home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18. Объект № 101

Зона, локация «Туманск». День 4

На табло загорелось слово «Открыто». Руки вцепились в кольцо засова, напряглись, но дверь не поддалась.

– Чо за фигня?

– Дай я.

Повтор манипуляций и телодвижений. Ничего.

– Так вроде же приводы сработали и сигнал прошел. Ты код правильно набрал?

– Два один три один.

– Звездец!

– Сброс сделай, снова набери.

– Учить меня будешь?

– Не начинай, а?

– Смотри… Сброс… Два один три один. Зеленая кнопочка. Опс. И-и?

– Да пошел ты на хрен, артист! Сам вижу.

– Попробуй ты, вдруг у тебя ручки золотые.

– Сказал «иди на хрен»!

– Командир, может, ну ее, жахнем «Мухой» и амба?!

– Отставить, боец! Раскурочим так, что вообще не попадем никогда.

– О-о, да-а, а так, конечно, прям вход свободен, заходи!

– Рот закрой.

– Это ты припухни, орел! Соблюдай субординацию… особенно при моих бойцах.

– Звездец!

Тишина, молчание, тихое сопение.

– Слушай… Сталкер же, наверное, там. Свяжись с ним, узнай, в чем дело.

– Лады. Вот это дельная мысль. С этой войнушкой все мозги набекрень…

– Вызывай уже его. Хватит языком чесать!

– Треш, отзовись… Я Аперкорт… Как слышишь меня, прием… Черт, молчит.

– Поди, погиб?

– Сплюнь. А если в засаде? Не может говорить?

– Или свалил, бросил нас.

– Он не бросит! Это Данила Топорков. Пообещал – значит, сделает.

– Ню-ню, тебе виднее, вы ж друганы вечные, давнишние. Ой, умора-а!

– Я ща тебе точно вторую ногу прострелю. Замолчи, шутник.

– Вызывай еще, чо зыришь? И не свети мне в глаза, себе в очко светани.

– Бар-ран! Ты лучше глянь по своему локатору, что там с маячком.

– Вот умник нашелся! Я только что смотрел – за дверью он. Метров пять от нас.

– Еще погляди, дуболом.

– Вот, сцука!

Возня, пыхтение, кашель. Редкие выстрелы снаружи здания, далекие и еле слышные.

– Вот, смотри сюда, пепельный мой! Видишь? Тут он, почти за дверью. Рацию дай сюда…

– Точно, поди, двухсотый!

– Треш… Сталкер, ответь. Мы за дверью, открывай, какого хрена ты закупорился там?

– На хрена ты орешь? Рация молчит, чо ты в нее базлаешь зазря? Слюнями своими всю забрызгал…

– Звездец, я с тобой сегодня застрелюсь! Послала же Зона напарничка…

– Товарищ капитан, засекли «двойку» фанатиков в соседней пятиэтажке.

– И? Уничтожьте их. Или без моего благословения никак?

– Есть.

– Чо ты дергаешься, чего злобу на бойцах срываешь? Им и так сегодня досталось!

– Да знаю я… Нервы. Курить будешь?

– Бросил.

– А я пыхну. Руки совсем дрожат. Не операция, а полный абзац на грани фола.

– Слушай, а если вернуться к исходнику, заново начать?

– В смысле? Отойти за город и опять атаковать его?

– Балбес! Я про код. Не сбросом, а набором других цифр, потом снова сбросить, потом опять свои два один три один. А?

– Ваще-е респект тебе, черный! Такая у-умная-я мысль! Браво, Аперкорт. Возьми и попробуй сам, раз такой умный. Я разницы не вижу.

– Ну… мало ли…

Шорохи, звуковые клики на табло. Шум пневмоприводов, клацанье затворов, пшик.

– А-а… Звезде-ец! Получилось.

