home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6.

Уроки магии.


Стража ученика пришлась на утренние часы. Под утро лес все-таки притих, замолчали даже птицы. Утренний охранник переводил взгляд между деревьями, иногда сосредотачивая внимания на том или ином листе, и наблюдая за тем, как на нем скапливается влага. Потом, не выдержав веса влаги, лист сгибается и стряхивает с себя очередную каплю. Ученик уже акклиматизировался к столь влажному климату, но до сих пор удивлялся, видя столь разительные отличия от своей родины.

В отличии от орка Александр не придумал себе занятие и дико скучал. Плюс он не мог полностью положиться на свои татуировки как учитель, у него их было всего четыре. Вот и приходилось смотреть в оба. После визита ягуара учитель окружил место их ночевки охранным кругом, через который запах не проникал наружу. Теперь опасности нападения хищника, учуявшего кровь, не было. Главное было не пропустить случайно забредшего к ним зверя.

Сразу после рассвета из подлеска вынырнул Клык. Он подошел поближе к Александру и уставился ему в лицо, как бы спрашивая: «Что-нибудь надо?». Ученик удивился, когда орк рассказал ему, что многие животные могут прекрасно понимать людей. Им даже не требуется слов, достаточно мимики лица и жестов. Александру хотелось подобно Клыку научиться понимать язык тела. Воплощению этого желания в жизнь препятствовало только одно – отсутствие практики. Орки, как оказалось, не очень эмоциональны, а в радиусе трехсот километров больше никого найти было нельзя.

В ответ Александр только отрицательно покачал головой. В этот момент проснулся Харас. Не открывая глаз, он сообщил:

– Последняя цель нашей охоты направляется к водопою.

– Кто на этот раз? – без всяких эмоций на лице спросил ученик. Сразу было видно, что события последней недели сильно его вымотали. Все остальное время, прожитое учеником в этом мире, прошло спокойно. Тренировки больше не казались ему издевательством.

– Кабан. Не знаю, насколько хороши на вкус тигр, ягуар и крокодил, а мясо дикого кабана, как показывает практика, съедобно. Так что шевелись.

Александр не стал спорить. Он подхватил добытую вчера голову буйвола и прошелся вперед, чтобы размять затекшие за ночь ноги. Как только он отошел на пару шагов, он услышал разочарованный голос учителя:

– И зачем ты пересек охранный круг? Теперь, чтобы возобновить заклинание, мне понадобиться начинать все с начала.

Ученик тут же ступил обратно в круг.

– Так я не надолго же.

– Ты не понял, – констатировал орк. – Когда ты пересек круг, ты разрушил заклинание. Больше оно не работает.

– Я же не знал, – обиженно произнес Александр. Он то и дело умудрялся разрушать заклинания, которые учитель, казалось, налаживал на все, что его окружало. Еще одно разрушенное по неосторожности заклинание вызвало лишь раздражение.

– Ты всегда так говоришь, – тихо сказал учитель, и громче добавил: – Начну учить магии сразу после возвращения.

– А чего эти заклинания все время ломаются?

– Они не ломаются, – орк поморщился, услышав эти слова. – Долго объяснять. Бери лучше Клыка и пойдем уже.

– А запах крови?

– Обойдешься и так. Как собираешься завалить кабана? Их там целая семейка.

Слова учителя тут же подтвердились. Оба охотника вышли на открытое пространство. Вдалеке можно было разглядеть полоску речки, а на подходе к ней виднелась стайка небольших с виду животных, их было не меньше пяти.

Идей у Александра особых не было. Кабан – это конечно не хищник, но близко с ним сходиться не хотелось, ему вполне хватило вчерашнего ягуара.

– Клык погонит одного на меня, а я его из лука, – неуверенно сказал ученик и посмотрел вопросительно на Хараса.

– Обычно охотятся не так, но я сморю, тебе понравился именно такой способ. Не советую к нему привыкать. Обычно зверь, когда на него охотятся, бежит от тебя, а не к тебе. – Харас сделал паузу, убеждаясь, что до ученика дошло, и добавил, делая приглашающий жест: – В этот раз все делай сам, а я посмотрю.

Александр взял с собой только лук с колчаном и двинулся в стороны речки. На ходу он подозвал к себе Клыка и знаком показал, чтобы тот шел рядом. За прошедшее время ученик успел обучить волка разным знакам, так что проблем со стороны Клыка он не предвидел. На волка можно было положиться.

