home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Молча миновав ворота, мы очутились на небольшой дорожке уложенной бледно-розовыми плитами. Кивнув на них, я радостно потерла руки:

— Если пойдем по этой дороге вверх, через несколько минут попадем на центральный рынок, там есть много хороших заведений, где можно поесть и обозначить наш дальнейший план.

Поскольку я была единственной, кто бывал в этом городе хотя бы раз, то и почетную роль ведущего единогласным решением отдали мне. И правильно сделали, поскольку у эльфов было все устроено не как у людей. Они носились со своей исключительностью, как с золотым яйцом из той самой памятной легенды и всячески лелеяли ее, старательно взращивая до невиданных высот. И чем больше они находили отличий, тем было лучше для иx самомнения. Даже само устройство города они усложнили до неприличия и гордились этим, как своим особым достижением, хотя сами же страдали от своих выдумок.

Если у людей любое крупное поселение для удобства было просто разбито на кварталы по крупным отраслям, например на ремесленников, магов или представителей торгового мира. То у чопорных длинноухих эльфов, все было поделено на длинные улицы сообразно профессиональной принадлежности каждого жителя, без объединения в отрасли. И не дай боги, гончар попробует переселиться с грязного глиняного карьера куда-нибудь, например, поближе к лекарским домам. Если тебя убьют за это, то никто подобное дело разбирать не станет. Оскорбления здесь, как и у мандебургцев, пока что предпочитали смывать кровью. Или баснословными суммами денег, правда, это больше касалось богачей.

Свернув через небольшую узкую улочку под едва заметную арку, мы оказались на одной из главных улиц, проходящую через подмостную башню Хомбрюке. Она, петляя, приводила к самому сердцу города — торговой площади Хемесберг и замковому комплексу местного консула.

— Как же здесь много народа… — прокричал мне на ухо Бриар, когда мы, наконец, вынырнули на Большую площадь.

Вернее, он хоть и крикнул, но его слова я разобрала с трудом из-за сильного гвалта вокруг нас. Мимо нас носились жители Хвальнаса, да так быстро, что от их яркой и достаточно пестрой одежды у нас вскоре зарябило в глазах. По всей площади растянулись временные палатки с разнообразным товаром. Торговцы, мало чем отличались от своих коллег иных рас, так же задорно завывали различными забавными четверостишиями.

— Мы здесь не сможем пройти, — озадаченно прокричал Бертольд.

Он то и дело беспокойно осматривался вокруг, словно пытался кого-то найти. Но при таком столпотворении сделать это было бы невозможно.

— Как-то рановато у них началась ежегодная Весенняя ярмарка, — проявила я свою осведомленность в культурных эльфийских традициях, хотя меня никто и не спрашивал.

Бертольд еле слышно проронил что-то вроде «а мне плевать, что именно у них тут происходит» и как лось ломанулся в самую гущу. Не разбирая дороги, мы дружно бросились за ним и вскоре оказались напротив небольшого одноэтажного здания, чей фасад был практически весь укрыт какой-то вьющейся растительностью с редкими желтыми цветами. На углу висели искусно выкованные в виде летящих сов фонари, а посередине красовалась позолоченная вывеска на эльфийском языке. К сожалению, выучить их зубодробительные транскрипции я так и не смогла…

— Ну, наконец-то хоть одно приличное заведение, нам туда! — ликующе прокричал Дилан и на всех парах полетел туда.

Бедолага, он так оголодал без казенных харчей, что готов был съесть любого, кто ему помешает сейчас это сделать. Едва сделав всего несколько шагов, как мимо меня, прямо возле уха что-то чиркнуло и полетело в спину идущего впереди Дилана. Он задорно напевал себе какую-то песню прямо под нос. Действуя скорее по наитию, чем по соображению, я просто махнула в сторону друга руками, успевая только создать мощное силовое поле и как оказалось, вовремя. Силовая волна сбила Дилана с ног и нарушила траекторию полета выпушенного арбалетного болта.

