home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава девятая. Любимый маг королевы


Покои Вилларда также располагались в башне, однако сильно отличалась от комнат других студентов. Так как Вилл возглавлял студенческий совет, ему досталась самая большая комната среди тех, что отводились ученикам. К тому же, у него была самая большая кровать.

Вилл едва успел уютно устроиться в этой кровати, когда дверь в его комнату с треском открылась, и Гвендолин ворвалась в спальню. За долгие годы их знакомства Виллард перестал удивляться взрывному темпераменту Гвен и большинство ее выходок воспринимал со снисходительным добродушием, даже после того, как их отношения дали трещину.

— Могла бы и постучать, — заметил он, не делая попытки подняться с кровати. — Я вообще-то не одет.

— Где… — начала она, но огляделась и замерла в нерешительности.

— Где что?

— Я… Лина не вернулась, — пробормотала Гвендолин. — Я думала…

Его губы дрогнули в улыбке.

— О, Высшие Силы. Ты правда решила, что я тут предаюсь радостям плоти?

Вилл неторопливо выбрался из-под одеяла и накинул рубашку. Гвендолин отвернулась, кусая губы от досады.

— Лина в порядке, — сообщил Вилл спокойно. — Она… отдыхает. И как бы плохо ты обо мне ни думала теперь, я бы не стал соблазнять возлюбленную моего лучшего друга.

— Блэкторн теперь твой лучший друг? — она закатила глаза. — Как мило, просто до тошноты.

— Гвен! — упрекнул Вилл.

— О, да брось, Рид! — не сдержалась она, вновь повернувшись к нему лицом. — Что ты устроил, позволь спросить? Ты хочешь втянуть Анкарейль в интриги столицы, пока твоих и моих родителей нет в городе?

— О чем ты говоришь?

— Помогать Привратникам себе дороже, сам ведь знаешь.

— Тебе же нравится Лина.

— Но мне не нравится Блэкторн.

Вилл приблизился к ней и положил руку ей на плечо. Его лицо было серьезным.

— Гвен, ты знаешь меня. Я не сделаю ничего, что могло бы навредить нашему городу.

На секунду в ее глазах отразилось замешательство. Потом она упрямо мотнула головой.

— Ты любишь секреты. Слишком сильно.

На это ему нечего было ответить. Гвендолин стиснула пальцы, отказываясь смотреть ему в глаза.

— Хочешь пройтись? — спросил Виллард после затянувшегося молчания.

— Уже два часа ночи, — отрывисто сказала Гвен.

— Вот и хорошо. Все спят.

Его руки окольцевали ее запястья, и Гвендолин неохотно подняла голову. Выражение его лица смягчилось. Это происходило только в те редкие моменты, когда они оставались наедине, и напоминало Гвендолин о детских годах. В то время все было просто.

— Идем…

Ночь была теплая, в Анкарейле весна уже вступила в свои права. Несмотря на поздний час тишину то и дело нарушали далекие голоса. Гвен молчала, вглядываясь в полумрак.

— Ты останешься в академии на каникулы? — спросил Вилл, когда они приблизились к фонтанам.

— Думаешь, родители нескоро вернутся?

— Ты же их знаешь…

Гвен посмотрела на него из-под ресниц.

— Ты остаешься?

— От тебя зависит.

Ее пальцы дрогнули.

— Как же ты меня злишь в такие моменты.

Вилл улыбнулся, но он смотрел не на нее. Создавалось впечатление, что он пытается расслышать что-то доступное только ему. Гвен даже не испытала привычной досады при мысли о том, что его взгляд скользит мимо нее.

— Как твоя практика? — спросил он.

— Могу превратить тебя в ящерицу, — отозвалась она едко.

— Я о другом. Танцевальная практика. У нас же скоро бал.

Ее глаза вспыхнули.

— Рид, это так мило! Так мило, что ты думаешь, будто можешь научить меня чему-то новому после трех лучших преподавателей Анкарейля, с которыми я занималась с четырех лет.

