home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19. Союзники и враги

Зона, локация «Туманск». День 4

В потайной люк постучали – Корсар спрыгнул со стола, отодвинул его и помог сталкеру выбраться. Его появление в лаборатории вызвало шок у всех присутствующих. Бойцы и их командиры обомлели, завидев странно одетого, лоснящегося от пота, чумазого парня, поиском которого все они занимались эти дни.

– Привет! Я Треш, – скромно представился сталкер, поочередно протягивая руку каждому.

– Да виделись уже сегодня, – улыбнулся Скорейко, отзываясь на рукопожатие. – Ну что, кочегар, как дела?

– Еще не родила! – ответил Данила и осклабился.

– С оружейкой, набитой клевым хабаром, ты хорошо придумал, сталкер, – проговорил Махно, гоняя во рту зубочистку. – Быстро выучил наши законы!

– Они и в Пади почти такие же… Только там Модератора нет и народ коварнее. Анархисты, если не ошибаюсь?

– Ага. Махно я. Командир «Анархии». Наслышан о тебе, Треш. Надеюсь, подружимся.

– Я только «за»!

– Челюскин, – представился верзила, протягивая ладонь-лапу и сверкая золотой фиксой. – Сталкер, вступай к нам в группировку. Не пожалеешь!

– Благодарствую. Но я пока вольный сталкер, мечтающий о своем клане. Так что могу предложить встречно: Челюскин – захочешь, вступай в мой отряд.

– У тебя, Треш, грандиозные планы, смотрю, – Скорейко цыкнул, криво усмехнулся. – Не успел в Зоне очутиться, уже клан свой создаешь. Сильно! Тут много люду с такими хотелками.

– У меня есть все основания и возможности организовать свою группировку, – заявил сталкер, выдергивая из ранца фляжку и жадно присасываясь к ней. – Извините, там было так жарко. Словно в аду побывал… Сейчас…

Он опустошил фляжку, плеснув воду и на лицо. Как сильно хотелось нырнуть в какой-нибудь нерадиационный прудик, на худой конец в бочку или лужу – знал только он один.

– Аперкорт, у тебя куртка или кофта какая найдется?

– Найдется, – пепеловец лукаво улыбнулся. – Черного цвета.

– Не-е, я свои мечты уже озвучил. Спасибо!

– Держи презент за знакомство, – Махно скинул с плеча сидор, сноровисто выудил оттуда водолазку и тонкую телогрейку без рукавов. – Берегу для холодов. Но пока в Зоне только жара.

– О-о, зачет тебе, анархист! Спасибки.

Треш жестом показал Корсару помочь ему, они отошли в сторонку, где под неусыпным надзором командиров Зоны Данила ополоснулся. Пожилой сталкер полил скинувшему тельняшку Стражу из своей фляги, тот громко фыркал и растирал крепкое жилистое тело.

– Ты ее уничтожил? – вдруг спросил Скорейко, не дождавшись, когда сталкер переоденется.

– Так точно, товарищ капитан. Нет больше изделия под номером сто один, и никогда не будет. Конец легенде!

– Бли-ин, получается, мы зазря сюда чесали, хотели успеть поучаствовать в дележе, – разочаровался Махно. – Пятерых бойцов потерял. Ради чего?

– Ну… Я уверен, анархисты с вояками и «Пеплом» полюбовно договорятся и смогут мирно разделить сферы влияния в Туманске, его кварталы и объекты. – Треш окинул всех изучающим взглядом. – Глядишь, и «Возрождению» кусок перепадет, да, Челюскин?

– Надеюсь на это, – пробурчал главарь возрожденцев. – Но вояки сейчас, как обычно, начнут одеяло на себя натягивать.

– Э, э-э, Челюскин, – Скорейко махнул рукой. – Ты слова подбирай. Мы еще никого не выгоняли из Зоны, если видели, что локация стабильная и занятая. Права свои мы, армейцы, знаем! И Туманск, признаюсь, брали не одни. Тут и львиная доля «Пепла», и вам с анархистами перепадет не хило так. Ничего, перетрем. Вон, Треш скромно молчит, хотя и он имеет виды на лакомый кусок города.

