home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Июнь. Туристический слет

В среду с утра выехали на проходящем через город пассажирском поезде с другими командами на туристический слет.

Встретил и поздоровался за руку с Лавром с Флоры и некоторыми знакомыми ребятами. В том числе с участниками нашей драки.

Слет должен проходить в Фабричном районе области. Эта местность славилась целебным климатом из-за многочисленных сосновых лесов. Там располагалось несколько пионерских лагерей, в том числе один от нашего завода.

Выгрузившись на вокзале поселка Фабричный, отправились пешком в сторону нашего заводского пионерлагеря. В пионерском лагере я был три раза в период своей пионерской юности и неоднократно уже ходил по этому маршруту. Однако пройдя через пустой лагерь (междусменка), двинулись дальше по берегу нашей реки Волочи.

Вспомнились мои влюбленности в девочек в период лагерных смен. Какие тогда страсти разгорались в душах двенадцатилетних-тринадцатилетних подростков! (Не только у меня). Сколько слез пролили девчонки из-за безответной любви! Вспомнились мои драки. Лагерные мероприятия. Как впервые научился танцевать «шейк» под старую радиолу. Как стеснялся впервые пригласить девочку на медленный танец. Тогда на себе узнал, как это, когда «ноги не идут».

Команды остановились, пройдя несколько километров, на высоком берегу, где Волоча огибала возвышенность, делая большую петлю. Я узнал это место. Мы сюда ходили в поход в старшем отряде пионерского лагеря.

«Вот беззаботное времечко было!» — взгрустнулось.

Руководители собрались на короткое совещание. Вернувшись, Михалыч показал место нашего бивака. Предупредил, что туалет оборудовать в низине за нашими палатками обязательно, так как судьи будут проверять наше обустройство и соблюдение санитарных норм. Напомнил, что обед будут оценивать из трех блюд. Разделившись, принялись за работу. Приходилось торопиться, так как через полтора часа планировалось торжественное открытие туристического слета.

Перед построением оценил продуманность расположения общего лагеря. Палатки располагались дугой на опушке соснового бора.

Торжественное открытие слета проходило на открытом месте. Перед нами выступил какой-то мужчина в спортивном костюме. Гладко говорил о важности спорта в жизни молодежи в целом и туризма в частности. В конце торжественно объявил об открытии Туристического слета и передал слово женщине. Она сообщила о распорядке дня и расписании соревнований на период слета. Сегодня нас ждали конкурсы на лучший обед, на лучший Походный дневник и лучшее обустройство стоянки команды. А после ужина будет организован общий костер.

С нетерпением с ребятами дождались, пока трое судей снимут пробу и оценят содержимое котлов. Похоже съедобно. Девчонки расстарались. Жрать хотелось по-взрослому и стоило судьям отойти к соседнему костру, как мы столпились около котлов. Набив желудок, забрался с ребятами в палатку. Послеобеденный отдых — это святое!

Через некоторое время нас с трудом выгнали из палатки. Необходимо было идти собирать сухостой для общего костра.

После ужина все команды собрались вокруг общего костра. Женщина от администрации Слета вышла и, поглядывая на парня поджигающего костер, выступила:

— Пусть этот костер станет для нас всех символом нашего туристического братства, дружбы и взаимовыручки. Предлагаю организовать неофициальный конкурс между командами в исполнении походных и туристических песен по очереди. Петь и подсказывать могут все. Начнем по порядку номеров школ.

В командах заметил несколько гитар. Мне тоже рекомендовали накануне захватить гитару. Девчонка из первой школы начала петь НАШУ песню «Милая моя». Песню подхватили несколько девчоночьих голосов. Когда дошла очередь до нас, запел «Ребята надо верить в чудеса». Удивился, что меня тоже поддержали. Так и пели по очереди, пока песни походной тематики не стали заканчиваться. Стали попадаться дворовые. Даже «блатняк» кто-то попытался втиснуть. Вмешалась администрация в лице той же женщины. «А у меня еще есть походные песни в запасе», — с удовлетворением отметил про себя. Когда спел подряд две песни, так как не оказалось конкурентов, демонстративно отложил гитару.

