home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 18

Впереди, восседая на белоснежном коне, ехала эльфийка. Коля видел ее раньше, когда проник в мысли Зориана и узнал о любви предка, похороненной под гнетом изгнания. Тот носил драгоценный образ в своем сердце, не теряя надежды вновь встретить свою мечту. И Нарэна стоила всех ожиданий. Тяжелые пшеничные волосы солнечными лучами разлетелись по плечам. Утонченное лицо, огромные синие глаза, пухлые, чуть приоткрытые губы – красота ее была совершенна. Девушка ловила на себе восхищенные взгляды мужчин и сдержанно улыбалась в ответ.

Ты никогда не говорил, что Нарэна – королевских кровей, – заключил Коля.

С чего ты взял? – напрягся Зориан.

Догадался. Так я прав?

В какой-то мере. Ее родители из очень влиятельного ринвельского клана.

Потому они встали между вами? Запретили брак с полукровкой?

Зориан болезненно сощурился. Старые раны все еще причиняли сильную боль.

Не только. Меня изгнали из клана. Навсегда. Никогда прежде я не чувствовал себя таким…

Ущербным? – сочувственно взглянул на предка Николай. Помимо внешности, обнаружилось, пожалуй, их первое сходство. Обоих угораздило влюбиться в принцесс, и оба они оказались недостойными их прекрасных рук.

Полукровка предпочел не отвечать на данное утверждение.

Значит, этот Айлин и есть эльфийский посланник? – поинтересовалась Зебра.

Которого намереваются убить, – Коля сжал в кулаках гриву Аргента.

Чего он соверщенно не понимал, так это почему Айлин оказался здесь. Ему уготовано совсем другое будущее: направлять и наставлять принца Даниеля, участвовать в битве с Фаридаром, но никак не быть подстреленным в темном прошлом. С каждым днем узлы времени становились все туже и непонятнее. Но он не мог отделаться от ощущения, что чего-то упускает. Разве можно перекраивать ход истории по своему разумению? Каждый раз спасать тех, о которых что-то известно в будущем? А ведь Адамар, несмотря на всю пространность пророчества, явственно указал время и обстоятельства очередной гибели полукровки. И с чего бы Зориану рисковать своей жизнью ради эльфа? Свою неприязнь к перворожденным тот не стеснялся демонстрировать на каждом углу и пальцем бы не пошевелил даже ради принца, самого Ир-Та-Эманни. А вот ради нее… Вдруг что-то щелкнуло в голове и детали головоломки встали на свои места. Нарэна. Из-за нее Зориан может погибнуть!

Процессия уже сравнялась с путниками, Николай услышал, как Зор сглотнул комок в горле, как сбивчиво задышал, пытаясь унять усилившиеся удары сердца. Кожей чувствовал желание предка бросится вперед, навстречу своей прекрасной мечте. И каких титанических усилий ему стоило оставаться на месте!

Ты говорил, что на принца будет совершено покушение, – прошептал полуэльф. – Но мы так и не выяснили, где именно.

Коля обеспокоенно осмотрелся. В такой толпе не то чтобы убийцу не разыщешь, но даже не поймешь, откуда тот намеревается стрелять.

И когда? Нарэна едет рядом с… принцем. Она в опасности!

Зор, успокойся. Мы найдем стрелка раньше и устраним.

'Я бы на вашем месте перестал волноваться за безопасность приезжих', – встрял Аргент.

Это почему?

'А вы присмотритесь внимательнее. Стали бы эльфы разъезжать по городу без охранных щитов!'

Коля прищурился. И почему ему не пришла в голову столь элементарная мысль? Действительно, как бы перворожденные не относились к кирэмцам, появиться здесь без защиты казалось верхом безумия. Теперь он убедился: вокруг процессии, если хорошо приглядеться, слегка покачивалось пространство, искаженное магическим щитом. Но тогда почему Адамар увидел смерть Зориана? Бросаться вперед, чтобы спасти Нарэну, находящуюся под защитой – полное безрассудство!

Все же нам следует найти стрелка…

Интересно, как? – тут же спросил Зориан.

Если мешать не будешь – узнаешь, – раздраженно бросил молодой человек.

