home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24. Схватка

Зона, Ржавый лес – локация «Ессентуки». День 5

Треш второй раз пожалел о том, что впопыхах не прихватил ПНВ Корсара, предложенный другом на островке. На болотах бы он очень пригодился, а уж сейчас и подавно. О том, чтобы разглядеть в холмах и в темноте матерого противника без прибора, не могло быть и речи. Ждать утра – мысль глупая. Не оказалось под рукой и простого, но значимого в таких ситуациях артефакта «око», способного делать намного острее зрение его владельца и позволяя видеть далеко, в том числе в сумерках. Оставалось уповать на свои силы и привычно действовать по интуиции.

Он метнулся на цыпочках по окружной тропе, выбирая чистые от веток места. Как раз такие пятна земли могли быть основаниями скрытых аномалий, но КПК, закрепленный на предплечье левой руки с выключенным звуком, пока не подавал визуальных сигналов. У противника мог иметься ПНВ – сталкер это тоже предвидел, поэтому передвигался короткими, но ломаными зигзагами, максимально сливаясь с рельефом местности.

За первой чередой холмов Треш выглядел пару подозрительных местечек, приноровился и забросил в одно из них гранату, другое тотчас прострочил из «Вала». После взрыва выскочил из-за камня и побежал к поваленной осине.

Он немало удивился, услышав до боли знакомый голос. Но и поймал себя на мысли, что чего-то подобного ожидал. Точнее, кого!

– Сталкер, давай уже полюбовно решать наши проблемы, – раздался среди холмов несколько скрипучий, с хрипотцой голос. – Мы порядком уже надоели друг другу, пора и меру знать.

– Шрам, никак ты? – крикнул сталкер в ответ, сразу меняя позицию. И вовремя.

Осина затрещала от впившихся в нее пуль, выпущенных из бесшумного оружия.

– Хитрожопый ты наемник, – громко бросил в сторону Треш, приложив ко рту ладонь. – Полюбовно, говоришь? А сам палишь почем зря.

– Это так, вместо многоточия.

Снова очередь из штурмовой винтовки прошлась по бугру, взлохматив мох на нем, но сталкер находился уже в стороне, пытаясь определить местонахождение источника звука.

– Тебе снова нужна инфа о твоей девахе?

– Уже нет, чучело! Считай, я ее нашел…

Очередь. Свист пуль, шелест листьев и песка.

– Иди ко мне, я теперь точно покажу ее могилку. Сам хоронил.

Треш закусил губу, конечно же не поверив словам противника, привстал и дал короткую очередь в затемнение справа; ушел вниз и сразу влево, сполз по склону холма, забрался к его гребню в пяти метрах от прежнего места.

– Не хочешь? Как знаешь! Отстал бы ты от меня, всем хорошо бы стало.

Огонь по впадинке между двумя ярами, под срез куста. Мгновенный уход.

– Ну зачем ты так, сталкер? Совсем не уважаешь старших!

«Жив, сволочь! Где же ты?»

– Треш, а ведь я знаю про портал, – снова голос наемника с прежней напряженностью и фальшивой бодростью разносился по округе. – И в скором времени воспользуюсь им. Со мной и за мной большие люди.

Глухая пукающая очередь на звук, только лязг затвора выдал стрелка. Треш тут же перевернулся и покатился по склону вниз. В песок впились пули наемника.

«Черт подери! Я его голос слышу, стреляю, но мимо. А он палит чисто по лязгу моего автомата. Как так?» Сталкер пощупал карманы в поисках гранаты – пусто. Скуксился, стал обдумывать другой план. Какая-то мысль все вертелась и вертелась в голове, но не обозначала себя, а все норовила улизнуть. Рука замерла на короткой трубке, торчавшей из кармана-клапана разгрузочного жилета. Фальшфейер!

– Чего припух? Скажи хоть что-нибудь в свое оправдание. Или ты не мужик? – Наемник все пытался поддеть сталкера, наступить на больное. – Я бы Злату твою поимел. Вот так и вот так… Жаль, что она…

Договорить Шрам не успел – брошенная примерно в его сторону зажженная сигналка порядком осветила сектор, упав прямо на вершину одного из холмов. Наемник кинулся в самую затемненную сторону, уходя от освещенного пятачка, но глазастый следопыт распознал мелькнувший силуэт и немедленно всадил в том направлении пару очередей.

Треш понял, что не промазал. Такое чувство обычно приходит к опытному стрелку, положившему в своей охотничьей спортивной жизни немало целей. Опыт биатлона на Большой земле в мирное время и навыки охоты-выживания в Пади сказались и здесь – сталкер с нескрываемым восторгом осознал, что попал в противника. Хотя ни стона, никакого другого звука он не услышал.

– А чего ты замолчал, синий? Никак схлопотал от меня плюшку? – крикнул сталкер и уже в десятый раз сменил позицию.

Ответом ему явилась тишина, только завыл недалеко одинокий псевдопес. Но не мутанты сейчас напрягали Данилу. Нужно было сначала расправиться с самым страшным зверем в Зоне. Он заменил магазин в автомате, подобрал камень и осторожно полез в лог второй гряды холмов.

