home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Адамар долго не мог поверить в силу маленького цветка. Он крутил его и так и эдак, принюхивался, даже попробовал один лепесток на вкус и тут же сплюнул: горечь, разлившаяся во рту, резко контрастировала с тонким и нежным ароматом фиалки. Николай не мешал прорицателю, стоял в стороне, следя за странными манипуляциями мага. В самом деле, с трудом верилось, что хрупкое растение имеет такую власть над ночными тварями Чернолесья.

– Если вы говорите правду, Кайл, и чудо-цветок действительно поможет отвадить троллей от нашего города, тогда можете просить все, что хотите. Однако ж, имейте ввиду, мне придется просить помощи у горожан, чтобы посадить фиалку возле северных ворот, и я не завидую ни вам, ни, собственно, себе, если все сказанное вами окажется неудачной шуткой.

– Доверьтесь мне, Адамар. Я вас не подведу.

– Откуда, скажите мне, у вас такие сведения? Прежде мне не доводилось слышать о столь поразительных свойствах цветка. А я, между прочим, человек образованный!

– Я же говорю, не ваша вина в том, что вы не обратили внимания на такую мелочь, хотя… – Николай задумался. А что если до этого дня об удивительной способности растения отпугивать троллей здесь не слышали? Вдруг он – первый, кто раскрыл тайну цветка? Впрочем, даже если его поступок и отразился в будущем, ничего плохого он не замышлял. По крайней мере, научил местных жителей защищать свои жизни, что дорогого стоило.

– Скоро стемнеет, – с сожалением выдохнул Адамар. – Сегодня в любом случае не успеем защититься. Грядет еще одна кошмарная ночь.

– Вы можете просто собрать и подвесить пучки фиалки на северных воротах. Если тролли не заявятся – докажете местным, что говорите правду.

– Замечательная идея! – воскликнул прорицатель и бросился собирать сиреневые цветы.

Вдвоем они едва успели управиться до того, как совсем стемнело. Удивленные горожане только плечами пожимали, мол, старик совсем умом тронулся. Но, по крайней мере, не препятствовали манипуляциям. Когда вдоль всех северных ворот были развешены необычные гирлянды, Коля и Адамар отправились домой.

Возле шатра из ковров их поджидал Аргент, недовольно прядя ушами.

'Заждался тебя! Мог бы предупредить, что надолго, я бы хоть пивка похлебал!'

– Ну ты и алкаш! – воскликнул Коля. – Я, между прочим, делом занимался! Чтоб защитить и твою ненаглядную шкуру.

– Простите, Кайл? Вы всегда с конями разговариваете? – сощурился маг.

– Нет, с конями я не разговариваю. А вот с единорогами приходится.

'Молодец, так все сразу и рассказал. По-твоему, я ради забавы маскировку нацепил?'

– Адамар имеет право знать. К тому же он – маг, рано или поздно все равно разобрался бы в твоей сущности. Ты же сам сказал мне!

'Кайл! Здесь нет магии! Как он может меня видеть?'

– Смею заметить, юноша, я потерял здесь все магические способности, – прорицатель тут же подтвердил предположение Аргента. – Надо же! Единорог! Жаль, что я не вижу его…

– Быть может, потом разберемся? – вздохнул Николай. – Аргент, уже стемнело, а я так и не нашел нам ночлег.

– Вы можете оставаться здесь сколько пожелаете! – развел руками Адамар. – У меня в шатре места хватит на всех, заходите! Сейчас я чайку поставлю и съестным не обижу!

Внутри, кроме 'кабинета', оказалось еще две 'комнаты'. Небольшую спальню, где стояла только кровать, рабочий кабинет и кухоньку разделяли подвешенные к верху ковры.

– Не люблю, когда запахи пищи проникают в остальное помещение, – пояснил такую планировку Адамар. – Да и привык я жить в благоустроенном доме, а так хоть какая-то иллюзия.

– Почему вы переехали сюда? – спросил Коля.

– Долгая история, – вздохнул прорицатель и исчез за полотном, скрывающим кухню. – Потом как-нибудь расскажу. Вы пока устраивайтесь! В кабинете места больше!

