барон…

— Пощадите, сеньоры, — вмешался пожилой мужчина. — Герцогиня!

Вошла Анна, одетая в очень скромное придворное платье, подол которого, однако, был украшен редчайшим мехом азелина. Один за другим, по старшинству, молодые люди спешили оказать ей знаки внимания. Не желая подавать повода для ссоры, Акки подошел последним и поклонился. Анна протянула ему руку и громким чистым голосом объявила:

— Благородные господа, представляю вам его превосходительство Акки Клэра, посла Лиги человеческих миров и моего самого дорогого друга. Прошу вас оказывать ему уважение, достойное его звания и его особы. Для тех, до кого все это медленно доходит, остается место в рядах изгнанников. Ваше превосходительство, дайте мне вашу руку.

— Вы допускаете ошибку, Анна, — прошептал он, пока они шли в банкетный зал. — Они меня еще больше возненавидят, если вы будете так расточать мне ваши милости.

— Вы полагаете, что они меня саму не ненавидят? Но это только домашние собаки, которые лают, но не кусаются, по крайней мере пока ты силен!

Она усадила Акки справа от себя, Неталя слева, в середине довольно большого стола, пересекавшего другой еще более длинный стол. На другом конце зала, прямо напротив Акки, была единственная входная дверь, и, неизвестно почему, он был этому рад. Поодаль от двери, драпировка которой был откинута, чтобы обеспечить свободный проход слуг, он увидел длинный коридор, который вел в зал приемов, затем террасу и лестницу, выходящую на главный двор. Ночь уже наступила.

Рядом с ним сидела красивая смуглая девушка, которая, едва присев, засыпала его вопросами. Она главным образом проявляла любопытство в отношении ткани, из которой была сшита его куртка, и он должен был ей объяснить, что эту ткань делают из растения, произрастающего на единственной планете. Она переливалась ярче шелка или какого угодно другого синтетического волокна и была к тому же очень прочной. Девушка восторгалась, с трудом скрывая свою зависть. Воспользовавшись минутой, когда она говорила со своим соседом, Акки наклонился Анне и спросил:

— Кто эта красивая девушка, моя соседка?

— Это Клотиль Бушеран, младшая сестра капитана и, я думаю, моя единственная искренняя подруга. Но она ею не останется, если слишком завладеет вами.

Блюда следовали одно за другим, напитки сменялись. Сдержанный Акки ел немного, а пил еще меньше. С другой стороны от Анны Неталь ел и пил также немного, оставаясь безмолвным. Достаточно далеко, слева, группа гостей напевала фривольную песню. Во дворе вдруг раздался лязг оружия, затем поднялся крик. Акки заметил, что Неталь весь напрягся. В слабо освещенный коридор вбежал мужчина, шатаясь ухватился за занавес, затем приклонился к стене. Кровь текла из раны на его груди. Это был старый Роан. Из последних сил он приблизился к Анне — их разделял только стол.

— Вы добились своего, Анна, — с трудом проговорил он. — Герцог, ваш отец, только что убит в своих покоях. Убит людьми Неталя и по вашему приказу! Узнаете эту бумагу? Это ваш почерк, не так ли? Не отрицайте, ведь это я. научил вас писать!

Он бросил на стол листок в пятнах крови. Записка, скользнув, задержалась перед Акки. Он прочел:


"Дорогой Неталь, решено на завтра вечером. Я обеспечу все, что касается герцога, как условились. Он ни о чем не догадывается.

Анна".

Осторожно, очень осторожно Акки отодвинул свой стул назад, готовый к прыжку. Анна ничего не говорила, пристально глядя на старика, опиравшегося обеими руками о стол. По разорванному рукаву стекала струйка крови, смешиваясь с вином из опрокинутого стакана. Наконец она произнесла:

— Но крестный, как вы можете этому верить! Чтобы я приказала убить своего отца?!

— Что же тогда означает эта записка?

— О! Она относится… к старым, не имеющим значения мечтам, — закончила она, повернувшись к Акки. — Я вам об этом рассказывала вчера, на Лооне. Мы собирались начать войну против бриннов и подожгли несколько ферм на северо-западной границе, Я должна была убедить отца поддержать наши планы и открыть арсенал. Только в этом было мое участие… Вы мне верите, скажите, крестный, вы мне верите?

Она зарыдала, обхватив голову руками. Снаружи началась беспорядочная суматоха, послышались крики, и мимо окна со свистом пролетела стрела.

— Анна, Анна, поклянись, что ты говоришь мне правду! — умолял Роан.

Постепенно часть приглашенных собралась вокруг старика. Другая группа охваченных ужасом людей столпилась около двери. Акки осторожно расстегнул застежки своего плаща.