Предсказание Адамара не следовало сбрасывать со счетов. Неясное чувство тревоги и нависшей опасности не давало покоя. Кроме того, Коля ощутил легкое покалывание в области груди, там, где волшебный кристалл соприкасался с кожей. Он не знал, о чем это говорит, но был уверен в одном – убийцу следовало найти как можно быстрее. И то, что он собирался проделать, не давало никаких гарантий на успешный исход дела.

Используя эльфийское чутье, ему удавалось прочесть эмоции других людей. Проникнуть глубоко в их души и узнать, что скрывалось на самом дне. Вытащить все их тайны и чаяния. Именно этим даром и хотел воспользоваться Николай, чтобы вычислить убийцу.

Кирэмцы веселились от души, и выделить из моря позитива капельку нервного напряжения было практически невозможно. Коля надеялся только на то, что убийца где-то поблизости, и выдаст себя прежде, чем нанесет непоправимый удар.

Он закрыл глаза, полностью абстрагировался от окружающего мира. Убрал шум, крики, звуки музыки и смех. Люди пришли сюда веселиться, многие увидели эльфов впервые, потому их любопытство пересиливало все витающие вокруг эмоции.

'Ну что, получается что-нибудь?' – нетерпелось узнать Аргенту.

Коля зло поморщился и мотнул головой. Любое неосторожное слово способно прогнать ту картину, которая только стала прорисовываться перед его мысленным взором. Мимо проплывали улыбающиеся образы, светлые эмоции, яркие краски характеров. Некоторые, несущие в себе мрачные тона, при более тщательном 'обследовании' оказывались ложной тревогой. Обеспокоенность и волнение исходили от мужчины, потерявшего в толпе свою семью. Грусть и разочарование – от девушки, которую бросил возлюбленный. И так у многих…

Время утекало сквозь пальцы, подгоняло вперед, но ничего похожего на ауру убийцы так и не попалось. Заговор королей превращался в призрачную тень. А ну как они заподозрили, что разговор подслушивался, и поменяли планы? Тогда он зря ищет…

Напряженная искорка вспыхнула среди толпы и тут же погасла. Коля бросил все свои внутренние силы, сосредоточился, возвращаясь к подозрительному месту. И снова почувствовал. Натянутые тугой струной нервы, сконцентрированное в одной точке внимание, спокойное и размеренное биение сердца, подчиненное холодному контролю убийцы. Он открыл глаза, устремив взгляд вперед, на крышу одного из домов. Не удивительно, что никто не обращал внимания на устроившегося там вооруженного человека. Он так искусно замаскировался, что почти сливался с окружающим ландшафтом. И находился он в самой выгодной позиции. Дорога, по которой ехали эльфы, проходила мимо, и процессия как раз к нему приближалась. С такого расстояния промахнется разве что слепой.

Зор, посмотри туда – никого не замечаешь?

Нет, вроде, – пожал плечами полукровка, осматривая крышу указанного дома.

А если приглядеться?

Нет…

Используй свое чутье! – не выдержал Николай. – Ты же и эльф тоже!

Зориан помрачнел и стал пристально всматриваться в пустоту. Потом встрепенулся, воскликнув:

Вижу! Теперь вижу! Он же сейчас выстрелит!

Коля не успел ничего предпринять, чтобы остановить предка. Потеряв всякую предосторожность и здравомыслие, остроухий помчался вперед, навстречу своей гибели.

'Держи его! Держи!' – вскричал единорог, но в уговорах никто не нуждался.

Ждите меня здесь! – бросил Коля, прежде чем затеряться в плотных рядах.

Пробиваться сквозь толпу, а уж тем более, догонять кого-то – дело не благодарное. О том, чтобы ускориться, не могло идти и речи: людей на площади собралось слишком много. Не все кирэмцы миролюбиво расступались перед мчащимся человеком. Одни, возмущенно голося, потрясали вслед кулаками, другие и вовсе пытались поколотить 'торопыгу'. К счастью, Николай умело лавировал и смог избежать разъяренных кулаков. Только к предку так и не приблизился: тот как сквозь землю провалился.

Ты беги за Зорианом, а я достану стрелка, – вдруг выдохнула в спину Зебра.

Я же сказал, оставаться на месте! – развернулся Коля.