Аргент прилег у входа, а молодой человек так и остался стоять, с любопытством осматриваясь. Не каждый день встретишь постройку из ковров. Несмотря на видимую хрупкость дома, внутри гости могли чувствовать себя в абсолютной безопасности. Мягкие пестрые стены дарили уют и тепло, отделяли от внешнего и не слишком дружелюбного мира. Повсюду к коврам были прикреплены рисунки с различными пейзажами, городами, диковинными животными. Впрочем, внимательнее рассмотреть картинки Коля не смог – мерцающего света, исходящего от нескольких свеч, явно не хватало. Но тут его взгляд остановился на стопке книг, стоящей прямо на полу, и внутри все оборвалось. Сверху, в переплете из кожи бордового цвета, лежала новехонькая тетрадь. Та самая, которую он держал совсем недавно, на поляне Оласар, и читал записанное туда пророчество. Не в силах сдержаться, Николай взял ее в руки. Открыл и полистал плотные страницы. Конечно же, внутри ничего не оказалось. Девственно-чистые листы сияли белизной, словно насмехаясь: будущее еще не предсказано и не записано. Каким сделаешь его ты?

– Подарок учеников, – пояснил Адамар, выходя из кухни с подносом, где стояли миски с дымящейся похлебкой. – На память о столичной жизни. Еще не решил, что сюда буду записывать.

– Пророчества, – прошептал Николай. – Вы будете записывать сюда видения будущего, которые в скором времени откроются вам.

– Что вы сказали? – от удивления маг чуть не опрокинул ужин на пол.

– Видите ли… – Произнести пафосную и громкую фразу 'я пришел из будущего' язык почему-то не повернулся, потому пришлось ее переиначить. – Я уже видел эту тетрадь и читал сделанные в ней записи. В будущем.

– В будущем? Неудачная шутка, юноша. – Посуровел Адамар.

– А я и не думал шутить. Вы – единственный, кто мне может помочь, потому что вас будут помнить как величайшего волшебника и прорицателя всех времен, основателя самого знаменитого города ученых – Карпуса. Поэтому я здесь.

– Вы лжете! – маг грохнул подносом на стол, отчего похлебка пролилась на грубую скатерть. – Я знаю свое будущее, и оно совершенно не похоже на то, что предсказываете мне вы! Правда… – он вдруг нахмурился и опустился на стоящий рядом пуфик. – Недавно я видел очень странный сон, но так и не понял его сути до конца.

– О чем вы? Какой сон? – Коля подался вперед.

– Вы говорите про будущее, но я всегда знал, каким оно будет. Его попросту не существует. Не перебивайте меня, если хотите узнать, к чему я веду. Все дело в камнях. Тех самых, что упали на нашу бренную землю с небес. Я вижу кровавую битву, вижу, как одни владельцы кристаллов сменяют других. Вскоре не станет для людей иной цели, кроме как всеми способами заполучить кристаллы, подчинить себе всех и вся. Это хуже чумы, хуже самого страшного недуга, который может поразить человечество. Зависть, злость, предательство – вот, что нас ждет впереди. И не закончится этот кошмар, пока жив хоть один человек. Потому я и не верю в ваши россказни о светлом грядущем. Наш путь закончится в страшных мучениях, и нет в нем просвета. По крайней мере, не видел до недавних пор.

– И что же случилось?

– Конец времен заволок туман, что значит только одно – у нас появилась надежда на выживание. Но, простите, Кайл, не думаю, что эта надежда – вы.

– Я уже как-то сроднился с бременем спасителя человечества, – хмыкнул Николай, – так что не вижу в вашем сне ничего удивительного.

– Спаситель человечества? – Адамар удивленно уставился на гостя.

– Разрешите теперь мне рассказать вам, как я здесь оказался, и тогда уж вам решать, правда это или нет.

Несколько часов спустя, все еще находясь под впечатлением от услышанного, великий волшебник уселся за стол, открыл тетрадь из бордовой кожи, и сделал в ней свою первую запись.

