home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Уже и солнце взошло дальше некуда, и лапы затекли сидеть на одном месте, а архив как был закрыт, так, собственно, и не открывался. Людей почему-то совсем нет в округе, и с машинами какая-то беда, почти не ездят. Да что люди, птицы в небе и те не летают. За все время прилетела лишь одна стайка глупых воробьев. Покрутились по земле, почирикали и, так ничего и не найдя съестного, тут же улетели. И что могло стрястись сегодня — вообще непонятно…

Нет, это уже ни в какие ворота — так сидеть. Нужно хотя бы чуток размяться. Да и курить охота от безделья до безобразия. Конечно, можно было бы и в таком виде покурить, прикольная бы получилась тема — сидит на ветке ворона и пыхтит. Кто увидит, сразу в дурку сам за помощью побежит. Вот только, как назло, сигареты куда-то подевались вместе со всей моей одежонкой. Похоже, в перья перевоплотились.

Слетев с жердочки на землю, я огляделся и запросил у перстня себе прежний вид. Бирюзовая волна промелькнула перед глазами, вернув мне былой рост и облик. По окончании трансформации я осмотрел себя. Вроде все прошло удачно. Вот только дыры от пуль в штанинах слишком бросаются в глаза. Но я не растерялся. Достаточно было поднять параметр целостности джинсов, и от дыр следа не осталось. А вот с запекшейся кровью прямо-таки беда. Попробовал отряхнуть, да куда там, въелась в ткань намертво. Думал-гадал, как выкрутиться, но опять же с помощью нового уровня и возможностей перстня решение оказалось совсем простым. Лишь представил эти же джинсы новыми, и все та же бирюзовая волна вернула им первозданный вид.

Результат преображений порадовал не столько обновлением шмотья, сколько возможностью отныне подобное творить. Понятно, еще пару дней, и я свыкнусь, но в данный момент у меня даже появилось чувство легкой эйфории. Довершил свой внешний апгрейд, заменив надетые на мне кроссовки на те, что подарил Олегу — на воздушной подушке. На радостях я даже не удержался и немного попрыгал на месте. Ноги, бодро отталкиваясь от тротуара, скакали мягко и пружинисто.

Сигареты нашлись в кармане обновленных джинсов. Несмотря на столько преобразований, все осталось на месте. Прикурив, я сел на ступеньки перед архивом.

А все-таки хорошо, что все так получилось. Если бы не остался вчера на ночевку дома, то и с Катериной не познакомился. Не узнал о возможностях таких перевоплощений. Спору нет, потом бы я до этого сам дошел, но сколько бы на это ушло времени, это уже другой вопрос. Да и разобраться с фотографией Демьяна она быстро помогла.

Учитывая, какой ценой мне достался побег, зря я полез копошиться в прошлом Катерины, ведь за малым чуть было не попался. Да и она хороша, могла бы мне подсказать, чтобы врубил умение полета на всю и сматывался, а то спорола какую-то чушь — спланируешь над деревьями. Но бог с ним, обошлось и забыли. С другой стороны, мне теперь понятно ее отношение к Мастеру. С ним связаны две ее самые большие трагедии, к которым он приложил руку. Поэтому есть надежда, если за эти три дня не получится справиться, возможно, мне удастся ее убедить вместе сбежать от Пирса. А вдвоем уже будет легче найти способ пройти уровень.

А вот муж Катерины реально козел. Раз бежал, нужно же было и о семье позаботиться. Бросил и был таков. Хотя кто его знает, что там произошло. Может быть, вариантов других не было. Откуда можно все знать, да и кто я им, судья, что ли…

— А что ты тут сидишь? — спросила, прервав мои размышления, все та же дворничиха, проходя мимо.

— Жду, когда архив откроется.

— Ну, ты тоже… Воскресенье! Сегодня архив не работает.

Да твою ж мать нехай!

— Вот же люди… Что у них в голове творится? Бардак сплошной… — продолжив бормотать себе под нос, она пошла дальше.

Черт… Получается, минус один день на поиски… Ну, что за напасть?!