— Сережа, спой еще, — попросили наши девчонки.

— Спой еще, — послышались голоса от других отрядов.

— Пусть лучше станцует, — всех перекрыл мужской голос из толпы.

Вглядываюсь в толпу, пытаясь высмотреть «шутника». «Бесполезно», — понимаю. Костер освещает только первый ряд, состоящий, как правило, из девчонок. Остальные скрываются в темноте.

«Похоже, кто-то принес с собой спиртное и усугубил. А сейчас потянуло на подвиги и нарывается. Не буду сейчас устраивать разборок на глазах у всех», — принимаю решение, слыша, как поднимается шум возмущения.

Снова беру гитару и сообщаю:

— Я знаю еще несколько туристических и походных песен, но предлагаю их оставить на другие наши вечера. А сейчас спою по многочисленным просьбам песни другой тематики. Если, конечно, руководство не будет против, — вглядываюсь в группу взрослых.

— Да, да, давай, — послышались голоса.

— Руководство не против, — отвечают.

Пою «Коня», «Седую ночь», «Таня» и «Кукушку» (Цоя).

Песен еще не написанных сколько

Скажи кукушка пропой

В городе мне жить или на выселках

Камнем лежать или гореть звездой, звездой

Солнце мое взгляни на меня

Моя ладонь превратилась в кулак

И если есть порох дай огня

Вот так …

— Может еще кто хочет спеть? — спрашиваю окружающих.

Обращаю внимание, что основная масса народа сместилась к месту нашей команды. Кого-то начинают уговаривать.

— Сереженька, продолжай ты, — предлагает женский голос.

Вокруг засмеялись. Послышались шутки. Делать нечего, пою: «Ребята с нашего двора» и «Белые розы».

Откладываю гитару и предлагаю:

— А теперь я могу станцевать. Где там любитель танцев? Покажись!

Какая-то заминка в том месте откуда мне кричали.

— Он больше не будет, — отвечает другой мужской голос.

Когда расходились после костра ко мне подошла девчонка из другой команды, знакомая мне по пионерскому лагерю.

— С тобой хочет познакомиться одна девочка, — озадачивает.

— Давай как нибудь в другой раз, — предлагаю. «А что мне еще ответить?» — мысленно раздражаюсь.

Тут и Танька под боком нарисовалась. Незаметно от всех переместились в темноту. Обошли палатки и углубились в лес. Только начали целоваться, как рядом послышались голоса.

— Никакой личной жизни, — заявляю со смехом. — Тут, чтобы уединиться надо километр по ночному лесу пройти и то, может мало оказаться, — слышу треск сучьев с другой стороны.

Со смехом вернулись к нашим палаткам.

Перед сном с ребятами втихаря высосали одну банку кофе со сгущенным молоком, сделав две дырки. (Зря, что-ли неделю таскаем за плечами!)

«Вкусно! Никогда такого не пробовал», — мысленно отмечаю.

На следующий день после завтрака проводились соревнования по спортивному ориентированию. От команды должны бежать по четыре человека. Михалыч по каким-то своим критериям отобрал меня с Конкиным, Маринку Любимову и Ленку Захарченко. Перед стартом напомнили правила. Ничего нового, обычное движение по азимуту. Сколько я километров отмахал в училище на военной топографии? Потом в армии сам учил своих разведчиков.

Получили номера, картонки со схемой и компасом, в белым пластмассовом корпусе. «На схеме даже ориентиры возле контрольных точек нарисованы», — упростили для школьников догадываюсь.

Разбежались после старта по своим маршрутам. Первую и вторую контрольные точки прошел легко. А вот с третьей возникли проблемы. Место, где она находилась было в смешанном лесу. Видимость — менее тридцати метров. Стою, недоумеваю:

— Где-то здесь должна быть. Я не мог ошибиться!

Прислушался. Где-то недалеко разговаривают. Бегу и в пятидесяти метрах нахожу контролера. Отмечаю время и бегу дальше. Замечаю, что за мной держится какая-то девчонка. Видимо бегает хорошо, а ориентируется неважно. Четвертая точка находится в нескольких сотнях метров от пионерского лагеря. Так и финишируем с девчонкой.

