home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Проволочек с телепортом на этот раз не возникло. Пока ребята обижались и не демонстративно отказывались со мной разговаривать, мы без происшествий добрались до небольшого белого дома с красивой мраморной лестницей. Хердонес провел нас в свой кабинет, располагающийся на втором этаже, где и был построен портал. Активировав руны, сначала он отправил во дворец стражу с Вигоном и его людьми, судя по лицам которых, они уже не рады были, что связались с таким начальником. После этого, немного поспорив с моей компанией, он отправил к королю и их, оставив меня напоследок.

Не думая ничего дурного, я спокойно шагнула в рунический круг и принялась терпеливо ждать, пока дипломат активизирует заклинание. Но он почему-то не спешил этого делать, напротив, просто стоял и смотрел на меня каким-то изучающим взглядом. Сначала я молчала, думая, что он просто устал от такой нагрузки. Шутка ли без помощников переправить такую кучу людей на большое расстояние и сейчас отдохнув, доделает то, что должен был. Но прошло несколько минут, а он все продолжал смотреть. Под конец мне стало не комфортно, и я довольно грубо проговорила:

— Что-то пытаетесь на мне рассмотреть?

Эльф сначала проигнорировал мой вопрос, зато потом неожиданно отмер. Дернувшись, он с каким-то скрытым сочувствием, которого от этих длинноухих бессмертных интриганов уж никак не ожидаешь, выдал:

— Надеюсь, вы отдавали себе отчет, когда пытались отделаться от этого секретаря, что попадаете в ситуацию гораздо худшую?

— От чего же? — неподдельно заинтересовалась я и одарила дипломата не менее интригующим взглядом, которого он никак не ожидал встретить в женщине.

А потому слегка стушевался, не смотря на весь свой жизненный опыт, пытаясь скрыть замешательство за брезгливой гримасой.

— Сейчас портал немного зарядиться и вы отправитесь во дворец к моему племяннику. И вот, когда он не подтвердит вашей с ним связи, а он этого не сделает, иначе это было бы забавно… То за попытку присвоения королевских регалий вас казнят. Ваших спутников кстати тоже, вы знали?

— Почему вы так уверены, что Мидхир не подтвердит моих слов? — я намеренно сократила имя эльфийского правителя до панибратского обращения, чтобы мой собеседник оценил степень моей близости с его королем.

Он оценил и ощерился:

— А с чего сиятельному Серебряному Мидхиру, который скоро сочетается браком с прекраснейшей из эльфийских дев, иметь связь с какой-то безродной, человеческой девкой?

— Браво, — с тонкой улыбкой ответила я и даже похлопала в ладоши такой нетривиальной прозорливости, — только с чего вы взяли, что та безродная человеческая девка, о которой идет речь, это я?

— Алексия, перестаньте ломать комедию пытаясь выторговать ещё немного времени. Там, в таверне я счел за лучшее подыграть вам… Вы что же, надеетесь на какое-то чудо? Я давно знаю этого Вигона, очень неприятный тип, скользкий подхалим, даже мы, которые не слишком смотрят на чистый послужной список партнеров, не хотим иметь с ним никаких дел. А его беспринципный хозяин? Я удивлен, как долго ему удавалось безнаказанно грабить свой же город. Признаться за его смерть вам надо поставить памятник, но за свои действия вы ответите уже не перед властью Павира, а перед нашим королем, как только он скажет, что вы обманщица. Всегда и всему когда-то наступает конец.

Меня мало удивило сообщение о скорой свадьбе их правителя, но вот подобное участие дипломата немного подкосило. Я что, так убого выгляжу, что теперь каждый, кто встречается мне на пути, считает своим долгом пожалеть меня? Нет бы хоть кто-нибудь, что-то дельное предложил, про саму помощь я вообще уже молчу.

— Вы права, конец всегда наступает, — ровно согласилась я, хотя имела горячее желание высказать все, что думаю о таких сердобольных эльфов, — но у кого-то другого. А у меня, я уверена, все только начинается. И кстати, портал уже давно зарядился.

Хердонис ле Эрсилд осуждающе покачал головой, видимо я сорвала ему прекрасный план почувствовать себя героем, пожалевшему несчастную девушку, осужденную на скорую смерть. Нет уж, только не за мой счет, хватит. У меня глобальные планы на ближайшее время, и умирать по чьей-то прихоти я не собираюсь.

