home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

На улице ярко светило солнце, но настроение у меня было мрачнее грозовой тучи. Оставалась самая трудная часть безумного плана, и чем ближе я к ней подходила, тем больше угасал мой пыл. Пытаясь сбросить с себя накатившую тревогу, я дернула плечиком и, гордо вскинув голову, зашагала к кебу.

– На Карнаби-стрит, пожалуйста! – крикнула я вознице.

Мужчина, дремавший на козлах в надвинутой на глаза кепке, встрепенулся и сел прямо. Послушно кивнув головой, он натянул поводья и направил пегую лошадку в указанном направлении. Через полчаса мы остановились перед великолепным старинным особняком прошлого века. Тогда модно было надстраивать остроконечные башенки по углам, архитекторы утверждали, что современные дома перенимают дух и романтику древних рыцарских замков.

Я самостоятельно спрыгнула с подножки и, судорожно вздохнув, направилась к входу. Постучав в дверной молоток, замерла в ожидании. Через несколько мгновений до меня донеслись звуки шаркающих шагов, и дверь распахнулась. На пороге стоял высокий пожилой дворецкий в черной ливрее с серебряной оторочкой, фамильные цвета семьи Бошан.

– Слушаю вас, мисс, – учтиво осведомился он, не забыв пренебрежительно поджать губы.

– Сообщите вашей хозяйке, что к ней пришла мисс Эвинсель, – попросила я, напряженно сжав в руках ридикюль. Если этот напыщенный осел заупрямится, придется прорываться в дом с боем.

– Боюсь, леди не сможет вас принять. – Лицо дворецкого было непроницаемым, хотя мы оба знали, что он врет.

– Сообщите о моем визите, – с нажимом сказала я, пытаясь придать голосу стальные нотки.

– Альберт, кто там?

Из глубины холла послышался знакомый мелодичный голос. У меня даже коленки подкосились от облегчения.

– Эмма, это я! – закричала я что было сил, надеясь, что она меня услышит.

Альберт, поняв, что его попытки выдворить меня не удались, с сожалением приоткрыл дверь, впуская незваную визитершу внутрь.

Масштабы гостиной меня впечатлили, хотя один раз я уже видела эти хоромы. Я осторожно ступала по идеально натертому паркету, в котором при желании можно было увидеть собственное отражение. Вечером, когда наступали сумерки и сквозь огромные решетчатые окна просачивался свет от заходящего солнца, пол казался глубоким озером. Эмма рассказывала, что долго привыкала к такому эффекту и боялась замочить туфли.

Я подошла к подножию мраморной лестницы, возле которой стояла невысокая молодая девушка. Ее белокурые, чуть с рыжиной волосы были уложены в высокую прическу, обнажая тонкую изящную шею. Голубое муслиновое платье, пошитое по последней моде, с тройной драпировкой, идеально подчеркивало цвет ее глаз. Эмма всегда знала толк в нарядах.

– Тия, что случилось? – В ее голосе чувствовались нотки беспокойства. Она знала, что только острая нужда толкнет меня на то, чтобы появиться в их доме, да еще без предупреждения.

– Руперт, надеюсь, в отъезде? – спросила я, кусая губы.

– К счастью, да, иначе скандала было бы не избежать, – Эмма закатила глаза и скривила лицо в кислой мине.

Я улыбнулась и заключила подругу в объятия. Мы не виделись, кажется, уже месяцев семь, с тех пор как она приезжала поздравить Мэдди с днем рождения. Сестренка тогда очень обрадовалась роскошной фарфоровой кукле с целым сундучком костюмов. Мы с ней целый вечер просидели, любуясь на крошечные кожаные ботиночки и маленькие соломенные шляпки с атласными цветами.

Эмма увлекла меня на софу. Я присела, благодарная за возможность немного передохнуть. Устало сняла перчатки и расстегнула несколько верхних пуговиц на жакете, попутно рассказывая про свои злоключения.

– Дедушка Эвинсель умер, – вздохнула я. – Мы с ним практически не общались, помнишь, как дурно он обошелся с папой, когда тот женился на моей матушке. Но все же позволил жить в старом доме. После смерти деда мы узнали, что дом по документам принадлежал не нам, а все свое имущество он оставил старшему сыну и внуку.

– Сочувствую. – Эмма сжала мне руку. – Теперь вам негде жить. Да уж, весьма жестоко со стороны старика так поступить с вами. Наверное, он так и не примирился с новой семьей своего сына. Но ладно, невестка, а вы же его родная кровь и плоть, оставить вас на улице очень низко и подло.

– Кажется, он вообще не считал женщин за людей, – поморщилась я. – Бедная бабуля, как она его терпела? Он свел ее в могилу еще молодой.

Я поведала подруге о странном условии, которое могло помочь сохранить наш родной дом.

