home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9.

Дракон.


Когда Харас проснулся, ученик все еще спал. В пределах видимости никого не было, татуировки молчали, как будто все в радиусе километра вымерло. Этот факт порадовал старого шамана, хотя в любом другом случае заставил бы насторожиться и хорошенько понервничать. Солнце уже встало и приближалось к зениту, значит проспал он около двенадцати часов. Так что хватит разлеживаться, надо приниматься за дело.

Спокойная обстановка позволила ему собраться с мыслями и разобраться в происходящем. Вчера он поддался своей интуиции, и в результате проносился здесь несколько часов, даже не задумываясь над тем, что он делает. Разум ему подсказывал, что поступил он верно – иначе было не спастись, но разобрать все подробно не помешает.

«Все началось с того что мы с учеником попали в место, из которого убрались все птицы». Прислушавшись, Харас и сейчас не услышал ни одного звука, кроме шелеста листвы деревьев. «Значит, мы из этого места так и не выбрались. Плохо… Дальше. Мы шли по дороге, которую я посчитал естественной. Но, боюсь, ученик был прав и она, действительно, является искусственной. По крайней мере частично. Потом мы вышли к озеру, возле которого просто обязаны крутиться хоть какие-то животные, ибо это место просто идеально подходит для водопоя, да и сомневаюсь я что-то, что поблизости есть другие источники воды. Это должно было меня насторожить, но я не придал данному факту особого значения. А уж то, что от озера вела в другую сторону практически такая же дорога, по которой мы пришли, должно было решить все мои сомнения насчет искусственности всего окружающего. Но ничего подобного не случилось, значит на нас с учеником воздействовали ментально, чтобы мы обращали как можно меньше внимания на подобные «мелочи»… Плохо. Очень плохо. На нас обоих весит хорошая ментальная защита. Так что если учитывать, что как маг «охотник» очень силен. Только никакая сила не помогла бы ему спрятаться от моих татуировок, следовательно, подобных «охотнику» я еще не убивал».

Дальше размышлять как-то орку не хотелось. Методом исключения он практически мгновенно вычислил, кто на них напал. Но что делать с этим знанием? Харас решил подумать над этим позже и занялся уходом за Александром, который до сих пор не пришел в себя после сильной потери крови. За ночь к нему уже вернулся здоровый цвет лица, но шаману этого было мало. Они как можно скорее должны убираться из этого места, если он правильно вычислил нападавшего. Осталось только привести ученика в чувство.

Александр проснулся от того, что его активно трясли за плечо. Во всем теле чувствовалась усталость, даже веки удалось поднять с трудом. Пару минут глаза отказывались работать, показывая размытую картинку. Когда удалось сфокусировать взгляд, он рассмотрел перед собой лицо учителя. Тот что-то говорил, вот только слух, как и зрение не хотел возвращаться сразу.

– Что-то ты совсем расклеился, – было первым, что услышал пострадавший.

– Что случилось? – медленно ворочая языком, спросил Александр.

– Ты потерял много крови. Я, видимо, слишком сильно тебя поранил. Да и бегали мы после этого долго. Но сидеть здесь долго нельзя. Надо уходить, – описал ситуацию орк.

– А я смогу подняться? – все еще с натугой, но более бодро, произнес ученик.

– Сможешь. Только сначала поешь, а потом я тебе зелье одно дам. Оно, правда, предназначено для принятия воином перед битвой. Для улучшения рефлексов, слуха, зрения и прочего. Но сейчас вполне сгодиться, чтобы тебя на ноги поднять. Хотя после того как оно перестанет действовать, будут побочные эффекты. На больных зелье как-то не рассчитано.

Учитель ничуть не соврал насчет того, что зелье поднимет его на ноги. Александр чувствовал себя просто прекрасно: тяжесть во всем теле прошла, и исчезли все болевые ощущения. Еще бы как-нибудь избежать побочных эффектов. Ожидание оных немного портило настроение, пусть они еще и не наступили.

– От кого мы хоть бежали? – первым делом спросил ученик, когда встал на ноги.

– От дракона, – лаконично ответил Харас.

– Правда? – не сумев скрыть любопытства, спросил Александр. – А как он выглядит? Я еще никогда драконов не видел.

– И не советую тебе в будущем этого делать. Я имею в виду смотреть на драконов. Побеседовать на отвлеченные темы тебе удастся разве что с совсем древним драконом, и то, только из летающих. Все остальные постараются употребить тебя в качестве еды, как и наш знакомый.

Ученик, как раз наблюдавший за небом, оторвался от своего занятия и вопросительно уставился на орка. Не дождавшись пояснений, спросил сам:

– А разве бывают не летающие?

– Бывают. Их называют земляными. Мы как раз напоролись на одного из них. Скорее всего, зеленого.

– Зеленого? И почему ты уверен, что это был именно земляной дракон? – не унимался ученик.

Харас взглянул на Александра, в котором так некстати разыгралось любопытство, и понял, что сейчас лучше будет объяснить все сразу. Иначе ученик по дороге замучает его вопросами.