— Так не терпится оказаться на том свете? Хотя и правда, зарядился, приготовьтесь…

Пока я зажмуривалась и готовилась, все уже давно кончилось, а дипломат усиленно дергал меня за плечо.

— Мы уже на месте, откройте же вы, наконец, глаза!

Глаза я открыла, все ещё находясь под впечатлением от перемещения. Если они и дальше будут такими мягкими и незаметными, я готова стать поклонником этого вида транспорта. В отличие от прошлого неудачного опыта, сейчас я даже не почувствовала, как оказалась в нужном месте! Я стояла в просторном светлом холле с огромными квадратными окнами. Он был уютно заставлен искусно расписанными вазами, высотой с рост человека. Аромат живых цветов, расположенных там же, опьянял. Хотелось просто прогуливаться по этому великолепию, наслаждаться солнцем и ни о чем не думать.

Тут же уже в нетерпеливом ожидании сгруппировались Вигон Дерепт со своими прихвостнями, откровенно скучающая эльфийская стража и Веснушка с улыбавшимся Бриаром. Наверное, думали, что дипломат меня потихоньку задушит где-нибудь в уголке и это решит все проблемы. Они в одно мгновение оказались рядом со мной, покрутили в разные стороны, проверяя, все ли у меня на месте, цела ли.

— Мы уж думали что все, тебя прямо там и решат закопать, — радостно провозгласил Дилан, щупая мне спину и руки на предмет скрытых переломов, — они же жуть как не любят, когда с их кровью пытаются манипулировать.

— Ты считаешь меня настолько дурной, чтобы я стала так рисковать, идя на обман? — вот здесь не на шутку обиделась уже я.

Ладно, этот ле Эрсилд, просто старый идиот, что с него взять, но Дилан то, который не один месяц провел со мной под боком! Веснушка, конечно же, сразу понял, что слегка перегнул палку, и уже хотел было извиниться, но как обычно не успел. Двустворчатые белые двери с тихим стуком распахнулись, и к нам выпорхнуло какое-то странное существо, больше похожее на живую куклу, чем на человека. Но оно явно было мужского пола, хоть и одетое в цветастые шелковые тряпки с разрезами на ногах и животе.

— Мажордом его сиятельства, — неприязненно процедил сквозь зубы Хердонис.

Видимо его так и распирало поделиться с кем-то своей нелюбовью к этому удивительному экземпляру, что он даже не обращал внимания на то, кому это говорит. Я сочла за благо промолчать, тем более что моего ответа никто и не требовал, и с любопытством уставилась на мажордома. Он как раз направлялся к нам гарцующей походкой, накручивая на палец длинные напомаженные светлые локоны и капризным голосом выдал:

— Светило всех Наук, Повелитель знания, любимый сын доброго божества Дагды, прекраснейший из всех прекраснейших правителей Туата де Данан, глас мудрости и воинской стати, величайший стратег и любимец самых роскошных женщин… Серебряный Король Мидхир!!!

Чтобы не засмеяться в голос от такого представления, я закусила согнутый палец уже на второй витиеватой фразе. Никогда раньше я не замечала за Мидхиром подобной любви к дешевому пафосу, но это говорило только об одном: мы знаем окружающих нас ровно на столько, насколько они нам это позволяют. Даже самые близкие.

В холл, наконец, неторопливо вошел и сам Серебряный Король, а его мажордом все старался и из кожи вон лез, расхваливая своего господина направо и налево. За многие годы он ни капли не изменился, все такой же высокий и подтянутый, в безупречно сшитом светло-голубом камзоле с серебряными петлицами. Чистый лоб венчала изящная корона изображающая листья с россыпью сверкающих бриллиантов, искусно имитирующих росу. Выцветшие на солнце некогда пепельные волосы заплетены в небрежную косу и открывают идеально выбритые по последней моде виски. Чуть раскосые голубые глаза, сейчас больше похожие на застывший лед, смотрят на всех сверху вниз. Как всегда, дьявольски прекрасен, выточенный из серебра, но… Одно маленькое «но» способно похоронить под собой самое прекрасное и вечное, что есть у каждого из нас, запрятанное где-то глубоко. Если раньше Мидхир одним своим присутствием грел, сейчас он скорее обжигал холодом, при этом ничего для этого не делая.