– Тебе, капитан, завхозом или топ-менеджером нужно стать, хватка у тебя хозяйственная, – произнес Корсар, убирая флягу в сидор.

– Зона учит всему!

– Согласен.

– Кто поможет техникой и рабочими руками, тому клану я отдам свою долю в городе, – сообщил Треш, окончательно одевшись и потягиваясь, отчего суставы захрустели.

– Ты не хочешь остаться в Туманске? – удивился Скорейко.

– Меня здесь ничего не держит. Иные заботы.

– Основать локацию в другом месте?

– Найти свою девушку и разобраться с врагами. Шрамом, Хардом, Гроссманом и Мамонтом. А уж потом основать новую локацию.

– Ого, грандиозные планы! – Скорейко посмотрел на Аперкорта. – Не знаю, как «Пепел», но я себя почувствовал лохом. Мы тут годами не могли порядок навести и с этими козлами разобраться, а появился сталкер Треш и навел шухер в Зоне. Вон, с Фараоном играючи разделался. Туманск вскопал, установку нашел и уже успел уничтожить. Прям вихрем времен ворвался!

– Не надо вешать на меня все заслуги, – Треш покраснел и вздохнул. – Оказался здесь я случайно, с бандитами мне помогли разобраться Кузбасс и мой друг Джимми, отдавший за это жизнь. В Туманске я мимоходом, в поисках Шрама, который знает то, что мне нужно. Город взяли вы, а не я. Установку помог найти и ликвидировать Корсар, хвала ему и респект.

Все посмотрели на легенду Зоны. Тот порядком постарел за годы своего отсутствия после пережитых событий и заражения организма флюидами артефакта «мумие». Да и на Большой земле после встречи с дочерью в больнице ему многое пришлось вынести. На грани жизни и смерти побывал. И пусть половина сильных мира сего, присутствующих здесь, в лаборатории, не знала его лично, но наслышаны были все. И заочно уважали.

– Ну, Корсар нам еще расскажет свою историю и виды на жизнь! Да, сталкер? – Скорейко прищурился, переплетя руки на груди.

– Нальешь, поведаю, – тихо промолвил Корсар. – Но это много позже, сейчас другие виды у меня. Помочь сыну друга, к тому же Стражу Армады.

– Ты со мной, Корсар? – удивился и одновременно обрадовался Треш, сияя лицом.

– До конца!

Сталкеры обнялись – крепко, тепло, откровенно. Все смотрели на них и немного завидовали. Корсар добил к позитиву Треша новость:

– И мало того, скоро в Зону прибудут мои друганы старые, кореша твоего бати. Бодайбо, Эскимо и Бродяга. Тагил обещался быть. Зубоскал с артелью рыбачит на Курилах, не успеет на общий сбор – сам понимаешь, далеко. Сема Блок в онкологии в Новосибе, я ему отправил арт один, должен помочь. Тагилов Вовка в экспедиции геологической, где-то на Путорана. Черный Сталкер не выходит на связь, как и Болотник. То ли с КПК у них что-то, то ли вне…

– Болотник? – удивился Треш. – Слушай, а где он сейчас может быть? Позарез нужен… хотя бы связаться на минуту.

– Где? Да на своих болотах. Он редко выходит за их пределы, там вся его жизнь и протекает. Он же не может покидать Зону, как и Картограф, как и Черный Сталкер.

– Почему?

– Зона держит их. Ментально. Считает их своим порождением, своими частичками.

– О как!

– С Болотником связи нет, но до него можно добраться, тут по прямой километра полтора. Он тебе сильно нужен или все же займемся недобитками «Бастиона» и поиском твоей девушки?

– Злату можно месяцами искать по Зоне… вот если бы из мужиков кто-то помог… А, друзья-товарищи? Инфой никто не обладает про новенькую в Зоне?