'Сегодня моя судьба круто изменилась. Всю свою жизнь я спал, а сегодня, наконец, проснулся. Всю свою жизнь я был слепцом, а сегодня, наконец, прозрел. Странный гость открыл мне правду, такую, что лежит за гранью понимания, и мне понадобится еще много времени, чтобы осознать все, что он мне поведал. А все то, что я никогда не пойму, останется на страницах моей книги Пророчеств. Так сказал ОН.

Я всегда подозревал, что существует возможность путешествия во времени, но никогда бы не предположил, что существуют путешествия между мирами. Да-да, наш Анделор – лишь мельчайшая песчинка в бездне вселенной, в круговерти мироздания. Земля – так называется тот, где вырос юноша, что явился ко мне сегодня. В его рассказ мне трудно поверить, но говорил он так убедительно, что у меня не осталось другого выхода, кроме как внять его словам. Вероятно тот, кто будет читать эти строки, сочтет меня сумасшедшим, но оно и верно. Видимо, разум мой теряет былую ясность, раз верит в подобный абсурд.

Все, что я узнал не может быть доверено бумаге. Полученные знания уйдут в небытие вместе со мной. Но неужели ко мне, наконец, придет признание? Неужели я стану тем, чье имя отпечатается в Вечности? Мои чувства молчат, моя сила угасла с переездом в это забытое всеми место. Чем я могу помочь заблудшему страннику? Быть может, тем, что начать вести тетрадь? Кто знает, что откроется мне завтра? Путешественник молчит. Он что-то от меня скрывает, я это чувствую. Время придет, и он откроется мне, а пока я приложу все усилия, чтобы помочь ему. Даже если его заявления лежат за гранью разумного. На его руке печать зла, и она разрастается с каждым днем. Путешественник утверждает, что в свое время спас девочку, вселившись в тело огромной летучей твари, частичка которой так и осталась в его сердце и жаждет получить свободу. Ему необходим небесный кристалл, чтобы держать чудовище под контролем. Я помогу. Я знаю, где находится второй камень…'

Адамар отвлекся от письма и взглянул на гостя, спящего рядом с единорогом. Длительный рассказ утомил не только его, но и самого слушателя. Маг широко зевнул и закрыл тетрадь. На сегодня хватит переживаний. Завтра будет день, будет и пища. А пока он отложил перо, встал из-за стола и задул свечу. Однако на спокойный сон рассчитывать не приходилось.

Он снова видел реку времени, клубы непроницаемого тумана, опустившегося на ее воды. Внезапно его кольца стали расступаться, пропадать, открывая окно в будущее. Адамар беспокойно заворочался в кровати. Так всегда происходило, когда к нему приходили пророческие сны. О том, чтобы проснуться и думать было нечего, видения всегда крепко держали сознание волшебника.

Тонкий молодой человек, по всей видимости, эльф-полукровка, сидел за большим столом в компании пятерых людей. На синем сукне столешницы лежали карты, а всех присутствующих в комнате окутывал сизый табачный дым.

– Твой ход, Зориан, – пробасил сидящий по правую руку от полуэльфа здоровенный мужик.

Остроухий внимательно рассмотрел свои карты, поморщился и лениво протянул:

– Повышаю ставку до десяти золотых.

– Я – пас! – сосед сердито бросил свою колоду.

– Пас. Пас. Пас. – Присоединились остальные игроки.

– Что ж, Корнелий, остались только мы, – торжествующий блеск едва коснулся синих глаз нелюдя.

Соперник, тщедушный человечек с лицом грызуна, холодно бросил.

– Повышаю до пятнадцати.

– О! – тот деланно удивился. – Люблю играть с серьезными людьми! Двадцать золотых.

– Идет. Вскрываем.

Игроки бросили на сукно карты. Зрители охнули. Никто из них не сомневался, что полукровка опять сорвет банк.

'Грызун' побагровел от злости, наблюдая, как его золотые исчезают в холщевом мешочке.

– Мошенник! Я видел, ты подменил Тролля на Эльфа!

– Чем докажешь? – невинно улыбнулся нелюдь.

– Ничем.

Никто не заметил, как в руках у проигравшего мужичка заблестел нож, как молниеносно лезвие просвистело над столом и впилось в горло усмехающегося полуэльфа. Он повалился на пол, продолжая улыбаться, но уже в небытие. А по начищенному до блеска паркету стало расплываться пятно крови.

