home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

План и в самом деле был хорош, но, увы, вскоре его пришлось отложить. Сбылись самые худшие опасения Петра: Франция, окончательно сломив сопротивление Габсбургов, напала на Польшу. В считанные дни войска Людовика подошли к Кракову, находившемуся всего в сорока верстах от границы, расположились лагерем под его стенами и стали готовиться к штурму.

Несмотря на уговоры и русских, и поляков, Петр решил остаться в городе. Конечно, он не считал, что сможет руководить обороной, но хотел своим присутствием воодушевить защитников Кракова.

— У них все готово, ваше величество, — озабоченно кивнул гетман Конецпольский, глядя на раскинувшийся неподалеку лагерь французов. — Утром пойдут на штурм.

Они с Петром стояли на стене, осторожно оглядывая окрестности. Лучи заходящего солнца светили прямо в глаза. В отдалении от города расположились французские шатры, между ними виднелись сотни лошадей, а на возвышениях стояли пушки. В центре лагеря были свалены непонятного предназначения ящики.

— Почему их так мало? Тысяч пять человек, не больше ведь?

— Примерно так.

— Как же они планируют взять крепость?

— Говорят, применяют какие-то новшества. Возможно, рассчитывают на них. — Конецпольский с беспокойством посмотрел на юного короля. — Не изволите ли вернуться, ваше величество? Темнеет, здесь опасно.

По винтовой лестнице Сандомирской башни они спустились вниз, и вскоре Петр уже вернулся в свои покои в Вавельском замке. Здесь все было не так, как в Теремном. Стены отделаны гранитом и мрамором, золоченые потолки, картины в тяжелых рамах, гобелены, камины, роскошная мебель. Но до всего этого юному королю сейчас не было никакого дела, он нервно ходил из угла в угол.

В большом зале проходил военный совет, но Петр туда не пошел, решив, что толку от него не будет. Ему хотелось подумать в одиночестве и понять, что, собственно, происходит? Как Франция умудрилась захватить за несколько месяцев полЕвропы? Даже Наполеону такое было не под силу. Какой странный и неожиданный блицкриг… Ничего подобного в книгах описано не было. Неужели своим появлением он настолько изменил ход истории, что даже на далекий Париж повлиял?

Конечно, наблюдая за успехами Людовика, Петр не раз пытался узнать, в чем заключается его секрет. Увы, безуспешно. Лазутчики приносили лишь обрывочные сведения об улучшенном оружии. Но вряд ли этого достаточно, чтобы завоевать немалый кусок континента. Так в чем же секрет французов?

В дверь постучали, и в комнату вошел Ежи Стрык, лейтенант гвардейцев.

— Ваше величество, — поклонился он. — Задержали французского офицера, пытался проникнуть в крепость. Говорит, что ему необходимо встретиться с вами, но я не рискнул его привести. Думаю, соглядатай.

— Как его имя?

— Он представился полковником Жаком Маржеретом, ваше величество.

— Ведите, скорее ведите его, — обрадовался Петр.

"Надеюсь, он остался мне верен и не переметнулся к соотечественникам".

Не прошло и пяти минут, как француз предстал перед царем. Он постарел и выглядел неважно: седые волосы торчали в разные стороны, одежда грязная и местами разодранная, по щеке стекала тоненькая струйка крови. В одной руке он держал длинный, узкий кожаный мешок, в другой — шляпу.

— Мессир капитан!

— Сир! — Маржерет поклонился, в каждом его движении чувствовалась усталость. — Покорнейше прошу простить. Я никоим образом не посмел бы явиться пред государевы очи в таком ужасном виде, если б не крайняя необходимость. Дорога каждая минута.

— Садитесь и рассказывайте.

Наемник с видимым облегчением опустился в красное бархатное кресло и положил свой мешок прямо на ковер.

— Вы находитесь в великой опасности, сир, — взволнованно начал Маржерет. — Французы необыкновенно сильны и сметают все на своем пути. Я еле прорвался сюда, и только для того, чтоб сказать: уезжайте на восток. Прошу вас! Кракову не выстоять!