Все стали пожимать плечами, переглядываться.

– Я вообще, кроме толстухи Глафиры из бара, никого не знаю женского пола, – сообщил Махно.

– Я двух туристок видел, мои парни их сопровождали от Кордона до Станции, – Челюскин пятерней потер подбородок. – Больше никого не было.

– Неужели в том экскаваторе Златка была? – задумался Треш.

– Какой экс? На карьере или на Станции? – поинтересовался Скорейко.

– На карьере, между рекой и Старой дорогой. Следы видел. Присутствия женского пола. Но… по размеру отпечатков это не ее. Шрам знает, но хитрит, сволочь!

– К нам на северном посту прибилась баба одна… – начал военстал.

– Ну-у? – вздрогнул Треш.

– В крайней степени истощения, напуганная до смерти, от грязи видок у нее тот еще. Лет за тридцать. Брюнетка. Назвалась Ренатой. Смех на палочке, да и только!

– Не моя, – прошептал сталкер, закусив губу.

– Ясен пень, не твоя. Эта то ли татарочка, то ли турчанка, но симпотная, блин! Жинка одного из натовцев, у них в «Бастионе» интернационал рулит – и шведы, и поляки, и немцы с испанцами. Даже турки и африканцы встречаются. Она в Зону подалась туристкой. Найти своего хахаля. Хотела инкогнито, получилось как всегда. Короче, приняли мы ее на КПП, сдали в иммиграционную службу на Большой земле.

– А Болотник что? – спросил Корсар, тоже погрузившись в думы.

– Шрам то ли проговорился, то ли специально след отводил, – Треш заходил по помещению, пиная катающиеся по полу бутыльки. – Типа Болотник шастал в том месте, где меня Шрам и спеленал. Но я же не один был, я почти все помню… Злата со мной в этой штольне была…

– Тут нет штолен, – подсказал Челюскин. – Разве что в районе Станции.

– Нет, в Каменной гряде есть… Должна быть. Короче… Возможно, Болотник знает что-то. Мне любая зацепка важна.

– Жаль, связи с ним нет! – Корсар тоже отошел и стал вызывать старожила Зоны по КПК. – Но мы с тобой доберемся до него и спросим. Надеюсь, он на месте будет. В своей вотчине.

– Сейчас важнее достать легионеров и Шрама, – сказал Треш. – Они будут стремиться выйти из города и достичь… достичь «Ессентуков».

– А там им чем намазано? Шрам же вроде как во врагах у Мамонта, – Скорейко вздернул брови.

– Они не к Мамонту. Их туда другое влечет – извини, капитан, пока сказать не могу. Вы город осаждали, никого из них не встретили?

– Нет.

– Не-а.

– И мы тоже не видели, – пожал плечами Челюскин.

– У нас посты и дозоры по периметру Туманска, не должны проскочить мимо, – сообщил Аперкорт.

– Эти могут! – скривился Скорейко.

Все стояли в задумчивости и нерешительности. Вдруг рация капитана ожила. Один из лейтенантов штурмовой группы принес печальную новость капитану, что тяжело ранен майор Бугаенко.

– Кто его? Фанатики все еще там? – Скорейко заметался по лаборатории. – Что? Взрыв? В смысле? Ловушка «Бастиона»? Звезде-ец! Понял тебя… сейчас буду.

– Что случилось?

– Бугаенко тяжелый. Вскрыли базу фанатиков, она оказалась заминирована. Вся их нора взлетела на воздух. Четверо погибли, десяток трехсотых. С ними майор… Короче, я туда… Постарайтесь никуда пока не сваливать из города. Очень прошу! Понимаю, что свои цели, дела, но я еще не все услышал про изделие… Про…

– Держи свою флешку, капитан. – Треш протянул военсталу его накопитель. – Я все сделал, как ты просил. А командиру своему доложи… доложи, что это ты сам все провернул.

– Но…

– Капитан! Ты же мечтаешь стать майором. Давай.