– Драконы бывают водяными, земляными и летающими. Сам понимаешь, различаются они средой обитания. Но и во всем остальном у них различий хватает. Вчерашний дракон воздействовал на наш разум, так чтобы мы спокойно шли к нему, ни о чем не беспокоясь. А это умеют только земляные драконы. Из того, что мы хорошо защищены от ментальных воздействий клановыми татуировками, следует, что это очень сильный в магии разума дракон. – При этих словах ученик понимающе улыбнулся, как бы говоря: «конечно, раз дракон преодолел защиту клановой татуировки, то он очень силен». Это задело старого шамана. – И нечего тут скалить зубы. Между прочим, у людей есть такая присказка: «Как у орка мысли прочитать» – это синоним слова «невозможно». На чем я остановился?

– На очень сильных в магии разума драконах.

– Так вот, самыми сильными тут являются зеленые. Наверняка это он и есть.

– А если это не дракон, кто это еще может быть? – засомневался Александр. Харас похлопал себя по руке и пояснил:

– Практически для всех остальных у меня есть татуировки. Я бы почувствовал опасность раньше.

– И как мы будем на него охотиться? – спросил ученик без всякой задней мысли. Этот вопрос поразил орка.

– Ты чего? Я же сказал, что мы ноги отсюда делать должны. Мы и так еле ушли от него.

– Но ушли же! – Александр понял, что сказал глупость, но продолжал спорить из чистого упрямства.

– Земляные драконы, всегда очень осторожны и без сильной надобности из укрытия не вылезают. Боюсь это единственная причина, по которой нас никто не слопал, пока мы спали. Он просто осторожничал.

– Вчера он, получается, вылез, раз мы столько бегали? – выдал после недолгих раздумий ученик.

– Вылез, – не стал спорить учитель. – Но это только говорит о том, что он посчитал нас за легкую добычу. И я, если честно, с ним согласен.

– То есть, мы можем выманить его в нужное нам место? – начал задавать наводящие вопросы Александр, у которого начала зарождаться идея.

– Можем, – подтвердил Харас. Потом понял, к чему клонит ученик и добавил: – Но не будем.

– Почему? – упорствовал тот в свою очередь.

– Потому, что мы не знаем где он находится.

– Тогда надо на разведку сходить, – продолжал гнуть свою линию Александр.

– И как ты себе это представляешь?

– Сначала нужно поставить на себя дополнительную ментальную защиту. Это же можно?

– Можно. На тебя я еще вчера во время бегства поставил. С ней ничего не случилось. Целая до сих пор.

– Тогда ставь на себя, и пойдем вон за тем бараном, если я не ошибаюсь.

Неподалеку от них, действительно, спокойно шел баран, не обращая ни на что внимания. Харасу это зрелище сразу напомнило их вчерашнюю прогулку. С тем, что ему тоже понадобиться дополнительная защита он был согласен. Поэтому занялся этим незамедлительно. А пока старый шаман отвлекся на наложение заклинание, Александр встал и отправился за бараном, который по-прежнему шел в одном направлении. Завершив заклинание, Харас поспешил за учеником и одернул его за плечо:

– Ты не подумал, что отправившись за бараном мы попадем к дракону в желудок в качестве гарнира?

– Наоборот, – ничуть не смутившись, ответил Александр. – Если мы будем подбираться к дракону таясь, он что-то заподозрит и сделает дополнительные ловушки. А если мы и дальше будем просто следовать за бараном, то нам надо будет разобраться только с одним сюрпризом. Его мы можем предугадать. – Тут ученика посетили сомнения, и он решил уточнить у старого шамана один момент: – Ты же можешь предсказать, что предпримет дракон, рассмотрев за бараном нас?

– Могу, – сказал орк, принимая разумность рассуждений ученика. – Он вообще ничего больше не сделает, боясь нас спугнуть. Но только если мы сами не будем дергаться и настораживать его.

– Это логично, – согласно кивнул Александр, – но что дракон сделает, когда мы начнем дергаться? Например, если я вдруг остановлюсь, а ты продолжишь идти. Он же кинется за тобой потом, когда ты побежишь в мою сторону? Или это слишком простая засада получиться, и дракон догадается?

– Рискнем. Только не сильно увлекайся с засадой. Выпусти одну-две стрелы и делай ноги. А я пока, он на стрелы отвлечется, постараюсь от него оторваться. Встречаемся в том месте, где ночевали.

Хараса сейчас не отпускал страх. Ведь, мог не вернуться либо он сам, либо ученик, а то и оба сразу. Но на этот раз разум и опыт не стали соглашаться с интуицией. Наоборот, они твердили противоположное. Любопытство тоже добавило свой голос в этот хор. Этот хор успешно помог забыть о планах скорого бегства.

