home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Июль. Лагерь комсомольского актива «Корчагинец»

На первом рейсовом автобусе едем с Риткой в областной центр. «Тени» за собой не заметил, если не сменили Толика или не ожидали моего раннего отъезда. Посмотрю на пристани.

Достаю Путевку в лагерь. Напечатана типографским способом. Только мои данные вписаны жирной секретаршей от руки. Там даже указывалось место и время собрания лагерной смены — Речной вокзал, десять часов утра. Кроме того перечислялось, что необходимо везти с собой. Как будто комсомольские активисты не смогут сообразить, что пригодится им в течение трех недель. Вот только не понял, зачем общая тетрадь? Писем писать не собираюсь.

На набережной возле оригинального здания Речного вокзала рябило в глазах от собравшихся ребят и девчонок. Девчонок было значительно больше. Где-то пели, образовав круг, положив руки на плечи и покачиваясь. Я знал, что это называется «Орлятский круг». Сразу пришла из памяти песня:

Ну что же, время лечит,

Положим руки на плечи.

До встречи, до встречи, до встречи.

*Лемыш А.*

Сам предложил на слете так петь песню Визбора. Где-то смеялись и разговаривали. Большинство же сидели на чемоданах, стояли или слонялись по причалу. Какая-то женщина орала неразборчиво в мегафон. Ближайшие ребята доброжелательно поинтересовались у нас:

— Новенькие? В лагерь? Откуда? Идите на регистрацию туда, — кто-то указал рукой направление. Я, как джентльмен тащил Риткин чемодан и свою сумку. В толпе разыскали столы с какими-то женщинами и сдали свои документы. Нас внесли в списки и сообщили номера отрядов. Разных. Так я оказался в четвертом отряде, а Ритка в третьем.

В нужное время подали теплоход на подводных крыльях «Метеор». Получается, в моей памяти я сейчас поплыву в третий раз, а реально в первый. Плыли вверх по Волге долгих полтора часа. За городом по берегам начались густые леса. На левом берегу от нашего курса леса были забиты войсками. На протяжении долгих километров часто видели большие группы солдат и иногда палатки и технику на опушке. Помню, как я удивлялся, видя впервые столько солдат с красными погонами. Учения? Откуда и зачем столько внутренних войск? Тогда я еще не представлял, что мотострелки носят красные погоны, а у внутренних войск — малиновые.

Наконец теплоход свернул к невзрачному причалу. Прочитал на деревянной будке — Бунино. Вероятно, так называлась деревня, через которую пошли к лагерю.

В километре от реки в лесу находился наш лагерь. На вид обычный пионерский лагерь. Прямоугольная площадка для построения лагерных отрядов с трибуной и флагштоком. Длинное здание столовой. Деревянные отрядные корпуса. За ними в лесу туалеты и умывальники. Летняя эстрада, она же кинозал. В этом лагере — со стенами и крышей. Танцевальная площадка. Спортивные снаряды. Волейбольная и баскетбольная площадки. Еще какие-то дома. Наверное, для лагерного начальства. По территории — больше нашего лагеря в Фабричном. Вожатых и воспитателей в отрядах здесь звали «комиссарами».

Комиссарами нашего четвертого отряда были высокий парень и полненькая девушка. Они повели нас к отрядному корпусу и распределили по палатам. Все ребята отряда поместились в одной. Нас оказалось двенадцать человек. Девчонок — в четыре раза больше. Размещаясь в палате, ребята по этому поводу стали обмениваться шутками. Особо выделил двух высоких ребят. Один из них предложил всем познакомиться. Его звали Павлом. Другого парня — Валера. Павел шутил смешно, но не допускал пошлости и почти не улыбался. Валера не стеснялся в выражениях. Я старался не выделяться и просто наблюдал со стороны. Всегда так веду с незнакомыми людьми и в чужой обстановке.

Павел имел харизму. Первым предлагал, помогал, подсказывал. Красотой не отличался. Квадратное лицо, нос с горбинкой, тонкие губы, прямые волосы. Короткая стрижка. Шатен. Челка на бок, как у Гитлера. Сутулится. Спортом, похоже, не увлекается. С ним хотелось соглашаться и дружить.