Я могу помочь!

Нет! Это слишком опасно!

Опасно, если не знать, с кем столкнула судьба, – загадочно прошептала Тай'я.

Ты знаешь того, кто на крыше?

Я знаю, кто способен на подобное.

Ладно, действуй. Поговорим позже.

Девушка кивнула и бросилась прямо к злополучному дому. Коля устремился к началу процессии, попеременно бросая взгляд то на стрелка, то на ехавшего во главе Айлина. Щит все еще оставался незыблемым. Интересно, каким образом убийца намеревался пробить защиту? В том, что он готовится выстрелить не оставалось никаких сомнений.

Покалывание от кристалла усилилось. Что бы это значило? Коля остановился и взглянул под рубаху. Внутри небесного камня пульсировал зеленый свет, подавая какие-то странные сигналы. Озадаченный, юноша посмотрел по сторонам. И, наконец, понял. Кристалл, висящий у него на шее, почувствовал присутствие своего собрата. И его владелец стоял прямо через дорогу, прячась в тени домов. Лицо его скрывалось под капюшоном, но на плече сидела мерзкая птица – падальщик. Яракал! Что ему здесь нужно?

Коля подался вперед, внимательно следя за действиями ор-думмца. Перебежать улицу и вступить в схватку сейчас не представлялось возможным. Тем временем Ратхарг высунул свой камень и направил его в сторону процессии. Кристалл засветился ярко-желтым цветом. С легким хлопком щит, окружающий эльфов, лопнул.

– Зориан! – заорал Николай, выискивая глазами предка. Предсказание сбывается, впрочем, как и королевский заговор. Он рванул вперед, в надежде, что еще не поздно спасти Зора от гибели. Но события развивались слишком быстро.

Впереди мелькнули иссиня черные косы полуэльфа.

Стрелок приподнялся и натянул тетиву лука.

Тай'а уже карабкалась по стене дома, но явно не успевала.

Зориан не сводил взгляда с Нарэны и ничего не видел вокруг.

Стрелок прицелился, выбирая свою жертву.

Тай'а почти забралась на крышу…

Впервые Николай очутился вне происходящего. Он просто не успевал ничего предпринять. До Зориана еще слишком далеко, до убийцы – того больше. Силы гворра его покинули, кристаллом воспользоваться уже было невозможно… Время замедлило свой бег. Коля в странном оцепенении, бессильно сжимая кулаки, просматривал кадры готовящейся развернуться трагедии. Больше всего хотелось все остановить, промотать обратно, исправить допущенные ошибки. Так можно поступить во сне. В реальности же стрела сорвалась прежде, чем Зебра успела добраться до убийцы. Но именно в тот момент, когда Зориан выскочил прямо перед процессией, спиной заслоняя несущуюся смерть.

Сердце почти остановилось и бессильно ухнуло куда-то вниз. Все… Конец… Теперь никто и ничто не сможет помочь. Но он ошибался.

Чпок! Громкий хлопок заставил вздрогнуть присутствующих на празднике, и прямо перед Зорианом разверзнулся портал. Стрела, сверкнув золотистым оперением, исчезла в пространстве, так и не достигнув своей цели. Несколько мгновений спустя, из открывшегося окна выпрыгнул Аргент, зубами схватил Зориана за куртку и откинул его в сторону. Сам он также поспешил убраться с линии огня.

Охранные заклинания возобновили свое действие, и щит снова накрыл эльфов. Николай глубоко вздохнул, восстанавливая дыхание и посмотрел на крышу. Зебры и стрелка видно не было. Что же случилось? Куда они делись? Яракал тоже исчез.

Знакомый свист прорезал воздух. Жуткий крик донесся из толпы. Свист повторился, и кто-то закричал уже совсем близко. Не может быть! Коля вновь посмотрел на крыши домов. Страшные тени выросли словно ниоткуда. Стрелков было много. Очень много. И они не собирались стрелять по эльфам! Они целились в людей!

Стрелы шквалом обрушились на несчастных. Праздник мгновенно превратился в бойню. Безоружные, ничего не понимающие люди не могли защититься. Только бежать, прикрывая головы, хватая детей. Бежать подальше, в безопасное убежище, молясь, чтобы добраться туда живыми.

