home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Ричард наблюдал за домом Горна всего лишь вторую ночь, однако усилия мечника уже начали приносить плоды. Большинство охранников находились у главного входа: похоже, Горн ожидал, что Сент-Вир ему бросит официальный вызов, и хотел позаботиться о том, чтобы его принял кто-нибудь другой.

Ричард стоял у стены, окаймлявшей сад на заднем дворе, притаившись среди нагих ветвей старого куста сирени. Мечник никак не мог понять, зачем люди оставляют такую замечательную маскировку прямо у входа в дом, тогда как основная задача стен заключалась в том, чтобы держать непрошеных гостей на расстоянии. Вскарабкавшись на стену, Сент-Вир окинул внутренний двор и увидел все, что ему нужно. Услышав, как приближается охранник, время от времени осматривающий сад, Ричард спрыгнул обратно на землю. Он замер, вслушиваясь в отзвуки удаляющихся шагов, которые, наконец, стихли за дальним углом особняка. Застыв в темноте, Ричард подождал одну минуту, потом еще одну. Мечник рассчитывал время по собственному дыханию, не желая, чтобы возбуждение сыграло с ним дурную шутку: сейчас главное — не торопиться. Грохоча колесами по булыжной мостовой, проехала карета. В свете факелов эскорта на несколько мгновений на стене выросли вытянутые тени ветвей сирени и Ричарда, притаившегося среди них.

На заднем дворе стояла тишина. Ричард знал, что сегодняшней ночью Горн будет дома один и гостей он не ждет. Мечник даже приблизительно представлял, где ему искать лорда. По огонькам свечей, мелькавшим в окнах, Сент-Вир определил, где в особняке располагались коридоры и какие из покоев заняты людьми. Ричард снял теплый плащ, который хорошо согревал во время долгих часов ожидания под открытым небом, но мог лишь помешать, когда его обладателю предстояло взобраться на дерево. Сент-Вир завернул в плащ изящный дуэльный меч великолепной стали, легкий как поцелуй и острый как бритва, — его гордость, — после чего сунул ношу себе под мышку. Сирень росла почти вплотную к стене, поэтому Сент-Виру не составило особого труда забраться наверх. Памятуя о том, что стена с другой стороны не очень высокая, он спрыгнул вниз. Без снега сад выглядел несколько иначе, но мечник великолепно помнил его по карте, которую герцог Карлейский вручил ему в тот вечер, когда Сент-Виру предстояло здесь биться с Линчем и Де Марисом.

Ричард замер, чтобы ноги привыкли к новой почве. Без плаща, даже несмотря на всю одежду, что сейчас была на нем, мечник чувствовал сильный холод. За стеной прошел Дозор, как обычно подняв при этом много шума. Мечник ощутил, как замерзшие губы расплываются в улыбке. От дома его отделял целый акр земли, плотно усаженный фигурно подстриженными кустарниками и деревьями. Посеребренный тусклым светом звезд Сент-Вир начал пробираться к особняку, остановившись у тиса, подравненного в форме замка. Тис рос на краю лабиринта из самшитовых деревьев, через который бежала тропинка, видневшаяся сквозь разрывы живой изгороди.

Наконец, над Ричардом навис особняк. Мечнику оставалось только вскарабкаться по еще одной стене, чтобы добраться до окна на втором этаже, которое он уже давно заприметил. К окну примыкал балкон с оградой из кованого железа — такая должна была выдержать вес человека. К балконной ограде тянулся огромный трельяж.[5] Без сомнения, летом здесь очень красиво.

Сент-Вир закрепил меч на теле, а плащ, связав в узел, прицепил к шее. Шелест сухих листьев, шорох ступней, касавшихся камня, казались Ричарду слишком громкими; сейчас весь мир сжался до крошечной точки, где каждый, даже самый тихий, звук представлялся оглушительным.

Пока мечник карабкался вверх, он успел согреться. Ричард старался лезть побыстрее: малейшее промедление — и все пропало. Стоит лишь кому-нибудь поднять взгляд, и его заметят, словно муху на стене. Однако трельяж был увит переплетением веток и ползучих растений, поэтому мечнику приходилось двигаться со всей осторожностью. Нащупав опору для ног между стыками камней, Ричарду удалось ухватиться руками за верхний свес окна первого этажа. Вверх поднимались облачка пара, вырывавшиеся у него изо рта. Руки закрывали кожаные перчатки, однако время от времени он чувствовал уколы острых шипов.