Вскоре нас позвали на обед. Комиссары кое-как выстроили нас в колонну по четыре. Оказалось, что нас в отряде более пятидесяти человек. Старшие представились. Парня звали Юрием. Чем-то он мне не понравился. Гладкое «слащавое» лицо. Высокий. С фигурой, склонной к полноте. Такие мужики нравятся женщинам. Вот и сейчас девчонки забросали его вопросами. Обаятельно улыбаясь, сообщил, что после обеда на собраниях лагеря и отряда все нам разъяснят. Сейчас нам надо придумать «речевку» для пропуска в столовую. Впоследствии, перед каждым приемом пищи нужно будет придумывать каждый раз новую речевку. Иначе в столовую не пустят. Улыбается. Еще одно новшество. «Развивают творческую инициативу и креативность», — мелькнула мысль.

После обеда выстроились в большом каре перед лагерной трибуной. Первой выступила солидная статная дама, бальзаковского возраста — директор лагеря. Рассказала о лагерном расписании, порядках. Сообщила, что нас ждет в течение смены. Пригрозила отчислением за драки, курение и употребление спиртных напитков. Улыбнувшись, добавила, что на ее памяти такого еще не было. Представила лагерную администрацию. Спорторга — кучерявого подтянутого мужчину с усами и ухоженной бородкой. Музыканта. Переваливаясь на коротких кривых ножках, вышел парень с длинными волосами. Колченогий улыбнулся неожиданно «детской» улыбкой и кивнул головой. Завхоза лагеря.

Затем директор предоставила слово комиссару лагеря. Вперед вышла женщина в красно-белом спортивном костюме, лет тридцати пяти, с огромной, выступающей далеко вперед грудью. «Как две башни главного калибра. Размер шестой, наверное!» — мысленно отметил. Гладко без бумажки долго говорила о задачах комсомола и наших, как комсомольских активистов. Впервые узнал, что нас ждут ежедневные занятия в Школе комсомольского актива в первой половине дня. «Вот для чего требовалась общая тетрадь!» — сообразил. Лагерный комиссар говорила складно, политически выверено, сыпала лозунгами и призывами. Но внутренне я ощущал, что ей привычней блистать на пикниках, вечеринках и пьянках в окружении мужиков. Бл…кое, что-то проступало в ней. Не проститутка, но женщина с низкой социально ответственностью. (Из третьего тома афоризмов и цитат ПСС Путина В. В.)

После построения расположились перед своим корпусом. Кто-то примостился на лавочках, кто просто на земле. Лагерь располагался в прореженном сосновом лесу. Почва была песчаной. Стали решать животрепещущие вопросы — выборы командира отряда, культорга, спорторга и представителя в лагерный Совет. Придумывать название отряда, девиз и отрядную речевку. Комиссар Юра объявил повестку дня собрания и «слинял», предоставив все решать обществу. «Вполне демократично, блин!» — мелькнула мысль. Как и в памяти, инициативу подхватила одна активная заводная девчонка. Помню, что звали ее Наташка. Она еще на причале перед отправкой выделялась этим, потом первой на теплоходе начинала шутить, запевать.

Вот и сейчас Наташка предложила сначала выбрать командира. Кто-то из девчонок предложил ее. Отказалась, объяснив, что командиром должен быть парень. Единогласно выбрали Павла, а Наташку выдвинули в лагерный Совет. По ее инициативе выборы других членов отрядной администрации отложили. Стали выбирать название отряда, предлагая варианты из своего пионерского и комсомольского прошлого. Даже некоторые горячились. Опять выступила Наталья. Предложила — «Амистад». (Дружба — по-испански). Обосновала приближающимся Всемирным Фестивалем молодежи и студентов в Гаване на Кубе. Приняли. Слово красивое и загадочное. По теме.

Из множества предложенных вариантов выбрали подходящий девиз. «Гореть самим, зажечь других, быть впереди — и точка!» Подобрали речевку, созвучную названию отряда: «Миру мир, войны не нужно, вот такой девиз у дружбы! Амистад, Амистад — самый дружный наш отряд!»