Вместе с волком он подошел к берегу речки примерно за сто метров до семейки кабанов. Александр приказал волку залечь на месте, а сам пошел в обход по широкой дуге вокруг. Пришлось идти скрытно, чтобы не дай бог кабаны не заметили, тогда Клыку не удастся выгнать зверя прямо на него. Добравшись, наконец, до места он начал готовиться, и тут до него дошло, чтобы натянуть лук и выстрелить придется встать в полный рост. Учитель то, наверняка, сразу понял его ошибку. Но ничего не сказал, гад. Ученик сплюнул в сердцах, но продолжал лежать. Надо было что-нибудь придумать.

Охотник находился с подветренной стороны, так что время подумать у него было. Только мысли упорно не хотели появляться. В голову приходили одни глупости.

В конце концов, Александру надоело ожидание. Он без всяких хитростей встал и быстро натянул тетиву на лук, после чего сразу свистнул Клыку, спрятавшемуся с противоположной стороны от кабанов. Тот немедленно вскочил и двинулся в сторону хозяина.

Семейка кабанов бросилась сначала от вставшего в полный рост охотника, а когда им на перехват бросился крупный волк изменили направление, удаляясь прочь от водопоя.

Молодой охотник прицелился и выстрелил в заднюю ногу одного из кабанов. Промахнуться он не мог – стрела была зачарована. Раненый в ногу зверь замедлил бег, но не остановился. Пришлось спешно накладывать на тетиву еще одну стрелу. Вторая стрела попала еще в одну ногу. На этот раз кабан запнулся и покатился по земле, но он все еще оставался живым, для того чтобы его добить стрела не годилась. Ученик отбросил лук и ринулся к повалившемуся зверю. На ходу он выхватил из пояса кинжал.

После того как один из них упал, кабаны развернулись, по-видимому, намереваясь защищать упавшего сородича. Александр даже притормозил, увидев это. У него был в руках один кинжал, с ним против нескольких разъяренных кабанов не выстоишь. Один из кабанов направился прямо на непутевого охотника.

Неожиданно со стороны мелькнул серый мех, и в кабана врезалась тяжелая туша волка. Клык подоспел вовремя. Послышался визг поваленного кабана, Клык сомкнул свою пасть на его ноге и с легкостью ее перекусил. После этого он бросился на следующего кабана.

Александр, подбодренный появлением верного друга, ринулся к поваленному им зверю чтобы добить. Он придавил кабана, чтобы тот не дергался и перерезал ему глотку. Так обычно прибивали свиней у него дома. Отец ему показывал, как это делается, но самому этого делать Александру не приходилось.

Клык к этому моменту успел расправиться и со вторым зверем и собирался броситься за следующим. Остальные кабаны решили ретироваться, и быстро убегали прочь.

Ученик подозвал к себе волка, троих кабанов им было вполне достаточно.

Харас, как только отправил ученика, бегом вернулся к месту ночевки собирать вещи. Собравшись, он взгромоздил себе на спину тушу ягуара и пошел обратно. Он вышел из леса как раз в тот момент, когда ученик начал активные действия. Он прекрасно разглядел все происходящее по дороге.

Орк подошел к Александру под самый конец бойни. Ученик опять умудрился измазюкаться в крови. Пожалуй, он уже окончательно испортил одежду, она слишком сильно пропиталась кровью. Не отстираешь, и магия не поможет – старый орк был не силен во всяких хозяйственных штучках, он в первую очередь был воином. Успокаивало то, что за эту охоту они разжились шкурами нескольких зверей, так что можно будет сделать обновку из них.

– Я смотрю, ты максималист, – с усмешкой сказал он Александру.

– Мой только один, – коротко ответил тот. – Остальных двоих завалил Клык.

У водопоя было спокойно, так что переправить добычу и переправиться самим не составило труда. Напрячь мозги пришлось только на другом берегу – это все еще предстояло тащить до самой хижины. Для решения этой задачи пришлось соорудить простенькую волокушу из подручных материалов. Она, правда, получилась хлипенькой, но на десяток километров до хижины должно было хватить, а большего охотникам и не надо было.

Пока они тащили свой груз, Харас решил начать обучение магии ученика с одной сказки, которую ему в свое время рассказывал его учитель:

– Давным-давно в бескрайней степи стояло поселение, – тихо начал свой рассказ орк, – единственным неудобством поселян было отсутствие поблизости источников воды. Однако, это поселение было важно для купцов, как перевалочный пункт, и они исправно поставляли в него воду. Но однажды началась война, и купцы перестали ездить.

Запасы воды подходили к концу, и жители поселения начали обдумывать возможности переселения в другое место. Однако, были и не смирившиеся, они собирались найти возможность добывать воду поблизости от поселения.

Верующие обратились в молитвах к своему богу, моля его о помощи. Бог услышал их молитвы и сказал: «Да будет у вас река».

Единственный маг в поселении решил совершить, давно подготовленный ритуал, для призыва подземных вод, дабы неподалеку образовалась речка.

