home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13.

Морлоки.


Беглецы вышли из леса всего за три часа. Жертвенный алтарь кобольдов, к их счастью, оказался недалеко от края леса.

– Куда теперь? – задал вопрос Александр, но ответа так и не услышал. Харас устало развалился на земле и прикрыл глаза.

– Отдохнем немного, – произнес он. – Когда выйдем на болота, переходи обратно на язык природников.

– Зачем? – недоуменно уставился на него ученик, тоже присаживаясь.

– Это в лесу нам сейчас все равно на каком говорить. Нас и так преследуют. А на болотах – морлоки. Они о нас еще не знают. Не знаю, договариваются ли они с местными духами, чтобы те их о речи на чужом языке предупреждали, но поостеречься стоит.

– Я же меч свой забыл! – спохватился Александр. – И саи не подобрал.

– Хочешь вернуться? – с иронией спросил учитель. Ученик отрицательно покачал головой. – Сам подумай, у нас не было времени, чтобы я тебя вытаскивал из объятий еще одних доспехов. А саи у тебя еще остались.

– Но я же без оружия остался! – воскликнул Александр. – Что я буду делать, если на нас нападут?

– Магией воспользуешься, – бросил в ответ орк, и зарылся в свою котомку. Через некоторое время оттуда был извлечен один из его мечей. Тот самый, с которым в свое время начинал учиться Александр. – Держи, – протянул он меч.

Ученик принял оружие и отправил его в пространственный карман. За последнее время он совсем отучился подвешивать меч на пояс.

– Даже хорошо, что ты потерял свой меч, – продолжил свою мысль Харас, – он все равно был бы бесполезен против сетей морлоков. Только лучшие образцы оружия способны их порвать. Этот и то лучше будет. Но может и не справиться, – поправил с сам себя орк. В его тоне можно легко рассмотреть сильное сомнение.

– Все природники так серьезно вооружены? – в свою очередь засомневался ученик.

– Да, – ни на секунду не задумавшись, подтвердил орк. – Иначе я не мог бы спрятаться на этом треклятом острове. Через эти болота и леса мало кто ходит.

– Подожди, – замер Александр, которого только что посетило озарение, – впереди нас ждут морлоки?

– Если честно, надеюсь с ними не встречаться.

– Знаешь, – задумчиво произнес ученик, – я беру свои слова о скуке обратно. Много бы отдал, чтобы дорога дальнейшая дорога была скучной. – После этих слов Александр встрепенулся и прислушался к своим чувствам. – Похоже, нам пора продолжать путь. Кобольды двинулись от жертвенника сюда. Чего ждешь? – спросил ученик, не дождавшись реакции на свое сообщение.

– Жду, когда ты вспомнишь о цели нашего путешествия. Мы же не повеселиться сюда шли, – спокойно ответил орк, даже и не думая подниматься. Александр напряг память и ответил:

– Мы идем за рудой.

– Правильно! – одобряюще сказал орк. – Вон, – кивнул он, указывая вперед, – болота через сотню метров начинаются.

Последние слова Харас произнес, явно, на что-то намекая, и ожидающе уставился на ученика. Тому потребовалось еще пара минут, чтобы понять, что от него ждут. Во время последних событий у Александра совсем вылетело из головы, что перед этим путешествием они с учителем разработали два заклинания: первое помогало найти места скопления болотной руды, второе – поднять эту руду на поверхность. Конечно, существовали уже готовые заклинания для этих целей, но старый шаман их не знал.

Простым заклинанием поиска по следу ауры воспользоваться в данном случае было нельзя. Оно слишком узкоспециализированное – ищет только точное совпадение со следом. А модификация заклинания, которая позволяет искать что угодно, требует либо чтобы маг определял искомое с помощью способностей своей собственной души на интуитивном уровне, либо должен использовать духа или его заменитель, который может это делать за него. Натренировать в себе или ком другом способность интуитивно распознавать что-либо, долгая и сложная задача. И если бы не было возможности создавать новых духов с копией уже натренированных способностей, то это заклинание имело бы мизерное практическое применение.

У старого шамана с учеником, правда, не было образца, с которого можно снять копию способности распознавания железной руды, поэтому пришлось тренировать эти способности самим. Александр сомневался, у кого развивать подобную способность, у себя или у какого-нибудь призванного духа. С одной стороны, хотелось, чтобы эта способность всегда была с собой (пусть больше и не понадобится – жадность требовала своего), с другой – рисковать совсем не хотелось. Ведь, если после неудачной попытки развить нужную способность в духе, его можно выбросить, то себя уже никуда не выбросишь. Да и летальный исход возможен. В борьбе опасений с жадностью, победила жадность. Ученик, в придачу, решил сделать свою способность более универсальной, что удлинило и усложнило процесс тренировок.