«Интересно, она все точки прошла?» — задумываюсь. То, что ее не волновал порядок прохождения контрольных точек, понял давно.

На финише беснуется толпа болельщиков. Наши поздравляют меня. Из нашей команды я финишировал первым. Сам удивился, что пробежал по пересеченной местности около семи километров и не устал.

Какая-то девчонка сунула букетик цветов. Чуть не выкинул. Смотрю на цветы и не пойму: «Зачем они?». Только спустя некоторое время сообразил: «Мне оказали знак внимания. А я даже лицо девчонки не запомнил!»

От наших узнал, что пока мы бездельничали, бегая по лесу, нашу стоянку проверили на санитарию и гигиену. А Ленка накладывала шину Саньке Дорохову. Ему так понравилось, что не хотел снимать. Еще требовал от санинструктора искусственного дыхания рот-в рот. Так и не узнали, какие результаты у нас по всем проведенным конкурсам. Судьи шифруются? «Вероятно, сообщат при подведении итогов в последний день соревнований. Буду надеяться, что коррупции сейчас нет и судьи не ждут, кто даст больше», — иронизирую про себя.

Уже после слета мне сообщили, что возле палаток судей был щит с результатами всех конкурсов. Не знал. Да и не интересовался.

После обеда на месте общего собрания по командам рассказывали о своих походах, как правило, зачитывая Походные дневники. Только у нас был поход по историческим местам. (Или по рыбным?) У других команд были походы по усадьбам, деревням и селам, где родились исторические деятели или знаменитости. По местам воинских захоронений и памятникам, посвященным героям Великой Отечественной войны. При необходимости приводили их в порядок. Других не запомнил. После рассказа играли сценки из походной жизни. Запомнилась только команда, которая полола и подметала возле памятников.

Они выстроились в ряд и начали:

— Этими руками (все поднимают вверх руки) приведено в порядок … могил и памятников! Этими ногами (наклоняются и хлопают по ногам) пройдено … километров! …

«Что-то в этом есть!» — мысленно отмечаю. Похлопал с удовольствием. Наконец подошла наша очередь.

Неизменная наша ведущая Ленка Малкова предложила всем развернуться к палаткам и подойти ближе. Маринка, со своим голосом с выражением прочитала заметки о нашем походе из Походного дневника.

— Не понял! Почему улов Михалыча не отмечен? Чем же мы давились весь поход? — вполголоса интересуюсь у ребят.

Идем к своим палаткам и начинаем играть сценку. Сбоку выходит Ленка и начинает: «В походе бесконечно можно смотреть на воду, на огонь и на то, как девочки ставят палатку!» (Среди слушателей смех).

— Первая ночь в походе! — объявляет она.

Ржали все, актеры, зрители и судьи. Конечно, у нас получилось не так гладко, как у Уральских пельменей. Трудно проговаривать монолог, когда душит смех. Но для нынешней не взыскательной публики и этого хватило. После завершения мы все вышли и запели «Солнышко лесное» Визбора, обняв друг друга за плечи и покачиваясь. Только я стоял на фланге и держался за гитару. (И меня не обнимали).

Зрители были покорены. Кричали и хлопали от души. Когда Ленка объявила меня сценаристом, овации возобновились. Все были уверены, что у нас в этом конкурсе будет первое место. Только у судей было другое мнение. Первое место присудили команде, которая обходила «этими ногами» памятники и могилы Героев Советского Союза.

Вечером опять пел у общего костра. После ко мне подошла загадочная Ленка Малкова и потащила меня в сторону:

— Пойдем, там ждут тебя! — интригующе улыбается.

Подводит меня к группе девчонок.

— Вот познакомься. Это Оля, — показывает на черноволосую остроносенькую девчонку, — это Сережа, — представляет и подталкивает за предплечье меня. — Я пошла, — объявляет и уходит, ехидно оглядываясь на нас.