«Главное рассмотреть все, что скрывается под иллюзией. Иначе риск будет не оправдан». Логика подсказывала старому орку, что большая часть ландшафта, представшая перед доверчивыми путешественниками вчера, была обычной иллюзией. Зеленые драконы, конечно, сильно уступают в мастерстве иллюзий своим земляным собратьями – коричневым, и даже черным драконам. Но справедливости ради, надо отметить, что их мастерство превосходит многих магов других рас. Конек зеленых драконов был как раз в магии разума. Поэтому, чтобы заранее не настораживать дракона Харас не стал накладывать на себя заклинание Истинного Зрения, а просто приготовил его, чтобы его можно было наложить мгновенно. Единственное, что нельзя предусмотреть – свои действия после того, как он увидит реальную картину. «Придется разбираться на месте», недовольно проворчал про себя орк.

Ни Александра, ни его учителя не удивило, что они вышли на ту же «дорогу», по которой шли вчера сами. Разговаривать не хотелось, поэтому шли молча, поглядывая по сторонам. Оба разведчика с возрастающим напряжением ожидали какой-либо пакости, но их чувства молчали. Это заставляло напрягаться еще больше. Так и шли до самого озеро, возле которого Александр решил остановиться.

На этот раз неестественная тишина вокруг него настораживала. Даже стрела, наложенная на лук, не успокаивала. Оружие не может защитить от тишины и чувства надвигающейся опасности. Ученик огляделся вокруг: его вместе с озером окружали необычно стройные ряды деревьев, что не характерно для этих мест. На всех деревьях можно было увидеть выступы, их назначение было интересно Александру, но учитель не смог разрешить любопытство ученика. Этот вопрос так и остался загадкой. Только, несмотря на всю обыденность этих деревьев, что-то в них казалось ученику неправильным. После нескольких минут наблюдений стала ясна причина – на деревьях не было видно никаких лиан и прочих сопутствующих тропическим деревьям растений. Отсутствие живности уже не удивляло – дракон наверняка всех распугал.

Последняя мысль напомнила Александру о цели, с которой он остановился в этом месте, но было уже поздно – учитель исчез из виду. Обе дороги, ведущие к озеру, были пустынны насколько хватало глаз. Это моментально отрезвило ученика и заставило отвлечься от пространных рассуждений. В голове даже возникла паническая мысль о том что пора уже покинуть это не гостеприимное место, не дожидаясь больше возвращения орка. Но он удержал себя в руках и остался на месте, с нарастающим беспокойством ожидая появления если не учителя, то хотя бы дракона. Терпения вместе с храбростью хватило буквально на пять минут. Александр выстрелил не глядя в пространство перед собой, с отчаянием крича: «Да подавись ты!», и рванул в сторону дороги, по которой пришел.


Оставив ученика позади, Харас продолжил идти за бараном. Чтобы иметь больше шансов заранее почувствовать опасность он постарался отпустить того вперед как можно дальше.

Не смотря на все предосторожности и старания не упустить ничего постороннего старому шаману ничего почувствовать не удавалось. Как будто дракон почувствовал подвох и просто не вылез из своей пещеры. Орк еще десяток секунд порассуждал – рисковать дальше и пройти еще немного, или воспользоваться Истинным Зрением прямо сейчас. В нерешительности он оглянулся назад и, оценив расстояние до озера как достаточное, активировал заклинание.

Предположения насчет наложенной на местность иллюзии оправдались. Правда старый шаман не мог себе представить, что иллюзия достигает таких масштабов. Большинство деревьев вокруг оказались твердой иллюзией, как и многие элементы рельефа. Изменения рельефа можно было даже принять за естественные, если бы по ним под действием заклинания Истинного Зрения не пробегала рябь. Это говорило о высоком уровне иллюзий. Такие иллюзии были прочнее любого реального материала, их нельзя даже оцарапать – только развеять, что так же требовало много усилий. Если присмотреться, можно было понять, что все эти изменения рассчитаны так, чтобы вся дождевая вода с ближайшей территории собиралась в озере.

Наблюдения орка прервал дракон, выскочивший из пещеры, которая находилась в пределах видимости.

Земляные драконы двигаются довольно забавно, как будто плывут в воздухе. Если бы кому-нибудь выпала возможность исследовать живого дракона, то он бы с легкостью подтвердил бы этот факт. У земляных драконов, как и у их летающих родственников, есть специальный орган позволяющий поддерживать тело в определенной плоскости. Только у летающих драконов этот орган может практически игнорировать гравитацию, что и позволяет им летать, а крылья с хвостом и лапами используется только для управления. У земляных драконов этот орган слабее, лишь помогает успешно держаться над землей. Этого хватает, чтобы считать их лучшими бегунами в мире. Нехитрое дело – разогнался как следует, а дальше двигайся по инерции, иногда подправляя траекторию.

После смерти дракона этот орган меняет свою функцию, поэтому загадка способа движения драконов до сих пор остается тайной. Всем остается только любоваться плавностью и элегантностью движений этих существ. Многие так и погибли, наблюдая грацией движений драконов. Только Харас всей этой красоты не видел, он с максимально возможной скоростью направлялся к озеру, чтобы подставить дракона под стрелы ученика. После этого почаще в неожиданных местах меняя направление движения он постарается добраться до условленного места. Только так можно уйти от дракона – инерция движения не во всем дает преимущество.