Сейчас новой способности Александра предстоял экзамен – сможет ли он найти хоть что-нибудь? Только что-нибудь его не устраивало, нужно было найти железную руду и ничто иное. На предварительных испытаниях ученик установил оптимальный радиус поиска для этого заклинания. В таком варианте поиска расход маны с увеличением радиуса сильно увеличивался, так же увеличивалось и время его работы. Поэтому ученику требовалось рассчитать, при каких условиях он проверит наибольшую территорию и не истощит при этом сильно свои запасы маны. Александр остановился на варианте: три километра вокруг и просматривается пласт земли на сто метров вниз, что занимало примерно минуту времени.

После минуты ожидания выяснилось, что заклинание поиска ничего не нашло. Глупо, конечно, было ожидать успеха с первой попытки, но надежда, как говорится, умирает последней. Ученик не стал сообщать результатов, а решил воспользоваться еще одним вариантом заклинания поиска – поиском по направлению. Так прочесывалась довольно узкая полоса, но зато расстояние было намного больше. Тут оптимальным для него расстоянием было около пятидесяти километров.

На этот раз главным было верно угадать направление. И Александру повезло, удача его посетила с первой попытки. Он улыбнулся привалившему счастью: во-первых, подтвердилась эффективность его натренированных способностей, и во-вторых, рудник был относительно недалеко – всего в трех часах хода. Правда, улыбка продержалась не долго, ее стерло напоминание татуировки кобольда о том, что погоня настигает их очень быстро. У них осталось меньше получаса времени, чтобы убраться отсюда подальше.

– Я нашел рудник, – торопливо выпалил ученик. – Он находится примерно в десяти с половиной километрах в ту сторону. – Александр указал рукой направление на северо-северо-запад. – И нам лучше поторопиться…

– Знаю, – прервал его учитель, – сам уже чувствую. Пошли.

Орк резко поднялся с земли и трусцой отправился в указанном учеником направлении. Беглецы как можно скорее стремились затеряться в зарослях камышей на болоте, которое распростерлось перед ними на километры вперед. Как только Харас решил, что они в безопасности, он перешел на шаг.

– Кобольды остановились на краю леса. Дальше за нами не идут, – удивленно сообщил Александр. Он чуть не сказал это на икельстромском, но в последний момент опомнился и заговорил на языке природников.

– А ты что думал? Они же не знают, что мы будем возвращаться. Думают, мы стремимся попасть на людские территории, а там уже они будут в невыгодном положении. Вот и не стали преследовать.

Такое объяснение успокоило ученика. Ненадолго. Они ведь собирались еще и возвращаться через лес. То, что кобольды об этом не знали, меняло не много.

Шли по болоту не то чтобы быстро, скорость передвижения еле дотягивала до размеренного шага по твердой земле. Харас использовал древко своей секиры в качестве посоха, чтобы проверять твердость земли перед собой. У него явно были навыки хождения по такой местности, и только благодаря им они передвигались не с черепашьей скоростью. Александр полностью доверился опыту учителя, а сам в это время занялся восполнением своих резервов маны. Он сильно истратился на два заклинания поиска.

Для впитывания маны требовалось расслабление, а для творения заклинаний полная концентрация. Поэтому одновременно колдовать и восстанавливать свои запасы маны было нельзя. Права, существовала одна техника, в которой душа условно делилась на две части, одна из которых колдовала, а вторая – была расслаблена и активно впитывала ману. Но старый шаман ей не владел, поэтому обучить ей не мог. Вот ученику и приходилось каждый раз, как израсходует часть маны, восполнять ее резервы. Приятным побочным эффектом этой практики стал повышенный контроль над своим телом и сознанием. Особенно легко Александру давался переход от расслабленного состояния к полной концентрации и обратно. Эта операция вовсе не требовала теперь никаких усилий.

– Стой, – окликнул орк ученика. Тот мгновенно собрался и вопросительно уставился на учителя. – Мы должны быть уже близко. Проверь.

Александр не стал спорить. Он не следил ни за временем, ни за пройденным расстоянием. Тратить много маны не хотелось, поэтому ученик проверил местность только в радиусе ста метров.

– Да, мы на месте, – подтвердил он догадку своего учителя. – В ту сторону, на тридцать метров, будут самые крупные залежи, и неглубоко, – махнул он рукой. Но двигаться в том направлении не стал, предпочел, чтобы впереди, как и раньше, шел орк. Болото ведь. Орк оценил этот жест, одобрительно хмыкнув, и отправился в указанном направлении, аккуратно проверяя землю перед собой.

Оказавшись на нужном месте, Александр без всякого напоминания принялся за дело. Начертил ритуальным ножом на земле круг и дополнил его с четырех сторон разными значками. После чего с помощью еще одного заклинания, которое они с учителем разработали заранее, принялся вытягивать руду из-под земли внутрь начерченного круга. Применить магию решили потому, как у них не было ни необходимости, ни времени развертывать тут лагерь и создавать полноценный рудник. Для нового оружия требовалось относительно небольшое количество руды, этим количеством было решено и ограничиться.

Ухватив магическим щупом несколько кусочков руды, и вытащив их на поверхность с глубины десятка метров, ученик устал так, как будто он поднял на такую же высоту десятикилограммовый стальной слиток.