От возросшего негодования я закурил вторую сигарету. Сидеть дальше здесь было бессмысленно. Встав, я пошел по улице, куда глаза глядят, а внутри от злости все клокотало. Но я уже знал у этого чувства подоплеку — это гнев с яростью меня подначивали изнутри.

Пройдя немного вперед, я увидел идущую мне навстречу пожилую женщину с пакетом. Расставив ноги, как кавалерист (или те были сами по себе такие), морщась и бурча себе чего-то под нос, она прошла мимо. Тут своевременно в голову пришла идея. Коль меня сейчас по городу разыскивают охотники, было бы неплохо преобразиться. И именно такой образ подходил лучше всего своей неприметностью. Таких, как она, полно на каждом углу. Воспользовавшись отсутствием прохожих, я принялся за очередное преображение. Бирюзовая волна быстро промелькнула перед глазами, заставив меня подобно оригиналу осунуться и снизиться в росте. В руках был такой же цветастый пакет с чем-то тяжелым.

Продолжив идти, я почувствовал, что мне явно что-то мешает кое-где по интимной части. Как назло на улице появился народ. То с магазина кто-то вышел, то из подворотни выполз. Прошел еще немного, и стало невмоготу. Ноги еще больше раскорячились.

Да что там не так?! Прямо зудит и давит нестерпимо. Бегом я свернул в ближайший двор поправиться, а тут на тебе — сидевшая на лавочке такая же по возрасту пожилая женщина как заорет:

— Никифоровна! Никифоровна!

— Да…

— Ах ты ж курва старая! Зачем мой палисадник заняла!

— Я?..

— Не прикидывайся! Я тут так заболела, три месяца не могла встать, вышла и на тебе: и палисадник оттяпала, и заборчик уже приделала! Сейчас же возвращай мне мою землю! И заборчик свой чтобы убрала! А то ты посмотри на нее… — вскочив с лавочки и подбежав ко мне, разоралась она во всю глотку.

Первое, что пришло мне на ум — послать ее куда подальше вместе с ее палисадником. Второе… Второе — тоже послать, но уже в строго определенном направлении.

— …Зараза ты такая!.. — продолжала она орать.

Теперь мне уже хотелось звездануть ее своим тяжелым пакетом. Зря, что ли, ношу его в руках?

— И ты посмотри на нее…нахалка какая… — все не унималась старушка.

Ну, и что мне делать с этой заразой? Усыпить на месте? Тогда не дай боже брыкнется и чего-нибудь себе ушибет. А мне вновь зачтется уже двойное ухудшение. Считай за чародейство и нанесение телесных повреждений. Вот бы ее в ступор ввести.

— …Курва ты старая!.. — похоже, вошла та в раж.

А что, если отключить ей звук?

Стоило мне закончить манипуляции, и та вмиг смолкла. Губы продолжали сотрясаться, наверное, по инерции, а глаза страшно выпучились. Силится бедная, чуть ли не кряхтит, а сказать не может. Воспользовавшись этим шоковым состоянием, я бегом вернулся на улицу и зашагал от нее подальше.

Бегу-лечу, а у самого что-то вообще там по интимной части дискомфорт жуткий. Хорошо хоть не на каблучках перебираю свои кривые ножки, а то бы точно навернулся с этим чертовым пакетом. А какого хрена я с ним таскаюсь? Кинул в ближайшие кусты и дальше лечу. Чувствую, никаких сил нет больше терпеть этот кошмар. Снова свернул в дворик.

— Никифоровна, займи, будь человеком… — обрадовался, увидев меня идущий навстречу какой-то забулдыга.

Да что же это такое?! По ходу эту тетку здесь каждая собака знает. Небось звезда районного масштаба.

Проигнорировав прошение, я снова бегу дальше по улочке, перебирая короткими ножками. Увидев впереди сараюшку в виде остатков некогда остановки, я до безумия обрадовался. Мигом туда. Ну и грязь вокруг вперемешку с вонью. Похоже посыкивают здесь все, кому не лень. Чуть отошел от прохода, чтобы меня с улицы было не видно, а сам задумался, а надо ли мне соваться и смотреть, что там у меня и как? Однозначно нужно менять образ, вот только на кого? Можно на симпатичную девушку, но… Блин… Ладно, когда она рядом, но не самому же ею становиться.