Подбегая к озеру, орк на ходу вытащил из-за спины секиру. Он развернулся навстречу дракону на предельном расстоянии полета стрелы, чтобы оценить свои следующие действия. Дракон уверенно двигался в его сторону. До орка ему оставалось совсем немного. «Жаль. Увернуться не получиться», подумал Харас и метнул секиру навстречу наступающей смерти. Сейчас, он мог рассчитывать только на то, что дракон повернет в сторону от секиры и промажет мимо жертвы.

Дракон и не подумал уворачиваться. Харас уж понадеялся, что ему удастся убить дракона своим метким броском. Но после встречи с насовесть зачарованной секирой дракон просто рассыпался. «Иллюзия», обреченно подумал орк и развернулся, собираясь бежать. Ему не удалось сделать ни одного шага. Сильным ударом в спину орка сбило с ног и в его глазах потемнело.


Александр так и не сдвинулся с места. Как только он собрался бежать деревья вокруг просто испарились. Там, куда пошел учитель, появился гигантский ящер. «Дракон?!» удивился ученик, забыв про то, что собирался бежать.

Дракон полминуты дергал головой, потом неловко завалился на бок и затих. Рядом с ним Александр рассмотрел учителя. Тот лежал не шевелясь. Ученик подбежал к орку. Стало страшно, что он остался один в этом мире.

Обошлось. Учитель дышал и очнулся от первого же прикосновения.

– Я уж испугался, что ты умер, – глубоко вздохнув, сказал Александр.

Для того чтобы оценить обстановку Харасу понадобилось несколько секунд. Дракон валялся совсем рядом, по-видимому, мертвый. Все иллюзии вокруг исчезли, подтверждая догадку орка о смерти дракона. Сам он дракона точно не убивал, значит…

– Ты убил дракона? – уточнил у ученика Харас.

– Нет. Я не… только одну стрелу выпустил, даже не целясь. – Ученик выглядел озадаченным. Видимо, Александру в голову даже не приходила мысль, что это он убил дракона. «Ну не сам же он сдох!», мелькнула мысль у орка.

– Ты, не ты. Без разницы. Быстро сделай себе татуировку этого дракона, – скомандовал орк. Потом окинул лежащую перед ним тушу оценивающим взглядом. – Со шкурой ты не справишься, попробуй у глаза кусочек отковырять. Если ритуал не пройдет, значит, убил не ты.

Ученик не понял, зачем теперь спешить. Дракон мертв – опасности не представляет, а татуировку еще в течении дня можно сделать. Спорить сейчас смысла не было, поэтому он просто выполнил просьбу учителя.

Сначала он попробовал отрезать кусочек прямо от шкуры, но кинжал не смог даже оцарапать ее. «Надо проверить, возьмет ли ее ритуальный нож», заметил себе на память Александр. Учитель оказался прав – кусочек плоти у дракона отрезать получилось с трудом. На вид глаз окружала мякоть, но и она была защищена какой-то весьма прочной пленкой. Правда, кинжалу она поддавалась лучше, чем кожа дракона.

Для того чтобы нанести татуировку понадобилось снять рубашку. Харас подошел к ученику как раз тогда, когда последний подносил иглу к подготовленному порошку.

– Чего так долго? Быстрее давай, – раздраженно бросил орк, разглядев чем занят ученик.

Александра занес руку с иглой над порошком и замер. Оба как зачарованные уставились на ее конец, ожидая момента, когда он погрузиться в порошок. Набравшись смелости, ученик опустил иглу в порошок. Его лицо тут же озарилось улыбкой. Порошок вокруг иглы забугрился, но это было не главное – ученик ясно ощутил связь с духом умершего только что дракона. Последний умудрился даже сопротивляться пленению. Контур для татуировки ученик наносил очень напряженно, стараясь не отвлекаться. Дух дракона несколько раз едва не сбивал концентрацию.

Рука взяла горсть порошка и аккуратно высыпала его внутрь татуировки. Жжение кожи подтвердило успешность ритуала. Александр только в этот момент обратил внимание насколько сильно он был напряжен. Расслабить мышцы сразу не удалось, они будто закаменели. Ученик даже не почувствовал сразу, когда старый орк начал разминать его мышцы руками. Быстрый массаж помог преодолеть задеревенелость мышц.

– Извини. Совсем из головы вылетело. Старею, – примирительным тоном начал говорить Харас. Александру было не привычно видеть учителя виноватым. Даже после испытания он не показывал чувств, хотя тогда ученик чуть не погиб. – Делать татуировку существа с магическими способностями всегда так сложно. Приходиться выдерживать целое сражение. Ты неплохо справился.

– А зачем надо было спешить с татуировкой?

– Надо было обязательно узнать, нет ли поблизости еще одного дракона.

Ученик сконцентрировался на новой татуировке и сообщил результат:

– В радиусе около двадцати километров ни одного не чувствую.