– Ну как? – спросил Александр, когда руда появилась в центре круга. Харас поднял с земли одну из бобин. Она была размером с палец и в нескольких местах был заметен металлический блеск.

– Хорошая руда, – дал положительную оценку орк. – Такой понадобится не много. Ты, давай, добывай дальше, а я упаковывать буду.

Харас достал мешочки из своей котомки стал в них складывать уже добытую руду.

– Лучше бы я выбрал более манозатратный вариант заклинания. Не уставал бы сейчас так, – со вздохом сказал ученик и принялся за дело.

– Ничего, – успокаивал его старый шаман, – зато ты накачаешь свои духовные «мышцы» и в будущем будешь медленнее уставать после применения магии.

Прежде чем орк сказал «хватит» Александр успел устать так, что его ноги не держали. Как правило, усталость души отражалась на теле усталостью мышц. Ученик никогда не уставал так сильно.

Пока Александр работал, Харас занялся собственным лечением и восстановлением сил, попутно складывая добываемую руду. Руку ученика он подлечил тоже. Тот только поморщился, ощущая, как срастается кость.

Когда ученик закончил свою работу, старый шаман убрал усталость с его мышц. Душевная усталость тоже стала ощущаться менее резко. Это было потенциально опасно – Александр мог переоценить свои силы и перегореть, лишившись магических возможностей. Но риск, по мнению орка, был оправдан. Им предстояло возвращение обратно, и без дополнительных сил они не смогут даже сдвинуться с места.

Харас посмотрел на восток, там уже начинало алеть небо.

– Идем. Нам пора, – обратился он к устало развалившемуся на земле ученику.

– Может, перекусим? Я же со вчерашнего утра ничего не ел, – попросил тот, неохотно поднимаясь. Ответить Харас не успел, его отвлекли сети, со всех сторон летящие на них.

За то время, что они потратили на поиск и добычу руды, их успели обнаружить местные морлоки. Не только обнаружить, но и собрать отряд, который их так искусно окружил. Впереди шли самые умелые разведчики с сетями. За ними с востока подходил основной отряд со стороны болота – в их задачу входило конвоирование пленников в ближайшее поселение. Еще один отряд заходил с юга, чтобы отрезать единственный путь к отступлению – на север от этого места находилось то самое поселение морлоков, в которое предстояло попасть пленникам.

Александр, как и учитель, заметил сети в самый последний момент. Он успел ускориться, и в следующее мгновение оказался связанным по рукам и ногам. Положение было безвыходным. Ученик перебрал все возможные способы действия, и был вынужден остановиться на единственном боевом заклятии в своем арсенале – ледяных шипах.

Совсем недавно он озаботился отсутствием среди своих магических возможностей атакующих заклинаний. Легче всего ему удавалось призывать воду. Плюс она практически мгновенно обзаводится астральным телом, как простейшее вещество. Работать с призванной водой по этой причине было одно удовольствие. Осталось только сделать из нее оружие. После нескольких опытов ученик смог создавать из воды довольно острые лезвия, а если их еще и укреплять магически, то они могли пробить практически любой материал. Сначала Александр хотел научиться метать остро заточенный ледяной шип длинной в полметра, но ничего из этой идеи не вышло. Создавался такой шип достаточно медленно, и чтобы придать ему инерцию требовались уже приличные способности в телекинезе, а без этого шип просто падал вниз под действием земного притяжения. Его разве что на голову кому скинуть.

Пришлось придумывать новый вариант. В нем основание шипа крепилось к какой-либо поверхности, и со скоростью наращивалось его тело. Новые части появлялись у самого основания, так что со стороны казалось, что шип просто вырастает на том месте. Шип переставал расти, как только ученик прерывал подпитку его маной. Скорость роста достигала метра в секунду, и Александр постоянно работал над ее увеличением. К сожалению, ученик мог призывать воду лишь на коротком расстоянии от себя, поэтому оружие получилось хоть и грозным, но не дальнобойным.

Опутанный сетями по рукам и ногам, Александр понимал, что промедление смерти подобно. Поэтому поспешил воспользоваться последней возможностью освободиться. С минимальным интервалом он запустил два заклятия ледяных шипов. Первое заклинание создало множество шипов на одежде ученика и учителя, которые разорвали сеть и тут же растаяли – Александр не хотел превращаться в ежа. Второе заклинание окружило ледяными шипами потенциальных пленников. Те ударили во все стороны с максимальной скоростью. Ученик не жалел маны – второго шанса освободиться у них могло и не появится.

Как только освободился от разорванной сети, орк подскочил на ноги и призвал в руки свое оружие. Бросил взгляд на ученика. Понял, что тот ускорился, поэтому не стал пытаться что-либо говорить, а ограничился языком жестов: «займись теми», и указал на остатки отряда напавшего с востока. Сам двинулся к южному отряду, на ходу разбивая преградившие ему путь ледяные шипы. Перепрыгнув через останки шипов, орк метнул вперед себя секиру. Ту сразу опутали сети, брошенные опомнившимися морлоками. А уже через секунду секира была опять в руках хозяина.