— О… — протянул Вилл. — Как же ты меня злишь в такие моменты.

Она вспыхнула.

— Не надо передразнивать меня! Это так по-детски.

Он привлек ее к себе и коснулся пальцами подбородка. Гвендолин снисходительно на него посмотрела.

— Не припомню таких па ни в одном танце.

И снова насмешка ускользнула из его глаз. Он пристально посмотрел на нее и с ноткой нетерпения в голосе произнес:

— Довольно, Гвен. Нас ведь никто не видит.

Однако Виллард сильно заблуждался и в следующую секунду смог убедиться в этом. Мощный толчок заставил его пошатнуться и выпустить Гвендолин из рук. Ошеломленный внезапной атакой, Вилл резко повернулся к нападающему и тотчас застыл на месте. Лина стояла перед ним. Выглядела она довольно устрашающе. Глаза ее пылали яростью, волосы совсем растрепались, но, пожалуй, самым впечатляющим был ореол магии, который окутал ее полупрозрачным огненным свечением.

— Что происходит? — медленно спросила Гвен. — Хотя можешь не отвечать. Просто продолжайте.

— Лина, — проговорил Вилл, отходя от шока, — прошу, успокойся.

Слова его эффекта не возымели. Лина вскинула руки, и ее лицо еще больше перекосилось от гнева.

— Ты отравил меня! — вскричала она.

Ударная волна повалила Вилла с ног, и он ударился в основание фонтана.

— Черт подери! — выдохнул чародей, с трудом поднимаясь. — Такого даже я не ожидал.

Гвендолин чуть ли не покатывалась со смеху.

— Не поможешь? — окликнул он ее раздраженно.

— Ну уж нет.

— Да брось, Гвен. Мы же дружим с детства.

— Вообще-то я ненавижу тебя с детства.

Вилл хотел было возмутиться, но понял, что на это нет времени, когда увидел огненный шар на ладони Лины.

— Я же помог тебе! — взмолился он. — Ты контролируешь свою магию сейчас, разве нет?

— О да! — подтвердила Лина с чудовищной улыбкой и запустила пылающий шар прямо в его голову.

Сгусток пламени ударился о щит из синего света. Вилл, всем своим видом выражая оскорбленное достоинство, выпрямился и послал Лине укоризненный взгляд.

— Так нечестно, — недовольно заметила Гвендолин. — Это было так весело наблюдать.

— А я еще не закончила, — процедила Лина сквозь зубы.

— Закончила, — отрезал Вилл. — Я помог тебе раскрыть твой талант, это прекрасно. Не пришлось бы вновь его зарыть… Ну хватит!

Последнее восклицание было вызвано очередной попыткой Лины проделать в нем дыру. Вилл щелкнул пальцами, и на запястьях девушки появились магические оковы из синего огня.

— Успокойтесь, мисс Вестфилд.

Лина тряхнула руками, и язычки пламени развеялись.

— Сколько же магии в тебе скопилось! — возмутился Вилл. — Как тебя вообще не разорвало!

Гвен хмыкнула.

— Кто бы говорил, Рид. Когда наши силы проявились, мы с тобой так же чудили.

— Мы не пытались друг друга убить!

— Разве?

— Ты меня отравил! — выкрикнула Лина вновь. — Сумасшедший! Просто сумасшедший!

— Это был не яд! — отрезал Вилл. — Ты ведь жива.

— Но это было очень-очень больно!

— Боль — это часть взросления, милая моя!

Щеки Лины раздулись от клокотавшего в ней гнева, и Вилл поспешил спрятаться за Гвендолин.

— Довольно, — мягко сказала Гвен. — Лина, Рид безрассудный идиот, но он не хотел тебе навредить. Просто он идиот.

— Ты назвала меня идиотом дважды, — недовольно сказал Вилл. — Это было обязательно?