Вспомнилась, как Катерина говорила, что обычно все принимают образ по половому признаку. Теперь-то до меня дошло, почему. Вот так просто перевоплощаться из мужского типа в женский совсем не айс. Не, ну, для определенной категории лиц это понятно. Они и под нож бросаются, причем еще и кучу собственного бабла на это дело тратят, но мне-то зачем все эти проблемы?

Значит, выберу какого-нибудь мужичка, пожившего вдоволь, но не совсем древнего. Образ сложился в общих чертах, но как-то неотчетливо. Никак не мог себе его конкретно представить. Ладно, хотя бы фотография чья-нибудь была под боком или сам человек, а то перед глазами стояли лишь собственные знакомые, не в них же трансформироваться. А почему бы не в себя вернуться и прибавить годков так столько же?

Бирюзовая волна совершила очередное чудо. Я немного подрос. Все прошло вроде нормально, но какие-то странные ощущения появились — вроде это был я и в тоже время не я. Руки старческие, но одежда та же.

В новом облике я продолжил пешую прогулку, так и не решив, куда мне податься. Дойдя до ближайшей витрины, я посмотрел на собственное отражение. Так и есть — постарел и посидел сильно, залысины глубокие, но в целом неплохо сохранился. Все черты узнаются. Одет, правда, модненько для пожилого.

Нет. Так не пойдет. Нужно еще набавить десяток годков, чтобы наверняка было не узнать. Как только бирюзовая волна перед глазами промелькнула, я опомнился, что нужно было куда-нибудь в сторонку отойти. Как-никак люди хоть немного, но вокруг шастают. Что значит, превратился из старья в старье — никто на меня не обратил никакого внимания.

Для старичка я слишком активно шел. Безусловно, можно было сбавить проценты здоровья и реально начать ковылять, но мне не хотелось превращаться в рухлядь. Мало ли, что случится, а мне в этом случае потребуется вначале поднять собственное здоровье и тратить время, которого в такие моменты катастрофически не хватает. Да и притом реакция притупляется. Могу вообще не заметить, что кто-то нацелился на меня. А так идти самое то — иду спокойненько и бодро, активно верчу шеей, так что все вижу по всем сторонам.

Ближе к следующей остановке меня начало беспокоить наличие около нее машины полиции. Двое в форме копошились у стены. Я замедлил шаг, сподобил старческую походку, но решил не сворачивать, а пройти мимо. Все равно без специальных очков или перстня стража меня не распознать.

Подойдя ближе, разглядел, как те обклеивают стены остановки объявлениями. Я еще до них не успел дойти, полицейские закончили свои труды, сели в машину и укатили.

Увидев свое черно-белое изображение с надписью «Разыскивается» я вначале опешил, а начав читать дальше текст, обомлел.

«УВД разыскивается за мошенничество, серию убийств и вымогательств Тимофей Кораблев 1988 г.р. Преступник особо опасен. В случае его обнаружения немедленно звоните по телефону 02, с мобильного телефона 102 или 112».

В шоке дочитал и совсем медленно побрел дальше. Это же надо придумать — «особо опасен»?! А приплели-то сколько? Убийства, вымогательства, мошенничества… Они там что, всем УВД на меня повесили все преступления по области? Надо позвонить Славику и узнать, что к чему…

И тут же я осекся. Нет, никому звонить однозначно не нужно. Какой смысл? Скорее всего, он сам ничего не знает, кто и почему дал команду на мои экстренные поиски. В лучшем случае даст совет лечь на дно или сдаться. А что он еще может сказать? В худшем скажет, чтобы я к нему шел. Ну, типа он мне поможет и укроет где-нибудь. Я приду, а там засада. Похоже, мне из образа старика никак нельзя выходить, пока все не закончится.