Ученик в очередной раз поразился, с какой виртуозностью старый орк пользовался своей клановой способностью. Иногда, даже, завидно было. Но стоило перевести взгляд на собственных противников, и мысли об учителе пришлось отбросить. Из земли перед Александром молниеносно вырос ледяной столб – он воспользовался своим собственным способом избежать сетей. После чего разрушил все шипы, преграждающие ему дорогу к противникам.

Разрушать ледяные шипы он научился вместе с разработкой заклинания – лед взрывался изнутри. Ученик так же наловчился направлять осколки в нужную сторону. Однако, после разрушения ледяной преграды, он ощутил, как на него накатила неожиданная усталость. Одновременно Александр выпал из режима ускорения – это морлок-волох воспользовался его мгновенной слабостью. Тот единственный из всех оставался на ногах после взрыва. В его группе в живых осталось еще три морлока, но те не удержали равновесия под дождем из осколков и упали на землю.

Ученик попытался повторно ускориться, но потерпел неудачу – волох надежно блокировал его возможности. Не тратя время на раздумья, Александр выхватил из пространственного кармана меч и ринулся на волоха. Вперед себя он отправил в полет метательный нож, а во вторую руку взял кинжал.

В ближнем бою морлоки оказались слабыми противниками. Ученик первым же ударом снес голову с плеч морлока-волоха, а следующим движением поразил сразу двоих – один получил кинжалом в глаз, второй лишился головы, как и волох. Только последний смог оказать какое-то сопротивление. Вооруженный трезубцем, морлок всего десяток секунд отбивался от наседающего на него человека. После чего последовал за своими собратьями.

Когда Александр остановился, у него сложилось впечатление, что кто-то поблизости проводит ритуал, целью которого является он сам. Ученик обернулся, но никого поблизости не было, кроме мертвого волоха. «Посмертные чары», пронеслось у юного мага в голове. Он попытался еще раз ускориться, и обрадовался удаче – умерший морлок-волох перестал на него воздействовать. На автомате ученик подбежал к трупу волоха и создал себе на основе его души татуировку морлока.

Позже Александр понял, что воспользовался тогда единственным своим шансом остаться в живых. После этого случая, ученик запомнил на всю жизнь, что опасно убивать другого мага, когда тот связан с ним каким-либо заклинанием. В других случаях его надежно защищала клановая татуировка – мертвец никак не мог направить чары на убийцу.

В радиусе километра не осталось ни одного врага. Так, по крайней мере, показывала новая татуировка. Раз выпал случай, юный маг пригляделся к убитому морлоку. Голова у того была рыбья. Такое впечатление создавали большие круглые глаза, которые едва прикрывались сверху и снизу полупрозрачными веками, полное отсутствие волос, небольшие дырочки по бокам головы в качестве ушей и большой безгубый рот внутри которого нельзя было найти ни одного зуба – морлоки не питались мясом. Телосложением морлок не впечатлял так же, как и кобольды. Все тело было увешано небольшими щитками, на которых примостилось множество шипов. Ученик старался их не касаться – насколько он помнил, они были обмазаны сильным ядом, которого могли не бояться только природники (у них к ядам собственного производства был загадочный иммунитет; в то время, как ни одного противоядия найти до сих пор не удалось). Тем же ядом обмазывалось и оружие, поэтому нельзя было позволять себя даже ранить. Между пальцами на ногах и руках у мертвеца можно было заметить перепонки. Закончив беглый осмотр, Александр подбежал к учителю, тот занимался нанесением татуировки морлока.

– Мы сюда что, в слепую шли? – поразился ученик.

– Чему ты удивляешься? – продолжал заниматься своим делом орк. – Большинство жителей этого мира прекрасно обходятся без всяких татуировок, когда выходят из дома. Надо просто быть осторожнее на чужой территории.

Александр тяжело вздохнул. Харас в очередной раз подтвердил свои слова о том, что планирование является его слабым местом. Он был отличным воином, талантливым шаманом, но командиром ему бывать не приходилось. Поэтому он слабо представлял себе функции командования, есть оно – хорошо, нету – тоже переживем. Старый шаман часто поступал необдуманно, и горько потом сожалел о своих поступках. Нынешняя авантюра тоже становилась в этот ряд. Но орк не собирался обсуждать столь неприятный для него вопрос с учеником. Ему было достаточно того, что он сам осознает свою глупость.

– Все же обошлось, – тихо сказал Харас. – Двигаем отсюда. Пока морлоки не опомнились и не послали погоню.

Последнее опасение имело под собой основания, из поселения морлоков, находящемся севернее, в их сторону только что вышел отряд. Похоже, перед смертью волох успел предупредить своих о неудаче операции по поимке чужаков.

Горе-путешественникам пришлось спешно ретироваться. Воевать со всеми местными жителями они себе позволить не могли. Уже шел второй день, как они ни разу не смыкали глаз и ничего не ели. Прошедшая только что схватка, утомила их еще больше. Эффект от недавно использованных заклинаний восстановления сил практически сошел на нет.