— Обязательно? Нет. — Гвен стряхнула его руки со своих плеч. — Но приятно. Пойдем в замок, Лина. Тебе нужно отдохнуть.

— Прежде я хочу получить некоторые ответы, — заявила Лина. — Зачем ты это сделал?

— Затем, что твоя магия превращалась в болото, — пробурчал Вилл. — Магия — это поток, застой губителен.

Ее подбородок задрожал.

— Рэй попросил тебя об этом?

— Нет, с чего бы?

— Почему Блэкторн сам не разрушил барьер? — удивилась Гвен. — Это ведь в его силах.

— Не знаю. Может, ему больше нравятся беззащитные девушки. Вы знаете, есть такой тип мужчин, которые…

— Что такое Орден Розы? — спросила Лина дрожащим голосом.

Вилл взглянул на нее с веселым удивлением.

— Один из магических орденов королевства. Тебе ли не знать. Ведь на твоем медальоне их символ.

— Глупости! — воскликнула Лина. — Это медальон моей матери, а она волшебницей никогда не была.

— Но ведь Вестфилд? — пробормотала Гвен. — Кажется, один из волшебных родов носит эту фамилию. Верно, Рид?

Вилл прочистил горло.

— Да, верно…

Они оба смотрели на Лину с сочувствием.

— Вы, что, издеваетесь? — сказала она дрожащим голосом. — Никто из моей семьи никогда не колдовал.

— Тебе лучше поговорить с родителями и у них получить ответы, — сказала Гвен мягко. — Но я… мы изучали родословные волшебных родов на первом году обучения. Я плохо помню, кажется, Вестфилды- это маленький клан. Скорее побочная ветвь от… От какого рода, Рид?

— Блэкторнов, — сказал Вилл негромко.

Лина отступила на шаг.

— Да это попросту смешно! — возмутилась она. — Рэй бы мне рассказал!

— Думаю, он хотел защитить тебя, — сказал Вилл.

— От чего?

— От… чего-то.

Его тон был уклончивым, что вызвало подозрительный взгляд Гвен.

— А ты что-то знаешь, — сказала она с неодобрением.

— Расскажи мне, Вилл, — пробормотала Лина.

— Не могу! — Вилл простер руки к небу чуть ли не в отчаянии. — Вы понимаете, о чем просите? У Рэя есть причины хранить молчание, я не могу нарушить его доверие. Я уже и так… вмешался.

— Это же меня напрямую касается!

— Он скоро вернется! И сам все тебе расскажет.

— Не спорь с ним, — вздохнула Гвен. — Это бесполезно. Идем, тебе нужен отдых.

Лина неохотно подчинилась. У входа в замок она повернулась и увидела, что Вилл стоит у фонтана неподвижно, точно статуя. Если это было возможно, этот человек был для нее даже большей загадкой чем Рэй.

В комнате Гвендолин Лина без сил упала в кресло.

— Все это очень странно.

— Да уж. Вокруг тебя больше тайн, чем я думала.

— У меня… внутри все клокочет.

— О, это магия. Привыкай, она отзывается на эмоции.

— Как это может быть? — Лина потерла лоб. — Я никогда не слышала о магах с моей фамилией.

— Да… — отозвалась Гвен задумчиво. — Записи об этом роде прервались несколько десятилетий назад. Может быть, ты последняя.

Лина вдруг вскочила на ноги.

— Моя тетя должна знать правду, — пробормотала она. — Они с мамой родные сестры, я должна поговорить с ней.

— Твоя тетя? Она ведь в Рейале.

— Да…

Гвендолин нахмурилась.

— Ты же не собираешься вернуться? Это опасно.

— Я знаю. Но когда теперь объявится Рэй? Я умру от неведения.

— Вообще-то есть один способ, — негромко сказала Гвен.

— Какой?

— Ты сможешь с ней связаться, но не в академии.

— Ты поможешь мне? — с надеждой спросила Лина.

— Конечно. Но ни слова Риду.