Приезжий ученый дварф достал из своего багажа свои хитро-мудрые приборы и начал исследовать окрестности на наличие возможных источников воды.

Один из поселян, который переселился сюда из других мест, решил вспомнить свои прежние навыки по поиску воды. Он раньше выкопал не один колодец, и место для него всегда выбирал самостоятельно. Он взял инструменты, небольшой запас пропитания и отправился в степь. Через некоторое время он приметил место, где по всем признакам можно было найти воду. Удивительно просто, что никто раньше ее тут не нашел.

Земля была каменистая, пришлось доставать из сумы кирку. После нескольких ударов в земле была пробита дыра, из которой фонтаном ударила вода. Уже через несколько часов на том месте образовалось небольшое озерцо, послужившее истоком для речки. Русло этой речки прошло неподалеку от поселения.

Все жители поселения собрались на берегу долгожданного источника воды. То и дело были слышны радостные возгласы.

Жрец поселения взобрался на возвышение и обратился к остальным: «Несколько дней я и еще некоторые из посельчан молились богу, и он откликнулся, ниспослав нам эту речку. Давайте же поблагодарим его теперь все вместе за это».

Услышав это, маг возмутился: «Я сегодня провел ритуал призыва подземных вод, и это благодаря моим стараниям рядом с поселением протекает речка».

Ученый дварф выслушал обоих и снисходительно заметил: «Я сегодня провел исследования насчет ближайших источников воды, и выяснил, что в ближайшем будущем тут должна была появиться река. Она образовалась бы тут, так или иначе. Так что ваш спор не имеет смысла».

Поселенец, вернувшийся из степи, прибыл как раз, чтобы услышать этот разговор. Спор трех «мудрецов» его так развеселил, что он долго не мог отсмеяться. Когда же он успокоился, пояснил всем присутствующим причину своего веселья: «Пока некоторые тут молились, кривлялись и несли тарабарщину, а некоторые и в бумажках копались, я ходил в степь искать воду и своими собственными руками пробил дорогу для источника воды».

Поселенцы долго еще спорили, насчет того, кто тогда оказался прав, но не нашли ответа. Потом множество мудрецов пытались его отыскать, но так же потерпели неудачу.

– А ты, ученик, как думаешь, кто прав? – неожиданно завершил свою речь орк. – Можешь подумать, пока мы будем идти к хижине.

Александр не понимал, как эта сказка относится к урокам магии, но, тем не менее, честно пытался найти правого. Шли они медленно, так что у ученика было много времени на обдумывание вопроса.

Орк не мешал думать Александру. Ему хотелось узнать – сможет ли ученик отгадать правильный ответ. В свое время ему самому это не удалось. Чтобы найти правильный ответ на этот вопрос надо частично знать этот ответ.

– Ну что, подумал? – спросил Харас, когда они подходили к хижине.

– Ага, – ученик кивнул и начал излагать свои рассуждения: – Жрец приписывает заслугу появления реки себе и тем, кто вместе с ним молился. Однако бог не сообщал жрецу о том, что их мольбы услышаны и будут выполнены. Так что, его утверждение, что вся заслуга принадлежит молившимся и богу, сотворившему в ответ на молитвы реку, это всего лишь предположение.

Маг говорит, что это он создал реку. Но неизвестно – под силу ли ему это или нет? Ведь, раньше он этого не делал. Нельзя с уверенностью сказать, насколько успешно завершился его ритуал, а если и успешно, то не из-за помощи ли бога?

Дварф, как я понял, провел свои исследования после вмешательства бога и мага. Так что результаты его исследования могут отличаться от результатов, которые он мог бы получить еще неделю назад. Да, и какой толк оттого, что он подтвердил, что создание реки поблизости от поселения возможно? Он просто подтвердил возможность, заслуги в этом его нет.

Впрочем, у поселянина, пошедшего на поиски воды, тоже мало оснований говорить, что именно благодаря его усилиям появилась река. Ведь, если бы не он, то это же мог сделать, например, дварф.

По-моему прав в этой истории бог. Хотя бы потому, что все остальные не правы.

Александр высказал все это буквально на одном дыхании. Посчитав свою задачу выполненной, он отпустил волокушу, снял с плеча свой мешок с вещами и уселся на лавку перед хижиной, ожидая ответа учителя.

Харас не знал, как лучше будет прокомментировать такой ответ. Он нахмурился и почесал у себя в затылке. Ответ ученика был еще дальше от истины, чем его собственный вариант, который он высказывал в детстве. Орк подумал еще немного, и решил не разводить дипломатию:

– Ты совершенно не прав. Судя по твоим рассуждениям, получается, что правых в этой истории нет, а ведь очевидно, что река появилась именно благодаря усилиям их всех. И жрец, и маг, и дварф, и поселенец предпринимали определенные меры для достижения цели.