Учитель с учеником перешли на бег, и чуть не завязли в трясине. Александр в ту же секунду, как они влезли в трясину, заморозил перед собой небольшой участок поверхности и встал на него. Чтобы не поскользнуться, пришлось сделать ледяную платформу шершавой. Такая же платформа появилась и перед орком. Однако под весом путешественников обе платформы начали тонуть. Юный маг сообразил создать еще одну платформу впереди себя и перепрыгнуть на нее, не забыл он и про орка. «Эх, разрабатываешь заклинание, потом долго его осваиваешь, а стоит оказаться в [цензура][12], так все происходит само собой», досадовал про себя ученик.

Так и двигались бы дальше, но Харас неожиданно подскочил к Александру и поднял его на свои плечи. К его счастью, ученик не забыл от неожиданности создавать впереди новые ледяные платформы.

– За-чем? – подпрыгивая на каждом шагу, спросил Александр.

– Перегоришь, создавая в два раза больше этих ледяшек. Совсем про сети забыл? – почти ровным голосом ответил старый шаман, продолжая бежать.

– А се-ти при-чем?

– Я что, не рассказывал про сети морлоков?

– Н-нет.

– Их сети обладают удивительным свойством – они уничтожают всех астральных духов, что сопровождают пленника. Уже через несколько секунд после того, как тебя опутает, ты можешь рассчитывать только на свои собственные магические способности. Создается впечатление, что тебя лишили магических способностей – все-таки в большинстве заклинаний обязательно участвуют эти безмозглые духи. А если колдуешь совсем без них, то устаешь быстрее – астральные духи обычно несут большую часть нагрузки по созданию заклинаний на себе. Ты, конечно, довольно быстро освободил нас от сетей, но астральных духов вокруг нас осталось маловато. Так что быстро устанем, если будем колдовать.

– А-а, – многозначительно сказал ученик. Он, действительно, уставал сейчас намного быстрее чем раньше. – Н-но…

– Не нокай, не запряг – ворчливо сказал Харас.

– Н-но я мог бы бе-жать и даль-ше, – продолжил свою мысль Александр.

– Ну и сколько ты пробежал бы, если создавал свои ледяшки для двоих?… Потом все равно пришлось бы тебя тащить на закорках, но ты уже колдовать не смог. – Ощутив под своими ногами почти твердую поверхность, орк продолжил: – Можешь пока прекратить – твердая земля пошла.

– Й-а слеж-жу – зря не создам-дам, – сказав это, ученик надолго замолк. Продолжил разговор, только вспомнив об одном заклинании в арсенале старого шамана: – Т-ты ж-же мо-жешь вос-ста-но-вить мо-и си-лы с пом-мощь-ю за-клять-я.

– Перегоришь. Часто восстанавливать силы с помощью магии опасно – рискуешь лишиться магических способностей, если не навсегда, то на длительное время уж точно. Это для опытного мага – восстановить свои силы два-три раза не критично, а ты и сейчас рискуешь.

– До-го-няют, – прислушался к своей татуировке Александр.

Последние десять минут старый орк начинал сдавать. Появилась одышка, и он понемногу замедлялся – сложно поддерживать высокий темп на протяжении нескольких часов вместе с тяжелой ношей на плечах. Поразмыслив над сложившейся ситуацией, старый шаман решился повторно воспользоваться восстановлением сил. Он выбрал одну из прикрепленных к поясу табличек, и напитал маной нанесенный на нее узор. Прошло всего пара мгновений, и орк вновь был полон сил. Скорость бега тот час восстановилась до прежней величины – морлоки больше их не нагоняли, но продолжали двигаться с той же скоростью с небольшим отставанием. По сути, если бы ученик не создавал ледяные платформы во время бега по трясине, они не смогли бы двигаться по прямой, как и морлоки, для которых болота не являлись препятствием. В этом случае шансов уйти у них значительно убавлялось.

– Нам на-пе-ре-рез и-дет е-ще од-на груп-па, – сообщил свежие новости Александр.

– Тебе, я посмотрю, опять попался более сильный морлок, чем мне.

– А-га. Силь-ный был во-лох. Чуть не у-бил ме-ня сво-ими пос-мерт-ными ча-рами, – с готовностью подтвердил слова орка юный маг. – Да-же ус-ко-рения с-смог ме-ня ли-шить.

Харас не стал менять направления движения – рано было начинать петлять. Когда морлоки, двигающиеся наперерез, появились в поле зрения, в очередной раз подал голос ученик:

– Не ос-та-на-вливай-ся. Бе-ги пря-мо. Я с ни-ми раз-бе-русь.

Александр говорил уверенно, поэтому учитель не стал с ним спорить. Ученик ужасно устал за прошедшее время, и бессильно повис на плечах орка, но нашел в себе силы разобраться с еще одной группой морлоков. Когда они приблизились к поджидавшим их впереди врагам, в них, как и в прошлый раз, полетели сети. Все они повисли на нескольких ледяных столбах, которые выросли у них на пути. Вся группа морлоков, преграждавшая дорогу беглецам, прожила после этого всего несколько мгновений – это время понадобилось юному магу, чтобы создать ледяные шипы прямо под ногами врагов.