Лина наклонила голову.

— Ладно. И, кстати, прости, что я вас прервала в такой трогательный момент.

— Замолчи, — предупредила Гвен. Но губы ее подрагивали в улыбке.

— Не думала, что вы сбегаете по ночам из замка, чтобы предаться нежным объятиям.

Гвен швырнула подушку в Лину, и та, к собственному удивлению, отбила ее заклинанием.

— Он пытался научить меня танцевать.

— О, такие нынче танцы. Понятно.

— Все, — сказала Гвен и щелкнула пальцами. В комнате погас свет. — Пора спать.



На другой день Гвендолин разбудила Лину еще до рассвета. Они быстро позавтракали и покинули Академию, никем не замеченные. Дорога, по которой они шли, вела прочь от порта, и скоро девушки оказались на окраине города среди маленьких домиков.

— Тебе пора выбрать свой главный волшебный предмет, — заявила Гвендолин. — Есть идеи?

— Нет, — сказала Лина, справившись с зевком.

— Как насчет медальона?

— Ха. Использовать вещицу, которая может быть символом бесконечного обмана в моей семье? Не думаю.

— Есть другие побрякушки?

— Вообще-то… У меня есть кольцо, но оно принадлежит Рэю. — Лина хмыкнула и понизила голос. — Было бы неправильно использовать его.

— Ты решила Блэкторну отомстить? — усмехнулась Гвен.

— Думаешь, он этого не заслуживает?

Рассвет наконец-то заалел на востоке, и серый утренний свет уступил первым лучам солнца. В конце узкой улицы виднелся магазин игрушек, к нему и приблизились девушки. На ветхой обшарпанной вывеске был изображен довольно устрашающий клоун. Лина осмотрела пыльную витрину, за которой можно было разглядеть деревянные игрушки.

— Только не говори, что хочешь купить погремушку, — сказала Лина. — Кстати, тут закрыто.

— Не для меня.

Гвендолин толкнула дверь, и над входом звякнул колокольчик. В магазине царили тишина и полумрак. Стеллажи были завалены деревянными фигурками. Лина приблизилась и взяла крошечного льва, повертела его в руках. Игрушка была так грубо вырезана, и у львенка было такое комически свирепое выражение лица, что Лина ощутила что-то похожее на снисходительное умиление.

— А кто хозяин этого места?

— Это я, — раздался негромкий голос. Лина подскочила на месте.

Из темноты к ним приблизился невысокий пожилой человек в старом сюртуке.

— Доброе утро, мистер Клевинс, — весело сказала Гвендолин. — Как идут дела?

— Мисс Дейл, мы все еще закрыты.

— Прошу, нам очень нужна ваша помощь. Знакомьтесь, это моя подруга Лина. Нам необходимо связаться с ее тетей, а она в Рейале.

Торговец вздохнул.

— И ваш жених в курсе, что вы здесь?

— Разумеется, — соврала Гвен, не моргнув глазом.

— Жених? — недоуменно протянула Лина и тотчас получила пинок в лодыжку.

— Разве такая магия ему не по плечу?

— Рид сейчас другими вещами занят. К тому же, Академия защищена заклинаниями, оттуда тяжело посылать сигналы.

— Вы опять что-то задумали, мисс Дейл.

— Я уже тысячу раз извинилась за прошлый раз. Лине очень нужно поговорить с тетушкой, пожалуйста, мистер Клевинс.

Хозяин магазина вздохнул. Хлопнув в ладоши, он зажег светильники в магазине и жестом пригласил девушек к прилавку.

— Ваша тетушка тоже маг?

— Вполне может быть, — кисло отозвалась Лина.

— Тогда это будет проще.

Мистер Клевинс повел рукой в воздухе, и над прилавком закружилось белое облачко дыма.

— Подумай о ней, — шепнула Гвен. — О своей тете.