Дедушка не один раз говорил, что Мидхир когда-нибудь займет место верховного правителя, опередив троих братьев. Раньше я ему не верила, убеждая, что он глубоко ошибается в нем, потом что не знает так, как я. А теперь вижу, что дедушка был прав, а я… Либо раньше он был другим, либо я по своей наивности и глупости этого не замечала. И сейчас, стоя напротив старого друга, я склонялась к мысли, что все-таки из-за глупости.

Наконец Мидхир остановился прямо посреди холла, да так, чтобы все оценили его силу и мужественную стать, и только после этого, наконец, сподобился оглядеть присутствующих. Идея с кольцом мне уже не показалась такой гениальной и спасительной. Резко захотелось на все плюнуть и сбежать. И даже сделка с Бриаром уже не казалась такой привлекательной. Как-то все было мелочно и не по делу. Жила себе спокойно, хорошо зарабатывала на жизнь и ни о чем не жалела. А тут, что ни час, какое-то новое потрясение и постоянное чувство вины, что я делаю что-то не правильно… Сколько мне еще надо вынести ради мифической книги? А ведь я даже до конца не уверенна, что Песнь Шеша существует!

— Хердонис ле Эрсилд, — он кивнул на нашего провожатого, а на остальных даже не обратил внимания, будто мы пустое место, — я мало что понял из твоей сбивчивой речи по скрытой связи, но мне показалось, что я слышал, будто кто-то посмел заявить о своем родстве со мной?

— Ах, милый, какая забавная история, а ты все грустил, что мы скучно живем… — звонком пропел девичий голос, и следом за ним появилась его обладательница.

Наверное, я пристрастна, даже скажу более, очень пристрастна, но невеста Мидхира, если это конечно она, напомнила мне скорее русалку, мертвую и холодную, чем прекрасную эльфийку. До омерзения идеальная фигурка, обернутая в легкое открытое платье цвета одежд жениха. Серебристые, почти прозрачные волосы были собраны в высокую прическу и удачно подчеркивали точеную шейку. Правильные черты лица, слегка приоткрытый пухлый рот, умело накрашенный карминовой помадой. Все это конечно притягивало к себе взгляды: пока не посмотришь в глаза. Чуть навыкате, такого же цвета как волосы, но пустые глаза, оставляли после себя неприятный осадок. Мне захотелось передернуться и, конечно же, я не смогла отказать себе в этом удовольствии. Мое движение не осталось незамеченным. Дипломат, заприметив мое кислое выражение лица, тут же цапнул меня за руку и вывел из-за спин товарищей, куда я затесалась незаметно для всех.

— Вот эта девушка, которую тут все называют Алексией Кросс, — торопливо затараторил Вигон, боясь, что его никто не спросит, — она показала какое-то кольцо и сказала, что это ваше. Это же значит, что вы признали за ней право войти в вашу семью?

В глазах эльфийки что-то промелькнуло, она инстинктивно обняла Мидхира, но тот даже не заметил этого собственнического жеста. Куда-то бесследно исчез весь напускной лоск, он потерянно смотрел то на кольцо в руках дипломата, то на меня. А я потерянно стояла посреди холла, смертельно боясь хоть как-то показать свои эмоции или хуже того, сделать что-то не так. И любое мое движение могло оттолкнуть эльфийского правителя от нужного мне решения. Когда-то давно я много раз, часами напролет рисовала нашу с ним встречу, думала, что сказать ему, когда увижу. Так много раз переживала каждый взгляд, несказанное наяву слово, что сейчас, стоя от него всего в двух шагах, не испытывала и доли того трепета, что должна была бы. Даже сожаления и того не было… Только накатила какая-то пустота и что-то отдаленно похожее на безразличие.

— Алексия? Что это за имя?

— Ваше Величество, — не выдержав напряжения, взвизгнул из своего угла Вигон и, потрясая своим изрядно помятым пергаментом, сбивчиво принялся вновь обвинять меня во всех смертных грехах.

Но на этот раз так красочно, видимо человек долго готовился к своему звездному часу, что даже я на миг про все забыла и заслушалась его выступлением.

— Пресветлые боги, дорогой, я надеюсь, в нашем доме эта преступница не останется ни минуты? — возмутилась невеста правителя, с презрением поглядывая на мою грязную одежду и неопрятные руки:

— Малого того, что она в Павире натворила столько ужасов, так еще и пришла в наш дом, смея марать твое имя!