– Это я уже понял, – махнул рукой орк. – Если бы был, ты бы сразу сказал… Так что, живой?

– Вроде да, – с сомнением в голосе ответил Александр.

Харас лишний раз оценил состояние ученика и счел его приемлемым. Больше ничем помочь он не мог, поэтому подошел к телу дракона и начал дотошно изучать добычу. Во время осмотра его настроение поднялась до заоблачных высот. О таком он не мог даже мечтать раньше. Им с учеником просто невероятно повезло.

– Чего ты по нему лазаешь? – обратился к учителю Александр, когда пришел в себя.

– Так, прикидываю, сколько разных артефактов можно сделать из него. Тела драконов редко кому достаются. – После небольшой паузы последовало пояснение: – Убивают их редко, чаще всего они погибают в стычках между собой. До трупа в этом случае не доберешься.

– Эй, это мой дракон! – подскочил от возмущения ученик. Не успел он еще в себя прийти, а его добычу на артефакты растащили, пусть и мысленно.

– Надо же, спохватился, – с иронией произнес Харас. Бурная реакция Александра заставила его улыбнуться. – Я уж думал утащить кусочек, пока ты не обращаешь внимания.

Веселое настроение перекинулось и ученику. Он перевел взгляд от хвоста до головы дракона и обратно.

– Говоришь, не успел? Сейчас проверим!

Он не успел сразу разглядеть свою добычу, поэтому сейчас рассматривал ее как в первый раз. Дракон растянулся от головы до кончика хвоста на пятнадцать метров. Для того чтобы полностью окинуть его взглядом пришлось отойти подальше. На спине были видны рудименты крыльев. Шкура была темно зеленого цвета с черными вставками. После нескольких минут беглого осмотра ученик вспомнил цель, с которой он это делал и задал вопрос, но без прежнего задора:

– Крылья уже успел обрезать?

– Нет. У всех земляных драконов такие же. И перестань беспокоиться насчет дракона. Я уже старик, мне мало чего нужно. А тебе еще предстоит вживаться в мой мир. Так что я все равно собирался все делать под тебя. Доспехи тебе, например, сделаем из черных вставок шкуры – это лучший материал для них в этом мире.

После его слов Александр погрустнел и отвернулся в сторону, глядя вдаль. Пожалуй, если бы старый орк совсем недавно не мучился вопросом переезда, он бы не понял, о чем сейчас задумался ученик. Харас оставил его наедине со своими мыслями, а сам отправился обследовать окрестности. Оставить ученика одного он не боялся – дракон теперь никуда не денется, а остальная живность еще по старой памяти держится от этого места подальше.

Вход в пещеру находился от озера в сотне метров. Он показался орку слишком маленьким для дракона. В него он просто не мог пролезть. Такое несоответствие обрело объяснение, когда Харас восстановил на себе заклинание Истинного Зрения. Все оказалось просто: большая часть стенки рядом с входом оказалась самодостаточной твердой иллюзией. Видимо, дракон каждый раз убирал ее когда вылезал.

Внутри пещера, как и ожидал старый шаман, была просторной. Но от обследования пришлось отказаться. После входа даже невооруженным глазом можно было разглядеть множество магических ловушек, столько маны в них было вложено.

– М-да… Придется несколько дней только на ловушки потратить, – произнес вслух Харас. «Скажем, три дня потрачу на ловушки на входе. Еще от четырех до шести на разделку туши дракона. Проверка пещеры на сюрпризы – накинем два дня. Итого от девяти до одиннадцати дней. И это только дела у пещеры, а надо еще сходить за вещами к хижине». От размышлений орка отвлек голос ученика:

– Сейчас будем смотреть пещеру? Ведь мы сюда переселимся?

– Стой! – поспешил придержать Александра Харас. – Тут же ловушек полно. Разве не видишь?

– Из-за твоей спины не видно, – спокойно ответил ученик, когда подошел поближе. Он разглядел на потолке у входа светящуюся сетку, чуть дальше непонятной формы загогулину. Опасными они не выглядели, хотя магическое чутье Александра подтверждало содержание в них большого количества маны. Ее концентрация просто зашкаливала. – А просто обойти нельзя?

– Ты что не видишь?! – возмутился такому вопросу орк, но потом спохватился. – Ах да, ты же обычным зрением смотришь. Через Истинное Зрение здесь можно увидеть намного больше сюрпризов. Они тут абсолютно везде.

– Можно посмотреть?

– Лучше не стоит, – отрицательно покачал головой Харас. – Заклинание тяжеловесное. Долго его выдерживать сложно. Чтобы посмотреть сквозь него даже всего одну секунду нужно иметь навык. Короче, ты просто не сможешь.

– А облегченный вариант есть? – предложил вариант ученик, подняв взгляд на орка.

– У этого заклинания нет. Я, по крайней мере, не знаю такого. Это заклинание, если честно, предназначено для применения в лабораторных условиях. С его помощью исследуют неизвестные и составляют новые заклинания. Я его использовал только потому, что другого способа преодолеть иллюзию такого сильного зеленого дракона как наш не существует.