Лина сосредоточилась на воспоминаниях о Вильгельмине. Представила мастерскую, где они с тетушкой шили шляпки. Было бы славно оказаться вновь на Каменной аллее.

Дым вдруг окрасился в пурпурный цвет.

— Кто это? — раздался спокойный голос.

У Лины перехватило дыхание.

— Тетя, это я! Это Лина!

— Лина! — воскликнула Вильгельмина. — Где ты, все в порядке?

— Все хорошо. Тебе не причинили вреда?

— Разумеется, нет. Но тебя все ищут.

Гвен легонько сжала руку Лины.

— Не беспокойся, тетя, со мной все будет хорошо, — поспешно сказала Лина. — Я должна тебя спросить, наша семья имеет отношение к Ордену Розы?

Повисла пауза. Когда Вильгельмина заговорила вновь, ее голос звучал потерянно:

— Они нашли тебя? Шарлотта?

— Нет… — Лина сглотнула. — Значит, это правда? Мы связаны с Блэкторнами?

— Были. Теперь все иначе.

— И мои родители маги?

— Лина…

— Ох… — Лина закрыла лицо руками. — Это, должно быть, шутка.

— Я не могу тебе все рассказать сейчас. Это слишком опасно. Просто не попадайся в плен!

— К Блэкторнам?

— Только не это! — встревожено воскликнула Гвендолин.

Лина обернулась, чтобы узнать, что взволновало волшебницу, и похолодела, когда увидела отряд гвардейцев, марширующих по улице.

— Они вас ищут? — тихо спросил мистер Клевинс. — Мисс Дейл?

Облачко дыма развеялось. Гвен схватила Лину за руку.

— Посмотри на меня.

Краем глаза Лина увидела, как ее волосы удлинились и обрели рыжий оттенок. Когда она взглянула на стекло витрины, увидела, что брови сошлись на переносице, а подбородок еще больше заострился.

Гвен взяла ее под руку.

— Иди медленно и улыбайся. Спасибо, мистер Клевинс.

Они вышли из магазина. Лина шла неторопливо, как Гвендолин и сказала, но ее сердце едва не выскочило из груди, когда они проходили мимо королевских солдат.

— Это впервые за все двадцать лет, что я провела в Анкарейле, — прошептала Гвен. — Королевские гвардейцы на наших улицах. Рид будет в ярости…

— Вы действительно ненавидите столицу, — отозвалась Лина.

— О, дело даже не в этом.

Вилл ждал их у входа в академию. По его выражению лица было ясно, что он в курсе королевских рейдов.

— Зайди ко мне перед обедом, Гвен, — сказал он вместо приветствия. — Нам нужно поговорить о важности доверия, взаимного уважения и вдумчивости в принятии решений.

— Ах, какая досада, меня опять ждет взбучка, — пробормотала Гвендолин и прошла мимо него.

Рэй перевел взгляд на Лину. Он хмурился, но складывалось впечатление, что такое выражение лица для него совсем уж непривычно.

— Лина, я обещал Рэю защитить тебя. Прошу, не усложняй мне задачу.

— Прости, — сказала Лина.

— Отличная маскировка. Тебе идет быть рыжей.

— Да уж. Вся благодаря Гвен.

— Неужели? Радует, что Гвендолин сохранила остатки благоразумия.

Гвендолин обернулась через плечо, но ничего не сказала, к немалому удивлению Лины.

В замке уже заканчивались приготовления к балу. Лина робко заметила, что ей не стоило бы появляться на празднике и она предпочла бы попрактиковаться в новоприобретенных магических способностях, но Гвен была неумолима.

Вечером следующего дня Лина натягивала красивое платье цвета морской волны, с пышной юбкой и кружевными рукавами. Девушка с удивлением осознала, что всего несколько дней назад она вместе с Алией и Кларой с воодушевлением готовилась к балу в королевском дворце. Все ее злоключения начались с того дня. Однако теперь она не решалась роптать на судьбу. В конце концов, только благодаря своим неприятностям, она оказалась в городе своей мечты. И она была рада знакомству с Гвендолин, с которой они на удивление быстро поладили.