– Сложная задача – найти мужа за один день, – задумчиво протянула Эмма. – Можно было бы купить, но для этого понадобятся деньги, а ты знаешь, как Руперт тщательно следит за моими расходами, он сам оплачивает модистку, ювелиров. Я не распоряжаюсь его капиталами.

Эмма была очень расстроена, что не может мне помочь, но я прекрасно знала ее положение и пришла вовсе не за деньгами.

Я вспомнила, как мы познакомились. Когда был жив отец, он иногда брал меня с собой на скачки. Я обожаю лошадей, но, чтобы купить и содержать породистого скакуна, нужны средства, которыми наша семья не располагала. Мы редко делали ставки, просто покупали билеты и смотрели на красивых благородных животных. Однажды мне очень понравился великолепный белоснежный жеребец с роскошной гривой. Прямо как единорог из сказки, только позолоченного рога на лбу не хватало, и кличка у него была подходящая – Прекрасный Принц. Я упросила отца поставить на него целый фунт. Наш фаворит выиграл тогда, и папа, довольный, пошел забирать выигрыш, а меня оставил возле киоска с брошюрами. Я воспользовалась свободой и улизнула в конюшни, чтобы хоть одним глазком вблизи взглянуть на лошадей. Никто не обращал внимания на маленькую девчонку, и я легко добралась до стойла с Принцем. Протянула ему морковку, и тот, потянув ноздрями воздух, немного подумал и взял лакомство с моей ладони.

– Удивительно, обычно он не любит чужих. – Я обернулась на голос и заметила стоявшую неподалеку девочку. Ею оказалась леди Эмма Стенли, пятая дочь сэра Стенли, владельца Принца. С тех пор мы иногда стали встречаться на скачках и подружились, благо их фамильный особняк находился всего в четырех кварталах от нашей улицы. Мы бегали друг к другу в гости, ее отец был вполне прогрессивных взглядов и позволял дочке общение с представителями неаристократических кругов общества. Именно Эмма научила меня верховой езде, предоставив прекрасную лошадку, и лишь к Принцу нам обеим не разрешали подходить. Три года назад Эмме объявили, что она выходит замуж. Девятнадцать лет – вполне подходящий возраст. Она и не смела возражать, тем более жених был молод и хорош собой, лорд Бошан, член нижней палаты парламента, настоящий джентльмен.

Я была рада за подругу, но через пару месяцев после венчания открылась ужасная правда. Оказывается, молодой супруг предпочитал уделять больше внимания своему другу, чем законной жене. Я видела этого приятеля на свадьбе, его звали Аден Лесли. Высокий, хрупкий, словно девушка, молодой человек с томными карими глазами и длинными волосами. Как мне сказали, юноши были дружны еще со школы, ну просто как братья, ходили везде вместе, даже на свадебном ужине Аден сидел по левую руку от Руперта, а Эмма по правую. Об их слишком близких отношениях она узнала случайно, застукав за пикантным занятием прямо в собственной спальне. С тех пор лорд Бошан уже в открытую игнорировал жену, и супруги стали практически чужими.

– Дорогая, помнишь, ты рассказывала мне про те особые вечеринки у графини Амелии Мелори, – спросила я у подруги. Эмма встрепенулась, ее щеки покрыл нежный румянец. – Мне нужно одно приглашение.

– Каринтия, ты же понимаешь, что это за приемы. – Она приподняла бровь и улыбнулась. – Я думала, ты более пуританских нравов.

Мы поднялись в ее комнату, и подруга достала из секретера пачку приглашений на различные мероприятия. Леди Бошан пользовалась успехом в обществе. Наконец она выбрала абсолютно белый конверт без всяких надписей, внутри лежал маленький лист плотной голубой бумаги.

– Возьми, только он на мое имя. – Подруга протянула мне приглашение.

– Эмма Смит, – нахмурилась я, прочитав серебристую надпись.

– Там все Смиты, – хихикнула Эмма. – Можешь не сомневаться, никто в своем уме не раскроет настоящего имени гостя.

– Спасибо, – поблагодарила я.

– Не знаю, что ты задумала, но будь осторожна, это может плохо кончиться. – Подруга покачала головой.

Я в нерешительности уставилась на маленький клочок плотной бумаги, зажатый в моей ладони, минута слабости, но я тут же спрятала все сомнения подальше и убрала приглашение в ридикюль.

– Не беспокойся, все будет хорошо!

– Пообедай со мной, я сейчас практически все время одна, – грустно заметила Эмма. – Мой неуважаемый супруг сейчас на южных водах, поправляет свое здоровье после серьезного расстройства желудка.

– Ты постаралась? – Я хихикнула, зная, что подруга использует любую возможность, чтобы досадить мужу-обманщику.

– Скорее, перестаралась. Руперт три дня не вылезал из уборной, такой запашок стоял на втором этаже – слуги ходили с бельевыми прищепками на носу.

– Ты не пробовала просить у него развод? – Я не решалась спросить раньше, в нашем обществе не принято расторгать браки.