Выстрелы не прекращались. Обезумевшая толпа ринулась во все стороны, ничего и никого не разбирая на своем пути. В поисках укрытия взламывались двери, разбивались окна, люди карабкались по стенам домов в надежде избежать смерти…

Камни на мостовой стали липкими от крови. Отовсюду слышались крики, стоны, всхлипывания, плач. Из перевернутых жаровен выбились языки пламени, хватаясь за разбросанный мусор, брошенные впопыхах вещи. Горький дым поднимался над площадью, угрожая перерасти в голодное, всепожирающее пламя.

Аунара! Помоги нам! – взывали кирэмцы, бессильные противостоять этому безумию.

Николай потерял из виду Аргента и Зориана, не видел Зебру, он вообще ничего не видел. Подхваченный натиском толпы, он был вынужден слиться с ней и поддаться течению.

От широкой площади лучами расходились узкие улочки. Слишком тесные, чтобы вместить достаточно народа. Коля почувствовал, как его сжали со всех сторон, так что не продохнешь. Мысленные взывания к Аргенту не помогали, единорог как сквозь землю провалился. По всей видимости, он унес Зориана в безопасное место. О том, что могло случиться худшее, лучше вообще не думать.

Где моя девочка? Где моя доченька? – женщина с безумным взглядом схватила Николая за локоть, хватаясь за него, как за спасительный якорь. – Где она… Где она?!

Одежда на ней висела клочьями, колени были сбиты в кровь – ей едва удалось избежать гибели от давки.

Я ее потеряла… Потеряла… – всхлипывала она, продолжая держаться за его рукав.

Успокойтесь, – юноша сжал тонкую и сухую руку незнакомки. – Мы найдем ее. Она наверняка где-то здесь.

Новый порыв толпы едва не разлучил их. Несчастная едва не упала на землю, но юноша поддержал ее.

Доченька моя… потерялась… – женщина будто лишилась слуха и не обращала внимания на происходящее. В широко раскрытых глазах плескались горе и ужас. Ее трясло, как в лихорадке, по щекам струились слезы. Она беспомощно хватала ртом воздух, как выброшенная на берег рыба и все время спотыкалась, растерянно озираясь по сторонам.

Стрельба, вроде, прекратилась, но свое дело она сделала. Паника – вот самое страшное оружие, готовое завершить самую черную задумку. Сколько еще людей лишились своих близких в этом хаосе?

Как она выглядела? – Коля знал, что отыскать потерянное дитя почти невозможно, но лучше пытаться что-то сделать. Сегодня и так произошло непоправимое.

Светленькая, семи лет, в коричневом платьице, – к женщине стали возвращаться крупицы разума, – зовут Лария.

Ладно, что-нибудь придумаем, я попробую найти ее.

Храни тебя Аунара! Да озарит она твой путь!

Идите в безопасное место! Встретимся на площади, когда все уляжется!

Сзади толкнули с такой силой, что удержаться вместе не удалось. Коля поскользнулся на растоптанных и размазанных по мостовой фруктах и чуть не упал. Женщину протащило куда-то вперед, и она пропала из виду.

Стиснув челюсти, Николай развернулся и принялся пробивать себе путь назад. Он отдавал себе отчет в бесполезности задуманного, но не мог просто наблюдать со стороны за страданиями других.

Лария… Девочка в коричневом платьице… Где же она? Нащупать ее с помощью эльфийского чутья слишком сложно. Среди страдания, горя, отчаяния и боли, трудно определить чьи-либо чувства. Оставалось действовать по старинке.

Не видели девочку, светленькую, семи лет? Не видели девочку? – теперь Коля хватался за каждого, кто попадался ему на пути, всматриваясь в хмурые и испуганные лица. Но никто не видел ребенка. А если и видел, то не захотел бы останавливаться и отвечать на глупые расспросы. Именно поэтому молодой человек прощупывал встречавшихся людей с помощью эльфийского дара.

Куда прешь, ненормальный? – кто-то грубо толкнул его в бок, так что затрещали ребра.

Да вы же сейчас друг-друга затопчите! – огрызнулся Николай. – Остановитесь!

Хочешь помереть – стой на месте!