Гвен собиралась на бал в рассеянном состоянии. На ней было желтое платье, и она без особой радости надевала украшения. Серьги, брошь и бархотка были выполнены в одном стиле. Потом она достала маленькую коробочку, в которой хранилось красивое кольцо. Гвен посмотрела на него так, словно это была порция касторки, которую ей нужно было проглотить.

— Что-то не так? — спросила Лина мягко.

— Колечко на помолвку, — вздохнула Гвен.

— Красивое.

Лина прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

— Ты не понимаешь, — посетовала Гвен. — Это идея родителей. С самого детства… Но я всегда терпеть не могла его характер!

— Я не думаю, что у Вилла такой ужасный характер, — заметила Лина.

— А я думаю.

— И ты не носишь кольцо? А почему сейчас надела?

— Он уже второй день злится. Надо как-то продемонстрировать раскаяние, хотя я вовсе… не раскаиваюсь.

Она захлопнула шкатулку с украшениями и встала.

— Для тебя, наверное, это дикость. Браки по договоренности. С колыбели.

— Рэй тоже помолвлен, — заметила Лина. — Это важно — сохранить чистоту рода для волшебников?

— Чистоту рода? — удивилась Гвен. — Магия ведь может проснуться в ком угодно. Но да, многие волшебники предпочитают передавать знания по наследству.


Главный зал академии был украшен розовыми и фиолетовыми цветами. Хрустальные светящиеся шары парили над головами.

— Как красиво, — восхитилась Лина.

— Да, — заметила Гвен уныло.

Виллард приблизился к ним. Одетый в элегантный белый костюм, он выглядел очень привлекательно.

— Ты связался с родителями? — спросила Гвен, не глядя на него.

— Не удалось. Да и они не смогут вернуться до окончания церемоний.

— Академия под защитой?

— Я обновил заклинания. Если здесь только гвардейцы, все будет прекрасно. Но я уверен, что магов они тоже прислали.

— Столичные маги, — фыркнула Гвен. — Они бестолковые.

Лина усмехнулась.

— Спасибо.

Вилл наконец улыбнулся и мягко сказал:

— Вы обе выглядите прекрасно. Что ж, давайте веселиться. Думаю, не стоит пока никому говорить о том, что в городе солдаты королевы.

Девушки не возражали, хотя выражение лица Гвендолин было скептическим. Лина тоже сомневалась в том, что новость осталась тайной. Однако если студенты и знали о том, что Вероника прислала отряд в Анкарейль, они не сильно были этим обеспокоены. Веселая музыка, оживленные разговоры наполняли зал. Волшебники в ярких нарядах уже начали танцевать в перерывах между набегами на столы с щедрым угощением. Гвен держала вазочку с шербетом, но ни разу не поднесла ложечку к губам.

— Тебе не кажется, что ты слишком строг с Гвен? — вполголоса спросила Лина у Вилла, когда они выбирали мороженое.

— О чем ты?

— Она так расстроена. Только потому, что пыталась мне помочь.

Вилл покачал головой.

— Гвен не из-за меня расстроена. Честно говоря, она никогда не расстраивается из-за меня. Она просто… не самый ярый приверженец королевской власти. Как и все мы, впрочем.

Лина улыбнулась.

— Мне этим Анкарейль даже нравится…

— Да. Приятно быть вольнодумцем. Знаешь, не хочется мне мороженого. Потанцуем?

— А как же Гвен?

— Пусть поревнует, ей это полезно.

Они присоединились к танцующим. В отличие от королевского бала, пляски в академии были не такими традиционными, а от некоторых движений у Лины и вовсе захватывало дух. После парочки зажигательных танцев Лина вернулась к Гвен. Та сидела, опершись щекой на руку, и смотрела в окно.