Адамар дернулся. Он терпеть не мог вид крови, но видение не отпускало.

Багровое пятно продолжало расползаться, в нем стала тонуть мебель, люди, присутствующие на злополучной игре. Оно вырвалось наружу и накрыло землю. В воздух взвились стрелы, занялся огонь и начал пожирать дома, деревни, целые города. Реки разнесли кровь по всему миру. Анделор ждал неминуемый конец и никто не мог предотвратить его, потому что спаситель был мертв.

И только тогда прорицатель с криком проснулся.

– Адамар! Адамар! Что случилось? – Николай вот уже несколько минут тряс мечущегося в бреду волшебника.

– Что? Что такое? – прорицатель, наконец, пришел в себя, шумно вздохнул и сел в кровати.

– Вы кричали. Вам что-то приснилось?

– Да. Да. Сон. Точнее… Видение. Кайл, ваш предок, будущий воин-победитель, его ведь зовут Зориан, и он – полуэльф?

– Верно, – юноша присел на угол матраца.

– Я только что видел, как его убили.

– Не может быть, – побледнел Коля. – Этого просто не может быть! Я точно знаю – он выживет!

– Мои видения никогда не врут.

– Но… Как же так?

– Послушайте меня. – Адамар встал и подошел к окну. – Игры со временем – весьма опасное занятие. То, что вы раз спасли Зориана от гибели, еще не значит, что он станет великим воином, а мои видения показывают, что он вообще не доживет до этого момента.

– Но почему? Ничего не понимаю! – Коля принялся усердно тереть шрам на щеке.

– Я могу лишь предположить, – маг продолжал смотреть на звезды, – что у нас разные видения будущего.

– Бред какой! Будущее для вас – прошлое для меня. Я точно знаю, как что будет! Потому что это уже свершилось!

– Можете забыть все то, что было. Теперь в ваших силах лишь приблизить события к тому, что должно быть.

– Но почему?

– Потому что Время не повторяется. Потому что не дает второй попытки. Потому что оно во власти обстоятельств, которые невозможно учесть. Зориан должен был погибнуть, когда вы его спасли. Теперь Время будет пытаться убрать его, как ненужный хлам. Утешу вас, что вмешательство в судьбу полукровки здесь ни при чем. Ему все равно суждено погибнуть. А вот если вы докажете, что он достоин жить на этом свете, что он поведет за собой армию и приведет людей к светлому будущему, тогда, очевидно, время даст ему еще один шанс.

– И все равно, не понимаю, – вздохнул Николай. – Великий Зориан, герой легенд… Неужели весь мир будущего перестал существовать?

– Для нас он еще не родился. Парадокс? Конечно. Но на что еще можно рассчитывать, пускаясь в путешествия во времени?

– Я не пускался! Я не просил, чтобы меня забрасывали в прошлое!

– Быть может, в этом и заключается задумка судьбы? Проверить, готовы ли вы исправить свои и чужие ошибки? – задумчиво проговорил Адамар.

– Это уже слишком, – зло процедил Николай. – Мало мне своих проблем, так еще теперь и собственного предка охраняй! Между прочим, если Зориан должен был погибнуть в прошлом, почему тогда я еще жив?

– Юноша, вы задаете слишком сложные вопросы. Быть может, время разделяет наше существование на мириады миров? С каждой минутой, с каждой секундой они множатся, разветвляются, следуя нашим решениям и поступкам. И вы попали в совершенно другое бытие? А, может, это всего лишь игры всевышних? Кто знает?

– Так и с ума сойти можно, – Коля вдруг замолчал и взглянул на Адамара. Он ему не сказал, как закончит свой путь великий волшебник. Что, сделав последнее пророчество, маг лишится разума и покинет мир живых. Нет, не нужно ему знать. Пока.

