home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Все к одному

– Милый козлик, а что там тебе говорил Шелестов насчет территорий к востоку от форта? Какие-то проблемы или тайны? – Злата улыбнулась.

– Сказал, что местность дальше на восток почти не изучена, полна сюрпризов и, следовательно, опасностей, – ответил Треш, шагая по песчаному холму, поросшему одуванчиками. – У него две группы разведчиков пропали в тех краях. Ни связи с ними, ни весточки, ни следов. Города вдоль железнодорожной трансмагистрали не изучены, никто не отвечает в эфире на запросы и никогда не появлялся оттуда в Восточном форте. Полковник предполагает, что кто-то там должен был выжить. Территория Зауралья до Судного дня располагала множеством военных и научно-исследовательских объектов, кроме того, знаменитая радиостанция «Асбест», что в сотне километров от форта, однажды подала сигнал SOS. Шелестов с трудом отпустил нас, поверив, что мы отлучаемся недалеко и ненадолго.

– Но мы же и так недалеко, да, милый?

– Что недалеко, это точно, а вот надолго ли? Надеюсь, золотце, что нет, очень надеюсь.

Но ожидания сталкера не оправдались…

Небольшая группировка «ТриЖи» промышляла в южных районах, в округе разрушенного Челябинска, но слухи о Восточном форте бередили сознание, а воображение рисовало красочные картинки. И когда им стало тесно в безжизненной, выгоревшей местности, Жбан, главарь клана, повел своих архаровцев на север. Страшные леса и новые аномалии забрали четверых бойцов, но остальные все-таки добрались до Исети. До знаменитого населенного пункта Восточных рубежей оставалось три десятка километров, когда планы группировки резко изменились. Им повстречалась парочка хорошо «фаршированных» «туристов», бредущих по тайге на восток. И хотя «ТриЖи» не считались бандитами, которые в последнее время стали объединяться, грабить и убивать, существуя за счет разбоев, но поживиться случайно встреченными в глуши лохами они тоже были не против.

Треш не предпринял никаких действий, чтобы атаковать высыпавших на просеку незнакомых людей. Он вообще старался не нападать первым на бродячий люд из гуманных соображений и некоего благородства.

Вид новоявленных мужиков вызвал у него подозрение в их недобрых намерениях, но в то же время они не походили на ренегатов или налетчиков с большой дороги. Да и Шелестов не предупреждал о местной банде.

– Мир вам, мужички! – Треш громко поприветствовал пятерку вооруженных людей, показавшихся из кустов впереди и сбоку. Злата изготовила винтовку к стрельбе, но по жесту друга опустила ее стволом вниз.

– Не заблудились, туристы? – произнес суровый дядька в военной куртке защитного цвета со школьным ранцем за спиной. В руках он держал длинный помповик, на плече висел СКС. Загорелое лицо, усы, пристальный с прищуром взгляд, седые виски.

Треш окинул оценивающим взором всех остальных: короткие кожанки, ветровки, безрукавки, боты и кроссовки, карабины, винтовки и один автомат. Строгие, внимательные физиономии, спокойные позы, стволы направлены на Избранных. По звуку треснувшей ветки с одной стороны и шелесту листьев позади сталкер догадался, что эти пятеро здесь не одни, имеется прикрытие. В войнушку играть не стоило, тем более находясь в пологой низине, заросшей по склонам густым кустарником, где укрылись невидимые дополнительные силы противника. А в том, что это не друзья, путники убедились сразу.

– Спасибо, конечно, за ваше небезразличие, но все путем у нас: «крыша» хорошая, гиды не хилые и следом группа фанатов чапает, – ехидно ответил Треш, лихорадочно соображая, что предпринять дальше.

– Ой, паря, не юли. Блеф твой за версту чую. Какая, на хрен, крыша? – спокойным тоном парировал усатый главарь.

– «Альфа» на подходе, мы в авангарде. Дозор их впереди двигает. А что не так, мил человек?

– Жмых, проверь высотку, – шепнул через плечо главный, выдав все-таки внутреннее беспокойство, глаза забегали по сторонам, но на холодном лице не промелькнуло и тени испуга. – Какая «Альфа»?