С трудом приподнявшись с брусчатки на руках, приятель нашел меня взглядом и возмущенно запыхтел:

— Ты окончательно сошла с ума? Что это ещё за шуточки?!

— Какие уж тут шуточки, обернись и посмотри на дверь, — миролюбиво ответила я, помогая другу встать на ноги и отряхнуться от пыли.

Он недоверчиво скосил глаза через плечо, но тут же развернулся и сам: из терновой двери трактира, кокетливо торчал короткий болт.

— Еще бы чуть-чуть…

— Не стоит об этом сейчас думать, тем более, раз все обошлось… — успокаивающе проговорила я, пытаясь осмотреть периметр и попытаться понять не только откуда стреляли, но и кто бы это мог быть.

К сожалению, на рынке в этом время было слишком много народа, чтобы можно было что-то разглядеть.

— Черт!!

Едва не задев мне правую щеку, мимо пролетел еще один болт. А потом меня повалили на брусчатку, где только что валялся Веснушка и припечатали сверху. Судя по цвету плаща, этим кто-то был Бертольд. Вот уж не думала, что когда-нибудь доживу до момента, когда меня начнут использовать как предмет мебели. Ощутив затылком всю тяжесть тела сыщика, я, насколько хватило воздуха в легких, едва слышно просипела:

— Да слезь же с меня, наконец, раздавишь жжжжеее…

— Между прочим, я тебе жизнь только что спас, — как-то излишне весело для подобного момента ответил он и протянул еще один болт.

Как такового страха я не испытывала, но от любопытства начала мучиться. Кто же такой смелый стрелять в самый разгар дня при таком столпотворении? Искать этого уникума было бесполезно, и это сильно огорчало. Берт легко поднялся на ноги и так же легко подхватил меня под руки, помогая встать. К удивлению, но ноги меня держали плохо, хотя испуга я еще не чувствовала, не успела осознать всего произошедшего. Приобняв меня за талию, сыщик Его Величества Альваро, буквально оттащил меня к трактиру и с помощью Дилана, запихнул внутрь. В плохо освещенном помещении заставленном столами и стульями никого не было, только из подсобного помещения лился свет. На шум оттуда через некоторое время выглянуло миловидное девичье личико лет тринадцати нa вид. В обрамлении коротких, волнистых волос она выглядела как небесный посланник.

— Ой, гости… А вы покушать зашли?

Интересно, а что еще можно делать в подобном заведении в это время? Тщательно пряча ироничную улыбку в уголках губ, Веснушка кивнул юной эльфийке, с явной примесью человеческой крови, иначе бы она просто не смогла прислуживать людям:

— Конечно. Накормишь усталых и голодных путников?

Девчушка на мгновение задумалась, а потом грустно протянула:

— У нас кроме каши ничего и нет…

— Именно о ней мы и мечтали долгое время, так что неси, — предложила я, чувствуя, что скоро желудок объявит бойкот и устроит своей хозяйке самые настоящие показательные выступления, — мы уверенны, что она у вас просто волшебная.

Девчонка счастливо улыбнулась, видимо клиентов у них было не особенно много, и испарилась за дверью, предложив перед этим выбирать любой столик и располагаться со всеми удобствами. Я тут же воспользовалась этим дельным предложением и с наслаждением бухнулась на рядом стоящий стул. Дилан присел рядом со мной и участливо заглянул в глаза:

— Ты как?

— Никак, — дернула я плечом, очень не любя подобные вопросы.

Почему-то сразу ощущаешь себя беспомощным калекой, даже если при этом прекрасно себя чувствовал всего минуту назад.

— А если честно и глядя мне в глаза?

— Я просто ещё ничего не поняла, так что нормально.

— Я почему-то ожидал чего-то подобного, — подхватил Бриар, садясь рядом с сэром Бертольдом, прямо напротив меня, — но кое-что меня удивило…

— Как быстро нас нашли в этот раз, значит, они знали, что мы пойдем именно по землям Туата де Данан? — задумчиво проговорил сыщик.

Он смерил пытливым взглядом сначала меня, потом Дилана.

— А никого не интересует, почему стреляли именно в меня, а не в Бриара? Это не кажется странным?