Единственное, на счет чего ты угадал – это причастность ко всему происходящему бога. Обычно к его участию все, впервые услышавшие эту сказку, относятся скептически. Он же всего лишь сказал несколько слов.

Вот скажи, почему ты решил, что бог имеет ко всему происходящему хоть какое отношение?

– Ну, я просто исключил всех остальных, – неуверенно заявил Александр. – Остался только бог. Вот, он и прав.

– На самом деле все намного сложнее. Пожалуй, я начну объяснять не с бога. Но не сейчас, а по дороге обратно к телам тигра и аллигатора. Давай, закинем в хижину нашу добычу.

Принесенную с собой добычу, они затащили в хижину быстро. Задержаться пришлось, только из-за испорченной одежды ученика. Подходящей замены одежды долго нельзя было найти. В результате Александр вынужден был надеть запасную одежду орка, которая оказалась ему велика. Со стороны он выглядел комично.

– Ничего, – успокаивал его Харас, – вернемся, сделаем тебе новую одежду.

Наконец, оба отправились к захоронению. Так уж выходило, что весь этот день заняло перетаскивание с одного места на другое добытых зверей. Харасу пришлось смириться с таким изменением его планов. До вечера они сделали еще две ходки за тушами тигра и аллигатора. Польза от всего этого была только одна – орку удалось рассказать не только теорию магии шаманов орков, которая ограничивалась как раз одной сказкой и объяснением ее значения. Дополнительно он еще рассказал теорию магии людей – ту, что доминировала в Империи Казан.

Как только они отправились из хижины за первой тушей, Харас вернулся к прерванному разговору:

– Как и обещал, начну с поселенца. Именно он пробил путь для воды, и поэтому имеет право утверждать, что благодаря его усилиям река получила возможность выйти на поверхность. Нельзя отрицать что, имея опыт в поиске источников воды, он, так или иначе, нашел бы его. Правда, вполне возможно этот источник нашелся бы достаточно далеко.

Дальше маг. Он провел ритуал для призыва подземных вод на поверхность. Это ему удалось, но все его усилия пропали бы в туне, если бы поселенец не пробил дорогу для этой воды. Или магу пришлось бы создать исток для реки самостоятельно. Так что он смог бы создать реку и самостоятельно, но прошла бы она так же удачно поблизости от поселения?

Ученый дварф с помощью своих приборов нашел источник воды. Нашел ли он тот источник, что создал маг, или другой мы не знаем. Но в любом случае дварф был в состоянии самостоятельно найти ближайший источник и рассказать о нем поселянам, а так же предложить им способ добывать из него воду.

Жрец, как представитель бога в мире, мог бы и самостоятельно воспользоваться расположением бога и создать рядом с поселением реку подобно магу. Только видимо у бога была неподходящая специализация, и осталось только возносить ему молитвы.

Бог мог самостоятельно явиться в посление и воспользоваться одним из вышеперечисленных способов. Так, правда, поступают совсем уж слабые божки, иначе последних верующих растеряют. Но чаще всего боги поступают так, как и наш сказочный – просто произносят в слух желание, вкладывая в него часть своей силы. В зависимости от могущества бога и количества его верующих это желание исполняется полностью или частично. Этим желанием он просто изменяет мироздание как хочет.

Можно сказать, что бог создал реку поблизости от поселения руками всех вышеперечисленных. Они, конечно, могли создать ее и сами, но поселенцу, скорее всего, пришлось бы долго искать источник воды, магу, наверняка, тяжелее обошелся бы ритуал и он был бы не столь результативен, хотя это и зависит больше от его мастерства, а дварф нашел бы источник воды не так близко от поселение, и этот источник мог оказаться не таким удобным. Жрецу же в любом случае оставалось только молиться.

Закончив говорить, Харас сделал небольшую паузу, наблюдая за учеником. Тот пригорюнился – он ведь дал, по сути, противоположный ответ.

– Не расстраивайся ты так, – начал его успокаивать орк, – ты тоже дал правильный ответ.

После этих слов ученик удивленно вскинулся:

– Как это?

– Я в своем ответе рассказал, в чем каждый был прав, а ты дал вторую половину ответа – в чем каждый был не прав. Но все это неважно, главное запомни суть: «К каждой цели есть несколько путей, и только один из них – магия». Так что никогда не забывай про другие способы решения проблемы. Ведь, как ты сам отметил, у каждого пути есть свои недостатки.

– А всего их четыре, – произнес Александр, проведя в уме некоторые подсчеты.