– Так есть уже претендент на это звание, – несколько грустно сообщил Скорейко. – Капитан Решетов метит в замы Бугаенко.

– Ну, уверен, три майора не подерутся в Зоне?!

– Надеюсь. Спасибо, сталкер! Неудобняк, конечно… Но я тебя понял. Век буду помнить!

– Давай, беги, капитан.

Скорейко козырнул и, жестом позвав своего бойца, исчез в коридоре. Уже на выходе из бункера ему сообщили, что только что погиб капитан Решетов.

– Корсар, это правда, что мужики скоро в Зоне будут? – Аперкорт воодушевился, уставившись на сталкера.

– Да, дружище, скоро свидимся!

– Но как? Они не появлялись здесь столько лет, и тут нате, решились.

– Их позвал Истребитель. Никитос.

– ???

– Армада рулит! – улыбнулся Корсар, заметив недоумение и на лице Треша. – Говорят, она управляет временем. Кому, как не тебе, об этом знать, Страж?

Все уставились на Треша. Тот смутился и поежился. Со стороны он выглядел сейчас глупо и комично.

– Треш, ты чо, сам не знаешь, кто ты и откуда? – спросил Махно.

– Страж? Неужели ты из того… из другого мира? – удивился Челюскин.

Сталкер унял дрожь в теле, выдохнул и собрался с мыслями:

– Братцы, я на самом деле Избранный Армадой, направленный ею пройти курс молодого бойца, сдать экзамен на Стража…

– Стража Армады?

– Твою ж мать…

– Да. Я уверен, что прошел испытание, так как завладел «искрой», четвертым ключом Армады. И нашел золото Колчака, которое нужно ей для питания. Я убил полковника Харда в том измерении, отчего получается, что здесь и сейчас ему все-таки удастся улизнуть. Мать его! Я через многое прошел там, в Пади… Падь – это клон, аналог Зоны, но через… Сегодня какой год?

– Две тысячи двадцать третий, – сухо сказал Махно, пораженный словами сталкера.

– Скоро случится Судный день. После него цивилизация падет в пропасть. Очень мало останется народу. Мир Выживших окажется жесток и мал для всех оставшихся людей. Я многое вам могу рассказать, о многом предупредить, подготовить. Но это позже. Сейчас нельзя дать ярым врагам Зоны и Армады проникнуть в тот мир, в Падь.

– Но ты же уничтожил установку! – Челюскин напрягся.

– Не в ней одной дело. Есть еще портал, который я обязан найти и уберечь. Либо уничтожить. И сейчас к нему стремятся фанатики и Шрам.

– Атас-с!

– Да уж, полный абзац.

– Корсар, нам нужно спешить. Дай мне часик утрясти все вопросы, нормально пожрать и помыться, а потом выдвигаемся. Времени, понимаю, мало, а дел куча.

– Заметано, Треш.

– А нам теперь что делать? Мы не в теме? – развел руки Махно.

– В теме. – Треш пристально посмотрел на трех главарей группировок. – Аперкорт, Махно, Челюскин… Если вы готовы помочь общему делу, если хотите встретить Судный день во всеоружии и при этом выжить, спасти на Большой земле свои семьи, то ваша помощь окажется неоценимой. Нужно стянуть все силы к Туманску, прочесать его вдоль и поперек в поисках Шрама, Харда и генерала. Найти и уничтожить врага. Они еще в городе, я это чую. Нужно усилить заслоны, посты, взять Туманск в ежовые рукавицы, чтобы ни один крысак… Ну, вы знаете!

Командиры группировок закивали, подтянулись, внимательно слушая Стража.

– Мы с Корсаром двинем через Болота к «Ессентукам». Мамонт мой! Я сам с ним разберусь. Даже без вояк, которым он нужен не меньше моего. А главная задача – найти портал раньше противника и отыскать Злату.

– Треш, это точно не месть за твое пленение? – прищурился Махно. – Или ты все же хочешь наказать Мамонта за причиненные неудобства?