– Ну, и ладно. Что будем делать?

Орк посмотрел на ученика. Тот уже полностью оклемался после стычки и рвался делать хоть что-нибудь. Надо его обязательно чем-то занять, а то, не дай бог, влезет в одну из ловушек, которых достаточно не только в пещере, но и вокруг нее.

– Ты сейчас будешь охранять свою добычу, – начал Харас. – От озера далеко не отходи и приготовь там же место для ночлега. И поесть. А я здесь с ловушками пока разбираться буду. Завтра вместе составим план дальнейших действий.

Александр кивнул в ответ и легкой походкой отправился к озеру. Он не разделял опасений учителя насчет ловушек, потому как большую их часть не ощущал. Он в первый раз в жизни оказался в месте с таким плотным магическим фоном. Его магическое чутье в такой ситуации просто отказало. Оно реагировало только на большие скопления заклинаний или те из них, что были намного сильнее других.

То, что ученик не попал, за все время ожидания учителя, в ловушку было простым везением, или все же результатом последнего проведенного над ним ритуала. Харас склонялся к последнему варианту. По крайней мере, ему хотелось в это верить. Ученик заставил его поволноваться, когда доложил о своих действиях днем. У старого шамана не осталось сил после борьбы с ловушками даже чтобы просто отругать Александра за безалаберность. Они перекусили и улеглись спать.

Составленный на следующее утро план действий не отличался от набросок, которые сделал орк вчера. Ученик опять остался у озера со строгим наказом быть осторожным. Чтобы было чем заняться, Харас приказал ему помедитировать и постараться распознать как можно больше разных заклинаний вокруг. Он сомневался, что у Александра это получиться, но зато это займет того на время. Сам орк вернулся к ловушкам. Его ждала монотонная работа – убирать ловушку за ловушкой. Больше всего утомляла необходимость пользоваться заклинанием Истинного Зрения. А все из-за того, что дракон о простых заклинаниях похоже не знал. «А как отлично было бы, если дракон пользовался простыми чарами, но до предела накачанных маной. Мечты, мечты!», позволил себе немного помечтать старый шаман, прежде чем приняться за работу.

Когда учитель скрылся в пещере, Александр уселся медитировать. Как объяснял Харас раньше, основной задачей медитации является восстановление гармонии души. Толком объяснить, что подразумевалось под гармонией, орк не сумел. Насколько понял ученик, у человека применяющего магические способности происходят какие-то изменения в душе. Это происходит потому, что за магические способности она и отвечает. Эти изменения чаще всего являются вредными для человека, поэтому время от времени нужно восстанавливать гармонию. То есть такое состояние, которое не наносит вреда магу и при этом все магические навыки закрепляются. Особенно катастрофические изменения происходят в основном у обучающихся магии. Поэтому все ученики большую часть времени проводят в медитациях. Александр с начала обучения медитацией почти не занимался, последние недели были перенасыщены событиями и свободного времени не оставалось. Теперь приходилось наверстывать упущенное.

Ученик вынырнул из оцепенения под вечер. Во всем теле чувствовалась легкость, настроение было великолепным. Теперь было понятно, что подразумевается под гармонией. «Надо почаще медитировать! Такое состояние мне нравиться». Он прислушался к своим ощущениям и заметил, что забит маной по самые уши. В памяти сразу всплыли слова учителя о том, что в медитации быстрее всего восстанавливаются запасы маны. Полезное занятие – нечего возразить.

Александр поднялся и пошел в сторону пещеры. Как только он подошел к «дороге», он сразу ощутил ее магическое происхождение. Как будто часть ее была иллюзией. Это заинтересовало ученика, и он постарался прочувствовать это необычное образование подробнее. Попытка закончилась ничем, учитель еще не учил его методам исследования заклинаний и неизвестно собирается ли учить этому в будущем, а интуиция разобраться самому не помогла. За попытками исследовать необычное заклинание и застал его учитель.

– Ты чего от озера отошел, – с ходу начал выговаривать ученику он. – Не чувствуешь заклинаний, так не лезь в их скопление. Влезешь в ловушку же!

– Не правда. Чувствую. Вот здесь передо мной часть дороги зачарована. Или, вообще, иллюзия. Только не пойму почему мы не провалились сквозь нее.

Это заявление приятно удивило орка. Он успокоился и уже мягче сказал:

– Все равно лучше не рискуй, пока я не приберу тут.

Ученику не понравились несправедливые обвинения в глупости, поэтому он даже не скрывая возмущения выдал учителю:

– Ничего я не собирался тут гулять. Я только что закончил медитировать и как ты и приказывал, собирался заняться распознаванием заклинаний. У озера их нет. Вот я от озера и отошел… Так вот! – припечатал он последними словами. При этом он насупил брови и всем своим видом показывал, насколько он возмущен.

– Ладно, не сердись, – в знак примирения орк поднял руки вверх, – устал я сильно. От постоянного напряжения. Вот и нервничаю. Не обижайся на старика.