– Охренеть! А ты, балбес, ныл тут…

Аперкорт с раненой рукой и Скорейко с перебинтованной ногой, забывший вынуть изо рта сигарету, ворвались внутрь лаборатории. За ними следовали по одному бойцу от «Пепла» и военсталов. Они опустили оружие, переглянулись и снова уставились на единственного человека, оказавшегося в закрытом помещении.

– Корсар! Откуда ты здесь?

– Привет, вояки Зоны!

Аперкорт кинулся обниматься со сталкером, капитан Скорейко прищурился, но не от табачного дыма. Он огляделся, проковылял к шкафу, раскрыл его, визуально изучил все большие предметы в помещении.

– А где Треш?

– А поздороваться для начала не нужно?

– Мне с тобой жулькаться не с руки. Если ты забыл, кто ты и что натворил в Зоне три года назад, я могу напомнить. Или память отшибло тебе, а не только почки?

– Военстал, сбавь обороты. Чо ты в самом деле?

– Ты, Аперкорт, не лезь не в свое дело. Это вы корешки старые, это ты не бился с ним, когда он пошел против всех. А у армейцев свои счеты с ним.

– У тебя лично есть со мной счеты? А, Скорейко? Я лично тебе нагадил или твоих бойцов положил? Не считая тех, что продались майору Лапердину, не разобрались в ситуации и пошли пострелять по живой мишени. Кажется, комиссия вояк, созданная после тех событий, разобралась во всем. Так? Полковника Сенютина под трибунал, тебя понизили в звании, десяток солдат и офицеров посадили, кучу говна выявили в штабных делишках – проколы, нарушения, не считая коррупции и шпионажа. Или ты ловко соскочил со всего этого, военстал? Вы те же наемники, только со стороны вояк. Продажные и подкупные, заплатят – пойдете воевать, нет – втихаря будете собирать арты по Зоне да сталкеров постреливать. Забавы ради.

– Слышь, Корсар, ты мне мозги не делай тут! Я все прекрасно помню и знаю. Никто не собирается хомутать тебя и тащить на Кордон к майору Бугаенко. Кстати, пока ты тут сидишь, он с минуты на минуту здесь будет. Сам и порешает насчет тебя. Не мне это дерьмо разгребать. Ты, как всегда, прав, но у каждого своя правда. У меня приказ, у тебя личная трагедия. Кстати… Нашел дочку? Смог помочь ей?

– Да. Настюха жива, оклемалась. Растет хорошей девчонкой. Спасибо!

– Спасибо на хлеб не намажешь!

– Капитан, Корсар верно подметил – ты от наемника недалеко ушел.

– А тебя, Аперкорт, никто не спрашивает. Ты сделал свое дело – гуляй. Теперь Туманск наш… гм… под контролем военных.

– А носки не жмут? «Пепел» наравне с вами брал город, понес такие же потери, поэтому мы имеем полное право…

– Майор разберется, кто и какие права здесь имеет. И кого поимеет.

– Я смотрю, ты без пука и чиха своего главнокомандующего вообще ничего не можешь? Ноль.

– Рот прикрой.

– Уже говорил. Не канает. Слушай, Скорейко, а ты же и правда был понижен в звании. Как снова капитаном стал за три года? А-а, блин, о чем это я! Ты же у вояк главный прогиб Зоны. Тьфу, все время забываю!

– Пасть закрой, пепеловец. Иначе я…

– Иначе ты что? Застрелишь меня? Плюнешь? Обматеришь? Что ты? Ты шага без слова Бугаенко не сделаешь. Потому что ты чмо, которое раньше было настоящим офицером, честным и порядочным, а сейчас… сейчас наемник в армейском хаки. Ординарец, мать твою!

Скорейко дернулся, хотел что-то предпринять или наговорить грубостей, но уловил на спокойном лице Корсара, сидящего на столе, выражение, означавшее «нет, не стоит». Сталкер отрицательно помотал головой. Капитан завис на полувздохе, на полушаге.