Повисла тишина. Ожидаемо, но все равно было неприятно осознать, что про меня подумать никто не удосужился, все заняты исключительно своими персонами. Бриар неуверенно предложил:

— Ну, ты же мой телохранитель, логично предположить, что сначала захотят убрать тебя. Искать тебе замену времени нет…

— То есть, оборотни откуда-то знают о каждом нашем шаге, кто кому здесь приходиться? — продолжил Дилан, поддержав мою мысль.

Хотя, что здесь замешены именно оборотни, я, как и не была уверенна. Хорошего мнения о них я не имела, но такие действия все же не были характерны для них.

— Знают, знают, при чем, обо всем и постоянно, иначе бы не шли с нами нога в ногу, — кивнула я и посмотрела Бертольду прямо в глаза, — милорд, ничего не хотите нам рассказать?

Он и его люди сразу подобрались. И почему когда мне хочется что-то спросить, у людей возникает такая бурная реакция? Он сделал магам знак рукой, чтобы те расслабились и не вмешивались. Наклонившись вперед, Бертольд фон Клаус прошипел сквозь зубы:

— Намекаешь на крысу и что это именно я? Может, на тебя это больше похоже?

— Все может быть, но вот в чем загвоздка, мне-то как раз это и не выгодно, — в тон ему ответила я, — а вот вам, весьма!

— Если бы мне была выгодна твоя смерть, я бы убил тебя ещё там, у портала и не стал бы прикрывать от стрелка.

— Значит кто-то из твоих людей.

— Каждый из них постоянно находится у меня на глазах, это исключено, — парировал Бертольд, — не говоря уже о том, что я лично отбирал их и даже знаю, о чем они думают. Может, ты кого-нибудь опять обманула и это под твою душу?

Безусловно, эту версию как вариант можно было бы рассмотреть, но я ему об этом точно не скажу. Он и так невыносим в своей заносчивости, а если поймет, что может быть прав и на этот раз, вообще выест мне весь мозг. Дилан хотел было вставить свое слово, но тут из подсобки выпорхнула та сама девчонка, что встречала нас. Она умудрялась нести сразу два подноса полностью заставленных тарелками. Разговаривать при посторонних на подобные темы было чревато, поэтому мы тут же переключились на еду. Каша кстати, в меру густая и без комочков, была выше всяких похвал. Мы, вынужденно находящиеся на диете, набросились на нее словно на амброзию.

Пока мы с удовольствием предавались грехопадению путем чревоугодничества, в наш небольшой трактирчик с шумом ввалилось несколько крепких мужчин самого бандитского вида. Глянув в их сторону краем глаза, я так и застыла с открытым ртом. Потом, чтобы и другие не радовались жизни, пока я тут переживаю за наше общее дело, аккуратно пихнула Веснушку в бок. Тот демонстративно охнул, и не проглотив пищу, возмущенно уставился на меня. Я для острастки пихнула его ещё раз.

— Не на меня смотри! Голову поверни правее и так, чтобы на тебя при этом не обратили внимания.

Мое последнее предупреждение было уже лишним, потому что наш своеобразный диалог уже привлек к себе внимание. Этому сильно обрадовался заметно похудевший с нашей последней встречи Вигон. Именно он, в компании людей не самой благородной профессии решил заглянуть к нам на огонек. Он приветливо махнул мне рукой, потом что-то шепнул своим амбалам и те отошли поближе к дверям. Легче от этого не стало, но хотя бы около меня никто толпиться не будет.

— Дилан, у меня де жа вю?

— Скорее кошмарный сон, причем совместный…

— Как же я рад вас видеть в добром здравии, да еще и всех вместе, — изображая безграничную радость и всеобъемлющую любовь, вскричал помощник почившего градоначальника Родении, — знаете, что это означает? А то, что искать мне вас больше не придется! Лаос, сбегай-ка за стражей и дипломатическим советником, будем все делать по закону, чтобы они не смогли отвертеться на этот раз!.. И давай быстрее, а то ведь опять уйдут, не попрощавшись со мной, да, Алексия?