– Вообще то, я назвал пять способов, – тут же возразил орк, – но их на самом деле еще больше.

– Какой пятый?

– Неважно, просто не забывай при решении проблемы искать разные пути, на всякий случай. Например, кого будем тащить к хижине первым? – напомнил о цели их прогулки орк.

Выбрали тигра. Обоим охотникам не хотелось первым тащить тяжеленного аллигатора, его решили оставить на потом. Приключений по дороге к хижине никаких не было, так что Харас спокойно продолжал рассказывать необходимую, по его мнению, теорию магии:

– Есть бесконечное множество способов творить магию. При этом может понадобиться как простая ручная работа, так и долгие расчеты и исследования для определения результата.

Для магии результаты исследований вообще важны. Они очень облегчают создание новых заклинаний и с помощью новых знаний можно сделать старые заклинания более эффективными. Например, если бы ученый подсказал магу, где проще всего призвать подводные воды на поверхность, то маг для достижения результата мог потратить меньше сил…

Орк еще долго теоретизировал и рассказывал разные поучительные примеры. Но ученик его уже слушал в пол уха. Даже его любознательности был определенный предел. Сам он, чтобы немного отвлечься впал в мечтательную дрему. Его воображение рисовало ему красочные картины его возможного будущего. Мечтания иногда прерывались, и ученик начинал обращать внимание на окружающую их природу.

Во время пребывания в этом мире у него постоянно были какие-либо заботы, и он практически не обращал внимания на окружающую его действительность. Оправданием такому положению дел служило отсутствие всяческих причин обращать более пристальное внимание к чему-либо не относящемуся к учебе. Процесс обучения слишком сильно захватил Александра. Вся степень его отстраненности от окружающего его мира становилась понятной ученику только сейчас, когда он новым взглядом рассматривал лес и прислушивался к его звукам.

Вечнозеленый лес был точно таким же, каким Александр его запомнил по первому дню пребывания в этом мире. С тех пор он к нему уже привык, и относился к нему, как к дому. Не было уже того мандража, что присутствовал в первом походе по этому лесу, все казалось обыденным.

Ученик попытался вспомнить, что он видел за все время пребывания в новом мире. По приблизительным прикидкам у Александра получалось, что он видел лишь небольшой клочок земли, не превышающий размерами в радиусе десяти километров. И на этом клочке земли единственной достопримечательностью была хижина.

За все время монолога орка отвлечься от раздумий ученика заставил только рассказ о теории магии:

– Я, как раз перед тем как оказаться на этом острове, был наемником в одной человеческой империи. Так там мне один местный маг рассказал их общую теорию магии. Она почти во всех школах магии людей одинаковая, с небольшими поправками.

«Магия – это инструмент изменения окружающего мира. Современные маги выделяют три основных способа творить магию.

Первый – божественный. Этот способ характеризуется тем, что в качестве магического инструмента выступает душа мага. Из названия можно понять, что в основном этим способом пользуются боги.

Второй – предметный. Этот способ наименее требователен к возможностям человека, но, как правило, весьма сложен в исполнении. Окружающий мир в нем изменяют внешние силы, а маг лишь запускает их в действие при помощи вспомогательных средств.

Третий – интуитивный. Промежуточный вариант между божественным и предметным способом. В этом случае все вспомогательные средства или только их часть заменяется определенными способностями души мага. Обучение такому способу весьма сложно, но он гораздо более гибок в реализации, чем предметный способ.

Два последних способа сильно ограничены в результатах каждого отдельного заклинания. Под заклинанием в данном случае понимается набор действий, приведший к заранее известному результату.

Эта ограниченность выражается в том, что если, например, необходимо перетащить камень с одного места на другой, то при помощи предметного и интуитивного способа он будет перенесен на новое место, но при этом будет затронут только этот камень, а весь остальной мир будет изменяться случайно. При божественном же способе, камень будет перенесен так, как будто он всегда лежал на новом месте.

Из-за того, что люди могут пользоваться только последними двумя способами и ограниченности воздействия этих способов, принято делить магию по дисциплинам. Под магической дисциплиной понимается некоторая область, с которой работает магия. Например, «пиромантия» – магическая дисциплина, работающая с огнем, «спиритизм» – магическая дисциплина, работающая со всеми видами духов и т.д.

Не существует общего списка дисциплин, их количество и состав постоянно изменяется. Новая дисциплина может появиться с открытием какого-либо ранее неизвестного явления, с которым научился работать хотя бы один маг. Так же, новая дисциплина может появиться как специализация или обобщение ранее существовавших дисциплин. Дисциплина может исчезнуть, за ненадобностью или со смертью последнего её адепта и потерей всех источников с ее описанием.