Орк проскочил в один из промежутков между шипами, и пробежал еще несколько десятков метров. На его лице играла радостная улыбка – он был на твердой земле, а до леса оставалось совсем немного. Там морлоки от них отстанут.

Харас глянул на ученика. Тот был без сознания – оставалось надеяться, что он не перегорел, просто сильно устал. Орк поправил у себя на плечах бесчувственного Александра, и поспешил углубиться в лес. К счастью, поблизости не было кобольдов. Через десять минут старый шаман понял причину их отсутствия – он только что пробежал небольшой лесок, отделенный от основного лесного массива участком степи. Однако порадоваться с детства знакомой местности орку не удалось – его продолжал преследовать один отряд морлоков. Пришлось продолжать бег.

Оказавшись в степи, Харас не стал стремиться углубляться в лес, предпочитая бежать вдоль его кромки. Всего через час морлоки отстали. Позже орк убедился в мудрости своего решения – один из отрядов кобольдов, дежуривших на краю леса, попытался его перехватить. Но кобольды не могли похвастаться быстроходностью, поэтому их затея ничем не закончилась. А рискни старый шаман пробираться прямо через лес, его, наверняка, смогли бы окружить.

Орк остановился, только добравшись до предгорий и разыскав небольшую безопасную расщелину. Рисковать, создавая охранные чары, он не стал. Единственное, на что у него хватило сил – расстелить на земле плотную ткань для Александра. Сам устроился поблизости и вскорости уснул крепким сном.


Очнувшись, юный маг первым делом издал мученический стон. Все его тело ломило от усталости. Перед открытыми глазами предстало ясное небо, не было ни одного намека на облака – была видна лишь голубая гладь.

– Очухался? – донеслось до него через пелену боли. Ученик попытался ответить «нет», но пересохшие губы не смогли издать ни одного звука. Он смог найти силы только чтобы отрицательно покачать головой. То состояние, в котором он находился, нельзя было назвать даже сносным.

– Боюсь, наши запасы воды закончились. Попробуй впитать немного маны и призвать ее.

Юный маг хотел отрицательно покачать головой и на это предложение, но передумал – вода была нужна в первую очередь ему. Он провел ревизию своих резервов – в нем не осталось ни капли маны. Ученик постарался расслабиться и впитать хоть каплю маны. Но стоило ему раскрыться для астрала, как мана хлынула в него бурным потоком.


У старого шамана было целых две важных причины просить Александра, чтобы тот попробовал призвать воду: во-первых, он волновался – не лишился ли ученик своих магических способностей, и сам факт попытки развеял бы все его опасения; а во-вторых, у них, действительно, закончилась вода. Тем не менее, излагая свою просьбу, Харас совершенно не ожидал подобной реакции.

Александр, еще мгновение назад выглядевший полумертвым, резко подскочил на ноги. Его глаза бешено вращались, ни на мгновение не останавливаясь на одном месте. Все его конечности вели себя точно так же. Однако продолжалось это не долго.

– Ого! – обозначил свое отношение к происходящему ученик. – Что это было?

– Могу только предположить, – озадаченно сказал старый шаман. – Ты все-таки сильно перенапряг свои магические способности, и пока не восстановился полностью, слабо контролируешь процесс впитывания маны. А если впитываешь ману слишком быстро, это оказывает сильное бодрящее воздействие. Я об этом слышал раньше, но никогда не видел.

– Это хорошо, – хрипло произнес юный маг. Собственный голос ему не понравился. Чтобы смочить горло, ученик слегка запрокинул голову и открыл рот – прямо из воздуха туда полилась свежая вода. Когда он напился, поток воды не иссяк. Юный маг использовал, продолжающую литься воду, чтобы умыться.

– Я, конечно, рад за тебя, – сказал Харас, протягивая свой пустой бурдюк ученику. – Может и со мной поделишься?

Александр провел рукой над протянутым бурдюком, и тот практически сразу потяжелел. В такие моменты юный маг ощущал себя по-настоящему могущественным. Правда, сравнивать себя особо было не с кем, поэтому реального своего уровня он узнать не мог. Оставалось надеяться, что его способности будут котироваться не только среди дикой природы.

– Учитель, ты говорил, что сети морлоков лишают магических способностей. Но я никаких проблем не испытываю. Наоборот, даже легче стало.

– Ничего удивительного, – пожал плечами старый шаман. – Чары тех сетей уничтожают только ближайших к тебе астральных духов. Но их еще много остается в астрале, и со временем количество духов сопровождающих мага восстанавливается. Время восстановления зависит от силы мага. А до того, что легче – вспомни, сколько в последнее время ты пользовался своими способностями, и в каких условиях. На таком фоне любое магическое действие легче покажется, да и выносливее ты стал.

– Только морлоки умеют лишать поддержки этих астральных духов? – юный маг решил выяснить для себя этот, бесспорно важный вопрос.

