home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14. Накал страстей

Зона, локация «Туманск». День 4

Туманск был одним из трех городов Зоны, которые местные жители вынужденно оставили после взрыва на Станции. Теперь и все эти годы он являлся неким символом глобального апокалипсиса, примером ужаснейшей на Земле техногенной катастрофы, болячкой на теле планеты. И если сама Станция, находившаяся в трех километрах от Туманска, долгое время оставалась эпицентром сильнейшей радиации, то в этом городке с радиационным фоном было намного спокойнее. Фонило в основном во всех подвалах, закрытых помещениях, в канализации. Места открытые и продуваемые, высокие сооружения не носили следов радионуклидов, что, в общем-то, наукой объяснялось.

Но в Туманске кроме этого стоило опасаться и других факторов. Сюда частенько забредали мутанты, коих с каждым годом хоть и становилось меньше и меньше по причине их интенсивного истребления аборигенами Зоны, но все же уровень опасности еще не снижался. Станция, в ходе проведенной боевой операции лишившаяся источника атомной энергии и заражения, перестала убивать округу радиацией. Но Выбросы почему-то возобновились, и причину их образования никто не знал. Для этого нужна была серьезная научная экспедиция, но на Большой земле по непонятным причинам направлять ее в Зону не торопились. То ли снова олигархи нуждались в бесценных артефактах, которые плодила Зона, то ли она все еще нужна была для каких-то серьезных секретных дел. А может, кто-то из сильных мира сего не хотел раскрывать ее тайны, обладая ими в одиночку.

Так или иначе, Туманск одновременно и пугал, и притягивал к себе. Местами зашкаливающая радиация, страшные хищники, всесильные легионеры – и все это в одном месте – действительно остужали пыл даже самых ретивых и смелых бродяг. Больше нигде в Зоне не было столь смертельно опасного места, как в этом запыленном городишке. Но все же тайны, связанные с советскими военными и научными разработками, закрытые места, недоступные для человека, обилие артефактов в подземельях, еще не тронутые квартиры и склады – все это манило мародеров, ученых и исследователей, искателей приключений и противников «Бастиона». И если со сталкерами, наемниками и бандитами, промышлявшими в населенных пунктах в поисках наживы, все было предельно ясно, как и с военными и провоенными группировками типа «Пепла», «Анархии» и «Возрождения», то что там делали легионеры натовской структуры, никто не понимал. Бастионовцы либо что-то знали, чего больше никто не знал, либо после разгрома их базы на Станции просто нашли место подальше, потише и с такой славой, которая заставляла остальных держаться подальше.

Но среди аборигенов Зоны и даже за ее пределами ходили упорные слухи о некоем секретном объекте № 101, оставшемся со времен СССР. Что могло находиться там, в пункте, относящемся к черте города, где не могли вестись какие-либо биологические, химические или термоядерные исследования – для этого на территории вокруг АЭС существовали специальные полигоны и подземные лаборатории?

Этот вопрос еще больше дразнил авантюристов всех мастей, грезивших сокрытыми в недрах таинственного бункера несметными запасами оружия, провианта, спецоборудования, артефактами и раритетами прошлого, компьютерами, напичканными бесценной информацией.

Проводили ли сами бастионовцы в Туманске какие-то разработки и исследования, искали ли они этот объект или уже нашли, никто не знал. Но нет-нет, а в город иногда проникали, просачивались некоторые везунчики, часть которых, порыскав, сумела выбраться обратно, другая же осела, спряталась внутри, а третья вообще нашла смерть от мутантов, радиации, аномалий и вездесущих сектантов.

Туманск имел репутацию смертельно опасного места, но в то же время манил и влек с утроенной силой. Не зря в народе во все времена ходила и ходит фраза «страшно интересно»! Это про него, про Туманск…

Треш не успел надеть «намордник», как опешивший перед ним легионер со снайперской винтовкой на плече промямлил:

– Э-э… брат мой… Ты кто и что здесь…

В следующее мгновение сталкер, забывший, что он переодет в униформу сектантов, тоже изрядно напуганный неожиданным появлением врага, ударил бойца ногой в пах. Видимо, сыграл инстинкт вечного борца за жизнь в Пади. Согнувшемуся от боли сектанта Треш добавил кулаком в ухо, затем схватил руками его за голову и с силой впечатал в стену. Винтовка свалилась с плеча легионера, громко брякнув о плитку лестничной площадки, а сам бастионовец загромыхал по ступенькам вниз.