— Пожалуйста, успокойтесь и скажите, что конкретно вам удалось узнать. Вы отсутствовали почти год, мессир, это немалый срок.

— Увы, мне не очень-то доверяли, — горько усмехнулся капитан. — Тем не менее, кое-что я могу рассказать. Во-первых, Людовик улучшил армию, изменил устав, построения, ввел железную дисциплину. И войска стали гораздо действеннее. Те полки, что я организовывал в Москве, по нынешним временам, уже устарели.

Вздохнув, царь нетерпеливо кивнул. Ох уж эти предисловия!

— Говорите, говорите.

— Сир, они изобрели новое оружие! И не одно, много разных видов. Противостоять ему невозможно! Они… Они…

Петр никогда не видел капитана в таком состоянии. Обычно спокойный и хладнокровный, сейчас он почти трясся.

— Они всю Англию за неделю взяли, — Маржерет, наконец, взял себя в руки. — Знаете как? Закидывали противников бомбами, которые источали какой-то ядовитый смрад. Столько людей потравили! Вроде и запах не страшный — сладковатый, пахнет то ли сеном прелым, то ли гнилыми яблоками… Мой приятель участвовал в таком бою. Говорит, один парень из их роты, крепкий такой, случайно попал в облако этого вещества. Так вот сначала все было нормально, а через несколько часов посинел весь, задыхаться стал, будто воды наглотался. Кровью и пеной харкал. Ну и… все. Ничего не смогли сделать… А сколько обычных жителей умерло… Детей, женщин…

Царь во все глаза смотрел на капитана. Тот говорил так проникновенно, словно сам был свидетелем этой смерти. Видимо, здорово зацепила эта история старого вояку. Да, несладко пришлось англичанам. Петр мысленно вздохнул и вдруг замер. Твою мать, ведь Маржерет в точности описал фосген! Удушающий газ, что использовали в Первую мировую! Он тряхнул головой, отгоняя шальную мысль. Нет, до открытия фосгена ещё не одно столетие должно пройти. Но что же это за дрянь тогда? Откуда?

— После нескольких таких боёв король Яков сам сдался на милость победителя. Народ свой пожалел. — продолжал капитан. — Людовика за такие методы сейчас во всех захваченных странах люто ненавидят. А что он у себя во Франции творит? Чуть что не по его — тут же в крепость или на эшафот. Его и там не жалуют. Боятся — да, но не любят. Есть, конечно, идиоты, которые считают, что король сделал их страну великой, но даже они за глаза называют Людовиком-душегубом.

Петр судорожно сглотнул подступивший к горлу комок. Мысль о фосгене никак не шла из головы. И полковник хочет, чтобы он поверил в такой бред?! А может… Ну, конечно! Маржерета подослали, желая запугать царя! Значит, переметнулся. Глухое раздражение заклокотало в груди. Ну, нет, он не даст обвести себя вокруг пальца!

— Продолжайте, мессир полковник. Быть может, у Людовика есть еще какие-нибудь необычные новинки?

— Не смотрите на меня так, сир, я не сумасшедший. Все это действительно правда, я проверил.

Француз рывком наклонился, вытащил из мешка, лежавшего у его ног, ружье и протянул царю. Едва взглянув на него, Петр похолодел. Не может быть!

В голове его мгновенно все смешалось, но он попытался взять себя в руки. Осторожно взял оружие и внимательно рассмотрел. Потом закрыл глаза, подождал несколько мгновений и снова открыл, надеясь, что ему это мерещится. Увы, ничего не изменилось. Нарезной ствол, затвор, магазин — самая настоящая винтовка конца девятнадцатого века! Смотри-ка, и штык не забыли приделать. А это что? Неужели крепление для оптики?!

С подсказками Петра и на Руси технологии здорово шагнули вперед: и нарезку стволов пытались делать, и для массового производства ударного кремниевого замка мастера уже все подготовили… Но ведь он прибыл из будущего! А тут… Как такое возможно?

Петр поднял взгляд на Маржерета.

— Откуда это у вас?

— Купил, сир, — француз с удивлением смотрел на побледневшее лицо царя. — Отдал целое состояние. А стреляют они вот этим.