– Скажем так – их сети являются самым надежным способом. Людские маги навострились создавать области, находясь в которых нельзя обратиться за поддержкой к духам, но стоит из нее выйти и к тебе тот час все вернется.

– Как…

– Не спрашивай, – замахал руками орк. – Я только слышал об этом. Сам я подобных заклинаний не знаю и не сталкивался. С морлоками я тоже впервые столкнулся только вчера, – зачем-то уточнил Харас.

У ученика забурчало в животе, почти два дня без крошки во рту – не шутка. Все дела были тот час отставлены в сторону. Еда – это святое! Особенно для оголодавшего человека.

– Я вот уже три года, как учусь сражаться без оружия, с оружием и с помощью магии,– начал новый разговор Александр, пока они шли. – И что в результате? Мы бегаем как зайцы, от всех подряд! Слава богу, как колобок, уходим целыми: от гарпий ушли, – загнул один палец ученик, – от кобольдов ушли, хоть и не совсем целыми, от морлоков тоже ушли…

– А что ты хочешь? Чтобы мы вдвоем расправились с целой толпой природников, находящихся в идеальных для себя условиях? Надо соизмерять свои желания с возможностями, – покачал головой Харас. – Небольшие отряды природников – наш с тобой предел. И то, еле справляемся.

– Альтернативы быстрому бегу найти нельзя? – немного разочарованно спросил Александр.

– Бегать полезно! – ответил орк, быстро набирая скорость. Ученик невольно прибавил ходу и догнал учителя.

– Куда спешим?

– Обернись, – коротко ответил старый шаман.

Александр обернулся.

– Это кто? – за ними бежал, тяжело топая, кто-то громадный с человекоподобной фигурой.

– Впечатлился? Это горный огр – только у них есть окаменелая кожа. Их так же сложно убить, как и драконов.

– Не вопрос, – ученик начал призвать свой лук.

– Поправка, – ухмыльнулся, глядя на это Харас, – их убить сложнее, чем драконов. Чары, наложенные на стрелу, не подействуют, а сама стрела огра только поцарапает. Подавиться стрелой у него тоже не получится.

Александр расстроено отпустил лук.

– И как мы будем с ним справляться? – продолжал ломать голову над этой проблемой ученик.

– Шевеля ногами, – без всякого энтузиазма ответил орк. «Гром, сюда бы один клинок[13] – мы бы разделались с этим громилой», мечтательно подумал Харас. Он не врал, когда говорил, что справиться с горным огром сложно. Но в отличии от драконов, тот не владел магией, и не мог плеваться огнем или кислотой. Поэтому при должном старании его можно было убить. Если бы это можно было проделать вдвоем, орк предпочел сражение с огром бесславному бегству.

– Но он же один! – вторил невеселым мыслям Хараса ученик.

– На нас и одного хватит.

За четыре часа беглецы предприняли семь попыток оторваться от преследовавшего их огра. Но каждый раз тот их нагонял – огр практически не уставал и мог бежать за ними бесконечно долго, нисколько при этом не замедляясь. Всю дорогу старый шаман думал, как им оторваться от преследователя – они по любому устанут раньше его.

– Сможешь обрушить свод пещеры? – неожиданно задал вопрос учитель. – Поворачиваем.

Харас свернул в сторону пещеры, которую заметил только что.

– Я же не умею! – попытался откреститься Александр.

– А жить, хочешь? – Ученик подтверждающе кивнул. – Тогда сможешь. Давай думай.

Сам Харас скоро перебрал все таблички с заклинаниями, что висели у него на поясе, а так же шее в виде ожерелья, и нашел заклинание проверяющее наличие у пещеры второго выхода – замуровывать себя в гору старому шаману не хотелось. У самого входа он остановился, чтобы дать заклинанию сделать свою работу.

– Второй выход есть. Заходим внутрь, и обрушишь свод.

– Обрушу, а как? – себе под нос сказал Александр, пока они заходили в пещеру. Сейчас, он напряженно думал, как это можно сделать? «Что нужно сделать, чтобы обрушился свод? Нужно отломить часть свода от горы. А это можно сделать, создав трещину в горе… Как я могу создать трещину?… «. На этом его рассуждения прервались – ни одной мысли сразу в голову не приходило: нужно использовать свои способности в магии земли – но как? «Как? Как? Как?», суматошно думал ученик. «Размягчить камень?… Превратить в песок?…». Юный маг обернулся к стене и попытался превратить маленький выступ в песок – полностью превратить не получилось, но песок посыпался. «Попробуем с песком… Теперь надо придумать способ, чтобы указать, какую часть нужно превращать в песок… Заклинание поиска, ищущее твердую породу, должно подойти. Только оно должно искать не в объеме, а вдоль плоскости: например, по шарообразной поверхности с центром у входа в пещеру. Радиус, пусть будет – метров десять. Все, пробую…».