С негодованием смотрю ей вслед: «Вот Ленка, зараза! Подставила! Кто ее просил? А-а! Понимаю, вон подружки девочки отошли недалеко. Сплошные УШИ и ГЛАЗА. Не хотят пропустить ни одного нашего с девочкой движения, слова и даже вздоха. Что же делать?»

Смотрю на девчонку, опустившую голову. «Похоже, она сама не знает, что делать дальше?» — предполагаю.

— Пойдем, пройдемся, — предлагаю ей, мотнув головой в сторону реки.

Девочка молча кивает. Идем к реке. Предполагаю, что за спиной зрители разочарованы. Искоса пытаюсь рассмотреть, что за «чудо» мне досталось. Но разве в темноте разглядишь чего? Ниже меня на полголовы. Не длинноносая, как показалось вначале. Обычная девчонка. Куртка на груди топорщится. Нахожу бревно и предлагаю ей присесть. Сидим, молчим.

— Никогда еще так не знакомился, — признаюсь, начиная разговор первым.

— Ты не подумай чего. И не обижайся на вашу девушку. Это наши девчонки ее попросили, — заговорила она, наконец. — Ты мне давно нравился. Еще с пионерского лагеря. Только я не знала, как к тебе подойти, — признается с трудом.

«Вот это да! А я и не помню ее в пионерском лагере», — мысленно оху…ваю и снова пытаюсь рассмотреть ее. «Нет. Не помню», — признаю мысленно. «О чем мне с ней разговаривать? Может спросить, как школу закончила?» — иронизирую про себя.

— Я не помню тебя в лагере, — признаюсь, лишь бы не молчать.

— Я знаю. Ты тогда дружил с другими девочками, — объясняет она.

«Чего это она меня каким-то ловеласом выставляет? В последнюю смену я только с двумя девочками „дружил“, а в предпоследнюю с одной», — мысленно возмущаюсь.

— Чего же ты не подошла на танцах? В ГАРО ходишь? — интересуюсь. «Там хоть светлее, чем здесь. Рассмотреть тебя можно было бы», — добавляю мысленно.

— Стеснялась, — признается еле слышно. — Ты всегда в окружении таких ребят, — добавляет непонятно.

— Каких таких? — спрашиваю улыбаясь.

— Грубых, агрессивных, — подбирает слово.

«Вот, это да!» — удивляюсь и пытаюсь представить, как наша компания может выглядеть со стороны. Не могу найти отличий от других подростковых компаний на танцах. «Даже пьяных среди нас не бывает, как правило», — признаю про себя.

— Ребята, как ребята. Лучше, чем многие, — сообщаю.

— А ты, правда, дрался с нашими? — вдруг интересуется. — Девчонки от ребят слышали.

— Когда? С какими вашими? Ты в какой школе учишься? — озадачился.

— В третьей. В апреле у клуба, — сообщает.

Я пытаюсь понять при чем здесь третья школа и драка с флоровскими. Это разные районы.

— Я на Флоре живу, — подсказывает.

— Понятно теперь. Было дело, — признаюсь.

— Я слышала, что ты танцы придумал для ваших девочек из школы. Домино, такой забавный танец! Наши девчонки говорили, что и для вашего танцевального ансамбля тоже ты придумал. Правда? — спрашивает, заглядывая в лицо.

Смущаюсь почему-то.

— Вот так приходит слава, — замечаю в который раз. — У меня есть и другие недостатки, — пытаюсь отшутиться. — Преувеличивают твои девчонки. Я придумал только идею танца Домино, а все остальное девчонки сами поставили. К другим танцам я отношения не имею. Их уже давно танцуют, — привычно отказываюсь.

— А песни, которые ты пел вчера и сегодня, ты придумал? — обличает.

— Некоторые я, — признаюсь, — «что-то вечер перестает быть томным», — мысленно вспоминаю чью-то реплику.

— Пойдем? — предлагаю. — Теперь будем знакомы. Я тебя на танцах буду замечать, — обещаю. — И ты не стесняйся подходить.

При подходе к палаткам осторожно жму мягкую ладошку.