– Нет. Сто раз нет! Ты бы знал, сколько зла он натворил, как он опасен.

– Понял. Убедил.

– И… Друзья, я полагаюсь на ваше молчание, никаких утечек и двойных игр. Я могу рассчитывать на вас?

– Безусловно, – кивнул Аперкорт.

– Без базара, Треш! – улыбнулся Махно.

– Я могила! – Челюскин показал одобрительный жест.

– Отлично. Тогда за дело. Вояки, надеюсь, на нашей стороне и помогут…

– Боюсь, не все им понравится! – хмыкнул Аперкорт, взглянув на Корсара. – Кое на кого зуб у них имеется.

– Я поговорю с Бугаенко, попробую снять с друга черную метку, – сказал Треш, поняв, о чем и о ком идет речь.

– Майор же ранен.

– Слушай, Корсар, – сталкер подошел к другу. – У тебя же имеются с собой артефакты, найдется там лечебный для майора? Если поможешь ему, уверен, он будет благодарен тебе.

– Верно Страж говорит, – отозвался Махно. – Вояки хоть и черти, но умеют ценить помощь. Особенно личную.

– Арта подходящего у меня нет, но кое-что имеется, – кивнул Корсар, показывая нательный амулет в виде кристалла. – Все же отыскал его возле КПП, где завалил того поганца снайпера.

– Ого, кристалл Армады! Неужели? Обожди, Корсар, так ты тоже ее Страж? – удивился Треш, завороженно глядя на амулет. – Ничего не пойму… Так ты, как и я, попаданец? Ходок из Зоны в Падь и обратно?

Корсар лишь подмигнул и чуть улыбнулся.

– Все, лясы точить не будем, – Треш стал напяливать на себя снаряжение. – Пора на выход. Аперкорт, тут вода где-то имеется? Не зараженная.

– Найдем. А что с лабораторией делать будем? С бункером?

– Ну-у, тут бы неплохой бар получился, в подземелье, с ходами разными, погребами. – Треш почесал голову. – Но уже без Кузбасса. Ему и «Берлоги» хватит.

– Эт точно! – заметил Махно. – Толстяку дай палец, он по локоть откусит.

Они дружной толпой подались наружу, но Треш придержал всех возле оружейки и с барской руки позволил командирам кланов затариться, сколько смогут унести. Главари группировок переглянулись, не веря своим ушам и глазам, и с воодушевлением бросились в каптерку. Из приличия взяли немного, но хорошие стволы и БК к ним. Прихватили по несколько аптечек и по коробке прибалтийских сардин. Аперкорт, в отличие от Махно и Челюскина, оказался скромнее – взял только батарейки к рации и коробку паштета.

– Будет чем закусить, когда обмывать победу станем! – констатировал он, благодарно кивнув сталкеру.

– Обмоем. Обязательно обмоем и знакомство, и победу, – согласился Треш, светя фонариком товарищам. – Уладим все нюансы, дождемся прихода друзей Корсара и погуляем. Мне бы только зазнобу свою отыскать, Златку.

– Отыщем. Зону перевернем, но найдем ее.

– Глядишь, и свадебку сыграем?! А? – пошутил Махно.

Треш вернул «Вал» Аперкорту, сам выбрал в оружейке другой, такой же. Надел полуразгрузку, напихал в ее карманы и отсеки магазины от «Вала» и «Глока», пару гранат, новый фальшфейер, дымовую и светозвуковую шашки. Бронежилет не стал натягивать, хотя его видов пять здесь имелось. Он любил быть свободным и легким. Ранец набил аптечками, провиантом, сложил туда КПК, запасные магазины и гранаты, комплект экипировки, но без символики «Бастиона».

Корсар тоже немного прибарахлился, с толком выбирая снаряжение. Челюскин пялился на обезображенные трупы в предбаннике.

– А Шрам точно живой?

– Это фанатик, его специально переодели под наемника, чтобы сбить меня с толку, – пояснил Треш. – А это небезызвестный Паут. Думаю, вояки будут благодарны, узнав, что он мертв.