Спокойно Вивиана, если обращать внимание на каждую выскочку, которая пытается тебя намеренно задеть, то никаких нервов не хватит. Не стоит уподобляться тем, кто не умеет себя вести. Не будем позорить фамилию и род дедушки. Хотя, как бы хорошо она сейчас смотрелась, будучи лысой… Забыть бы про голос совести и просто по-женски вцепиться ей в шевелюру. И с чего у меня такая реакция на нее? Как будто мне больше никто и никогда не говорил подобных глупостей!

Так уговаривая себя не кипятиться, я достала из кармашка то самое кольцо и в наступившей тишине с искренним удовольствием проговорила:

— Мидхир, ты признаешь, что я не украла твое фамильное кольцо, а ты дал мне его сам, добровольно?

— Я…

— Только не говори, что все эти дурацкие титулы, над которыми ты раньше охотно смеялся, не дают тебе узнать меня.

— Вивиана… — чуть слышно пробормотал Мидхир, потрясенно глядя на меня, но не торопясь признавать очевидное.

— Вивиана, я думал ты погибла… Столько лет…

— Дорогой, — томно проговорила виснувшая на Серебряном короле девица, — это еще кто? Грязная, в рваной одежде, еще и смеет так обращаться к тебе… Прогони ее сейчас же, она не стоит твоего внимания.

— Не смею обращаться к тебе? — улыбнулась я.

Знала бы она, как раньше мы друг друга называли, когда нам никто не мешал и что спальня правителя имена потайной ход в мои покои. Видимо, это, наконец, вспомнил и сам Мидхир, потому что минутная растерянность ушла, и перед нами опять стоял непреклонный Серебряный король с тяжелым, пронизывающим взглядом. Честно говоря, я все же боялась, что он не станет признавать свое кольцо, которое по глупости дал когда-то одной несмышленой девчонке.

— Ваше Величество, — вставил слово дипломат, — так что вы скажете, признаете, что дали этой девушке кольцо добровольно? Она не украла его?

Ну, это уже верх наглости, чтобы драконицу обвиняли в воровстве! От моего плохо контролируемого возмущения, я прямо-таки почувствовала, как зачесались родовые татуировки на запястьях и, повинуясь эмоциям, начали расти. Охранные рунные письмена и завитки, изображающие вьюнок, робко поползли на ладонь и пальцы. Заметив это, я тут же постаралась спрятать руки, чтобы никто не заметил мою отличительную особенность.

Поняв, что я пытаюсь скрыть и то, как опасно блеснули мои глаза, Мидхир не особо стесняясь посторонних людей, рявкнул на своего родственника:

— Хердонис, советую тебе выбирать выражения, когда ты разговариваешь с моей невестой!

— С кем?! — эхом выкрикнули Бертольд, Бриар, Дилан и вцепившаяся красавица в правителя эльфов.

Последняя, кстати, попыталась было симулировать обморок, но недвусмысленно подхвативший ее под локоть Мидхир, ясно дал понять, что сейчас этот номер не пройдет. Если бы можно было в данной ситуации смеяться, я бы сделала это не стесняясь во весь голос, настолько ситуация была глупой. И даже не минуемая скорая расправа надо мной друзьями, меня сейчас мало трогала.

Повернувшись к девушке, Мидхир махнул в мою сторону рукой и нехотя пояснил:

— Это не совсем то, что ты думаешь. Вивиана, когда-то давно спасла мне жизнь, став кровной невестой, правда после того как она исчезла, я думал, что она давно погибла.

— Скорее это ты так хотел считать, — не согласившись, спокойно проговорила я, наслаждаясь, как девушка мечется между желанием порвать меня на кусочки и прижаться к своему жениху ещё ближе.

Кровная невеста это конечно не то, что обычная, но ревность-то ещё никто не отменял. Жизнь ещё раз доказала, что не стоит оскорблять не знакомых людей. Бумеранг прилетает незамедлительно.

— А кто же тогда я? — наигранно всхлипнув и прижавшись всем телом к Мидхиру, пролепетала стройная эльфийка.

Совершенно не расстроившийся, что вместо одной, у него теперь целых две невесты, Серебряный Король равнодушно пожал плечами. Он попытался осторожно отцепить от себя девушку, но та вцепилась намертво. Откровенно говоря, жаль мне ее не было, категорически, но и ломать жизнь совершенно незнакомой эльфийке я не планировала, поэтому поспешила вмешаться:

— Для вас ничего не изменилось, я не претендую на брак и готова расторгнуть эту формальность.

Девушка, конечно, мне не поверила, но в глазах засветилась слабая надежда, но слово взял сам Мидхир:

— Это мы обсудим наедине. Господа, все свободны, здесь вам не спектакль!