Стоило мне приблизиться к нашим палаткам, как откуда-то выскочила Танька и схватив за руку потащила в темноту. «Чего это с ней? Хватает и тащит на глазах у всех! С ума сошла?» — мысленно удивляюсь.

— Ты где был? Что это за девчонка? Что у тебя с ней? — со слезами в голосе начала меня упрекать.

— Успокойся. Девочка захотела познакомиться. Поговорили. Теперь будем знакомы, — спокойно объясняю. — А ты чего творишь? — теперь я обвиняю.

— Я места себе не нахожу. Гад ты, Соловьев! — заявляет, бьет кулачком мне по груди и начинает всхлипывать.

«Теперь разговоры пойдут о нас с Танькой», — мысленно предполагаю. «Надо хотя бы Конкина успокоить», — задумываюсь.

— Успокойся, — прижимаю девчонку к себе и глажу по волосам.

Дожидаюсь пока она перестает вздрагивать.

— Если Санька начнет интересоваться твоим поведением, то скажешь ему, что тебя возмутили мои слова о тебе. Я ему сообщу так же. Договорились? — инструктирую Татьяну.

Она уже успокоилась и кивает.

Возвращаемся и расходимся по своим палаткам. У костра вижу Конкина. «Не избежать разборок с ним», — предполагаю и лезу в палатку, втискиваясь между пацанов.

На следующий день бежим командой туристическую эстафету. На старте встречаюсь взглядом с вчерашней Ольгой и киваю ей. Она краснеет и радостно кивает в ответ. Окружающие ее девчонки начинают тут же ее теребить и о чем-то допытываться. Оцениваю ее на свету. На личико ничего, улыбка симпатичная. Фигура так себе. «Вон с той, ее подругой, я бы замутил чего нибудь», — мысленно выделяю стройную симпатичную девчонку рядом с Ольгой. «Ну и сволочь же ты, Соловьев», — упрекаю себя.

Перед стартом распределяем роли для выполнения этапов эстафеты. Мне поручается разжигать костер с одной спички. Вместо эстафетной палочки — рюкзак. Расходимся по этапам.

Стартуем вместе с флоровской школой. После установки палатки участники первого этапа подбегают ко мне и передают рюкзак. Бегу к месту костра с рюкзаком. Демонстративно собираю мелкие веточки. В кармане припасена береста. (Еле нашел березу). Ребята из команды помогают. У нашего кострища на двух колышках натянута нитка в полуметре от земли. Поджег кору и веточки. Стал подкладывать более крупные сучки.

— Сережка, смотри как они делают, — восклицает Ленка.

Поворачиваю голову к соперникам и вижу, что парнишка поджег небольшую горсть сухих веточек и поднес ее к нитке. Судья не реагирует на явное нарушение правил. Тоже подношу горящие веточки к нитке. Соперники уже рванули дальше. Девчонки упрекают судью в неправильном судействе. Нитка опала перегорев. Стартую дальше и передаю рюкзак на следующем этапе. Перебегаем по лежащему на земле бревну. Затем Ленка бинтует Толику ногу — оказывает помощь раненому. Сига и Сашка Дорохов, как самые массивные укладывают Толика (на вид самого легкого) на самодельные носилки и все спешим к финишу. Естественно, прибежали вторыми из-за костра.

Пытаюсь успокоить расстроенных ребят при возвращении.

— Не корову же проиграли. «Сколько еще в жизни будет несправедливости», — мысленно добавляю.

После обеда строимся на подведение итогов и закрытие Туристического слета. Объявляют результаты. Мы третьи.

— Главное не последние. К тому же мы в тройке призеров. Не самое худшее место, — комментирует Михалыч.

Я с ним согласен. После построения мне сообщают, что Сигу вызвал один на один какой-то пацан из другой школы.

— В чем причина? — интересуюсь у ребят.

Никто не знает, пожимают плечами в недоумении. Я Сигу в драках не видел и не знаю, как он себя покажет.

Физически он крепок. Высокого роста — около 180 сантиметров. Серьезно спортом не занимался, хотя участвовал в сборной школы в соревнованиях по баскетболу, гандболу и волейболу. Вообще, Сига околоспортивный парень. Сам серьезно не занимается, но все про спорт знает. Постоянно читает «Советский спорт» и аргументированно спорит с другими ребятами на спортивные темы.