– Самая что ни на есть военная, – Треш натянуто улыбнулся. – Зеленые человечки. Слышали про таких?

– Турист, ты мне мулю тут не загоняй. Твои зеленые человечки сидят в форте где-то далеко в Пади. Какой вы авангард, если вояки и без вас, сопливых, умеют лучше любого читать следы и вести разведку? Блефуешь, паря, ой, блефуешь. Придется за вранье вам, девочки и мальчики, раздеться. Груз, смотрю, тяжел для вас, отдохнуть нужно. Мы часть поможем нести, заплатите мал-мало за эти услуги. Дорогу покажем – тоже оплата вперед. Куда шагаем, пешеходы?

– Может, для начала познакомимся, дядя?

– Начинай, парень, ты.

– Вася Пупкин. Директор тепличного комплекса «Пузырики». Это… Глаша с «Уралмаша», секретарь-референт мой.

Злата покраснела, искоса поглядев на юмориста, но не прыснула хихиканьем или возмущениями, а продолжила молча «прокачивать» незнакомцев. Указательный палец лег на спусковой крючок, большой передвинул флажок винтовки. Резко вскинуть и открыть огонь снайпер могла сию секунду даже в падении. При этом снять одного, максимум двух врагов она бы сумела почти в легкую. Но их было больше, да еще и невидимых по сторонам и позади. А это уже напрягало пуще всего. Теперь вся надежда лишь на острый язык сталкера, умеющего шутками-прибаутками разруливать сложные, подчас патовые ситуации.

Мужики наконец-то обнажили желтые зубы в ухмылках, что не ускользнуло от внимания Треша. Он продолжил паясничать:

– Вояки здесь везде. В количестве, не поддающемся вашему осознанию. Как следопыт Пади, я умею читать лес, прокладываю путь для движения батальона спецназа полковника Шелестова. Надеюсь, внятно донес?

– Ты мне вояками глаза не мыль и в зубы не тычь, орел! – главарь поменял позу, собираясь сказать еще что-то нехорошее, но его прервал рядом стоящий помощник, держащий планшет:

– Жбан, нету тут никого поблизости. Экранка чистая.

Старший клана кивнул, уже с укором посмотрел на Избранных. Тяжело и зло.

– Значит, все же блефуешь, турист! Эх-х, а я уж думал, встретил в этих чертовых лесах нормального поцика, гуляющего на природе с кралей своей писаной. А тут сплошное вранье, лажа чистой воды! Ох, зря ты, паря, зря так со мной. Мужики-то, может, и простят тебя, а вот я никак. Скидывай апгрейды свои. Бегом! Я тороплюсь.

– О как! – Треш почувствовал, что настал момент истины. «Или пан, или с задницы пропан!» – говаривал Старейшина Западного форта. – И все же назовись, бродяга, чтобы я завтра знал, кого и где искать, дабы вернуть мои вещички.

– Слышь, Пупкин, ты это… Хавальник захлопни и не дерзи старшим! Бродяг он надыбал, ишь. В зеркале бродягу увидишь, Вася! Сымай, говорю, все с себя и своей красотки. Пока я мужикам не дал приказ дискотеку тут с ней устроить. – Жбан не на шутку разозлился. Ему немного импонировал этот парень своим плоским юмором, наглостью и храбростью, граничащей с безбашенностью, но встречный не являлся ему ни братом, ни сватом, да и дружить с ним главарь «ТриЖи» не собирался.

Треш понял, что шутки закончились вместе с проверкой на вшивость, чужаки показали свое нутро, поэтому мировая не состоится. И решил использовать последний вариант разойтись полюбовно.

– Я Треш, следопыт из Пади. Это мой снайпер Злата, оттуда же. Мы посыльные в эти края, добирались сюда, пройдя через многое. Я сын Истребителя, лидера «Неприкасаемых». Друг полковника Шелестова, командира «Альфы». Честно, мужики. Не вру.

В следующую минуту сталкер понял, что эта тирада не возымела должного эффекта и выглядела лишь жалким писком новорожденного крысака. Чужаки переглянулись, недоуменно вздернули брови и нахмурили лбы, потом принялись ржать вслед за хохочущим главарем.