Я прошел мимо еще двух остановок, и на каждой из них уже имелись аналогичные объявления. Возможно из-за них я начал обращать внимание на сотрудников полиции в форме. Их, как мне показалось, стало слишком много попадаться мне на пути. Что-то раньше я в таком количестве правоохранителей не встречал. На вокзалах еще куда ни шло, но не на городских улицах. Хорошо, что еще ни разу не попадались охотники. С ними мне однозначно лучше не встречаться.

Тут вспомнилось, как они меня даже в образе вороны распознали. А как им это удалось? Размышления по этому поводу привели к очкам. Похоже, что артефакты типа моего перстня как-то ими улавливаются. Может, высвечивают искорками, чтобы наверняка не пропустить. Сейчас же, когда на мне целых два артефакта, то я вдвойне уязвим. Как назло и снять не могу. Ну, и что с того, если сниму перстень? Брошка же останется висеть на груди, а ее снять уже никак нельзя. Тут же сделаюсь уязвим для манипуляций.

Я обратил внимание на стоявших на соседней улице двух полицейских, разговаривающих между собой, и их голоса стали звучать у меня в голове:

— «…он же адвокатом был»

— «Да, я вроде бы его как-то мельком видел в отделе с каким-то жуликом»

— «Сейчас еще нашли, что он причастен к серии изнасилований»

— «Таким нужно на месте яйца откручивать»

— «Скорей бы его уже поймали, а то из-за него ввели усиление, и хрен знает, когда это закончится…»

По ходу на меня действительно навешивают все, что можно и нельзя. А людская молва припишет еще раз в десять больше. Наверняка и тетушку уже сто раз допросили, устроили у нее засаду на меня. Да и у всяких знакомых. Но ничего, лишь бы эти три дня продержаться. Простые люди в виде полицейских — все это ерунда, главное, чтобы не попались охотники. Даже не то, что продержаться, а все, что нужно, разузнать. Хотя какие три дня? Получается, всего лишь два. Совсем мало времени.

Улица дошла до центрального парка, заставляя куда-нибудь свернуть. Я решил вместо городских улиц побродить на природе. Там-то точно меня никто не будет искать. Кому вздумается бродить по пустынным аллеям в поисках преступника. Парк огромный, попробуй везде расставить слежку. Так и людей столько не напасешься. Ну, а если что, то не вопрос, пускай ворон ловят в небе. Заодно нужно подумать, как и где мне эти три дня прожить.

Войдя в парк, я направился по его тенистой аллее вглубь. Спустя пару минут у меня уже появилось чувство, что брожу по благоустроенному лесу. Вокруг деревья, зелень сплошная и птички красиво щебечут. Воздух приятный, свежий, будто за городом очутился.

Спустя минут пять впервые показались люди. Две бабульки, идя по другой аллее мне наперерез, не доходя, остановились и встали как вкопанные.

— Проходите, проходите мужчина, мы вас ждем, — сказала одна из двух старушек.

— А что это вы меня ждете?

— Да вот же, с пустыми ведрами идем, чтобы вам дорогу не переходить.

— Мы — люди старой закалки, и раз нельзя с пустыми ведрами переходить человеку дорогу, то значит нельзя. Что нам, трудно подождать? — теперь ввязалась в разговор и ее подруга.

— А куда вы это с ведрами?

— Так к источнику! — удивилась первая. — Вон, около старого пруда с весны появился источник. А вода там какая хорошая. Мы каждое утро как на разминку к нему ходим. Себе надо, да и детям.

Блин. Надо же, а я ехал из-за этого хрен его знает куда.

— А где он там появился? — спросил из любопытства.

— Да пойдемте, мы покажем.

Пока мы шли, я выслушал от новых подружек все о чудодейственных свойствах воды. Как я понял, для них целебной была не столько вода, сколько эти утренние прогулки к источнику.

Проходя мимо небольшого пруда, обильно поросшего камышом, я вновь вспомнил поездку в деревню. Вот, пожалуйста, и мертвая вода в избытке. И далеко ходить не нужно. Хотя нет, не зря съездил. Немного проветрился, да и деревенским старикам помог.

Чуть в стороне от пруда появилась толчея. Народ, по большей части из числа пенсионеров, стоял с ведерками перед небольшим оврагом.