Из будущего знаю, что он из тех редких людей, которые практически не работали ни одного дня в жизни. Как ему это удалось, я не знаю. Юрка женится на умной, но некрасивой девчонке из нашей школы. Вместе поступят в Московский дорожный институт. Однажды, на каникулах мы спонтанно встретились с одноклассниками и пошли в пивной бар. Сига (редкий случай) был с нами. Пока мы шарили копейки и рубли по карманам (какие деньги у студентов и курсанта?), он шикарным жестом кинул на стол пятьдесят рублей. Потом я узнал, что он стал «катать». Всегда он где-то числился, но зарабатывал игрой в карты, на бильярде, в шашки, в шахматы. Играл во что угодно, где можно играть на деньги. С женой развелся. В начале девяностых годов я последний раз его видел «упакованным» на редкой тогда еще иномарке. Потом он покатился вниз. Начал пить. Никогда не куривший, заболел какой-то легочной болезнью, продолжая все больше опускаться. Дошло до того, что знакомые при случайной встрече на улице переходили на другую сторону. Все знали, что будет он рассказывать сказки о себе и просить деньги. Не дожив до сорока лет упился дрянным спиртом и умер в каком-то «бомжатнике».

Сейчас среди наших пацанов Юрка спокойно шел на «стрелку». Волнения на его лице я не увидел и успокоился сам. Его противник оказался ниже Сиги на полголовы, моей комплекции и огненно рыжий. Ребят (зрителей) собралось довольно много. Наверняка не только из двух школ. Сига с парнишкой вышли в образовавшийся круг и начали разговаривать о чем-то. Юрка поворачивается к нам:

— Он печатку снимать не хочет.

— Она не снимается, я ее переверну, — заявляет рыжий.

Понеслось. Юрка резок в драке. Удары быстрые. Не дает противнику собраться. Бьет с двух рук и с разных углов. «Молодец. Не ожидал», — отмечаю.

В азарте ребята вокруг кричат, подбадривая своих. Но драка вскоре прекратилась, как и ожидалось. Сига забил противника. У того был полный рот крови и обширная ссадина на верхней скуле.

«Губы изнутри разбиты? Язык прикусил? Зубы выбиты?» — гадаю. «Ссадина — от встречи с сосной», — делаю вывод.

— Я тебя еще поймаю, — угрожает Рыжий, сплевывая кровь и не унимаясь.

— Чего меня ловить? Вот он я, — улыбается Юрка, вновь поворачиваясь к противнику.

Того уводят друзья, успокаивая. По дороге к палаткам спрашиваю у довольного Юрки:

— Из-за чего хоть драка была?

— Не поверишь. Сам не знаю. Не понравился я ему, — отвечает улыбаясь.

Вечером был последний прощальный костер. Снова я с гитарой и за всех присутствующих гитаристов отдуваюсь. Когда я попросил гитару получше, то без промедлений мне передали нормальный инструмент. Спел несколько старых песен и пропел новые.

— Я написал пару песен для женщин и сейчас хочу, чтобы вы их услышали и оценили. Принимаю от восторженных девчонок благодарность поцелуями, — объявляю улыбаясь.

Пою «Маленькую страну» и «Шофер-дальнобойщик». Слышу только овации по окончании. Поцелуев не дождался. Продолжаю и исполняю «Романс» и «Половинку». Все хлопают, а какая-то девчонка, решившись, чмокнула меня в щеку, чем вызвала новый взрыв оваций. Приглядевшись, не замечаю среди подростков взрослых. «Вероятно, отмечают закрытие Слета в своем кругу», — предполагаю про себя.

Пою «Старые друзья» и «Городские цветы».

В городах, где зимою не видно зари,

Где за крышами спрятана даль,

По весне, словно добрые духи земли,

Прорастают цветы сквозь асфальт.

От того ль, что загадка какая-то есть

На земле, у любой красоты,

От того ль, что родился и вырос я здесь,

Я люблю городские цветы.