На этом конфликт был исчерпан. По молчаливому согласию оба взялись за ужин. Тишина продолжалась до тех пор, пока Александр не вспомнил про забытый вопрос:

– Шкуру дракона возьмет ритуальный нож? – Для Хараса вопрос оказался неожиданным. Поэтому ответил он не сразу.

– У живого не возьмет. У мертвого возьмет, но только после нескольких дней после смерти, когда уйдут все чары, присущие живому дракону. Хотя, все зависит от цвета.

– А при чем тут цвет? – недоуменно спросил ученик.

– Ну, у драконов кожа с разным цветом имеет разную структуру. Так что и свойства у каждого цвета свои. Кроме того, – перешел к лекторскому тону орк, – цвет кожи зависит от способностей и, в некоторой степени, характера. Такая у них получилась особенность организма. Поэтому по способностям можно определить окрас дракона, как и наоборот. Как видно по нашему дракону…

– Моему!

– Хорошо, твоему, – не стал спорить учитель. – Так вот, как видно по твоему дракону, у них может быть смешенная окраска. Я о таком раньше не слышал, но знания о драконах имеют в основном утилитарный характер. Это какая часть, где используется – в артефактах там и заклинаниях. Самой прочной считается черная кожа. Вообще, у земляных драконов кожа прочнее. Завтра будем разделывать «твоего», – орк выделил это слово, – дракона, и я расскажу тебе о его внутренностях.

Харас сдержал свое слово. Весь следующий день они занимались тушей дракона. Это действо сопровождалось подробным описанием буквально каждой жилки. Драконов добывать приходилось редко, поэтому практичные маги нашли применение абсолютно всем его частям. По началу, у Александра еще присутствовало любопытство, но через несколько часов оно сошло на нет – всему есть предел.

В процессе разделки туши слало понятно, отчего умер дракон: он просто захлебнулся потоком собственной кислоты, которой собирался окатить ученика. После того как Александр постарался восстановить по памяти все подробности происшествия, Харас вынес вердикт: «Дракон смог затуманить твой разум. А на заговоренную стрелу он не обратил внимания. Поэтому, когда ты пожелал ему подавиться, стрела попала дракону прямо в глотку. И он подавился». Закончив говорить, орк неверяще покачал головой, очень уж удачно все сложилось. Стоило дракону в момент, когда Александр выстрелил, держать пасть закрытой и все сложилось бы иначе. Но другого объяснения не было. Тем более что в глотке дракона они нашли наконечник стрелы. Он каким-то чудом уцелел.

На возню с телом дракона, а так же ловушки в пещере и вокруг нее ушло чуть больше недели. На следующий же день после завершения хлопот учитель с учеником отправились обратно к хижине. Предстояло забрать все вещи и перетащить их к новому жилью.

Чтобы большую часть вещей из хижины уложить потом в свои зачарованные котомки, пришлось их предварительно освободить. В них осталось только самое необходимое для дороги туда. Так как выходили налегке и шли наиболее коротким путем, обратная дорога заняла всего два дня.

За пару километров до цели орк задал самый важный на данный момент вопрос:

– Что там? Гарпии есть? – Через небольшую паузу, необходимую ученику для обращения к способностям татуировки, последовал ответ.

– Четыре. Два волоха.

Что ж, лучше всего было, чтобы гарпии убрались восвояси. Но жаловаться Харасу не на что. С четырьмя можно справиться вдвоем достаточно легко. Главное сразу убить гарпий-волохов, чтобы они не вызвали подмогу. В том, что обычные гарпии не смогут от него уйти, орк не сомневался.

Учитель отправился в обход, чтобы зайти со стороны основного лагеря гарпий. Он должен был отрезать пути отступления для гарпий. Сам Александр осторожно подбирался с противоположной стороны. Перед каждым шагом он прощупывал своими чувствами пространство перед собой. Учитель сомневался, что гарпии устанавливали магические сторожки вокруг их прежнего жилища, но гарантировать их отсутствие не мог. Поэтому приходилось перестраховываться.

Наконец ученик вышел на свою позицию. Лук он приготовил заранее, чтобы не выдать преждевременно свое местоположение излишними действиями. По плану Александр должен был после сигнала учителя выскочить на открытое пространство полянки и стрелять в одну из гарпий-волохов. Сигналом служил обычный свист, а гарпий поделили по сведениям, получаемым от татуировок. Более сильную взял на себя орк, вторая досталась ученику.

Свист. Александр рывком покинул свое укрытие. Все время ожидания гарпии не трогались со своих мест. Значит не почувствовали приближения угрозы. Ученик так считал только до того момента, когда он выскочил на поляну.

Если бы стрелы не были зачарованы, он не смог бы попасть в свою цель. Первая стрела угодила в ногу навылет. Гарпия отделалась буквально царапиной. Второй выстрел, который еще успел сделать Александр, был более удачный – зацепило крыло, и гарпия-волох была вынуждена отказаться от попыток взлететь. Дальше пришлось бросить лук. Остальные гарпии заставили вспомнить о себе. На ученика бросились сразу две гарпии с обеих сторон. Он воспользовался единственным шансом уцелеть – ретировался в свое прежнее убежище. В зарослях гарпии лишались своего главного преимущества – возможности беспрепятственно маневрировать.