— Кто последний? Или сегодня можно без очереди? — пошутила приведшая меня к источнику первая бабушка.

— Как это без очереди?! За мной будете, — отозвалась замыкающая очередь старушка с двумя большими ведрами.

— А здесь всегда так людно? — спросил я у своих провожатых.

— Да не-е. Еще час, и здесь уже никого не будет. Это все с утра да под вечер сбегаются, а потом здесь никого, хоть купайся в нем, — пояснила бабушка и, увидев знакомую, переключилась на нее.

Если всем была нужна чудодейственная вода, то мне она была ни к чему. Я уже хотел было идти прогуливаться дальше, но тут своевременно на ум пришло воспользоваться моментом, тем более, все этому благоволило. Бабульки собрались, как они думают, около целебного источника, и я тут как раз. Если я им помогу, никто не додумается о действительных причинах исцеления.

Хотел было начать коррекцию людей, но вспомнил, что после повышения уровня мне еще ни разу не приходили оповещения об ухудшениях в характеристиках, и это в то время, когда я столько раз прибегал к помощи перстня. Или на Продвинутом уровне это уже не засчитывается за проступок?

Запросив полный список задач и пролистав его до конца, я безмерно удивился.

Ага, не засчитывается! Чародейство аж до 3 % подскочило. И ты посмотри, все молчком накручивается!

С Продвинутым уровнем корректировать здоровье людей — одно удовольствие. Стоит остановить взгляд на ком-то, и появляются основные характеристики, дальше смотришь на цифру здоровья и мысленно задаешь величину, а дальше цифры уже сами скачут в заданном направлении, и можешь приниматься за следующего, лишь бы оба оставались в поле видимости. Спустя четверть часа со всеми больными было покончено. Те ожидаемо даже сами не поняли, что произошло, как галдели между собой, так и продолжали.

В установившемся перерыве я снова запросил у перстня полный перечень своих задач. В выплывшем перед глазами списке исчезло 1 % чародейства и 1 % лености. Немного, но начало положено. Хорошо, что леность немного убралась, докучать не будет. Увидев, что одна из вновь прибывших старушек пришла с симпатичной двадцатилетней внучкой, я немного расстроился, что нельзя списывать задачи по своему усмотрению. Что-то так и сверлило внутри подойти и начать знакомиться.

Спустя час у источника людей почти не осталось. Находиться здесь дальше не имело смысла. Я вновь отправился гулять по громадному парку. Голову снова стали заполнять мысли о насущном. Хуже всего была неопределенность. Да, от меня многое зависит, но опять же, на первом месте стоит банальное повезет или нет. Да, есть зацепка, но куда приведет эта ниточка, я не имел никакого представления. Пугало, что вдруг стоит за нее потянуть, и очень быстро выяснится — она давно и безнадежно порвана. А новых зацепок, к сожалению, нет.

Выйдя на центральную аллею, где было больше всего людей, я неспешно пошел по ней. Помимо все тех же пожилых людей появились мамаши с малышней и средневозрастное поколение, вышедшее в выходной день прогуляться.

Коль так случилось, что сегодня нет возможности приступить к поиску закрытого Мастера, то я решил посвятить день хотя бы улучшению собственных характеристик и принялся корректировать здоровье всех случайно встретившихся на пути прохожих. Кто его знает, как сложится у меня в дальнейшем, а ведь через три дня я должен быть уже в форме, могу и не успеть в последний момент себя подготовить.

Мне удалось улучшить здоровье двух десятков человек, прежде чем я дошел до площади с фонтанами. Вокруг нее была масса лавочек, где сидело полным полно народа. Я выбрал свободное место с краю. В стратегическом плане здесь было второе место по проходимости в парке после центральных ворот, но в плане удобства и безопасности, несомненно, первое. Можно было сидеть и спокойно заниматься своим делом, не опасаясь, что мимо ворот кто из охотников невзначай проедет на машине.