Городские цветы, городские цветы,

Вот опять я кричу вам сквозь грохот и дым.

Городские цветы, городские цветы,

Навсегда завладели вы сердцем моим…

*Дунаевский М., Дербенев Л.*

Завершаю свой концерт своей любимой песней «Так хочется жить».

Когда отдал гитару и собираюсь идти назад, меня остановила какая-то девчонка, обратившись:

— Можно тебя на минутку?

Рассматриваю ее. Симпатичная, в лице что-то восточное. Фигурка стройная, спортивная. С меня ростом. «Почему я раньше ее не замечал?» — мысленно удивляюсь. Такие сразу в глаза бросаются.

— Слушаю тебя, — отвечаю и любуюсь.

Чувствую, что она не может решиться и мнется. Она оглядывает любопытных окружающих и предлагает:

— Отойдем?

Киваю, соглашаясь. Уходим в темноту. Оставшись вдвоем, она останавливается и поворачивается ко мне.

— Меня Гуля зовут, — представляется. — Давай встретимся в городе, — решительно предлагает.

— Меня — Сережа. Я не против, — отвечаю, пожав плечами. — Только в ближайший месяц не получится. Уезжаю до конца июля, — объясняю.

Задумалась. Чтобы не посчитала, что я тактично отказываюсь, спрашиваю:

— На танцы в ГАРО ходишь?

Кивает.

— Вот там и встретимся. Если ничего не произойдет, увидев тебя я подойду. Если ты увидишь меня, то ты подходи или покажись мне на глаза, — предлагаю.

— А что может произойти? — удивляется.

— Мало ли. Может ты замуж выйдешь! — уклоняюсь от ответа.

— Это не возможно, — смеется, — скорее тебя уведет какая-нибудь девчонка.

— Вряд ли, — не соглашаюсь.

— А кто такая Таня, про которую ты пел? — интересуется, как многие девчонки.

— Это собирательный образ, — отвечаю, — вместо Тани можно петь про Лизу или Гулю, например.

Девчонка снова смеется. Ловлю себя на мысли, что Гуля мне реально нравится.

— Ты почему не спрашиваешь, где я живу или учусь? Ты знаешь? — спрашивает, наклонив голову на бок.

— Не знаю, да и не к чему пока. В будущем, если оно у нас будет, узнаю, — отговариваюсь.

— Странный ты. Мальчишки в первую очередь начинают спрашивать имя, где учусь и где живу, — задумчиво заявляет.

— Лучше ты мне объясни, как такая яркая девчонка, как ты без парня до сих пор? — задаю вопрос, который меня действительно интересует.

— Потому, что такая яркая девчонка слишком разборчива. Все ребята, с которыми мне приходилось встречаться какие-то примитивные. А те, кто нравятся мной не интересуются, — признается.

— Да, на вкус и цвет, помидоры разные, — соглашаюсь.

Пошли к палаткам. Расставаясь Гуля легко поцеловала меня в край губ и шепнула:

— Спасибо!

— За что? — опешил.

— Я знаю, — ответила, засмеявшись и растворяясь в темноте.

Возле нашего костра опять вижу одинокую фигуру Конкина. Увидев меня, Санька поднялся навстречу.

— Поговорим? — спрашивает.

Представляя о чем будет разговор, вздыхаю:

— Давай.

— Пойдем, отойдем, — оглядывает близкие палатки.

Пожимаю плечами и иду за ним в темноту. Сашка останавливается под сосной и поворачивается ко мне.

— Что у тебя с Танькой Беляниной? — спрашивает с напряжением в голосе.

— Ничего, — отвечаю спокойно.

— А вчера вечером, что было? — пытается уличить меня.

— Вчера? — переспрашиваю и делаю вид, что задумываюсь. — Ты знаешь такую игру, как испорченный телефон? — интересуюсь.

— При чем здесь игра? — в растерянности он неподвижно вглядывается в меня. Вот эта его привычка смотреть в упор продолжительное время на собеседника, бесит порой меня и пугает Таньку.

Замечаю в его глазах мерцающие огоньки отражающегося костра.

