home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Мидхир, как ни в чем не бывало, улыбнулся тонко и как-то совсем по — мальчишески:

— Если этот вопрос исчерпан и у господина Вигона нет оснований не доверять мне… Или все же есть?

Это был уже риторический вопрос. Его Светлейшество просто захотел лишний раз поставить молодого человеческого выскочку на место.

— Нет, Ваше Светлейшество, — с болью отозвался уполномоченный советник, — конечно же, нет… Я покорнейше жду вашего признания.

— Тогда я попрошу обвинителя помочь мне с ритуалом.

Услышав откровенный намек от своего повелителя, старый эльф с готовностью подскочил ко мне и приглашающе протянул руку. Жутко не хотелось проходить через процедуру обновления связей, поскольку за много лет они успели сильно ослабеть. Но ничего поменять уже нельзя, это было необходимостью, которую ничем не изменишь. Неуверенно вложив свою ладонь в его холодную руку, я спрыгнула с постамента и была препровождена к правителю. Мидхир встречал меня с той же самой улыбкой, не меняя мимики.

— Подходи ближе, что ты застыла, как не родная…

Да потому что я уже и в самом деле не родная, а главное, что и не хочу ею быть. Замерев напротив старого… друга, любимого? Спроси сейчас меня кто-нибудь, кем я считаю Мидхира, то буду очень долго раздумывать над ответом и так и не приду к какому-то определенному мнению. Слишком много мы пережили вдвоем, и слишком много времени прошло с этого момента.

— Смотри мне в глаза, — тихо проговорил Мидхир.

Он взял меня за руки и принялся гипнотизировать взглядом, который буквально за секунды с равнодушного резко сменился на ласковый. Уговаривая себя, что я приняла верное решение и это будет правильно, я сделала то, о чем он просил. Некоторое время ничего не происходило, нам обоим было трудно поймать нужную концентрацию. Слишком много эльфов следили за каждым нашим вздохом и это сильно нервировало. А потом сознание как-то само отключилась, и я просто провалилась в смотрящие меня глаза. Меня словно окунули в океан полной безмятежной любви и спокойствия. Ничего кроме приятного тепла и расслабления я уже не чувствовала. На лице сама собой начала расползаться довольная улыбка и каким-то шестым чувством я поняла, что Мидхир повторяет за мной любое движение.

Повинуясь внутреннему зову, я подошла к нему вплотную и уткнулась лбом в грудь. Не разрывая контакта, правитель осторожно приобнял меня за плечи и уперся подбородком прямо в темечко. Поток тепла резко усилился, и я бессовестно пила это потрясающее ощущение нужности без остатка. Связь между нами, с каждой секундой укрепляясь благодаря тактильному контакту. Она наливалась внутренним светом и грела, грела, грела. Эта мощь набирала такую силу, что ее начали ощущать уже и те, кто был в непосредственной близости от нас. Даже не хочу представлять, какой ужасный откат я с Мидхиром получу, когда связи обновятся…

Пьянящие ощущения подходили к своему логическому пику, и Мидхир плохо контролируя себя, с силой стиснул мои плечи. Мгновение и абсолютное счастье, которое несколько минут мы честно делили на двоих, с жалобным стоном рассыпалось в прах. Оглушенная страшной пустотой внутри, будто у меня выдернули часть души и это никак не поправить, я вцепилась в приятеля, чтобы не упасть. К слову, отпускать он меня не торопился.

— Это было впечатляюще… — сконфуженно проговорил обвинитель, глядя на нас.

Многие, кто был в зале и все видел, сейчас старательно отводили глаза, словно подглядели что-то интимное. Хотя почему что-то? Это и было самое настоящее интимное действие, потому что момент, когда налаживаешь связи, ты открываешься абсолютно и без прикрас.

— Вивиана Цуринген, княжна Дивногорья, — хриплым голосом проговорил Мидхир, дыша мне в шею, — перед всем народом Туата де Данан, я признаю нашу кровную связь настоящей и не терпящей разрыва. Ты моя кровная невеста, часть правящего дома Серебряного Короля.

Что и требовалось доказать, а большего мне сейчас и не надо, ты выполнил одну из частей моего к тебе дела. Я попыталась отстраниться от эльфа, но он мне не дал этого сделать. Ну не драться же с ним на глазах у его же служащих и ближайших вассалов?

— Сегодня вечером будет дан прием с честь княжны, Герберт, позаботься об этом. У тебя на подготовку к балу всего несколько часов, у меня будет заявление для народа Туата де Данан.

Обвинитель кивнул, настороженно покосившись в мою сторону. Почувствовав, что дело начинает пахнуть жареным, я шепнула на ухо Мидхира:

— Какое ещё заявление? Ты что задумал?

— То, на что должен был пойти еще очень давно, — тем же шепотом проговорил он, — потерпи немного, ты все узнаешь.