Подавив сильнейшее желание стукнуть это мерзкое создание глиняной кружкой, я запила кашу вкуснейшим компотом из сухофруктов и иронично предположила:

— А ты видимо обиделся, что тебя кинули без предупреждения?

— Ну что ты, дорогая моя, — еще шире улыбнулся Вигон, доставая из-за пазухи сложенный во много раз пергамент, — веришь, так сильно соскучился, что без сна и отдыха шел за тобой. Но вы молодцы, добрались достаточно далеко.

— Так уж и шел бы дальше, зачем задерживаешься?..

— Не хочешь познакомить нас со своим ухажером? — ровным голосом проговорил Бертольд, равнодушно глядя, как один из людей Вигона торопливо скрывается за дверью заведения. Если он сейчас вернется со стражей, нам здорово не повезет.

— Когда он у меня появиться, вы, ваша светлость, будете первым, с кем я его познакомлю, — мрачно пообещала я, — а все остальное нам лучше обсудить в другом месте.

— Отчего же? Здесь достаточно удобно, компания опять же подбирается интересная… Такими темпами, я скоро познакомлюсь со всем списком ваших бравых дел.

— Вигон Дерепт, — внимательно слушавший наш разговор, тут же деловито вставил секретарь и просиял, увидев, как в трактир вбежало около десяти эльфийских стражей с каким-то эфемерным на вид мужчиной.

Утонченный, с томным лицом и длинными нервными пальцами, он был одет в лиловую мантию с ажурной фабулой. Дипломат. Высший эльфийский маг, специализирующийся на дипломатических отношениях с соседями.

— Вот сейчас и познакомимся поближе…. Уважаемый консул?

Маг с чопорным выражением лица смерил склонившегося перед ним Вигона и скрипучим голосом поинтересовался:

— Так это вы, отвлекли меня от дел?

Вигон хоть и был сволочью, но только не идиотом и сразу сообразил, что тут ему не рады. Бросил кланяться, он тут же затараторил:

— Я Вигон Дерепт, был личным помощником достопочтенного бургомистра Риела Фуразье в Родении, из Павира. Я позвал вас в свидетели исключительного для того, чтобы все было по закону. Поверьте, мой вопрос весьма важен… Перед вами сейчас сидит девушка, ее зовут Алексия Кросс и она обвиняется властями Павира в не только подделке документов, циничном злоупотреблении доверием всей Родении, но и вероломном убийстве нескольких гостей города и даже самого бургомистра. Вы знаете, какой это опасный человек?

— Да? — с сомнением протянул эльф, рассматривая меня как муху в супе.

Видимо не часто перед ним предстают девицы самого растрепанного вида, которых обвиняют по таким серьезным статьям. Вигон, уловив колебание приглашенного дипломата, тут же поднажал:

— Прошу вас ознакомиться с обвинением и оказать помощь в экстрадиции этой преступницы в Павир, до Родении. Мы будем не только благодарны вам, но и готовы обсудить любой вопрос по сотрудничеству. Вот списки…

— Я не перестаю удивляться, какие же интересные люди окружают юного маркиза… — без особого удивления сказал Бертольд, а мы тактично промолчали, понимая, что на этот раз вляпались по полной.

Здесь говори или молчи, ничего не измениться. Стража молча окружила наш стол, всем своим видом дав понять, что дергаться не стоит. Дипломат забрал у сияющего, как медный таз Вигона, свиток и углубился в чтение. Я тем временем украдкой принялась осматривать помещение, вдруг можно будет улучить удачный момент и сбежать. Куда податься в Хвальнасе, чтобы нас ни одна собака не нашла, не говоря уже о самой страже, я прекрасно знала. А там уже на месте можно будет успокоиться и подумать, как действовать дальше. Мой маневр не остался незамеченным и Веснушка тот час с силой вцепился мне в руку:

— Алекс, даже не думай! Силы сейчас слишком не равны! Трактир маленький и при драке мы можем кого-нибудь задеть из посторонних. Ты же себе этого никогда не простишь! А стража вообще пристрелит при попытке сбежать! Вигону это только на руку, ну пожалуйста, подумай!