Конечно же, никто не хотел прислушаться к голосу разума. Но одному ни за что не найти ребенка в такой давке!

'Аргент! Аргент! Где ты?'

Единорог все еще не откликался.

'Аргент! Отзовись, пожалуйста!' – но ответом служило молчание.


– Если никто не может помочь – помоги себе сам, – проворчал Николай и возобновил поиски.

Казалось, с первых выстрелов прошла вечность, на деле же, минут десять. Толпа не рассасывалась, а все также разъяренно вгрызалась в дома и улицы. Так ни за что не найти девчушку, а вот если забраться повыше… Коля посмотрел по бокам. Даже и пытаться не стоило. На стены карабкались люди, дабы избежать ужасной участи попасть под ноги толпы. Многие срывались вниз, но их место тут же занимали новые. Однако это единственный вариант. Николай, усиленно работая локтями, начал пробиваться к краю. Здесь скорость потока увеличилась. Его притерли к стене дома, проволокли вдоль, оцарапав плечо и локоть. Ухватиться было не за что, так что он позволил себя протащить еще дальше. Удачная зацепка обнаружилась через несколько метров. Выступ перед балконом нижнего этажа заманчиво выпирал, и служил целью для многих. От частых попыток за него ухватиться, с него слезла штукатурка, оголив гладкий и скользкий камень.

У его подножия уже лежало несколько тел. Несчастным не удалось залезть выше, а на земле их ждала смерть от давки. Безумная, жестокая и бессмысленная.

Николай решил все же попытать счастья. Оказавшись аккурат под выступом, он подпрыгнул, ухватился за камень, и подтянулся. Руки предательски заскользили, заставив пожалеть, что вместо них не чешуйчатые лапы с острыми когтями. Повиснув на одной левой, сделав неимоверное усилие, Коля изогнулся, протянул выше правую и вцепился в нижнюю балку балкона. Переставить другую руку оказалось немного легче. Помогая себе ногами, он переставлял руки по резной поверхности балкона, пока почти не достал до верхней перекладины. Но что-то вдруг потянуло его вниз. Какой-то мужчина схватился за его ноги и пытался использовать его как лестницу! Чертыхнувшись, Николай принялся трясти ногами, пытаясь сбросить наглеца. Мышцы чуть не лопнули от напряжения. Выдержать вес двоих он долго не мог.

– Отцепись же! – отчаянно выкрикнул он.

– Нет!

– Хуже будет!

– Хуже быть уже не может! – мужик вцепился так крепко, что не помогали никакие ухищрения.

Пальцы стали неметь, заскользили по мокрой от пота балке. Руки налились свинцом, еще мгновение – и они вдвоем сорвутся вниз. Немыслимая тяжесть навалилась на все тело, будто к ногами приделали гирю в несколько сот килограммов.

Пустите меня! Пустите! – заорал мужик. Оказалось, что его решили использовать точно так же. Кто-то, в свою очередь, уже ухватился за его ноги и карабкался по нему вверх. Это, как ни странно, и спасло Николая. Он дернулся и, наконец, избавился от непосильной ноши. Мужчина не смог выдержать двойной вес и с воплем грохнулся наземь. Что с ним стало, молодой человек не видел, да и не хотел. Он тутже подтянулся, чтобы не послужить наживкой для других и перевалился через балкон.

Дальше карабкаться стало намного легче. Перелезая с балкона на балкон, Коля вскоре оказался на крыше дома. Отсюда открывался удручающий вид на площадь и на улицы. Черный дым клубился над землей, окутывая тела погибших. Народ разбежался в разные стороны, проталкиваясь по тесным переулкам. Масштабы трагедии трудно было даже предположить: десятки убитых, сотни раненных… Невозможно, чтобы Адамар не увидел, и, тем более, не предупредил о нависшем кошмаре!

'Кайл! Ты где? Как ты?' – встревоженно зазвучал голос Аргента.

'Я в порядке. Где тебя носило?' – облегченно вздохнул Николай.


'Отнес твоего предка на время в безопасное местечко'.

'Я так и подумал. Слушай, я тебя не вижу, где ты?'

'Там, где все и началось'.

'Никуда не уходи, я скоро буду'.