— Ты вчера увидел сам необычное поведение Таньки и сделал свои выводы. Неправильные. Я же при наших ребятах и девчонках похвалил Танькину отличную игру в сценке. Сколько людей передали другому мою оценку я не знаю. Но то, что дошло до Таньки изменилось до неузнаваемости. Оказалось, что я ее оскорбил. Она не ожидала от меня услышать подобное, обиделась и кинулась разбираться. Сам знаешь, какие языки порой у завистливых людей, — подробно объясняю.

Сашка продолжает молча всматриваться в меня. Наконец пошевелился.

— Она тебе нравится? — спрашивает прямо.

— Нравится, — признаюсь, — но главное то, что ей нравишься ты, — лукавлю.

— Откуда ты знаешь? — удивляется, но чувствую радость в голосе.

— Вижу, — пожимаю плечами, — ты знаешь, что мужчина, это товар, который считает себя покупателем. Выбирают всегда женщины! — повторяю сентенцию второму влюбленному дураку.

Сашка молчит, переваривая сказанное. Разворачиваюсь и иду к палаткам.

— Это правда? — слышу в спину.

— Спроси сам Таньку. Если она не обидится, ответит, — бросаю через плечо.

Шагов за спиной не слышу. Забираюсь в палатку.

В субботу возвращаемся к вечеру домой. Утром после завтрака быстро сворачиваем лагерь, убираем территорию и в быстром темпе выдвигаемся к Фабричному поселку. Походная жизнь всем порядком осточертела и все торопились. Замечаю, что Сашка постоянно крутится неподалеку от Таньки, несмотря на то, что она его демонстративно игнорирует.

Мысленно иронично размышляю о взаимоотношениях полов по дороге на вокзал и в поезде:

«Так нам и надо! Сначала перед нашим носом повертят и покрутят хвостом, заинтересуют. Убедятся, что клюнули и предоставляют возможность завоевывать, ревновать, переживать. Заметив, что добыча готова сорваться снова приблизят. Может покажут чего, ранее недоступное и позволят потрогать. Затем снова дадут самцу проявить себя. Доказать, что он „царь горы“ и готов весь мир бросить к ногам избранницы, самой лучшей и неповторимой. Тогда „королева“ может сойти с трона и позволить увлечь себя в хижину „завоевателя“ и даже допустить к вожделенному телу. Дать возможность насладиться своим триумфом, снисходительно посмеиваясь на гордого покорителя женского сердца самой недоступной красавицы. А тот не догадывается, что уже давно был выбран на роль мужа, пока играл в свои детские или подростковые игры. И даже не подозревал, что находился в прицеле прищуренных придирчивых и оценивающих глаз. Из века в век ведется такая игра с нами. И мы искренне верим, что сами выбираем и добиваемся чего хотим. Что нам все и всЕ по плечу.

Почему у меня сейчас произошло и происходит по-другому? Раньше, я хоть и пользовался некоторым вниманием девчонок, но такого не было. Сейчас не прилагая особых усилий добился близости с первыми красавицами класса. Пользуюсь повышенным вниманием не самых последних девчонок на Слете. В первом моем варианте Слета этих встреч с Ольгой и Гулькой не было. Может есть какая-то химия тела? Девчонки чувствуют подсознательно, что обычных игр со мной не получится и готовы идти дальше, вплоть до постели».

Встретившись взглядами еще при сборе лагеря с Ольгой, а потом и с Гулькой кивнул, приветливо улыбнувшись.

«Гулька-то еще лучше, чем показалась мне вчера», — мысленно оцениваю, улыбнувшуюся мне девчонку. «А из Ольги, вероятно, получится эталонная классическая жена, которая сможет до конца жизни тащить семью, лентяя или алкоголика мужа и справляться сама со всеми жизненными трудностями», — почему-то предполагаю.

«Какая мне нужна будет жена»? — задаюсь вопросом. «Хотя рано еще мне думать об этом. Надо пережить хотя бы это лето», — решаю.


Глава 5 Июнь. Поход | Подготовка к исполнению замысла | Глава 7 Конец июня