И все бы ничего, но легионеров в доме, представляющем важную стратегическую точку напротив базы «Бастиона», оказалось больше.

– Братья, у нас противник!.. – раздалось в подъезде, послышались торопливые шаги и клацанье затворов.

Треш чертыхнулся, начал быстро оценивать ситуацию. Наверх никак – там тупик и с крыши никуда не деться. Вниз – значит, пробиваться через тройку легионеров. Это риск для жизни и нарушение тишины, что несомненно вызовет дополнительные силы неприятеля. Вбок? Квартира!

Сталкер натянул респиратор, подхватил трофейную винтовку и плечом толкнул ближайшую дверь. Закрыта. Сверху раздался топот – он явно принадлежал напарнику этого вырубленного, лежащего на ступенях легионера.

– Вот засада! – бросил в сердцах сталкер, ударяя ногой в область замочной скважины. Еще и еще.

Дверь с треском распахнулась, Треш заскочил внутрь квартиры и быстро оценил безопасность укрытия. Две раздельные комнаты, длинный коридор, упирающийся в ванную и туалет, маленькая кухонька сбоку. Он прикрыл за собой дверь со сбитым замком, опрокинул поперек узкого тамбура шкаф-прихожку и дополнил баррикаду зеркальным трюмо.

Только он отбежал дальше по коридору, в спальню, как на лестничной площадке послышались возбужденные голоса. Сейчас его вычислят, с трудом, но все же выломают дверь, закинут пару гранат – и амба. Сталкер снова стянул маску ниже подбородка, потому что дышать стало труднее. Пот застил глаза, неприятно защекотал спину между лопаток.

– Попадалово! Это тебе, Даня, не в лесу прятки-догонялки. Это городская локация.

Чуть ли не впервые в жизни ему стало страшно. За все! За тупо погубленную еще молодую жизнь, за неудачи последних событий, за потерю Златы, которую он так и не увидит, а еще больше за осознание того, что ее уже вовсе нет на этом свете. Он позволил этим выродкам легко и просто загнать себя в угол и прикончить. Он не успел толком изучить этот проклятый городок, а уже сгинул в нем, словно щенок-новичок. И теперь, когда счет пошел на секунды, никакого толку от этого костюмированного образа, от ожидающей его сигнала тревожной группы Аперкорта-Скорейко, от хитрого ненадежного наемника Паута, спрятавшегося где-то здесь…

– Паут, мать его! – вспомнил Треш про нечаянного напарника и врага в одном лице. – Что он там писал?

Сталкер сложил на полу спальни оружие, свое и трофейное, выудил КПК и быстро нашел переписку с наемником. В это время легионеры смекнули, где может находиться противник, и начали ломиться в квартиру. У Треша оставались минуты три до начала боя, вернее сказать, до собственной гибели. Быстро и просто отдать им свою жизнь он не собирался, но несколько минут у него в запасе еще имелось. Осматривая комнату с балконом, он успел набрать пару текстов на экране наладонника.


«Паут. Ты нужен. Срочно. Желтая девятина возле детсада. Я в квартире на восьмом. Легионеры наседают. Успеешь? Треш».


«Аперкорт. Горю. Нужен отвлекающий маневр. Прямо сейчас… Треш».


Сталкер тяжело вздохнул, вынул из внутреннего кармана старую, пожелтевшую, изрядно мятую фотографию. Провел пальцем по лицу отца, где тот приобнимал двух своих детей и жену. Услышав треск мебели, быстро убрал фото и схватил «Вал». Бросил мимолетный взгляд на голубой экран КПК, но там появилось СМС только от вояк.


«Треш, держись. Мы начинаем. Аперкорт».