— Алексия, Дилан совершенно прав, это тебе не Родения, — тихо проговорил Бертольд, вплотную наклоняясь ко мне, — здесь этот мелкий сановник, как непогрешимый святой, его слово как закон, нам даже дернуться никто не даст.

Как будто я сама не понимаю всю серьезность ситуации!

— Вот только отчитывать меня не надо, я не маленькая девочка!

— Раз так, то подумай о своем хозяине и не делай глупостей, — c нажимом продолжил Бертольд, — а я обещаю тебе, что мы во всем разберемся и я постараюсь помочь. Больше чем уверен, еще что-то можно сделать.

Ох и как же я не люблю всех этих обещаний. Причем, чем эмоциональнее тебе начинают клясться и уверять в благих намерениях, тем меньше вероятности, что обещанное будет исполнено. Тому, кто уверен в себе, нет нужды кричать об этом на каждом углу. Ему проще промолчать и тихо сделать, а верить или нет, это целиком твоя проблема. И вроде хочется поверить именно тому, кто сильнее приседает на уши, мы же любим, когда вокруг нас крутятся, но один раз мне уже так раздавали обещания в помощи. А после этого мне пришлось не то что умереть, а родиться заново, что гораздо сложнее и болезненней.

В этом мире Падшему никто не поможет, не стоит даже мечтать и надеяться. Поэтому Бертольд и дальше может расписывать, какие у него связи и как все тут схвачено. Но, кому ж я так настойчиво мешаю, что меня пытаются убрать от Бриара любым способом? Да еще с такой поразительно молниеносной реакцией… Ни Дилана, ни самого Бертольда или кого-то из его людей. Чему-то или кому-то мешаю только я одна, и вряд ли меня оставят дальше в покое, так что бежать и в правду бессмысленно. Хотя можно было бы попытаться и заодно узнать, насколько у моего противника длинные руки.

Зря Бертольд думает, что я не сумею скрыться от эльфов. Я просто не сделаю этого с такой большой компанией, но ведь и скрываться без того же Бриара просто смешно. В конце концов, мы уже практически у самой цели и он мне должен! А еще мне должен Вигон, который никак не может меня забыть и готов преследовать хоть где. Такую преданность не часто и от друзей-то встретишь, а тут совершенно посторонний человек… Думаю, он будет рад пообщаться со мной поближе, тем более что у меня к нему накопилось тааааак много вопросов.

— Я уже переступила точку невозврата и не вижу причин менять свое мнение, одой ногой стоя на переправе, — с изрядной долей высокомерия выдала я, поднимаясь на ноги, — бежать мне не зачем, да и особо некуда. Тем более что, во-первых, я никого не убивала.

— Хотите сказать, на вас наговаривают? — с фальшивым сочувствием отозвался дипломат, на миг, оторвавшись от увлекательного чтения.

Готова поспорить, там все описано гораздо красочней, чем в самом лучшем детективе.

Я с достоинством проигнорировала этот вопрос: в конце концов, кому надо, тот пусть и старается, доказывает.

— А во-вторых, господин Вигон, вы кого обвиняете, Алексию Кросс?

Первый раз увидела, чтобы у людей становились в два раза больше, чем было изначально. Весьма неприятное зрелище должна сказать.

— Тебя…

— Простите? Что значит, меня?

— Алексию Кросс, — не понимая к чему я веду и оттого злясь, рявкнул Вигон, — а значит тебя!

Радуясь, что нашла у собеседника хоть какой-то отклик, я тут же подлила масла в огонь:

— А с чего вы взяли, что Алексия Кросс, которую вы искали, это именно я?

— Если ты изменила прическу, это не значит что я не смогу тебя узнать!

— Мужчина, я совершенно не понимаю, о чем вы сейчас говорите, — не ведясь на эмоции, с милой улыбкой сообщила я Вигону.