Наконец, его пальцы сомкнулись на металлическом стержне нижней части балкона. Сент-Вир резко рванул его и, убедившись, что железо накрепко вделано в камень, подтянулся и перевалился через ограду. Присев на корточки, Ричард перевел дыхание, набираясь сил. Вытащив из кармана старое лезвие ножа и кусок проволоки, он отпер замок и проскользнул внутрь, закрыв за собой окно.

Он надеялся, что попадет в коридор, но, ориентируясь по звуку, Ричард пришел к выводу, что, скорее всего, оказался в маленькой комнате. Он отвел чуть в сторону занавеску, чтобы хоть немного осветить помещение серебристым сиянием ночи. Сент-Вир медленно двинулся по комнате, аккуратно огибая мебель. Ковер был толстым и мягким, словно слой войлока.

Неожиданно краем глаза он заметил движение и застыл на месте. На другом конце комнаты, напротив окна, по серой поверхности прошмыгнул черный силуэт. Теперь он остановился. Ричард стал пристально вглядываться во тьму, посматривая из стороны в сторону. В следующий раз он будет начеку. Снова движение, на этот раз едва заметное. Сент-Вир поднял руку, чтобы прикрыть глаза, и вновь увидел, как мелькнула черная тень. Зеркало. Мечник к ним не привык. Алек все время жаловался на кружок из полированной стали размером с ладонь, которым они пользовались, сетуя на то, что с ним нельзя даже побриться толком. Ричард мог позволить себе купить зеркало размером с окно, однако мечнику не хотелось вешать его у себя в доме.

С удовлетворением мечник обнаружил, что дверь в спальню не заперта. Коридор освещался целым лесом горящих свечей, рассеивавших мрак. Ричард притаился за дверью, дождался, пока привыкнут глаза, а потом направился к комнате, где, по его разумению, должен был находиться Горн.

Лорд сидел в круге света, устроившись в массивном кресле, и читал. Он не услышал, как открылась дверь, но, когда скрипнула половица, резко бросил, не отрываясь от книги:

— Черт побери, идиот, я же велел сначала стучаться! — Горн наклонился через подлокотник, чтобы взглянуть на вошедшего. — Почему ты бросил пост? Ты должен охранять лестницу…

Сент-Вир извлек из ножен меч.

Горн вздрогнул и уставился на Ричарда как громом пораженный. Мгновение спустя он вскочил, опрокинув кресло, его рот раскрылся в беззвучном крике.

— Охранников можете не звать, я о них уже позаботился, — соврал Ричард.

Он впервые так близко видел этого человека. Несмотря на то что лицо лорда сейчас было искажено от ужаса, Горн оказался моложе, чем ожидал Сент-Вир. Лорд не оставлял ни малейшего повода для сочувствия: он совершил ошибку и, наконец, ее осознал. Он использовал свою власть во зло, и теперь ему предстояло платить по счетам. Совершенно очевидно, лорд понимал, что происходит. Ричард отметил это с удовлетворением: мечник не любил произносить речей.

— Умоляю… Я обещаю вам… — пролепетал Горн.

— Что? — ледяным голосом поинтересовался Ричард. — Больше никогда не лезть в мои дела? Так вы уже влезли.

— Деньги… — выдохнул нобиль.

— Я не грабитель, — покачал головой Сент-Вир, — и все оставляю вашим наследникам.

Трясясь всем телом, лорд Горн подошел к столу и взял в руки хрустальную птичку. Обхватив статуэтку рукой, он принялся ее поглаживать.

— Вы же любите, когда вам бросают вызов, — прошептал лорд, чуть ли не обольстительно.

— И я его принял, — вкрадчиво отозвался Ричард. — Теперь посмотрим, сколько вы продержитесь.

Сначала мечник заставил лорда замолчать навсегда, а потом медленно забрал у него жизнь, позаботившись о том, чтобы тело смогли опознать. За все это время Ричард не проронил ни слова, как ни молили его об этом глаза Горна.

Он все тщательно продумал и старался придерживаться намеченного плана, за исключением одного отступления: на этот раз мечник обошелся без своего коронного удара в сердце. Четкость и аккуратность сами укажут на Сент-Вира. Кроме того, Ричард не хотел, чтобы люди обвиняли его в надругательстве над трупом.

Сент-Вир отпер окно в кабинете и выбрался так же, как и вошел, — через сад. Ни один мечник не может допустить, чтобы его шантажировали.


* * * | На острие клинка | * * *