Забраться поглубже в спасительные объятья леса Александру не удалось. В последний момент одна из гарпий успела схватить его за ногу и сильным рывком вытянула его на открытое место. Ученик сначала упал на живот, а когда его рванули назад, перевернулся на спину и в отчаянии отмахнулся мечом. Этим ударом он попал точно по шее гарпии, которая держала его за ногу. Та отпустила и упала замертво. С перерезанным горлом долго не проживешь.

Порадоваться успеху ученику не дала вторая гарпия. Она впилась зубами в кисть его руки с мечом и вырвала его из ослабевшей руки. Свободная рука гарпии сжала в мертвой хватке шею Александра. Острые когти глубоко впились в его плоть. Из ран потянулись к земле струйки крови. Внезапно гарпия завизжала и отпустила свою жертву. Ученик же не шевелился, он продолжал лежать, уставившись остекленевшим взглядом в небо.

Когда Харас разобрался с обоими гарпиями-волохами, он бросился на помощь ученику. Было понятно, что он не успевает. Но в самый последний момент из зарослей рядом с Александром выскочил волк и одним броском сбил гарпию. Орк не стал смотреть, как Клык справляется со своим противником, а подбежал прямо к ученику. Тот лежал, не двигаясь с окровавленным горлом. Орк молил всех богов, чтобы оставили жизнь его ученику. Тут он увидел глаза последнего. Этот остекленевший взгляд мертвеца!

Старый орк замер, не желая верить тому что видит. Из ступора его вывела мелкая дрожь, что то и дело пробегала по телу ученика, и кровь, что продолжала вырываться из ран. «У мертвых не течет кровь», попытался успокоить себя Харас. Одеревенелыми руками он полез в свою котомку за повязкой, чтобы остановить кровь и с ужасом вспомнил, что уже воспользовался единственной около пещеры. Сделать еще одну взамен он забыл, слишком много было забот и без этого.

Пришлось судорожно искать заменитель. «Тут как раз подойдет трава… Как же ее?!» Название так и не вспомнилось, но сама трава нашлась быстро. Помяв траву в руках, старый шаман приложил ее к ранам и зашептал заклинание. Только закончив с ранами на шее, орк разглядел, что ученик дышит.

– Ты жив? – Так и не дождавшись реакции, Харас продолжил обследовать Александра в поиске ран. Кроме шеи повреждена была только рука.

Ученик пришел в себя от того, что в его щеку уткнулся мокрый нос. Через несколько секунд его лицо начали лизать. Он попытался дернуть рукой, чтобы отогнать от себя волка. Вместо этого руку пронзила резкая боль, отразившись эхом в голове. Послышался стон. Скорее всего, свой собственный.

– Не шевели рукой, – послышался откуда-то справа голос учителя.

Прежде чем воспользоваться второй рукой, Александр сначала осторожно ей пошевелил. Вдруг она тоже повреждена. Она оказалась в порядке.

– Клык, отстань. – Ученик отодвинул от своего лица морду волка. Наконец, удалось сфокусировать взгляд. Перед глазами оказалось встревоженное лицо учителя. – Я жив? – зачем-то задал вопрос Александр. Харас нервно рассмеялся.

– Это мой вопрос. А, вообще, ты определенно жив. Собственно можешь вставать. Все твои раны я обработал.

Когда ученик поднялся на ноги, орк подхватил с земли вещи обоих и повел его к хижине. Клык хвостом следовал за своим хозяином.

Харас позволил ученику приходить в себя, сидя на скамейке. Сам же принялся собираться. Была вероятность, что скоро прилетит смена убитым гарпиям. Это следовало из того, что поблизости от хижины гарпии не устраивали для себя гнезда. Значит, они сюда прилетали только на определенное время, чтобы дождаться возвращения хозяев. Да и правила устройства засад не предусматривали такой явной демаскировки. Задним умом орк понимал, что здесь была устроена именно засада. Просто он с учеником напал на гарпий практически наобум, без дополнительной разведки, а татуировки о засадах не предупреждают. Они предупреждают только о непосредственной опасности. Через некоторое время к сборам учителя присоединился и ученик.

Главным образом с собой брали оружие и инструменты. Еду решили брать по остаточному принципу. В пещере дракон тоже хранил небольшой запас на черный день. Но небольшим этот запас мог показаться только для дракона.

Соборы завершили за два часа. Перед уходом орк с человеком задержались, только чтобы попрощаться. Орк прощался со своим старым домом. Александр со своим любимцем. Он не мог взять Клыка с собой в горы, там ему было не место. Каждый уходил от хижины с тяжелым сердцем. Позади оставалось много приятных воспоминаний, впереди ожидала неизвестность.



Глава 8. В поисках нового жилья. | Заброшенный | Глава 10. Дриада.