Видимо, наемник затянул рану жгутом, потому что послышался его сдавленный короткий стон. Треш сразу воспользовался этим моментом – замахнулся и далеко бросил камень, норовя попасть им в крону осины. Листья дерева зашелестели, стук булыжника о землю дополнил отвлекающий прием. Пока Шрам обстреливал источник шума из винтовки, сталкер по дуге в несколько прыжков сократил расстояние и оказался в тылу врага. Все бы хорошо, оставалось вскочить на пригорок и открыть огонь по цели, которая явно находилась сейчас у подножия небольшого каменного останца, но сталкер наступил на склон холма, оказавшийся кварцевой плитой, засыпанной песком, отчего поскользнулся и, больно ударившись плечом, скатился вниз.

Сразу по вершине холма ударили пули, высекая искры. Один из кусочков кварца ужалил щеку. Треш чертыхнулся, побежал вдоль пригорка и залег в стороне от ставшего опасным укрытия. Он не знал, что у наемника нет гранат, которых Данила панически боялся сейчас, в этом странном слепом бою. Не было у Шрама и ПНВ.

– Еще будут фокусы? – услышал сталкер все тот же хрипящий голос, в котором теперь присутствовала какая-то новая нотка. То ли боли, то ли отчаяния.

– Все только начинается, Шрам! – отозвался Данила, лихорадочно соображая, что предпринять дальше. – Чегой-то ты сопишь, хряпишь? Никак рваная щека мешает или новую пилюлю от меня схватил?

И тут в их разборки вмешался третий участник…

Раздался дикий, истеричный крик наемника, будто он залез в «жарку» или «кисель». Но почти слившийся с его ором жуткий клич типа «у-у-у-хгы-ы» Треш распознал сразу.

Излом!

«Он все-таки добрался сюда и пытается…»

Пистолетные выстрелы сопроводил мат наемника и стон вновь раненного излома. Треш все понял и кинулся в лог, на бегу поводил автоматом по сторонам, готовый открыть огонь на поражение, но тела дерущихся оказались не здесь, а несколько в ином месте. Вот уже показались их фигуры – одна плотная, шевелящаяся, другая худая, остроконечная, замершая.

Сталкер боялся попасть в Бурелома и при этом получить пулю в упор, поэтому стеганул очередью по ногам наемника, а сам с ходу, сделав прыжок влево и резко вправо, всей массой налетел на противника. Не сразу Треш заметил, что левая рука Шрама полностью перекушена клешней излома, уже испустившего дух. Наемник стойко перенес боль, пребывая в шоковом состоянии, но умудрился лягнуть напавшего врага ногой. Сталкер получил чувствительный удар в живот, согнулся и скатился в ложбинку.

Его спасло то, что патронов в магазине пистолета не оказалось – все они ушли на мутанта. Шрам ничего не соображал и впустую щелкал бойком, пытаясь добить противника. Из обрубка плеча наемника хлестала кровь, пробитая пулями нога буравила песок, глаза его округлились и выражали крайнюю степень ужаса. Рядом лежала откушенная изломом рука с зажатой в ней винтовкой и бьющим вглубь лога лучом подствольного фонарика.

Все это Треш быстро оценил и снова ринулся на заклятого врага. В руке его сверкнул нож. Но в метре от неприятеля сталкер остановился, медленно опустил руку с клинком, внимательно уставился на физиономию Шрама.

Наемник умирал. Бывает такое, что люди умирают от горя, отчаяния, злости. Сложно было сказать, от чего именно сейчас загибался Шрам – от боли многочисленных ран, шока или кровопотери, может быть, от страха и невезения, отчаяния и приступа злобы. Но он действительно умирал, и Треш не стал препятствовать этому, не стал добивать врага, истязать его, долбить острыми жгучими фразами, которые так долго вынашивал в голове, мечтая догнать наемника и расквитаться с ним.

– Помнишь, Шрам, я тебе говорил, что если сбежишь от меня, то вторую ногу прострелю? Так и случилось. Уж не обессудь. – Сталкер устало опустился на песок рядом с раненым, положил руку с ножом на бедро, долго, как показалось ему, глядел вдаль, на черную стену Ржавого леса. Смотрел в одну точку, пока не услышал хриплый голос наемника:

– Молодец, Треш! Ты победил… Так в Зоне и дол… и должно быть… Я рад, что правда и… и добро… востор… востор…

– Не нужно слов, Шрам, – Треш повернул голову к умирающему, поднял руку. – Уходи в свой синий мир молча, мужчиной и солдатом. Большего я тебе не скажу!

– Спаси… бо… Треш… Ты… ты побе…дил…

Данила положил ладонь на глаза наемника, провел ею, прикрывая веки погибшего, убрал руку. Голова Шрама свесилась на грудь, а единственная рука выронила пистолет.

Так, втроем, они еще долго сидели рядом, оперевшись спинами на каменную стенку. Пока не встретили рассвет…


* * * | Пленники Зоны. Гонка преследования | * * *