Петр почувствовал слабость в ногах, и если бы он сейчас стоял, то наверняка бы упал… Капсюльный патрон! Самый что ни на есть настоящий металлический унитарный патрон!

Наконец Петр встал и подошел к окну, невидящим взором глядя в темноту. Вот и все. Конец его планам, надеждам, мечтам. Погибнет Русь, погибнет Польша, не устоят и казаки — невероятно храбрые, удалые… Все падут от страшного оружия.

Отчаяние овладело его душой, полная безнадежность положения угнетала. Он повернул голову и застыл, бездумно глядя на пляску огня в камине. И вдруг встрепенулся. Ничего нельзя сделать? Ну, уж нет! Всегда есть пусть крохотный, но шанс. Что это он раскис? Умирать, так с музыкой. Надо просто взять себя в руки и поразмыслить. Выход обязательно найдется. Думай, думай! Удушающий газ, оружие массового поражения… Против него пригодились бы противогазы, но где ж их взять. Хотя при пожаре от сильного дыма помогает просто мокрая тряпка. Мелочь, конечно, но хоть что-то. А вот как спастись от винтовки?

Ох, нет, это бесполезно. Они обречены. Проклятые французы! Как они додумались до такого?! Даже он, пришелец из будущего, и то не смог привнести в нынешнее время ничего похожего. Ладно, как бы то ни было, но защищаться надо.

Петр отошел от окна и снова сел перед полковником.

— Продолжайте, мессир.

— А ещё для взрыва, — словно желая добить его окончательно, продолжал Маржерет, — они закладывают какое-то странное вещество, совсем непохожее на порох. Называют его динамитом.

Господи, динамит! Динамит! Это слово в одно мгновение раскрыло все. Не могли же, в самом деле, одному и тому же изобретению дать одно название в разное время? Теперь он знает кто настоящий враг! Ферре! Умный, образованный, агрессивный — ненавистный Шарль Ферре! Вот кто смог бы "изобрести" все это грозное оружие! Но если… Так, значит, все-таки испытание?! Виртуальность? Ох, не свихнуться бы. Сумасшедший дом!

Может ли Ферре и в самом деле быть французским королем? Почему бы нет? Людовик XIII пришел к власти примерно в то же время, что и Петр, и тоже был в это время ребенком. Значит, вот как распорядились устроители конкурса! А раз Жюно предпочитает Шарля, то наверняка заранее рассказал, что его ждет. Точно! Ферре заблаговременно подготовился, иначе откуда бы ему знать устройство оружия и все эти химические штучки?

Петр вскинул голову и нервно сжал руки. От его недавней апатии не осталось и следа. Спокойно. Спокойно! Это не настоящий мир, значит, смерть не грозит ни ему самому, ни людям, которых он обязан защищать. Да, собственно, и не люди они вовсе. Искусственный интеллект. А где-то там, снаружи, сидит мерзавец Жюно и наблюдает за действиями конкурсантов. И, раз уж их столкнули лицом к лицу, значит, вся эта виртуальная катавасия подходит к концу. Последний, решающий бой.

Но каков Ферре, а? Петр все эти годы слыхом не слыхивал о Людовике. То есть, конечно, знал о нем, но тот ничем себя не проявлял. И если сам он сразу начал творить "чудеса", то Шарль не спешил раскрываться. Затаился, гаденыш. Столько лет где-то в подвалах создавал оружие, чтобы застать противника врасплох. Уж он-то наверняка знал, что царь московский — его соперник по испытанию. И вот, похоже, застал. Ну, ничего. Может, при оценке результатов учитываться будет не только победа, но и упорство в достижении цели.

Нет, Петр так просто не сдастся! Пусть он проиграет этот проклятый конкурс, но зато будет знать, что сделал для победы все возможное!

— Благодарю вас, мессир полковник, — хрипло проговорил он. — А теперь отдохните. Я распоряжусь, чтобы вам выделили комнаты.

Едва Маржерет ушел, Петр схватил ружье и отправился на военный совет.


Глава 39 | Младенца на трон! | * * *