– Ты сам-то, орелик, понял, чего налепил?! Ха-ха-ха, умора-а! Я не знаю таких имен! А ты про истребителей каких-то… Неприкаянных! Это ты, что ли, неприкаянный? Давай проверим, начинай каяться! Поплачься нам в жилетку, а мы снова посмеемся над твоими причитаниями! Жираф, ввали ему гороху!

Пока главарь говорил сквозь смех и слезы, Треш, осознавая накал ситуации, медленно расстегнул на поясе контейнер с нужным артефактом. Мужик с кличкой Жираф вскинул двустволку и выстрелил. Картечь плюхнулась в невидимую преграду прямо перед коленями сталкера, отскочила и зернисто посыпалась в желтую траву.

– Злата, девочка моя, прижмись ближе ко мне. На цирк этот полюбуемся, – прошептал Треш, а громче произнес: – Жбан, так, кажется? Что, мой смуглый Маугли, что-то не так пошло? Может, попробуешь еще разок?

– Сука! Жираф, твою мать, ты чем берданку свою зарядил?! – Главарь потряс помповиком, лицо его вновь стало суровым и бледным.

Новый выстрел опять не принес результата – свинец так же разлетелся по траве.

– Ты посмотри-ка, точно Неприкасаемый! – вырвалось у одного из стоявших в сторонке подручных Жбана. – Чудеса-а, на…

– Желудь, пасть закрой! – для проверки главарь пару раз выстрелил лично, но остался не удовлетворен промахом. «Аура» прекрасно справлялась со своим предназначением, создав защитный ореол вокруг Избранных.

– Может быть, теперь посоревнуемся в меткости? Или еще попробуешь, чудила? – Треш с одной руки выстрелил из «Вала». Колено Жирафа разорвалось кровавыми брызгами и осколками костей, бедняга упал в частых конвульсиях и дико заорал. – Упс, а у меня получается…

– Ах ты-ы, мудила! Огонь по ним со всех стволов, вашу мать!

Жбан стал стрелять первым, остальные, еще не понимая, с кем связались, не прячась за укрытиями, тоже присоединились к пальбе шефа. Из кустов с раззявленными ртами повылазили те, кто там до сих пор сидел. Треск разномастного оружия заполонил низину. Искры, дым, пламя, рикошеты пуль и картечи. Прозрачная, иногда переливающаяся блестками сфера сдерживала шквальный огонь, нисколько не портя драгоценную начинку.

– Даня, можно я? – спросила Злата, выцеливая самого рьяного стрелка и, получив утвердительный кивок, нажала на спусковой крючок.

Автоматчик взмахнул руками и свалился с простреленной грудью. Жбан заорал, командуя общий отход, но было поздно. Смерть явилась к клану «ТриЖи» совсем не от Избранных. Сначала с ближайшей сопки показался вприпрыжку несущийся Жмых, которого главарь отправил на разведку. Напуганный до смерти боец мчался так, будто за ним гналась его же задница. Саблезубая и голодная. Он что-то кричал, сбрасывал на ходу оружие, снаряжение, пытался избавиться от длинного плаща, полы которого заплетались в ногах и мешали бежать. Почти все: и его товарищи, и Избранные повернулись в сторону сумасшедшего, теряясь в догадках от причин столь дикого испуга. Но тут же глаза всех вылезли из орбит – с высотки четко по распадку стекала вниз черная масса, похожая на плотную дымовую завесу.

– Опять терриконовские штучки? Здесь-то откуда угольной лавине взяться? – пробормотала Злата, глядя, как смоляной поток нагоняет беглеца.

– Боюсь, на сей раз не эта фигня! Злата-а… Ежкина кочерыжка! Живей доставай кристалл в руку и валим! Только держись за меня и не смей отставать, слышишь?!

Последние слова сталкер выкрикнул, увлекая девушку в кусты, прочь от низинки, по которой, как искусный слаломист, гнало испуганного парня смертельно опасное аномальное образование.

И тут до слуха всех донеслось единственное, что орал на бегу задыхающийся Жмых:

– «Мгла-а-а»!