Владение магической дисциплиной делится на два уровня: подмастерья и мага. Подмастерье работает в рамках данной дисциплины только с помощью предметного способа, а маг хотя бы частично с помощью интуитивного.

Полным описанием заклинания называется его описание для предметной магии».

Харас изложил ученику точное содержание пролога из книги «О дисциплинах магии», которую в свое время читал каждый человеческий маг. Именно эту книгу ему и процитировал имперский маг, в уже далеком для орка прошлом. То были лучшие его годы. Он тогда активно путешествовал по миру и прошел с севера на юг весь восток материка, побывал в самой древней империи, у эльфов, у дварфов с гномами, был в царстве троллей, пересек степи кентавров и ходил по диким лесам. В Империи Казан ему даже удалось посетить их святыню – Собор Вечности. Гигантское здание произвело на молодого орка неизгладимое впечатление. Особенно поразил своим видом столь же огромных размеров, как и собор, искусно расписанный алтарь, хотя молодому Харасу он почему-то напомнил саркофаг.

– Получается школы магии, это дисциплины и есть? – прервал невольно нахлынувшие на учителя воспоминания.

– Нет, – рассеянно ответил орк, усиленно ища подходящие слова для ответа. – Бывают, конечно, такие магические школы, которые ограничиваются одной единственной дисциплиной, но обычно в рамках одной магической школы изучается целый ряд дисциплин. Все дисциплины не удалось изучить еще никому, поэтому они обычно делятся на группы в рамках магических школ. Те магические школы, в которых удачно подобран набор дисциплин, обычно переживают своих создателей и становятся широко распространенными. Как-то проклассифицировали и шаманов орков. Оказалось, что наша школа содержит только две магические дисциплины: спиритизм и шаманизм. Но я тебя не только им учить буду.

– Что это за дисциплины? – задал вертевшийся на языке вопрос ученик.

– Позже объясню. Сначала тебе нужно освоить основы магии.

– Так мы же уже начали! Я вот татуировки делать умею.

– Там ты используешь свои естественные магические способности, осознанно ты еще ничего подобного не делал, – снисходительно пояснил Харас.


После завершения перетаскивания добычи охотники устроили себе небольшой отдых и перекусили заодно. Поев, каждый занялся своим делом. Харасу нужно было устроить всю добычу, так чтобы она не испортилась. Добычи было больше обычного, поэтому орк сейчас работал лопатой, чтобы углубить яму, в которой хранил свои припасы. Потом еще придется накладывать повторно заклинания, для того чтобы мясо не портилось.

Ученик первым делом принялся за свое оружие: меч с кинжалом надо было подточить, посмотреть, целы ли все стрелы, проверить на счет наличия повреждений сам лук и прочие мелкие дела. Время от времени Александр с завистью поглядывал на арсенал учителя. У того оружие не требовало такой заботы, главное не забывать обновлять заклинания, следящие за его состоянием.

«Надо сначала тебе научиться ухаживать за оружием своими руками», мысленно передразнивал учителя Александр. «Вечно он меня все своими руками делать заставляет, а у самого все хозяйство на магии держится». Ученик понимал важность овладения этими навыками, но все равно ему хотелось быстрее добраться самому до настоящей магии. Он в этом мире ее видел постоянно, но сам воспользоваться ее плодами все никак не мог.

– Все? Можем начинать? – сразу оживился Александр, как только в хижину вошел учитель.

– Раз ты потерпеть не можешь, то начнем, – понимающе отозвался орк. – Устройся поудобнее. Можно прямо на полу.

Ученик воспользовался советом учителя и устроился прямо на полу. Дополнительно пришлось повозиться из-за одежды, она все же была ему велика и сама по себе служила причиной неудобства. Когда закончил возиться на полу, он кивнул учителю и стал внимательно слушать.

– Маги воздействуют на окружающий мир с помощью «невидимых» инструментов и материалом для них служит мана. Она нужна даже тем магам, которые пользуются только предметной магией. По сути дела магами называют тех, кто умеет накапливать ману, а потом вкладывать ее в свои заклинания. С маной руками не поработаешь, с ней работают посредством души.

Сейчас ты будешь делать простейшее упражнение – пытаться вобрать в себя хоть чуть-чуть маны и почувствовать, что же это такое. Можешь начинать.

Сказав последние слова, Харас отвернулся от ученика и вышел из хижины.

– И что же мне делать? – задал вопрос в пустоту Александр. Раньше, чему бы не учил его орк, он неотрывно следил за ним и поправлял каждую оплошность, а теперь только сказал начинать и ушел. «Уточнил бы хоть что начинать!», угрюмо думал ученик. Потом все же успокоился и стал пытаться сделать «то, сам не знаю что».