Спустя полчаса я уже скорректировал всех, кого возможно, и пребывал в безделье. Пора было задуматься о том, куда податься ближе к вечеру. Покопавшись по карманам, я нашел деньги. Раз ни у кого из знакомых нельзя остановиться, то остается гостиница. Ковыряясь в карманах, я снова наткнулся на две фотографии — Демьяна и Бережного. Предстояло еще раз посмотреть вечером на Демьяна и снова прокрутить эту ситуацию с повышением уровня. Может быть, мы с Катериной что-то упустили или в спешке недоглядели.

Издали увидев женщину, везущую на инвалидной коляске старика, я принялся за очередную коррекцию, озаботясь тем, насколько исцелить старика. Если на все 100 %, то он может сразу же встать, тогда это привлечет внимание всех вокруг, а если немного, то насколько зачтет мне это игровая система? Перстень по обыкновению высветил перед глазами основные характеристики, и тут я обомлел.

«Геннадий Бережной (Генрих Береж), 174 года, рост 165, вес 69»

«Вдовец, б/детей, пенсионер»

«Здоровье 31 %, энергия 27 %, настроение 18 %»

Бережного сопровождала все та же верная помощница, что мне встретилась у него дома. Прикатив его на площадь, она остановилась у лавочки с другой стороны фонтанов. Всматриваясь в его лицо, я увидел бессмысленный взгляд, без интереса смотрящий на все, происходившее вокруг.

Что же с ним произошло?

Услышав призыв, перстень открыл перед моими глазами окошко, в котором замелькали картинки. Бережной ехал в машине с двумя стражами. Машина остановилась около его особняка. Один из стражей указал на входную дверь и сказал, что это его дом. Он вышел и направился к этой двери так, как будто впервые ее видел. Дальше я не стал смотреть, поняв, что стражи с ним расторгли договор, заодно лишили перстня и, соответственно, всех воспоминаний об обладании им.

Помня, что Бережному оставалось служить всего-навсего год, я был поражен их поступком. Даже если допустить, что он серьезно оплошал, это было слишком жестоко. Ведь можно было дать ему возможность как-то реабилитироваться или, в крайнем случае, набавить сверху год-два, но не лишать возможности получения Продвинутого уровня. Это было даже как-то нечестно после стольких лет службы.

Дальше усидеть на месте я уже не смог.

На подходе к ним я отправил его помощницу в глубокий сон, а его здоровье приподнял до 50 %. Присев на корточки перед Бережным, так, чтобы он меня лучше видел, я решил немного с ним поговорить.

— Вы помните меня?

— Нет. Простите. Я почему-то потерял свою память.

— Совсем?

— Нет. Я очень хорошо помню, когда я был лекарем, а дальше, как мне говорили, я был еще ученым историком, преподавал, но я этого ничего не помню, — жалобно смотря на меня, говорил он. — Раньше я жил в Польше, а потом переехал в Россию. Это было еще до революции. Здесь лечил людей, а потом ничего не помню. Совсем. Вы понимаете?.. Странно как-то. Все говорят, что этого не может быть, ведь то, что я помню, было еще вначале прошлого века. Я вроде бы тогда даже не родился. Но я почему-то помню именно это. Меня считают немного сумасшедшим. А вот моя помощница говорит, что со мной произошло, уж не знаю, переселение души, что ли. Я и сам не знаю, что со мной. Но я не вру. Все именно так. Я лекарь. Я помню до мельчайших подробностей прежнюю жизнь, но потом совсем не помню.

— Так случилось, что это вы из-за меня потеряли память, — осторожно начал говорить я, не сдержавшись.

— Из-за вас? — изумился он, отчаянно всматриваясь в мое лицо и силясь что-либо вспомнить.

— Я и вы были поставлены в такие условия. Вам нужно было меня поймать, а мне нужно было убегать.

Бережной смотрел на меня непонимающими глазами, а я не знал, как ему все объяснить теперь, когда он понятия не имеет ни о перстне, ни о той игре, что творится вокруг. Впрочем, это ему отныне знать и не нужно.

— Когда я убегал, я вас ударил, и поэтому вы потеряли память. У меня, к сожалению, не было другого выхода. Я понимаю, что и у вас не было выхода. Вы не хотели меня ловить, и будь ваша воля, вы меня отпустили бы. Я просто хотел у вас попросить прощения за то, что так произошло. Я не хотел, чтобы у вас так все обернулось.