К сожалению, от Паута так и не пришел ответ, а далекая канонада боестолкновения уже не особо-то и могла помочь. И Треш решил драться, хотя мозг уже обрабатывал полученную после взгляда на батарею отопления информацию. Он дал первую очередь из бесшумного автомата, чуть-чуть высунувшись в коридор, а про себя уже гонял следующую мысль. «Батарея, балкон, сделать стяжку из троса и кинуть вниз… Черт! Троса нет, веревки тоже. С этой сраной экипировкой… Шпагат или простыни… Искать и вязать некогда… Нужен другой план. Что же ты…»

Один мертвый сектант уже обнял мебельные руины, другой собрался забросить в квартиру гранату, прячась за бетонным откосом на лестничной площадке. Сталкер тщательно прицелился, готовый сразить врага сразу, как он замахнется, а голову уже терзала другая мысль. «Сейчас вызовут подмогу, с улицы ударят гранатометом или реактивным огнеметом, всей хате хана будет… Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал…»

Легионер, чтобы прицельнее бросить гранату, выглянул, показав всего два сантиметра головы с ухом и правым глазом. Тотчас тяжелая пуля раздробила бедняге полчерепа, и уже безвольное тело сползло вдоль обшарпанной стены вниз. Треш отпрянул назад, ожидая взрыва, но, видимо, рука бастионовца крепко сжимала гранату со скобой или другой боец успел перехватить ее и сдавить. Этого сталкер пока не знал, зато с пока еще смутной радостью услышал хлопки и характерное для бесшумного оружия лязганье затвора. Он немного высунулся, держа «Вал» наготове, но в дверном проеме, наполовину заваленном баррикадой и трупом легионера, пока никто не появлялся. Ни шорохов, ни голосов, ни выстрелов. Ни звука.

И вдруг как гром среди ясного неба:

– Страж, на выход! Это я, Паут. Не подстрели ненароком.

Последний раз Треш так радовался и был счастлив, когда обнимал найденного им отца. Он схватил трофейную снайперскую винтовку и побежал к выходу. Там среди двух мертвых легионеров на ступеньке сидел наемник, на коленях у которого покоилась винтовка, а в руке – АПС с навинченным на дуло ПБС.

– Люблю Стечкина еще с тех времен, – прошептал Паут и даже поцеловал свое табельное оружие. – Сколько раз выручал. И не только меня.

– Пау-ут, респект тебе! Уф-ф… – Треш утер пот с лица, закрыл глаза и сжал сухие губы, умирая от жажды.

Он хлопнул наемника по плечу, благодарно кивнул ему, вызволяя из ранца флягу и жадно поглощая воду.

– Но ты-то как тут? Как так быстро-то?

– Так я несколькими этажами ниже сидел, за базой сектантов наблюдал. Еще бы немного, и свалил из подъезда, но сначала услыхал говор легионеров, а потом пошла твоя заваруха. Пропустил тройку вперед, выше себя, отсидевшись в хате, а потом снова на выход, но тут уже почуял зуммер КПК с твоим сообщением. И вот… на тебе.

Паут заулыбался, довольный, что помог Стражу и при этом в достатке очутился – рядом валялись мертвые враги, хабар которых тянул на приличные барыши.

– Тут одного оружия крутого на десятки тыщ, – причмокнул губами бывалый наемник. – Двое твоих, трое моих. И куча снаряги.

– Забирай все, если сможешь. У меня есть свое, – махнул рукой Треш, все еще не веря своим глазам и никак не отойдя от избытка адреналина.

– Э-э, нет! Все по чесноку… У нас, наемников, так заведено. Твой труп – твой хабар. Да и с тобой у меня совсем другие договорные отношения. Так что живей собирай ценники с этого и вон с того и уходим, иначе здесь сейчас еще будут фанатики. И тогда нам никто уже не поможет.

Они со знанием дела кинулись шмонать трупы легионеров, прислушиваясь и искоса поглядывая друг на друга. Сталкер не стал забирать все, что в другое бы время точно захватил. Обрадовался «Грозе», но присвоил себе только боеприпасы к ней, так как патроны СП-5 годились и для «Вала». Вместо потерянного ножа «Якут» приобрел польский «Кандар». Три гранаты. Пистолет «Марта» с запасными обоймами и еще один «Глок». Прихватил три аптечки, рацию с настроенной частотой бастионовцев, все КПК и бельгийский респиратор, намного лучший, чем отечественная «ракушка», подаренная капитаном Скорейко.