В это время старый орк спокойно достал добытого ягуара и стал его разделывать и снимать шкуру. Всю кровь зверя он спустил еще в лесу, там же он его частично выпотрошил. Остальное было делом техника, а за долгую жизнь отшельника орк научился разделывать различную дичь. Он от нечего делать даже десяток муравьев как то «освежевал». Так что, сейчас Харас вооружился ножом и отточенными за годы движениями начал снимать с жертвы шкуру.

Об ученике он не волновался. Обучение магии у всех начинается так: ученика как птенца оставляют одного и он либо научиться работать с маной либо нет. Хорошо что в отличии от птенцов ученик при этом не рискует разбиться.

К сожалению, на данном этапе не один учитель не может ничем помочь своему ученику. У каждого собственно представление о мане и способе с ней обращаться. Чужие советы в этом деле только запутывают и мешают приобрести собственное понимание этого процесса. Эта первая ассоциация немало помогает начинающим магам, потом от нее лучше избавиться. Опытному магу первая ассоциация маны только мешает.

Все эти ассоциации часто приводят к довольно к курьезным ситуациям и служат поводами для насмешек. Орк в очередной раз погрузился в воспоминания о молодости и беззвучно рассмеялся, едва сдерживаясь, чтобы не захохотать в голос… В его молодости было много места для веселья. Скучным обучение магии не назовет ни один настоящий маг.


Ученик не прекращал своих попыток до самого утра. По началу он даже вошел в азарт и пытался «впитать» в себя ману из всего подряд. Потом он охладел к своим беспорядочным метаниям и попытался расслабиться и впитать «эту чертову ману» в таком состоянии. Но вместо этого чуть не заснул – уж больно сильно расслабился.

Очнувшись от дремы он заметил, что из под двери в хижину проглядывают солнечные лучи. «Интересно еще только утро, или за полдень успело перевалить?», лениво подумал Александр. Подниматься совсем не хотелось. Не смотря на то, что он большую часть ночи провел в полудреме, по настоящему он так и не поспал и сейчас чувствовал себя полностью разбитым. Кроме того его пожирал нечеловеческий голод и по всему телу разливалось чувство опустошенности.

Для того чтобы подняться на ноги и подойти к кувшину с водой Александру пришлось сделать над собой титаническое усилие. Он выплеснул немного воды себе на ладонь и протер ею себе слушающиеся от усталости глаза. Но прежде чем ученик успел довести дело до конца он пораженно замер.

Причиной этому послужило неожиданное ощущение. Ученику показалось, что ему удалось то, к чему он стремился всю ночь. Он почувствовал, что по его душе как будто разливается свежая родниковая вода. Опасаясь, что это оказалось лишь плодом его воспаленного воображения, он поднес руку к горлу кувшина и попытался повторить опыт.

Сначала ничего не получилось, но через несколько минут непрерывных попыток новое ощущение вернулось. По лицу Александра сама собой растеклась улыбка – он все-таки добился своего!


Утром, когда солнце поднялось немного над деревьями, ученик ураганом вылетел из хижины, что-то крича на своем родном языке. Кажется, это был их боевой клич: «Ура!». Харас понаблюдал за этим буйством с пол часа, но потом ему это все же надоело и он веско заметил:

– Хватит орать. Как я понимаю, у тебя все-таки получилось?

– Да, – ответил ученик и яростно закивал в подтверждение своих слов. Он никак не мог отойти от своего успеха. – Это… это похоже на родниковую воду, что разливается по тебе, – запинаясь, продолжил он.

– Правда? И откуда ты впитал ману?

– Из воды.

– Попробуй повторить это с моим рукотворным ручьем.

Со стороны казалось, что Харас сейчас полностью спокоен. Но на самом деле в душе у него нарастало то же радостное чувство, что и у ученика. Он, конечно, ожидал, что тому удастся в первый раз впитать ману очень скоро, но он рассчитывал на целую неделю, но никак не на одну ночь.

В тот день орк проверял ученика снова и снова, каждый раз ухудшая условия для испытуемого. Александр на это просто не обращал внимания. Пусть ему каждый следующий раз для того чтобы впитать ману приходилось преодолевать все новые и новые препятствия, но его утреннего энтузиазма казалось хватит навечно. На следующий день Харас начал заставлять ученика впитывать ману уже не из воды, а из каких-нибудь других вещей. Успешно завершилась только попытка впитать ману из земли, больше ничего ученику не давалось. Через несколько дней непрерывных опытов учитель, наконец, объяснил, зачем это было надо:

– Понимаешь, если юный маг после первого удачного опыта впитывания маны будет продолжать пользоваться только одним ее источником, то он рискует в будущем оказаться не способным впитывать любую другую ману. Вот ты успешно впитываешь ману из воды и из земли. Это значит, что эти виды маны тобой наиболее хорошо усваиваются. Если будешь тренироваться и дальше, то ты сможешь употреблять и все другие виды, но эти два у тебя будут самыми удобными.