Наконец почувствовав, что меня больше никто не держит, я сделала большой шаг назад и сразу почувствовала себя намного увереннее. Понимающе усмехнувшись на мой маневр, Серебряный Король обратился к мрачно насупившемуся Вигону. Он стоял, облокотившись локтем о трибуну и о чем-то усиленно думал.

— У вас будут еще пожелания?

Вигон выпрямился, окатив меня холодным взглядом, и поклонился правителю:

— Уже никаких, Ваше Светлейшество.

Прекрасно поимая, что Вигон может сейчас выйти из Зала Советов и спокойно исчезнуть, его никто не будет искать, я вцепилась в рукав Мидхира и умоляюще шепнула:

— Ради богов, позови его на торжественный прием!

— Зачем?

Затем, что мне надо придумать чем его можно прижать и разговорить, а то исчезнет, и я не узнаю многих интересных подробностей!

— У меня есть к нему вопросы, которые я хочу задать без лишних ушей.

— Опять плетешь интриги? — прозорливо откликнулся эльф и царственно обратился к прислушивающемуся к нам уполномоченному помощнику погибшего бургомистра:

— Тогда я желаю видеть вас на торжественном приеме в восемь вечера. Я хочу, чтобы вы были свидетелем моей речи и передали потом в Сендас.

Было видно, что оставаться здесь Вигону было не с руки. Но и отказать прямым текстом правителю эльфов он не мог, не самоубийца же. Потом объясняй в чем причина, все равно никто не поверит и не поймет. На этом короткое заседание было прекращено. Все принялись вставать со своих мест без какого-либо объявления, что все могут быть свободны, к выходу потянулись беззаботно разговаривающие между собой советники.

Благодарно кивнув оторопевшему от такой наглости Мидхиру, я поспешила затеряться в толпе и вырвалась на свободу. Может это и не совсем красиво так бежать от него сломя голову, но по — другому поступить я не могла. От пережитого меня слегка потряхивало, а для разговоров нужно иметь трезвую голову. Не знаю, что там себе Мидхир нафантазировал и какое именно заявление он собирается сделать вечером, но я твердо уверенна, что мне это не понравиться. А значит, сейчас мне надо привести мысли в порядок, попытаться встретиться с правителем до начала торжественного вечера и поговорить. Мне сейчас нужна его помощь, как никогда.

Погруженная в невеселые мысли, я глядя себе под ноги, очень быстро добралась до своих покоев и уже собиралась юркнуть за дверь, как мне ее кто-то нагло перегородил. Задумчиво уставившись на начищенные до зеркального блеска дорогие кожаные ботфорты и темно-синие брюки-лосины, я цыкнула:

— А я-то все гадала, куда же благородная ищейка Его Величества Альваро пропала. Даже хотела начинать беспокоиться, а не поискать ли вас, а тут вы собственной персоной… Красивые сапоги, не подскажете, кто вам их одолжил? Может там найдется еще одна пара, только женская.

Бертольд смотрел на меня с широкой улыбкой и не спешил отходить от двери, пересекая мне собой путь к бегству:

— С вашими талантами, княжна, я думаю, вы сами и сошьете их, даже денег тратить не надо. Чудо, а не женщина, великолепный по экономичности вариант.

— Как жаль, что только достается он не вам, — фальшиво посочувствовала я ему, на что он только рассмеялся:

— Его Светлейшеству я не соперник, тем более он в отношении вас настроен весьма серьезно. Честно говоря, я вами восхищаюсь, поэтому и решился перехватить вас у дверей, потому что вечером с вами уже будет не поговорить.

— Думаете, я к вечеру так зазнаюсь, что посчитаю ваш титул слишком мелким для своего блистательного общества?

— Ну, с вами-то мы всегда договоримся, — делая шаг ближе ко мне, каким-то интимным шепотом выдал Бертольд, — а вот ваш эльфийский правитель может не разделять подобную точку зрения.

— Он не мой, — твердо проговорила я, с вызовом вздергивая подбородок.

Еще не хватало его бояться, слишком он хорошего мнения о себе.

— Мне показалось, у него на этот счет свое мнение, — не согласился мужчина, — но скажите, как вам это удается? Я действительно восхищен.

— Вы о чем? Давайте вы не будете говорить загадками и ходить вокруг да около. Говорите, что именно вам нужно и разойдемся. До восьми вечера осталось не так много времени, а выдумаете, что кроме вас у меня больше дел нет.

— Сколько экспрессии… Скажу честно, мой король предложил мне забрать мальчишку и вернуться вместе с ним во дворец, но я совершенно не хочу этого делать. Я дорого отдам, чтобы наблюдать за вами как можно дольше.

— Чем обязана такому вниманию? — саркастично проговорила я, не веря ни единому его слову, но вспоминание о короле к сведению приняла.

— Не часто встретишь опального маркиза и княжну без трона, которую к слову давно нужно было привлечь за мошенничество. У вас так ловко получается из всего выкручиваться… Все драконы такие?