— Что ж… Что было, уже не вернешь. Странно, но я даже не понимаю, о чем вы говорите. Всех этих непонятных подробностей. Но раз вы просите прощения, значит вам это нужно. Я вас прощаю. Не корите себя за то, что случилось. Странная это штука — память. Я помню одно, а мне все рассказывают другое. Вот вы теперь начали еще что-то рассказывать, про какие-то догонялки, а я ничего этого не помню…

Бережной продолжал говорить, а я, смотря на него, не мог понять, что происходит. Над его головой появилось какое-то непонятное свечение. Перед моими глазами появилось сообщение:

«Индивидуум подготовлен для получения следующего уровня».

Я читал появившуюся надпись над его головой, и моему удивлению не было предела. Выходит, что за прощение тоже списываются грехи. Так-так-так, нужно срочно его везти на водные процедуры.

На всякий случай я запросил у перстня его цели.

«Цели жизни — не обнаружены»

«Выполнено — все предусмотренные цели для Основного уровня»

— Нам нужно прогуляться.

— Куда? Зачем? А куда делась…

Пока он сам себе случайно не навредил и не ухудшил характеристики, я отправил Бережного в глубокий сон. Схватив коляску, я повез его первым делом к заросшему камышом пруду.

Хорошо, что было достаточно лишь немного окропить его темечко, а не окунать всего в воду с головой. Как только появилась бирюзовая дымка, исходившая из его тела, я повез его к источнику. Процедура повторилась, но здесь вышло немного посложнее. Мне пришлось несколько раз бегать в овраг к источнику и потом в ладонях доставлять воду к темечку Бережного. Теперь бирюзовая дымка стала появляться из ниоткуда и входить в его тело.

«Геннадий Бережной — Продвинутый уровень»

Жаль, что эту надпись мог видеть я, а сам тот Бережной, что был прежде, так и не дождался, хотя и столько лет стремился его заполучить. Возвращаясь обратно, я подумал, а возможно ли ему вернуть память.

«Недопустимое действие»

Снова жаль, а то было бы интересно посмотреть, как он отреагировал бы на это. Хотя и так понятно.

Уже на подъезде к фонтанам я ради интереса затребовал у перстня все задачи, поставленные перед Бережным на новом уровне. Все параметры были, как и у меня, по 1 %, а основные по 3 %. По-видимому, игровая система с ним решила поиграть и поставила задачи в виде праздности, лжи, чревоугодия и ереси. Да уж, гремучая смесь.

Вновь рассуждая на тему того, поднять ли Бережному здоровье или нет, я снова не знал, как поступить. Учитывая его возраст, это действие не имело смысла. Спустя короткое время ему бы потребовалось вновь моя помощь, ибо возраст будет брать свое. К тому же из-за подчищенной памяти ему будет сложно адаптироваться к нынешним реалиям жизни.

Порассуждав немного, я все-таки решил — раз у меня есть такая возможность, то я должен ему дать такой шанс. Я снизил возраст Бережного до шестидесяти лет и поднял его здоровье вместе с энергией до 100 %. У него остается лет двадцать для улучшения своих характеристик. Учитывая, что он уже немолод, то не будет заниматься глупостями, а значит, есть вероятность того, что эти годы он проведет с пользой и решит поставленные перед ним игровой системой задачи. Если это у него получится, то в следующей жизни он уже переродится в статусе Мастера. Весьма быстрый рост. А там глядишь, и сможет покинуть игру, как и задумывали Создатели, будучи обычным игроком.

С чувством выполненного долга я оставил Бережного подле его помощницы и направился обратно вглубь парка. Напоследок обернувшись, я вывел обоих из состояния сна. Смотреть на их реакцию мне было уже неинтересно. Я сделал все, что посчитал нужным, и что было в моих силах. Пусть и не специально, но Бережной мне помог с Продвинутым уровнем. Я выплатил свой долг сполна.


* * * | Иная реальность 2 попытка | Глава 12