– Вот что, у нас есть пара дней, до тех пор, пока не исполнится мое видение. Вы прибудете в Ориэлл, найдете Зориана и глаз с него не будете спускать. Оберегайте его жизнь как свою. Собственно, так оно и есть на самом деле. Умрет он, следовательно, вы, Кайл, не родитесь. Вы должны убедить своего предка в том, что для него теперь нет иного способа выжить, кроме как стать Первым Хранителем, победителем в войне трех кристаллов, ясно?

– Куда уж яснее, – Коля тяжело вздохнул. Явившись к великому прорицателю с грузом своих проблем, он и не подозревал, что обретет новые. А теперь хочешь, не хочешь, а участвовать в эпохальных событиях прошлого придется. Иначе не видать ему даже самого темного будущего…

– Кайл. Я понимаю ваши чувства. Но другого выхода не существует. Я помогу вам, чем только смогу. Я знаю, где находится второй кристалл, правда, достать его будет крайне сложно. А пока у нас есть немного времени, чтобы подготовиться.

– Подготовиться?

– Конечно. Неужели вы так хорошо знакомы с прошлым, что готовы выйти в люди?

– Я как-то не подумал.

– А следовало! Нас разделяют тысяча лет, думаете, мир не менялся? Вот что, идите, ложитесь, а с утра я займусь вашим обучением.

Адамар сдержал свое слово. Как только первые лучи утренней звезды окрасили небосвод в изумрудные тона, маг растолкал своего будущего ученика. И прямо за завтраком приступил к своим новым 'обязанностям'. И начал он с лекции о политическом устройстве людских земель. Аргент счел эти знания для себя ненужными и удалился еще на середине 'урока', а вот Николай с интересом вслушивался в каждое слово прорицателя.

– Я не знаю, что вам известно о прошлом, какие книги и летописи дошли до вашего времени, но… – Адамар сделал театральную паузу, – если в них говорится о мире и согласии – это полнейшая чушь! Наши земли разрывают постоянные конфликты, стычки, войны. Пять людских королевств находятся в постоянной вражде между собою и никак не могут договориться!

– Пять королевств? – удивленно переспросил Коля.

– Да, именно. Не забывайте, что вы выросли во времена Хранителей, объединивших всех силой кристаллов. А мы сейчас в другой эпохе! Слушайте внимательно, я постараюсь объяснить, как и что у нас устроено.

Уверен, любая история стоит на общих принципах: великие люди делают великие открытия, сильные воины объединяют и завоевывают новые земли, худые духом теряют наследство отцов, заканчивая жизнь в немощи и забвении. Давным-давно, два брата-близнеца Крон и Крэм завоевали почти все людские земли. Пока стояли они спина к спине в битвах, плечом к плечу в делах государственных – королевство процветало. Но однажды мир рухнул. Между двумя братьями пробежала кошка, а точнее, как это всегда бывает, – Адамар тяжело вздохнул и многозначительно посмотрел на Николая, – их рассорила женщина. Она подарила любовь одному, оставив другого пылать неуемной страстью. Раздел земель стал неминуем. К тому же, королевство близнецов слишком разрослось, чтобы его можно было успешно контролировать. Отвергнутый Крэм отправился на юг и обосновался в городе Санэр, который вскоре стал столицей королевства Кирэм. Крон же остался на севере, управлять Шайнаррскими землями. Шайнарр, кстати, необыкновенно яркая звезда, символ севера. Когда ночь прогоняет день, когда тучи касаются верхушек деревьев, когда туман ложится на землю – Шайнарр всегда освещает путнику дорогу. Но я отвлекся.

Адамар сделал большой глоток воды из кувшина и продолжил:

– Что случилось дальше нетрудно предположить. После смерти близнецов великое наследие стали делить их дети, внуки, и так далее. Территории разделялись и вновь объединялись. Их рвали на части, а потом наскоро сшивали, чтобы следующее поколение вновь кинулось в борьбу за власть. Что мы имеем на сегодняшний день? Некогда могучую империю близнецов составляют пять королевств. Южное – Кирэм, Северное – Шайнаррское. Оба, конечно же, уменьшились в размерах и уже не могут играть прежнюю роль в политической жизни людских земель. На западе, в зеленых равнинах теперь лежит Лайранское королевство. По центру располагается Нагарское, на востоке же образовалось Нордольское или Туманное королевство, самое богатое и могущественное из всех. Так уж сложилось, что оно единственное граничит с Туманным морем, через которое возможны путешествия к волшебным землям. К примеру, Кирэм такой возможности не имеет, хотя и лежит вдоль берегов Южного моря.