И тут сначала в коридоре стало шумно от топота и зычных голосов, затем в помещение ворвалась группа бойцов во главе с Челюскиным. Здоровенный детина, косая сажень в плечах, гладко выбритое лицо, широкий лоб, строгий взгляд и напряжение во всем теле, как перед прыжком в воду с вышки.

– Атас, еще вас тут не хватало! – безрадостно, но громко произнес Скорейко и прикрыл ладонью глаза. – Какого черта «Возрождение» приперлось? Вам в своих вагончиках тесно стало хлебный мякиш посасывать?

– Чего-о? – рявкнул главарь «Возрождения», выпучив глаза и застыв прямо возле военстала. – Ты на кого батон крошишь, вояка? Сам щас сосать будешь!

Ситуация накалялась и, наверное, вышла бы из-под контроля, не вмешайся в нее еще одна группировка. В лабораторию ввалились четверо бойцов в пятнистых маскхалатах. Один из них, в советской «березке» с красным бронежилетом поверх и синей банданой на голове, опустил «Абакан» и радушно улыбнулся:

– Ба-а, какие люди в Болливуде!

– Вот так номер, и анархисты здесь?! Махно, ты как светофор, – промычал Скорейко, хватаясь за голову, затем включил гарнитуру связи на ухе. – Штиль, твою мать! Какого хрена ты молчишь? У нас тут по бункеру анархисты с возрожденцами носятся как у себя дома, а ты молчок. Вломлю тебе по первое число, говнюк!

– Капитан, эй… – Корсар прервал ругань военстала. – Кончай сраться. Сейчас все порешаем мирно и тихо. Потом будешь выводы делать и рапорты строчить. Сейчас дождемся Треша и все разрулим. Всем будет счастье!

Что именно возымело должное на настроение Скорейко, спокойная речь сталкера или информация о Треше, он и сам не понял, но успокоился и даже отошел в сторону, встав рядом с Аперкортом.

Главарь «Анархии» Махно пристально изучал Корсара, Челюскин непонимающе хлопал глазами. Скорейко сунулся к компьютеру, стоявшему ближе всех остальных, попытался включить его.

– Они уничтожены, – сообщил Корсар.

– Тобою?

– Трешем.

– !!!

– Ты же сам просил его сделать это.

– Он чо, все-таки сумел загнать вирусняк и сжечь сеть?

– Видимо, да. Вон, видишь, системник до сих пор дымит… Так что бесполезняк кнопочки давить, капитан!

– Надеюсь, он скачал все, что нужно.

– Кому нужно? Воякам? Тебе?

– Корсар, не начинай, а? – скривился военстал, будто лимон откусил.

– Сегодня только ты начинаешь, не я.

– Где сталкер?

– Обожди немного, имей терпение. Будет с минуты на минуту.

Скорейко отошел, включил рацию.

– Товарищ майор, это Рысь. Я в бункере… Да… Так точно… Нет, не вижу… Нет, нету его… Говорят, сейчас будет… Кто говорит? – военстал бегло осмотрел присутствующих. – Да есть тут гоп-стоп компашка… Прошу прощения! Да… Здесь командиры «Пепла», «Анархии», «Возрождения» и… и Корсар… Да… Так точно… Есть… Понял вас. Отбой.

Скорейко отключился, искоса посмотрел на сталкера, угадав его мысли. Корсар с иронией глядел на капитана.

– Рысь, говоришь? Гоп-стоп, говоришь? Ну-ну, капитан, ну-ну…

Представители всех группировок стали переглядываться, расходиться по углам и сторонам, гоняя одни и те же мысли. Все ждали прихода майора Бугаенко и его вердикта, но больше всего им хотелось сейчас увидеть Треша и узнать информацию об изделии. В лаборатории наступила тяжелая тишина, и только легонько попискивал на приборе военстала сигнал маячка.


* * * | Пленники Зоны. Гонка преследования | * * *