Блуждающая аномалия или, как ее еще называли в Пади, зомби-дым, добралась до беглеца, окутала его клубами живородящей тучи и вмиг растворила. Только пепел от бывшей одежды завертелся мини-вихрем и влился в общую черную массу. «Мгла» продолжила нашествие, устремляясь вниз по распадку и выхватывая отдельных людей. Мужики, попадая в смертельные объятия аномалии, истошно визжали, уже не пытаясь бежать или стрелять, что делали поначалу. Спасения от нее не было!

Избранные, зажимая в кулаках амулеты Армады, неслись по склону в чащу. Треш ловко лавировал между деревьями, перепрыгивал пни и валежник, продирался сквозь кусты, крепко держа Злату за руку. Влияние «ауры» не прекращалось, по-прежнему создавая вокруг беглецов виртуальный купол. Одна из струй «мглы» отделилась от основной массы, хватающей жертв в низинке, и потекла сквозь лес за Избранными. Треш чувствовал это, не оборачиваясь, поэтому со всех ног мчался прочь, подальше от смертельного распадка, не выпуская пальцев любимой. Сталкер в памяти восстанавливал все значки топографии, ежечасно высматриваемой им на карте, и вспомнил. Где-то рядом должна течь река, буквально в недалекой ложбине, параллельно той, по которой они поднимались. Река – это вода, вода же – спасение для беглецов. Возможность укрыться от вездесущей убийственной «мглы».

– К реке… прыгаем сразу… без остановки… Арт защитит, – задыхаясь, сообщил он Злате.

Аномалия нагоняла. Черная лента шириной до двух метров гигантским удавом извивалась между огромными валунами и деревьями, стелилась над землей, гудя, как потревоженный улей. Вот из кустов шмыгнул заяц, пропустивший бегущих людей, но не выдержавший шума. «Мгла» тотчас сожрала косого, неудачно прыгнувшего в сторону и попавшего в живой дым. Вспорхнувшая из травы птичка чудом избежала жаровни, взмыв в небо.

Может быть, в чистом поле им и удалось бы по прямой оторваться, но по пересеченной местности выполнить спринтерские нормативы было делом невыполнимым. Аномалия почти нагнала Избранных: ее гул и гнилостная вонь ощущались бегущими, плотный дым уже находился в трех метрах позади их мелькавших пяток.

Надежды на «ауру» и оба амулета не было, оставался страховочный вариант в дополнение всей этой защите. И Треш использовал последний шанс.

Скальный выступ оказался не заросшим, природа создала неровную, голую площадку на высоте пятиэтажного дома от журчащей внизу реки. Прыгать вот так, бездумно, с разбегу вниз, чтобы окрасить мокрые камни кровью и мозгами, как-то не хотелось. Беглецы вынырнули из кустов на край скалы и сразу помчались вдоль него, высматривая удобный пятачок для прыжка. Маленькая елочка на пути чуть не погубила Треша, запнувшегося об нее и припавшего коленом на камни. Разбить чашечку не дал жесткий наколенник.

– Вон трамплин… туда-а.

В тот момент, как «мгла» почти достигла жертв, несколько завязнув в оболочке «ауры», Избранные прыгнули с утеса в бездну. Черный дым на время завис в воздухе над пропастью, собираясь в тучу, будто размышлял о дальнейших действиях. Потенциальная добыча, размахивая конечностями, полетела вниз, плюхнулась в пенистый водоворот и исчезла в речной пучине.

Защита «ауры» сработала верно, по-прежнему оберегая жизни подопечных – она смягчила удар тел о воду и дно реки, глубина которой в месте падения оказалась всего пара метров. Мириады брызг разлетелись скорее от оболочки силового поля, а не от самих прыгунов, но бурное течение тут же понесло их по руслу, швыряя на перекатах об камни и дергая на резких поворотах.

«Мгла» повисела некоторое время над скалой, клубясь и гудя, затем медленно потекла над краем утеса и вскоре углубилась в лес. И только взбудораженные сороки долго трещали по округе, боясь опуститься обратно на опушку чащи.


предыдущая глава | Стражи Армады: По ту сторону восхода | cледующая глава