– Южное море? Где оно?

– Море, населенное водяными, конечно же! Только не говорите мне, что через тысячу лет его не будет, потому что чешуйчатых гадов ни одна зараза не возьмет! Представляете, ни одно судно не смогло достичь противоположного берега! Все суда потопили морские твари! Кирэмцам даже рыбу там нельзя ловить! Хорошо еще есть кормилица-река, Большая Нариэлл!

Коля опять стал тереть шрам. Похоже, о парных городах-портах здесь ничего не слышали. Аркалан и Каланар и Эдварис – Варисэд, соединенные безопасным серебряным путем, появятся позже, а вот когда именно – неизвестно. Кстати, и море тоже тогда сменит свое нынешнее название на Серебряное. Ах, ну почему он так мало внимания уделял изучению древнего мира?

– Лайранцы заняты выращиванием своих лошадей и овец, про нагарцев я вообще молчу. У них нет ни гор, богатых драгоценностями, ни сочной травы для пастбищ, ни даже умного правителя. Рэмиус Пятнадцатый только и умеет, что гонять девок по дворцу. Ему и его предкам повезло только в том, что вот уже какой век, все мало-мальски приличные маги рождаются именно на их землях! Шайнаррцы погрязли в бесконечных стычках с гномами, за обладание драгоценными горными недрами, так что Нордольское королевство находится в самом выгодном положении. Караванные пути в волшебные земли приносят невероятный доход, а где есть деньги, значит, есть и могущество. У них самая мощная армия, купленные у нагарцев маги, лайранские скакуны и поддержка удаленного Эрмильского княжества, которое находится уже на территории эльфов. Кстати, тот самый разбойник, который терроризирует честных жителей четырех королевств, Ратхарг-Яракал, родом именно из Нордольского королевства. Вот и творит, что хочет, потому что за спиной у него стоит несокрушимая мощь туманных земель.

– Так, – Николай вздохнул, – если я правильно разобрался, союзников в борьбе с Яракалом найти будет не просто.

– Почти невозможно! – расстроено всплеснул руками Адамар. – Лайранцы поставляют нордольцам лошадей, нагарцы – магов, шайнаррцы получают от них военную поддержку против гномов в обмен на ценнейшие руды и драгоценные камни. Единственное королевство, находящееся в постоянном конфликте с туманными землями – это Кирэм. Вот уже какой век не прекращаются их территориальные споры и войны за Желтый мыс. Несмотря на то, что граница между ними проходит аккурат по линии Нариэлл, кирэмцы считают Желтый мыс своим. Для них, лишенных выхода на безопасные водные просторы, это единственный способ добиться хоть какого-то влияния на политической арене. Можно, конечно, склонить на свою сторону лайранцев, однако что могут сделать пастухи и коневоды? Провинциальное королевство с провинциальными замашками, вот что они из себя представляют.

– Ладно, что-нибудь, да придумаем. – Коля старался не терять оптимизма. – Адамар, вы не ответили на еще один очень важный для меня вопрос. У себя дома я был рожден магом. По всей видимости, довольно сильным, а сейчас я утратил свои возможности. Почему?

– Думаю, все дело в Равновесии. Кто такой маг? Тот, кому позволено повелевать волшебными частицами. Почему маги рождаются так редко? Потому что тогда нарушится равновесие. Что будет, если каждый будет забирать частицы по своему желанию? Их попросту на всех не хватит! Вот и сделала матушка-природа выбор. Каждому магу – свое время. Вы, Кайл, не принадлежите нашему времени, а, значит, не можете распоряжаться нашим волшебством.

– А как же кристаллы? С ними любой может стать магом!

– Именно потому, юноша, сейчас Анделор переживает самые худшие свои времена…

– Вы не видели, что будет потом, – пробормотал Николай, но Адамар сделал вид, что его не услышал.


* * * | Эпоха неизвестного героя | Глава 5