— Клянусь вам всем самым святым для меня, памятью родителей и моего брата!

— Но кто же тогда? Вы, Неталь?

Огромный барон поднялся.

— Да, я, Неталь, я, герцог Берандии. Ничего не бойтесь, Анна, вопреки всему вы будете герцогиней, если вас не смущает выйти замуж за потомка хлебопека, о чем вы мне недавно напоминали. Иногда и пекари делают революции! Теперь я владыка, один. Мон люди в данную минуту захватили все ключевые пункты. Замок, город, вся Бераидия целиком принадлежат мне!

— Бушеран и стрелки…

— Бушеран подчинится герцогу, Анна, вы это хорошо знаете. Только герцог для него важен, кто бы он ни был.

— Ошибаетесь! Он будет со мной, со мной! Она язвительно улыбнулась:

— Одного вы не знаете. Неталь, Бушеран любит меня!

— Тем хуже для него в таком случае. Он погибнет вместе с другими. Большинство лучников на моей стороне. А теперь, когда я узнал, что он любит вас, я не буду таким идиотом и не оставлю его в живых.

— А эти. Неталь? — она повернулась к Акки, остававшемуся неподвижным. — Вы полагаете, что сумеете и над ними одержать победу?

— О! Для них совершенно безразлично, кто правит Берандией! Вы думаете, что я настолько глуп, чтобы позволить им уйти? Боюсь, сеньор Акки, как бы с вами не произошел, и очень скоро, несчастный случай, поскольку вы допустили глупость, придя сюда безоружным. Ваш зеленый друг не сможет вам помочь, он, должно быть, мертв или в плену. Ах! Вот и наше оружие!

Вошел мужчина, сгибаясь под тяжестью мечей, которые он принес. Неталь подошел к нему.

В эту минуту координатор с быстротой молнии прыгнул на стол и побежал по нему между стаканами и бутылками, бросившись на первого из мужчин, кто только что получил оружие. Короткая схватка, жесткий прием, и человек рухнул со сломанной шеей. С мечом в руке Акки прижался спиной к стене. В течение одной-двух минут продолжалась беспорядочная рукопашная схватка, многочисленные нападающие мешали друг другу. Клинок Акки чертил большие сверкающие круги, рассекая головы и пронзая тела. Он был один, окруженный мертвыми и ранеными.

— Ну что, Неталь? — крикнул он. — Что думаете вы теперь о неспособности цивилизованных людей? Но я даже не могу разглядеть вас поблизости!

Рядом с ним промелькнула тень. Одним прыжком он повернулся и увидел прямо перед собой Анну с золоченым кинжалом в руке.

— Нет, Анна, вас здесь убьют! Уходите!

— Уходите, Анна, — закричал Неталь. — Я не хочу вашей смерти. Вы для меня слишком дороги! Она ему не ответила.

— Да, — сказала она Акки. — Вы очень плохо думаете обо мне и о моем народе! Неужели я могу прятаться, когда мой союзник сражается? Господь того не допустит! В таком случае, трусы и предатели, чего вы ждете? Что же, среди вас нет ни одного, чтобы меня защитить? По правде говоря, я начинаю думать, что его превосходительство Акки прав и вы не стоите «зеленух»!

— Хватит, Анна! — закричал Неталь. — Последний раз прошу, уходите отсюда! Мы сейчас займемся этим человеком, он должен погибнуть!

Акки окинул взглядом зал. Плотная группа, около пятнадцати молодых людей из знатных семей, продолжала перекрывать дверь, с десяток держались рядом с Неталем. Около стола Клотиль склонилась над Ровном, который лежал на полу. «Никакой надежды, — подумал он. — Только Хассил мог бы помочь. Но жив ли он еще?»

С большими предосторожностями нападающие продвигались, и Акка скрестил меч с одним из них. Его физическая сила, навыки поколений его расы явно превосходили любого из берандийцев, включая Неталя. Но их было десять с лишним!

Шум шагов и бряцание оружия прозвучали в коридоре, и группа знати, преграждавшая дверь, в беспорядке отступила в середину зала. С щитом в одной руке и саблей в другой в сопровождении четырех гвардейцев в легких доспехах появился Бушеран.

— Проклятье! — закричал Неталь. — Не дайте им пройти! И убейте этого человека!

Они бросились в атаку. Акки подумал, что пришел его последний час. Ему казалось, что он видит кошмарный сон, где он был обречен наносить удары, удары без передышки. Один из людей упал к его ногам, хотя он его не коснулся. Из его спины торчала золоченая рукоятка кинжала. Затем, внезапно, его меч ударил в пустоту. Ни Неталя, ни кого-либо из его сторонников больше не было. Окровавленный Бушеран подошел к нему.