– Они уже в курсе, Скорейко сообщил майору, – произнес Аперкорт, взвалив коробку с паштетом на плечо.

– Ну, если все, то попрошу на выход, – позвал всех Треш.

Он захлопнул дверь, обмотал остатки засова проволокой, а куском извести начеркал «Занято. Треш».

Вскоре они сгрудились возле раненого Бугаенко, в двух кварталах от энерготехникума. Здесь узнали и про гибель капитана Решетова, за убийцами которого с поисковой группой рыскал по городу неугомонный Скорейко.

Майор крепился, пыжился, стонал и морщился от боли. Его хорошо огрело бетонной сваей при взрыве, когда заходил внутрь базы «Бастиона». Перелом четырех ребер, ключицы, предплечья, открытые рваные раны, потеря крови. Бугаенко, видом своим соответствующий фамилии – здоровый, грузный дядька, с лихими казацкими усами, серыми глазами и следами ожогов на шее, лежал на носилках, готовый к транспортировке. Но Корсар запретил двигать его и трясти, ссылаясь на многочисленные переломы.

– Его нужно срочно доставить на Большую землю, в госпиталь, – не унимался военврач, но опытный сталкер стоял на своем.

Он повесил на грудь майора свой амулет, долго держал его в кулаке зажатым, что-то шептал. Бугаенко таращил на него глаза и не смел перечить. Силы оставляли его, неумолимо приближая конец. Действие промедола проходило, возвращался посттравматический шок. Военврач боялся, что командир бригады не выдержит, но сталкер успокоил его.

– Кристалл поможет. Он обычно не реагирует на чужих, но я его заговорил. Это мой амулет, моя сила!

Все пялились на Корсара как на ангела, спустившегося с небес. Даже Треш стоял с открытым ртом. Махно достал из поясного контейнера артефакт «ломоть мяса», протянул военврачу.

– Это тоже пригодится. Положи на самое больное место.

От действия артефакта и кристалла сначала остановилось кровотечение, затем улетучились сильные боли. Пульс стал выравниваться, давление стабилизироваться, кожа розоветь. По толпе прошел вздох облегчения, будто своего верного друга спасали.

– Спасибо, Треш! – прошептал майор, чуть приподняв правую кисть.

– Это Корсара благодарите, он спас вас, – ответил сталкер, притягивая руку рядом стоящего друга, а сам отошел и обратился к Махно: – И тебе респект за помощь. Не так уж и плохи анархисты!

– А то!

– Где Скорейко? – тихо проговорил майор после рукопожатия Корсара.

Слово решил взять Треш, доложив за отсутствующего военстала:

– Он сейчас прочесывает город в поисках наемников Короеда, которые напали на ваших ребят и убили капитана Решетова. Легионеры рассеяны и большей частью уничтожены. Преследование недобитков продолжается. Туманск в наших руках. Заслуга здесь общая – и военных, и пепеловцев, и анархистов, и возрожденцев. Они все преследовали исключительно общие цели – свергнуть «Бастион», освободить город и найти объект сто один.

– Нашли?

– Вам, наверное, Скорейко уже обо всем доложил? Нашли. Установка уничтожена. Напрочь. Вот… – Треш вынул КПК, поднес к лицу майора, показал несколько фотоснимков. – Кроме того, вся секретная информация об изделии капитаном Скорейко собрана на флешку. Сеть обрушена, все материалы уничтожены. Наемник Паут, которого вы разыскиваете по Зоне, ликвидирован. Он работал на Мамонта. Как и Шрам, как и Короед.

– Хорошие новости… Не считая гибели Решетова… – прохрипел Бугаенко, кашлянул пару раз и сморщился от боли в грудной клетке.

– Есть еще одна отличная новость, майор, – промолвил Треш, нагибаясь к раненому. – О вашей дочери, о Ксении.

– Где она? Говори-и… – застонал Бугаенко, по его щеке поползла слеза.