Коля, перепрыгивая с крыши на крышу, благо расстояние между домами позволяло, вскоре оказался на площади. Не забывая просматривать улицы в поисках пропавшей девочки, он припустил навстречу Аргенту.

Внизу стоял горький запах смерти. Обостренные чувства сразу же среагировали на горе и боль, витающие здесь повсюду. Коля поморщился и постарался закрыться от внешнего мира, умерить проникающие внутрь отчаяние и безысходность случившегося.

Ратхарг. Это его рук дело. Только он и падальщики способны стрелять по безоружным людям. Сначала они намеревались убить эльфийского посланника, как и задумывалось по плану, а затем поднять панику, чтобы иметь возможность скрыться. Но открыть огонь по мирным горожанам? Это уж слишком.

Злость медленно вскипала в крови при виде того, что натворил Яракал. Он лично сотрет с лица земли мерзкого ор-думмца, не взирая на предсказание Адамара, что убить того должен только соплеменник. История может подчинится случаю, а время не вынесло окончательного решения.

Неясный шорох из перевернутой мусорной корзины отвлек Николая от мрачных размышлений. Сначала он решил, что это кошка или еще какое-нибудь животное, в ужасе забившееся в укрытие. Но вскоре к шороху добавился еще и тихий стук. Молодой человек наклонился и заглянул внутрь. Там сидела худенькая девочка и дрожала как осиновый лист. Светлые волосы падали на лицо, порванное коричневое платье едва прикрывало коленки.

Лария, – мягко позвал Коля. – Лария, выходи, никто тебя не тронет.

Девчушка никак не среагировала на зов. Она раскачивалась из стороны в сторону, пребывая в каком-то странном трансе.

Тебя мама ищет, идем, – он протянул руку, но тут же ее одернул, потому как его чуть не укусили. Лария, словно маленький звереныш, охраняла свое укрытие.

Успокойся, пожалуйста!

Все бесполезно. Шок оказался настолько сильным, что вверг несчастную в состояние, близкое к безумию. Просканировав девчушку эльфийским чутьем, молодой человек пришел к неутешительному выводу: ей срочно требовался врач. Лария отгородилась от внешнего мира высоким барьером, спряталась в самом безопасном укрытии, которое только можно найти – в собственном разуме. И как вернуть ее обратно он даже не представлял.

Лария! Девочка моя! Где ты? – донесся издалека отчаянный вопль.

Она здесь! Сюда! – Коля надеялся, что мать сможет как-то повлиять на дочку.

О! Вы нашли ее! Нашли! – подбежала обрадованная женщина.

Да… Только она не в себе, видимо, шок…

Доченька, выходи! Мамочка рядом! – в ответ ей послышалось угрюмое ворчание. К превеликому удивлению, женщина не обратила никакого внимания на странную реакцию девочки, а только ласково запела какую-то песенку, похожую на колыбельную. Внутри корзины зашуршало, и девчушка, наконец, вылезла на волю. Она все еще дрожала, но уже без страха подошла к матери и прильнула к ее груди.

Ну вот и хорошо, Лария, хорошо. Мы снова вместе, все позади, – зашептала она и погладила дочку по голове. – Видите ли, она у меня не такая как все. Порой я сама поражаюсь, что она вытворяет. Погоду предсказывает, места грибные указывает, а порой и…

Девочка вдруг отстранилась от матери, схватила Николая за руку, взглянув на него пустыми глазами в побелевшими зрачками, заговорила холодным голосом, который просто не мог принадлежать ребенку:

Тебе отсюда не выбраться. Тебя ждет предательство, а затем – смерть.

Лария! – прервала девочку ее мать. – Я тебе сколько раз говорила, перестань лезть к людям со своими предсказаниями! Извините ее, ради Аунары, не знаю, что на нее нашло…

Ничего, – пробормотал Коля. – Я уже привык к пророчествам такого рода. Если верить каждому – я б уже давно пребывал на том свете…

Вот и хорошо! А то, знаете, как другие себя ведут. Кричать начинают, шарахаются. Ладно, спасибо вам еще раз, что нашли мою дочку.

Женщина развернулась и повела девочку за собой. Но от Николая не укрылся ее последний сочувствующий взгляд, который она бросила в его сторону…



* * * | Эпоха неизвестного героя | Глава 19