Собрание прошло довольно конструктивно и по-деловому. Лишних разговоров и насмешек почти не было. Все инициативы и предложения выслушивались внимательно и доброжелательно. Никого не прерывали и не затыкали. И это — при отсутствии старших и бюрократических процедур при организации комсомольских собраний в школе. Сейчас из общей массы активистов выделились несколько лидеров, которые больше всех вносили предложений. Аргументированно обосновывали свои идеи и вообще проявляли активность. Среди них Наташка, Павел, Валерий и еще несколько девчонок. Я понял, что некоторые ребята бывали в «Артеке», «Орленке» и каком-то областном. Даже были знакомы по этим лагерям. Конечно, почти все из нас бывали в ведомственных пионерских лагерях. Вообще лагерная атмосфера была дружеской и доброжелательной. Из ребят никто пальцы не гнул, не «понтовался». Девчонки развязность и распущенность не демонстрировали.

Я молчал и не выступал. Знал, чем все кончится и не был в пионерском лагере примерным пионером. Все девизы, речевки мне тогда были «до фонаря». Почти ничего не помнил.

После собрания Павел, пошептавшись с Наташкой, предложил ребятам пройти в лес и подготовить костер для нашего отряда. Наташка провела нас в лес. В пятидесяти метрах от отрядного корпуса на поляне показала нам место отрядного костра. Объяснила, что после отбоя мы всем отрядом «сбежим» сюда, где организуем свой неофициальный отрядный костер. Место уже было оборудовано заранее. На поляне вокруг старого кострища квадратом лежали распиленные пополам бревна плоской стороной вверх. «Откуда Наташка могла знать заранее об этом месте?» — впервые зародилось подозрение. Вероятно, она не обычная активистка, а третий негласный комиссар, назначенный от Обкома комсомола. Официальным комиссарам доступ на такие «тайные» отрядные мероприятия был закрыт.

После отбоя комиссары, как будто не зная о наших планах, обошли палаты и пожелали спокойной ночи. Услышав стук в дверь, вышли в ночь в «самоволку». На поляне разожгли костер, и расселись на бревнах. Размеры бревен были, как будто рассчитаны на наше количество. «Все продумано до нас!» — отметил про себя. Вездесущая Наташка предложила организовать вечер знакомств «Расскажи мне о себе». По очереди стали представляться и рассказывать. В зависимости от характера все рассказывали кто, стесняясь, кто с юмором. А кто-то будто читал доклад.

Пока ждал своей очереди, раздумывал, стоит ли признаваться о своем «творчестве». Решил, что пока рано. Я не помнил, есть ли в лагере гитара. Заметил, что кто-то из активистов ехал с гитарой. Но он или она оказались в другом отряде. Хотя в путевке указывалось брать с собой инструменты, на которых играешь, решил свою гитару поберечь.

Когда подошла моя очередь, представился, назвал место жительства, комсомольскую должность и то, что увлекаюсь спортом. Хорошо, что Валерка представлялся раньше меня и был более говорлив и насмешлив. Его избрали «спорторгом» отряда. Какую-то девчонку — «культоргом». Потом начали разучивать и петь в орлятском кругу комсомольские, походные и туристические песни. Наташка знала песен немеряно, но не имела слуха и голоса. Но оказалось и без нее знатоков много. Отрядный ночной костер всем без исключения понравился. Я знал, что мы неоднократно еще будем «сбегать» сюда. Вернулись в корпус далеко за полночь.

Утро началось по сигналу настоящего горна. Зарядка оказалось для меня слишком легкой и короткой. Перед зарядкой спорторг лагеря уведомил, что он проводит с нами зарядку первый и последний раз. В последующие дни на его месте будет кого-нибудь из нас по очереди. Еще одно отличие от пионерлагеря.

Сразу после зарядки отправился крутиться на турнике и упражняться на брусьях. Потом провел привычные упражнения на растяжку и «бой с тенью». Не хватало бега. Привык уже. Надо поинтересоваться скакалками в лагерном спортинвентаре. «Может раньше вставать и бегать на Волгу?» — пришла мысль. Хватит полчаса добежать, окунуться и вернуться к подъему. Будет ли это нарушением распорядка дня? Только как встать самому? Решил подойти к завхозу и заказать будильник.


Июль. Продолжение. | Подготовка к исполнению замысла | Отступление. Романов.