– Она в «Ессентуках». В плену у Мамонта.

– Не может быть!.. Я сам навестил его с группой спецназа и кинологом… Обыскали все… Хотя Мамонт и заверил, что ее нет и не может… не может быть на его базе… как? Сталкер, почему ты решил…

– Мамонт обхитрил всех. Изначально заказ на вашу дочь шел от Фараона. Он нанял Паута, чтобы тот выкрал Ксению. Наемник, как вам уже известно…

– Треш, короче-е!

– В итоге хитрожопых потуг Мамонта Паут был нанят снова, он забрал у меня освобожденных детей, вернул Ростика и Ксению в «Ессентуки», получил гонорар и сразу отправился по указке все того же Мамонта за мной. Не знаю, что там Мамонт наплел вам и остальным аборигенам Зоны, но при этом Ксюху он спрятал у себя. Да так, что вы не нашли ее и поверили в непричастность Мамонта. А она, товарищ майор, до сих пор находится в плену.

– Но почему такая уверенность? – Бугаенко чуть-чуть привстал, силясь подняться.

– Доказательства есть. – Треш отпрянул от раненого, посмотрел на всех присутствующих, вытащил из кармана КПК. – Вот они. Это сообщение Ростика, сына Мамонта. Он послал его лично мне, боясь утечки инфы и наказания. Вероятно, паренек проникся ко мне, когда я освободил его и вашу дочь, майор. Возможно, она ему понравилась. Смотрите сами, что он прислал.

Треш сделал пару кликов, и на экране наладонника появился текст.


«Дядя Трешь это Ростик. Спасите Ксюшу как вы спасли нас от бандитов. Отец держит ее в бочьке и прячит на чирдаке котельной. Он даже насыпал там порошок от военых собак. Жалко девчонку… Я один не могу ее спасти. Памагите. Ростислав».


– Ну, Мамонтяра, ну-у, скотина-а! – прошипел сквозь стиснутые зубы майор. – Вот урод! Мы же видели котельную… Там как раз пожар был небольшой… дымило, парило все… собака не сунулась туда… чихала все… скулила… Думали, ее паром обожгло, а это… Явно смесь специальная… Сволочь! Я этого Мамонта задушу своими… кха-кхе-кхе…

Бугаенко закашлялся, застонал от боли в груди, позеленел. Подскочил военврач.

Треш отошел, убрал КПК.

– Вот же тварь! – Аперкорт сжал кулаки. – Когда его сына выкрадывал Шрам, Мамонт сам бесновался, рвал и метал. А тут, ишь, сам подался в киднеппинг!

– Думаю, теперь майор по уши тебе благодарен, сталкер, – шепнул Махно. – Осталось выудить из лап Мамонта девчонку. Желательно живой. Мне, что ли, заняться этим? Глядишь, козыря отхвачу в отношениях с вояками.

– Теперь это дело Треша, – спокойно резюмировал Корсар. – У него свои счеты с Мамонтом, заодно и дочку майора освободит.

– Согласен! – кивнул Аперкорт.

– Так оно, – согласился Махно. – Тогда я пас.

Они переглянулись, обменялись жестами и удалились. На полуразрушенном крыльце здания Корсар остановился первым, обратился к Даниле:

– Кристалл у раненого, я не могу его оставлять.

– Понимаю… А как долго ждать?

– Тебе час на помывку. Этого хватит, чтобы Бугаенко стабилизировался. Я останусь возле него… Слушай, набери воды во флягу и постирай, если не сложно, тельняшку, что я давал.

– Заметано. Аперкорт, показывай, где тут джакузи и девочки, – крикнул Треш пепеловцу, отдающему приказ своим бойцам о прочесывании квартала справа.

Махно и Челюскин тоже снарядили по отряду, разбили район поиска по секторам и выдвинулись. Сталкер и пепеловец нашли баню, где раньше мылись фанатики, и бросились чистить перышки.


* * * | Пленники Зоны. Гонка преследования | Глава 20. На низком старте