— Подождите, но Ваше Величество, — очнулся Вигон, — но я официально представляю Павир и, не смотря на вашу чудом воссоединившуюся семью, все же требую справедливости! Вы обязаны провести расследование против Алексии Кросс, и не можете отказать в этом. Расследование и помощь в аресте, официально требование вашего союзнического государства! Вы же помните договор о помощи в поимке преступников?

— Я сам решаю, кому и что должен! И вообще, объясните мне, что это за Алексия Кросс такая?

— Дорогой, не гони коней, — попыталась вразумить жениха эльфийка, гирей повиснув у него на руке, — мы не можем ссориться с соседями даже ради твоей кровной невесты. Надо ведь разобраться где она была все это время и что за ней тянется! Я тебя умоляю, не выставляй себя посмешищем в глазах всех подданных, ради одного человека. Надо во всем разобраться!

Что ж, слова девушки звучали вполне разумно. Будь я на месте Серебряного короля, задумалась бы о том же: но это сейчас, а раньше все было по-другому. Мидхир, с сожалением посмотрел мне в глаза, а я, не выдержав его молчания, глухо проговорила:

— Когда-то я не посчиталась с мнением ни одного из близких, бросила все, ради спасения жизни одного единственного… Против многих.

Кого именно я имела в виду, договаривать не стала, но и так всем все было понятно. Но Мидхир уже закусил удила. Он всегда боялся худого слова больше, чем той же смерти. Как будто с собой в могилу можно утащить уважение какого-нибудь подмастерья или кухарки, которое почему-то цениться больше, чем твое.

— Прости, Вивиана, но пять лет назад я поклялся отцу защищать лесную часть Туата де Данан и населяющий его народ, и не могу поступиться своими словами.

Все ты можешь. Когда тебе будет выгодно, ты поступишься чем и кем угодно, ты лишь бы этот выгодный барыш был твоим. Прочитав неприкрытую иронию в моих глазах, он с усилием отвернулся и чтобы скрыть досаду, принялся раздавать распоряжения:

— Сейчас нашим гостям необходимо отдохнуть, а вечером мы заслушаем все обвинения, про которые твердит нам господин Вигон.

— Но, Ваше Величество…

— Не спорь со мной, Хердонис и да, у тебя тоже будет задание. Собери Совет Старейших, скажем, к семи часам в Астрономической Башне. А вас господа…

Мидхир дал знак молчавшим в стороне стражам:

— Вы… Проводите господ по разным комнатам, чтобы не мешали друг другу отдыхать.

Казалось, что на этом аудиенция у короля закончилась, но тут вперед выступил молчавший до этого сэр Бертольд и довольным он не выглядел:

— Я лорд Бертольд фон Клаус, первый советник Его Величества Альваро эд Уитнорр Шамберского и глава его Тайной Службы. Вы действительно хотите попытаться запереть меня в комнату, как мелкого воришку и сделать так, чтобы я ждал разрешения, чтобы выйти оттуда?!

— А я не знал, что столь важная персона путешествует вместе с леди Вивиан, — не растерялся эльфийский правитель, и завуалированно принеся ему извинения, уверил, что он может передвигаться так, как ему вздумается.

— О, Алексия оказывается у нас еще и леди… — шепнул Дилан, тайком показывая мне кулак.

Я сделала вид, что не понимаю, о чем он говорит. Потом разберемся.

— А что касается меня? — очень мягко проговорил Бриар и вслед за Бертольдом перечислил большую часть своих родовитых родственников.

Эльфы чтят и любят родословную и чем больше у тебя аристократическое колено, тем выше ты будешь в их глазах. На обычных людей они смотрят так же, как на мусор. Мидхир заверил и юного сына герцога, что ему тут все рады, и никто не смеет привязывать его к одной комнате. Дилан тоже хотел было дернуться, но вовремя вспомнил, что он то, как раз совсем простой парень и именитого папы у него отродясь не было. Он молча повесил голову и пошел в сопровождении стражи в отведенные ему покои.

Полного расследования мне не хотелось только из-за того, что это была пустая трата времени, но делать было нечего, пришлось подчиниться подобному решению. Как говориться и то хлеб. За это время я хотя бы и впрямь немного отдохну, приведу бегающие как тараканы мысли в порядок и подумаю, что делать дальше.

Не нравится мне все происходящее, очень не нравится…


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ | Проклятый дракон | ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