Друзья не понимали, что происходит, но вмешиваться не спешили и только с любопытством смотрели, как самодовольное выражение медленно сползает с лица секретаря. Дипломат цокнул языком и, скрутив документы, нейтральным голосом переспросил:

— То есть вы хотите заявить, что девушка, которую разыскивает этот уважаемый человек, вовсе не вы?

Я «обиженно» захлопала ресницами:

— Не только хочу заявить, но и делаю это. Я вообще не понимаю, что здесь происходит, кто этот человек и почему он повышает на меня голос!

— Нет, — зашипел Вигон и в сердцах стукнул кулаком по столешнице, — на этот раз тебе не удастся отвертеться! Господин дипломат…

Эльфийский маг с достоинством склонил голову на бок и как бы, между прочим, подсказал:

— Херодис ле Эрсилд.

Услышав имя дипломата, Вигон склонился в глубоком почтительном поклоне. Его примеру последовал и Бертольд с Бриаром, остальным же ничего не оставалось, как повторить этот трюк. Следовать этому жест как попугай, мне сильно не хотелось, но тут в памяти всплыло, где я могла слышать это имя. Младший брат повелителя эльфов четырех стран, верховного короля Дагды. Тело отреагировало быстрее и присело в грациозном книксене, заработав благосклонный взгляд Хердониса.

— Сиятельный ле Эрсилд, эта женщина опасная преступница, которой ничего не стоит изменить облик. И сбежала она из здания администрации вмести со своим сослуживцем-проходимцем!

— Попрошу без оскорблений, — сурово отрезал Дилан, подхватывая мою игру, тем самым выигрывая время, — с этой прекрасной дамой мы познакомились в одном из селений близ границ Туата де Данан. На нее напали разбойники и мы всего лишь помогли бедной девушке спастись и сопроводили в ближайший город, где она сможет прийти в себя и немного отдохнуть.

— У вас есть бумаги на этого человека? — полюбопытствовал Хердонис, кивая на довольного Дилана.

Тут Вигон заметно занервничал и отрицательно покачал головой, понимая, что арест только моей персоны в данном контексте выглядит довольно странно.

— Вот как, любопытно… У нас есть полномочный представитель Павира, требующий выдачи девушки, которая убеждает, что произошла ошибка.

— Сиятельный ле Эрсилд, — умоляюще протянул Вигон, — я клянусь вам, что узнаю Алексию из тысячи, в каком виде она бы не была.

— Какой смешной молодой человек, — проговорила я с легким пренебрежением и отвернулась, — я вообще отказываюсь разговаривать в таком тоне. Господа, попросите этого мужчину выбирать выражения, когда он находиться в обществе дамы. От этих пошлых обвинений у меня голова кругом…

Дилан воспринял эти слова как сигнал к действию и принялся обеспокоенно вертеться вокруг меня:

— Дорогая, вам плохо? Сиятельный Херодис ле Эрсилд, давайте быстрее закончим этот фарс с выяснениями. Этому человеку мы уже все сказали. Он обознался.

Хердонис понимающе покивал приятелю, всем своим видом показывая, что сочувствует мне и не хочет причинять дополнительных волнений, но все же поинтересовался:

— Конечно, конечно, нужно уладить только один момент. Как же тогда зовут вашу прекрасную спутницу и кто, кроме вас, может подтвердить ее личность?

Здесь я сама попалась на свой крючок, винить не кого, но как говориться, назад дороги нет. Как и нет другого способа, кроме как во всеуслышание объявить о себе. Иначе Вигон так и будет преследовать меня и повсеместно портить жизнь, травя на каждом шагу. А с моим настоящим именем не то, что секретарь Родении, сам Бертольд не посмеет выдвигать против меня какие-то обвинения. Тем более такие. Но сомнения, одни сплошные сомнения, правильно ли я делаю, имею ли на это право или иногда лучше оставаться такой же безликой.

Глубоко вздохнув и выдохнув как перед большим заплывом, я выпрямилась и под двумя десятками внимательных глаз, достала из потайного кармашка на брюках обычное серебристое колечко. Оно было без каких-либо украшений и на первый взгляд ничем не привлекало внимания. Только на внутренней стороне ободка шла замысловатая вязь из сплетения двух языков: драконьего и эльфийского.