– А из земли разве впитывается мана? – с сомнением спросил ученик. – У меня были немного другие ощущения от того что я впитал.

Орк одобрительно оскалился и объяснил:

– Внимательный, хвалю. Но вот скажи мне, в этом ручье вода?

– Вода, – не задумываясь, подтвердил ученик, не понимая в чем тут подвох.

– А в море, вода?

– Вода.

– Какая же это вода, если она соленая? – с наигранным удивлением спросил орк.

– Но вода же, – возразил Александр, уже понявший свою ошибку.

– Вот видишь, и мана бывает разная. Вернее с разными примесями. Чистая мана может вызывать только академический интерес, с ней никто на самом деле не работает. С огнем удобнее всего работать с помощью огненной маны, с воздухом воздушной и так далее. Любому магу удобнее работать со своей собственной маной, если ты впитаешь ману и долго ее в себе продержишь, то она преобразуется к тому типу маны который появляется в твоей душе.

– Это получается для разных заклинаний нужно использовать разную ману?

– Нет. Я всего лишь сказал, что с определенным видом маны легче творить соответствующие ей заклинания.

Ладно, давай скидывай впитанную ману и сегодня до вечера повторяй этот процесс. Только старайся до предела ману впитывать.

– А почему опять скидывать ману?

– Хочешь сказать ты умеешь с ней делать что-то еще? – с иронией спросил Харас.

– Так научи меня делать с ней это «что-то».

– Ты еще не сможешь, – вздохнул старый орк. – Пойми, каждый маг наращивает свою мощь двумя способами: увеличением количества маны, которое он может удержать за раз, а, следовательно, и использовать в заклинании и еще увеличением своего мастерства, за счет которого он может творить заклинания, используя меньше маны. Ты сейчас находишься в самом начале пути обучения и тебе элементарно не хватит контроля над собранной маной, даже чтобы направить ее всю в одну сторону.

– Не правда! – горячо возразил ученик. – Смотри.

Александр развернулся в сторону леса и постарался направить всю собранную за последний раз ману прямо на него. Разозлившись он совсем забыл, что по периметру полянки учитель провел охранную границу и не надо быть великим предсказателем чтобы понять, что он только что в очередной раз разрушил заклинание.

– И зачем ты это сделал? – холодно спросил Харас.

– Ну, у меня же получилось направить ману в одну сторону. Видишь? – рассеянно ответил ученик, и пренебрежительно добавил: – Да и какой только от этой защиты?

Последние слова разъярили орка. Он действительно был селен только в двух дисциплинах – спиритизме и шаманизме, а в остальных он мог создавать заклинания разве что на любительском уровне. Но старый орк очень не любил когда ему об этом напоминали, это сильно задевало его самолюбие. Вдобавок за время своего отшельничества он сильно отвык от подобных подначек.

Злился Харас не долго. Он успокоился сразу, как только пригляделся к ученику, и стал за ним наблюдать с мстительным удовольствием. Даже немного поддакнул его словам:

– Действительно, моя защита мало на что годиться. Она может только предупредить об опасности. Разве что мелочь всякую не пропускает. А ты, я смотрю, опять мазью не намазался?

– Нет, от нее же сильно воняет, – легкомысленно отозвался ученик, не заметивший изменений в настроении орка.

– А зря, – мстительно сказал учитель, наблюдая, как ученика со всех сторон почти мгновенно облепили москиты.

То, что Александр не пользуется мазью, когда находится рядом с хижиной, а полностью полагается на защиту заклинаний учителя собирает вокруг охранного периметра множество москитов. Только при действующем заклинании они не могли добраться до своих жертв. Но как только защита спала, все москиты ринулись наперегонки благодарить своего благодетеля. Орка они не трогали, тот не забывал никогда пользоваться мазью собственного изобретения. Он в свое время уже намучился с этими насекомыми, и повторять свой опыт первого знакомства не желал.

Ученик сделал несколько попыток избавиться от поклонников его «творчества» резкими движениями, но потерпел неудачу. Поняв, что выбора у него нет, Александр с криком «Где мазь?» умчался в сторону хижины. Хотя с зажмуренными глазами добраться до хижины ему удалось с трудом.

– Не слепой, найдешь, – проворчал в ответ Харас, и улыбнулся удачной остроте.



Глава 5. Охота. | Заброшенный | Глава 7. Ритуал.