— Прекрасная битва, господин Акки! Вы все такие на ваших планетах? Идемте же теперь, идемте быстрее! Вы тоже, ваша светлость. Лошади ждут нас. Возможно, мы сможем добраться до мест, где проживают изгнанники. Здесь больше ничего нельзя сделать, вот все, что осталось от моих лучников, то есть почти никого, — добавил он, показывая на трех раненых воинов. — Остальные мертвы или предали. Я бы предпочел, чтобы они были мертвы! Клотиль, идем, ты тоже!

— Капитан, благодарю вас за вашу верность, и если когда-нибудь я снова вернусь на трон, я сумею об этом вспомнить. Но мы не можем оставить крестного в руках этих собак!

— Нет, черт возьми! Но это усложняет дело. Как вы полагаете, сможете ли вы ехать верхом, граф?

— Я попытаюсь, капитан. Если я не смогу, оставьте меня.

— Пьер, Жозеф, помогите графу. Давайте быстрее, время не ждет. Они прошли по коридору и вышли на террасу. Внизу двор был пуст, несколько трупов лежало на гранитных плитах. Они торопливо пересекли двор, проскользнули под свод и вышли за крепостную стену. Часовой, попытавшийся их задержать, был тут же убит.

— Я больше не могу, оставьте меня здесь, — сказал Роан. — Прощайте, Анна! Берегите ее, капитан, и вы тоже, господин Акки. Извините меня Анна, за подозрения, вы были для меня словно дочь.

Бушеран и Клотиль повели за собой принцессу, оставив Акки позади.

— Оставьте, не несите меня дальше, жить мне осталось совсем мало. Уходите, это приказ, — сказал он солдатам, которые пытались его приподнять. — Сохраните герцогиню, я больше не в счет!

— Увы, мне было предначертано, что я никогда не увижу звезд иначе, чем только с помощью моего телескопа, — добавил он, обращаясь к Акки. — И не будьте снисходительны к Берандии, она этого не заслуживает!

— Оставайтесь здесь, в тени крепостного зубца. Я скоро приду за вами.

Он бросился вперед мимо обоих солдат, догнал Анну, капитана и его сестру. Они пробежали вдоль крепостной стены" спустились по лестнице и вышли к северному потайному ходу. Два лучника ожидали их с оружием и лошадьми.

— Здесь наши дороги разойдутся, — сказал координатор. — Я должен спасти мой гравилет. Где я смогу вас найти?

— Вы не пойдете с нами?

— Я принесу больше пользы с помощью моего друга и гравилета. К тому же моя миссия не закончена. Где я смогу вас найти?

— У изгнанников. Ближе к границам страны васков.

— Попытаюсь там вас отыскать. Теперь отправляйтесь. Желаю удачи, Анна!

Он исчез в темноте, затем поднялся на стену, обошел террасу над двором, где находился его аппарат. Гравилет был хорошо освещен факелами, которые горели во множестве на небольшом расстоянии от его хвоста. Его пытались поджечь. Несколько черных пятен — все, что осталось от людей, настигнутых фульгуратором, — усеивали плиты двора. Хассил достойно сражался. Где же он?

Словно в ответ, тонкий голубой луч сверкнул из окон дворца, беран-диец, пытавшийся пересечь двор, закачался, съежился и на глазах превратился в кучу пепла. Почему Хассил не бежит к гравилету? Акки понял это, увидев дождь стрел, обрушившихся со стен. Он заметил лучников между зубцами стены, вернулся назад и снял с одного из мертвых лучников его оружие. С той точки, где он сейчас находился, можно, было видеть стрелков, расположившихся в ряд. Положив стрелу на тетиву, он натянул лук и выстрелил. Один из берандийцев упал, тонкий стержень дрожал в его спине. Акки выстрелил снова, убил или ранил другого лучника и крикнул по-исски:

— Хассил, к гравилету, я тебя прикрою!

Легкая тень спрыгнула во двор и зигзагами бросилась к гравилету. Один из лучников приподнялся, чтобы лучше прицелиться, и тут же упал со стрелой в горле. Исс Скрылся в гравилете, который взлетел до уровня стены. Акки прыгнул внутрь. Бессильные стрелы ломались о металлическую обшивку.

— Пусти меня за руль!

Зависнув на высоте двух метров над крепостной стеной, они нашли и подобрали Ровна. Они уложили его на заднее сиденье. Старик едва дышал.

— Теперь полетим в страну васков. Хассил, окажи помощь этому человеку.

Гравилет быстро набрал высоту. Внизу, в городе, на ратуше ударили в набат.


Глава 5 ЭТОТ ЗЕЛЕНЫЙ ШАРИК ТАМ, В НЕБЕСАХ… | Этот мир наш | Глава 1 ПАСТУХ