— Это… — Хердонису не нужно было брать кольцо в руки, чтобы узнать его, но я все равно протянула его дипломату.

В волнении облизнув тонкие губы, он бережно положил его на ладонь, крепко сжал и… поклонился мне как равной. Бриар, смотревший на это представление с затаенным ужасом, с шумом втянул воздух. Я успокаивающе положила ему ладони на плечи и обратилась к ле Эрсилду:

— Свое имя и личность я буду подтверждать во дворце Его Величества Мидхира. Этого достаточно, чтобы снять обвинения?

— Я бы рад сказать, что да, если бы вас обвинил кто-то из эльфов, — извиняющим голосом проговорил Хердонис и отдал мне кольцо. Я тут же одела его на указательный палец правой руки.

— Но здесь требование пошло от полномочного представителя Павира и сначала придется получить подтверждение от повелителя Мидхира, что вы…

Видя, что еще немного, и он точно скажет то, что объяснять своему окружению сегодня я просто не в состоянии, поскольку они и так завалят меня вопросами, я постаралась быстро перевести тему:

— О да, конечно, я все понимаю.

— Зато я не понимаю, — взвизгнул очнувшийся Вигон, — я настаиваю, нет… Я требую, чтобы вы и ваше представительство приняло меры в отношении этой преступницы, иначе я обо все, что здесь происходит, доложу своем сюзерену!

Подобный развязный тон вкупе с неприкрытой угрозой, эльфу явно не понравился. Смерив ничем не выражающим взглядом побледневшего Вигона, который понял, что сейчас он перегнул палку, Хердонис тихо проговорил:

— Вы смеете указывать мне, что делать?

— О, сиятельный ле Эрсилд, вы не так меня поняли…

— Я правильно все понял, — холодно проговорил дипломат, не давая секретарю вставить даже слово, — объясняться будете перед Его Величеством, когда я обо всем доложу. Ему же расскажете о своих смешных обвинениях.

— Но сиятельный ле Эрсилд, я вас не обманывал…

— Смеете утверждать, что член семьи Повелителя Знаний, Серебряного Мидхира, мошенница и вор?

Я чуть не застонала от досады, когда он с усмешкой это говорил. Объяснений, долгих и бурных, мне сегодня все-таки не избежать! Вигон побледнел еще сильнее, но неожиданно проявил удивительную стойкость:

— Ваш повелитель еще должен это подтвердить.

Вот это, кстати, та ещё проблемка и я не уверена, что Серебряный король станет это делать. Но тогда все решиться ещё быстрее и без разборок: за попытку приобщиться к королевской семье меня просто казнят. Эта мысль волновала, но с другой стороны, хоть мучиться не буду.

— Вот это мы сейчас и узнаем, — согласился Хердонес, а потом обратился ко мне:

— Сиятельная арейн, прошу вас и ваших спутников последовать за мной. В местной администрации стоит стационарный портал, ведущий прямо в столицу, во дворец Его Величества. Не будем откладывать процедуру признания вашей фамилии, отправимся туда прямо сейчас…

Стража с поклонами расступилась, выстроившись в длинный ряд вдоль стены, сильно напоминая почетный караул. Вышедшая проводить нас юная разносчица, подпрыгивая на месте от переполнявших ее эмоций, воскликнула:

— Как здорово, я одна из первых, кто увидел арейн Его Величества!

Хотела бы и я сейчас так порадоваться, но…

— Просвети меня, пожалуйста, что это за зверь такой, арейн Его Величества? — зашипел на ухо Дилан, больно сжимая меня за руку.

Со стороны это выглядело так, будто галантный кавалер поддерживает даму за локоть, помогая передвигаться. Я старалась улыбаться попадающимся на пути встречным прохожим, но получалось плохо.

— У эльфов так называют невест, — ответил за меня Бриар, избегая при этом смотреть в глаза.

Наверное, боялся, что мой дух после скоропостижной смерти, будет преследовать его.

— Что?!


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ | Проклятый дракон | ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