– Тогда меня отлучат от двора, перестанут приглашать на приемы. – Эмма закусила губу. – Стать отверженной я пока не готова.

Мне было очень жаль подругу, хотелось ее поддержать. Но, кроме слов утешения, я ничем не могла ей помочь. Я с удовольствием составила Эмме компанию за обедом. Вкуснейший луковый суп, запеченные устрицы под сырной корочкой и стакан восхитительного столового вина значительно подняли настроение.

Затем Эмма настояла на том, чтобы выбрать для меня наряд из ее гардероба. Она открыла необъятный шкаф и достала сиреневое шелковое платье. На мой взгляд, декольте было слишком глубоким, а мне, в отличие от Эммы, особо похвастаться было нечем.

– Может, что-нибудь поскромнее?

– Доверься мне, это самый лучший вариант, ты же не хочешь чувствовать себя белой вороной среди приглашенных.

Горничная усадила меня за туалетный столик и стала завивать волосы щипцами, нагретыми на углях, попутно закалывая каждый локон шпилькой. Через пару часов я уже была полностью готова. Несколько капель дорогих духов на мочки ушей, и я почувствовала себя настоящей леди.

– Хочешь, дам тебе наш экипаж? – спросила Эмма, окидывая меня с ног до головы довольным взглядом.

– Нет, я наняла кеб, – помотала я головой. – Ты и так сделала для меня достаточно, не хочется еще больше втягивать тебя в эту авантюру.

Мы обнялись на прощанье, и подруга проводила меня до дверей.

– Удачи, – прошептала она мне на ухо, так чтобы слуги нас не услышали. – Когда приедешь на место, ничему не удивляйся, веди себя, как будто ты там не в первый раз, будь раскованна.

Я обещала прислушаться к ее советам. Кучер, увидев перед собой столь нарядно одетую даму, немного растерялся и, сплюнув жевательный табак в сторону, поспешил поскорее слезть с козел, чтобы предложить мне руку.

– Благодарю, – жеманно ответила я, войдя в образ. Приосанилась, подняла подбородок, будто садилась не в грязный экипаж, а в позолоченную карету. Под мерный стук колес по уличной брусчатке я размышляла о том месте, куда еду.

Тайная вечеринка для высшего общества, где господа забавлялись друг с другом, исполняя свои самые смелые фантазии. Здесь дамы могли найти себе любовника на одну ночь, а мужчины развлекались с девушками равного им по статусу положения.

Еще издалека я заметила дворец графини, по своей красоте он не уступал королевскому. Леди Мелори обладала баснословным богатством и слыла весьма развратной особой. Несмотря на наличие мужа, она меняла кавалеров как перчатки, и ни одному не удавалось задержаться рядом с ней дольше чем на пару месяцев. Поговаривают даже, что в постели этой великосветской дамы побывал принц Генрих, супруг нашей благочестивой королевы Эдвины.

Огни фонарей ярко освещали ухоженную подъездную аллею, я даже не заметила, как стали сгущаться сумерки. Кеб проехал через распахнутые кованые ворота и остановился. Я судорожно вдохнула в себя прохладный вечерний воздух, подхватила юбки бального платья и сошла вниз. Своды дворца подпирали восемь белокаменных колонн, а по обеим сторонам парадной лестницы стояли мраморные статуи полуобнаженных нимф. Я, разинув рот от восторга, поднималась наверх, почти забыв о цели своего визита. В дверях меня встретил необычный юноша. Никогда прежде не доводилось мне видеть столь длинных волос у мужчин, пепельные и густые, они спадали почти до самого пояса. Еще я обратила внимание на его необыкновенно серые, почти прозрачные глаза. Униформа слуги состояла из золотых парчовых брюк и жилетки, которая не могла скрыть мощный мускулистый торс.

– Добрый вечер, мадам. – Лакей учтиво поклонился. – Позвольте взглянуть на ваше приглашение.

Старательно отводя взгляд от его обнаженного живота, я достала голубую карточку и сунула ему в ладонь.

– Прекрасно. – Юноша коротко кивнул и взял со столика серебряный поднос, на котором лежали кружевные маски. – Выберите, какая больше нравится, я помогу вам ее надеть.

Я нерешительно протянула руку к сиреневой маске, усыпанной кристаллами. Лакей одобрительно улыбнулся.

– Желаю приятно провести время. – Он говорил медленно, как будто нараспев.

Выполнив просьбу повернуться, я ощутила теплые пальцы на своей шее, пока юноша завязывал шелковые ленты.

– Спасибо, – поблагодарила я, чувствуя, как голос слегка дрожит от волнения. Боже, во что я себя втянула, но пути назад нет – или я вернусь сегодня до заката с мужем, или завтра моя матушка и маленькая сестра переедут из родного дома в городские трущобы.


Глава 1 | Смертельный способ выйти замуж | Глава 3