Нагруженный донельзя наемник кряхтел под тяжестью трофеев, но лицо источало несусветную радость.

– Смотри, от такой жадности грыжа вылезет! – предупредил сталкер, ухмыляясь.

– Ничего-о, и грыжу, и гемор «янтарем» вылечу. Имеется один бесподобный арт. А вот хабара такого я в жизни еще не видывал. Ваще-е!

– А коли придется чесать от погони, ты местного грузчика наймешь или тележку с магазина стыришь?

– Кончай умничать, сталкер, пошли уже. На улице, кажись, какая-то движуха началась, – теперь вспотевшая физиономия наемника выражала обеспокоенность.

– Я первым пойду, все же жадностью такой не страдаю, как некоторые, – сообщил Треш, проходя мимо Паута и натягивая трофейный респиратор и тактические очки.

Наемник пялился на оставленные сталкером «Грозу» и снайперскую винтовку, размышляя, как бы унести и это. Он знал, что потом будет мучиться ночи напролет, жалея о том, что не прихватил столь ценные трофеи. «Ну и хрен с гордостью сталкерской, а я не гордый!» – подумал Паут и, кряхтя, подобрал обе единицы оружия. Он медленно поплелся вниз по лестнице, еще больше потея и борясь с сомнениями, одолевшими его мозг. Одна половинка шептала: «Неси, неси-и, терпи, это дорого и нужно!», другая кричала: «Ты охренел, братан, жадность фраера погубит! Бросай сейчас же, не парься!»

С окраины города все еще раздавалась пальба, изредка громыхали взрывы. Вояки действительно устроили маленькую войнушку, с честью выполняя долг и держа свое обещание. «Твоему клану, Аперкорт, не «Пеплом» бы называться, а «Долгом»!» – мелькнула мысль, которой Треш даже улыбнулся. Он осторожно выглянул из подъезда, осмотрел двор и прилегающую к нему территорию детского сада. Но кроме бесчисленных скелетов людей и мутантов, искореженных автомобилей и пыльных вихрей взгляд ни на чем не остановился. Он внимательно изучил окна и крыши домов. Никого. Но откуда-то звук все-таки шел – голоса, топот, звяканье стекла и бряцанье оружия.

– Уф-ф! – Наемник дочапал до сталкера, прислонился к оторванной тамбурной двери. – Звездец, конечно! Либо я сдохну от тяжести, либо от жадности.

– А я тебе что говорил?!

– Ты-то чего налегке? Возьми часть моего груза.

– Да щаз-з-з! Сам тащи, хитрец. Нашел лошка.

За углом дома загудел двигатель, послышалась команда легионера, но на английском языке.

– Валим отсюда, быстрее! – бросил Треш и рванул в сторону, вдоль фасада дома, прикрываясь кустами и остовами скамеек, основной материал которых давно ушел на костры.

Паут, матерясь, потащился за сталкером. Несколько единиц оружия и ранцев нещадно тянули вниз, голова уже разболелась, мозг кипел, умоляя хозяина побросать весь этот скарб. А еще очень ныла укушенная крысоволком рука и вновь заболела старая рана, полученная от сталкера на кордоне Козыря.

Зуммер рации известил о связи с Аперкортом.

– Треш, ну что там у тебя? Жив?

– Жив. Паут меня выручил.

– Это тот хитрожопый наемник, похититель детей? А он там откуда?

– Типа того. У нас с ним временное перемирие, уговор. Пока он робит на меня. Мы засекли Шрама, двинули туда.

– Понял тебя. У меня один трехсотый, у капитана двухсотый. Мы тогда отходим, а то фанатики технику уже пригнали… суки.

– Давай, Аперкорт. Спс тебе!

– Кстати, разведка донесла, что к городу подтягиваются анархисты, вояки выслали штурмовую группу, «Возрождение» активизировалось. Не нравится мне все это! Буду тоже подмогу вызывать.

– Смотри сам, ты тут старожил. Конец связи.

Сталкер махнул наемнику, и они снова двинули дальше, уже за угол дома, через соседний двор к ржавым гаражам. До цели, которую все это время догонял Треш, оставались считаные десятки метров.


* * * | Пленники Зоны. Гонка преследования | * * *