— Вы хотели сказать хитрые и изворотливые твари? — я любезно перевела его завуалированную в комплимент фразу, — а по — другому в этом мире не выжить и долго не прожить. По-другому нельзя. Как вам нельзя не притащить Бриара на коротком повадке к своему королю и как мне нельзя это допустить. Так своему монарху и передайте.

— Показываете зубки… — Бертольд очаровательно улыбнулся, но глаза оставались все такими же равнодушными и холодными, — давно пора. Я рад, что вы, наконец решились заявить о себе и пришел просто предупредить, то если вы к ночи не придумаете, как защитить Бриара, я буду вынужден его забрать.

— Предупреждаете, что скоро будете действовать жестко? — мило «удивилась» я, — или думаете что в благодарность за откровенность, я вас пожалею?

— Элен, Алексия, Вивиана… — едва не мурлыкая себе под нос, Бертольд пропел все известные ему имена, которыми я пользовалась, — потрясающая женщина… Я на самом деле рад, что ваш народ жив и у него есть такая княжна. Почему-то сейчас я начинаю верить, что, не смотря на все обстоятельства, мальчишке удастся выжить с таким-то телохранителем…

— Только выжить? — тонко улыбнулась я и, приблизившись к нему вплотную, прошептала прямо в губы, — уверяю вас, маркиз примет герцогскую корону отца и вернется на свои земли, как хозяин.

— Намекаете, что у Проклятых в этом деле свой интерес, вы такая не одна? — попытался закинуть удочку Бертольд, наивно полагая, что я тут же на нее клюну и все расскажу.

Чтобы придать себе необходимый вес, иногда надо блефовать и восемьдесят процентов успеха зависит именно от того, насколько талантливо ты это делаешь. Приняв многозначительный вид, я подмигнула ему:

— Разве княжна может быть одна?

Бертольд плавным движением заправил мне за ухо пару тонких прядок и принимая мой ответ, многозначительно поцеловал руку. Стоило мне только поменять статус с обычного телохранителя на особу благородных кровей, как его внешнее поведение к моей персоне разительно переменилось. Нет, оно не стало более уважительным или трепетным, но он стал слышать мою точку зрения. А это было уже немало и весьма показательно.

— Я буду ждать до полуночи, а там уж не обессудьте. Не хотелось бы драться с женщиной, пусть и драконом. Я слышал, вы умелые бойцы, но поблажек делать я не стану…

Подмигнув, он неторопливо ретировался, а я качала ему в след головой и думала, как будто я позволю себе поблажку. Потребность переговоров с Мидхиром возросла в геометрической прогрессии, надо было срочно как-то связаться с ним и позвать на свидание, да так, чтобы больше никто об этом не знал. А то обязательно что-нибудь случиться и нас будут отвлекать.

Открыв дверь, я ввалилась в комнату, как это обычно делает какой-нибудь выпевший матрос. Надо написать записку с просьбой о встрече и передать со служанкой. А чтобы она не удовлетворяла свое любопытство за мой счет, писать буду на своем языке. Пока я обыскивала комнату в поисках письменных принадлежностей, в дверь как-то нервно постучали. Понимая, что мои ребята вряд ли бы утруждали себя соблюдением этикета, я крикнула:

— Не заперто, войдите!

Видимо невидимый гость был очень стеснительным, потому что долгое время никто не осмеливался последовать моей просьбе. Плюнув на приличия, я поднялась с корточек и, отойдя от обыскиваемого комода, направилась к дверям. И уже почти дойдя до них, я едва не столкнулась с метнувшимся мне навстречу гостем. Он был одет в длинный серый плащ, полностью скрывающий лицо и тело до самого пола. В руках у незнакомца или незнакомки была огромная коробка, украшенная странным белым бантом с расшитым по нему жемчугом. Уставившись на все это великолепие, я, не совсем понимая, что здесь происходит, с интересом спросила:

— Вы что-то хотели?

— Я почему-то думал, что ты сразу поймешь, что это я, — с мягким укором проговорил эльф и скинул капюшон.

Не сдержавшись, я ахнула:

— Мидхир… Но в таком виде?

— Силье не дает проходу, грозиться пустить тебя на угощения для гостей… — засмеявшись, проговорил он и протянул коробку мне, — поэтому я устроил этот небольшой маскарад, иначе бы выслушивал еще одну порцию истерик. А этого я очень не хочу… Это тебе, возьми. Я специально приготовил это для торжественного вечера в твою честь.

Я приняла коробку, но заглядывать в нее сразу не стала, меня больше волновал сам правитель. Не зная, как начать очень тяжелый для меня разговор, я скомкано проговорила:

— Мидхир, не стоит так обращаться с Силье, она-то ни в чем не виновата. И еще, мне нужно поговорить с тобой. Касательно кровной связи…

— Ты всегда любила поговорить, — ласково глядя мне прямо в глаза, с улыбкой проговорил он, — и не всегда по делу.

— Мидхир… — я даже не успела полностью выговорить его имя, когда он отобрал только что данную им же самим коробку и, отшвырнув ее на кровать, схватил меня за шею и приник к губам.


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ | Проклятый дракон | ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