Прежде чем пользоваться составным заклинанием, нужно сначала овладеть его частями. С этим у юного мага все было в порядке: заклинанием поиска твердой породы на расстоянии он овладел вместе с поиском руды, а превратить камень в песок оказалось неожиданно легко. Оставалось самое сложное – заставить два различных заклинания работать вместе. Оба заклинания не требовали никаких ритуалов со стороны ученика, поэтому вся его подготовка ограничилась предельной концентрацией на новых чарах. Чтобы указать отправную точку для поиска, Александр уставился в небольшой участок земли у входа в пещеру, и, не задерживаясь, начал колдовать.

– Бежим! – закричал старый шаман, и попробовал сдернуть с места ученика. Но тот не сдвинулся ни на миллиметр, как в камень превратился. Через мгновение стала понятна причина такой неподвижности – потолок пещеры треснул и сверху обрушился громадный кусок горы, подняв при этом тучу пыли.

– Ну, ты даешь! – воскликнул орк, когда пыль улеглась. Со стороны орка с Александром упавшая глыба имела идеальную сферическую форму. После падения над ней образовалась трехметровая щель, через которую виднелось небо.

– Ага, я молодец, – похвалил сам себя ученик, осматривая результат своего нового заклинания. – За минуту придумал и освоил новое заклятье. Только, похоже, чуток перестарался. – Юный маг чувствовал, что сильно растратил свой резерв маны, да и подустал. Он взял слишком большой радиус, и в результате пришлось превращать в песок камень на довольно большой по площади поверхности.

– Ты только что придумал новый способ убийства каменного огра, – невпопад ответил Харас.

– Учитель, ты это о чем? – переспросил, ничего не понявший ученик.

– Как это, о чем? Ты же обрушил свод, как раз в тот момент, когда огр вбежал в пещеру, – в тон ему ответил старый шаман.

– Правда? А я и не заметил. Надо тогда сделать себе татуировку огра.

– Ты хочешь сказать, что сможешь поднять эту глыбу? – тут же охладил его пыл учитель. – Не зацикливайся ты на этих татуировках. Они не самоцель. Так, помогают немного в странствиях – не больше. Пошли лучше ко второму выходу – тут мы не выберемся уже, – сказал он, придирчиво осматривая идеально гладкую поверхность на десяток метров вверх. Не тратя время, на рассуждения орк двинулся в противоположном от завала направлении.

– А с чего ты решил, что тут есть еще один выход? – спросил Александр, нагоняя его.

– Заклятие подтвердило, – старый шаман продемонстрировал ученику табличку с непонятным рисунком. Рисунок засветился, показывая, что заклинание сейчас используется. – Да, еще один выход точно есть.

Александр окинул взглядом все подобные таблички, палочки и прочую мишуру, которой сейчас был обвешан учитель.

– Почему ты только в это путешествие обвешался этими штуками?

Харас осмотрел сам себя с ног до головы, пытаясь понять, о чем говорить ученик. Но потом до него все же дошел смысл вопроса:

– К твоему сведению, – пояснил он, – так увешиваются табличками с заклинаниями все шаманы, и, нередко, маги-ритуалисты у людей. Это не очень надежно, так как нанесенную тонкую структуру заклятий можно повредить. Но выбор у нас небольшой – не всегда есть возможность потратить время на сложный ритуал… Раньше я их все не одевал потому, как надобности такой не было.

– Сделаешь и мне такие?

– Как, интересно, я это сделаю? Чтобы сделать каждую из этих табличек, нужно самостоятельно уметь творить соответствующее заклинание. А сам я все это таскаю, – сказал орк, небрежно перетряхивая все, что на нем висело, – потому, как ни одним из этих заклинаний не владею. Так что ты можешь только обучиться создавать эти заклинания самостоятельно. Но согласись, что в таком случае тебе не потребуется материальный носитель для них.

– Понятно. А как их тогда получают – снимают с трупа врага?

– Такое тоже случается, – не стал спорить учитель, – но предпочитают все же покупать. Заклинания – самый ходкий товар между магами. Удобнее всего их записывать в книгу, или на инструменты с оружием на худой конец. На одежду некоторую наносят тоже. А то, что на мне – это походный вариант.

– Впереди что-то светится, – прервал словоизлияния старого шамана Александр. – Что это может быть?

Как по команде оба сбавили интенсивность собственного освещения – круглых медальонов, висящих на шее. На медальоны с одной стороны был нанесен магический рисунок, наполняя магией который, можно было заставить их светиться. Причем рисунок был хитрый, не позволял использовать себя в качестве отправной точки для заклинания или ритуала. Ведь, линии, напитанные маной, для обозначения узловых точек заклинаний и используются – было бы неприятно, если кто-то использовал в качестве целеуказателя для боевого заклинания висящий на груди медальон. Поэтому единственным назначением медальона было освещение – яркость зависело от количества маны, направленного в рисунок. Из-за малого расхода маны, такие медальоны были идеальными средствами освещения для магов.

– Там посмотрим, – тихо ответил орк, приготовив к бою свое оружие.



Глава 12. Кобольды. | Заброшенный | Глава 14. Феникс.