— Ты же хотела прийти на этот бал, — сказала Лина. — Разве не хочешь потанцевать?

— Ты права, — вздохнула Гвен. — Но меня что-то тяготит… Не могу справиться с этим. Если бы наш орден был в Анкарейле, я бы вздохнула с облегчением.

— Орден? — повторила Лина.

— Да. Орден Цветка Солнца. Мои мама и папа в нем, а отец Вилла возглавляет его.

— Красивое название.

— Просто подсолнух. Цветок, который поворачивается вслед за солнцем. В детстве я думала, это так правильно. Свет — это прекрасно. Но иногда хочется иметь выбор.

Гвен посмотрела на танцующих, и Лина проследила за ее взглядом. Вилл был в самом центре, окруженный студентами, улыбка не сходила с его лица.

— Он дорожит тобой, — вырвалось у Лины. — Ты же знаешь?

— О, конечно, — сказала Гвендолин и поднялась. — Его все устраивает.

Больше книг на сайте - Knigolub.net

К ним приблизился Дэвид и робко пригласил Гвендолин на танец. Лина наблюдала за ними и размышляла о том, понимает ли Вилл что гложет его нареченную. Потом ее мысли обратились к Рэю. Какой была его невеста? И как он относился к браку по договоренности? И был ли это на самом деле брак по договоренности?

Вилл с такой уверенностью заявил, что Рэй любит ее, Лину. Интересно, что бы Рэй сказал по этому поводу…

У одного из музыкантов соскользнул смычок, и скрипка заскрежетала. Затем музыка и вовсе оборвалась. Изумленная Лина вскинула голову и замерла от страха. Зал наполняли люди в мундирах. Королевские гвардейцы незваными гостями пожаловали на праздник.


— Алые мантии, — пробормотала Гвендолин самой себе. — Среди них все-таки есть маги.

— Да, — прозвучал голос Вилла над ее ухом. — Но защита не разрушена, вот что странно.

Решительным шагом Виллард направился к центральному входу в зал, оставив позади толпу взволнованных студентов.

— Чем мы обязаны штурму нашего замка? — спросил Вилл, повысив голос. — Сегодня праздничный вечер, не хотелось бы портить его визитом непрошеных гостей.

— Мы ищем преступницу, которая напала на королеву, — отозвался высокий мужчина в белом мундире, который, видимо, возглавлял отряд. — И мы знаем, что она здесь.

— В академии нет преступников. Уходите.

— Вы должны ее выдать. Если вы не будете подчиняться приказам ее величества, мы будем вынуждены атаковать.

— Если вы атакуете, мы ответим тем же.

— Вот как, — прозвучал насмешливый голос. — Рискнешь жизнями своих бесценных студентиков?

Гвендолин ахнула, когда солдаты расступились, и вперед вышел человек в сером плаще. Это был молодой мужчина со светлыми, почти белыми волосами и красивым лицом. Медленно, точно играя на публику, он снял цилиндр и отвесил поклон.

Гвен подхватила юбки и змейкой скользнула меж студентов. Лина все еще стояла у стены. Ее руки были прижаты ко рту.

— Уходим отсюда, — шепнула Гвендолин. — Быстрее.

Лина сглотнула и кивнула. Но они не сделали и шага. Заклинание огромной силы просвистело над их головами и ударило в стену. Вмятина зловеще дымилась. Лина посмотрела на человека в сером, но ей не удалось поймать его взгляд. Нападавший смотрел на бледную как полотно Гвен.

— Это было зря, Риттер, — проговорил Вилл. Лина никогда не думала, что его голос может быть таким ожесточенным.

— Отдай ее мне, Рид. Пока не поздно.

— Убирайся.

— Именем королевы! — провозгласил Риттер. — Выдайте нам преступницу Эванджелину Вестфилд. Иначе я лично покараю вас от лица ее величества Вероники.

— Именем королевы! — передразнил Вилл. Воздух вокруг него заискрился. — Ты понимаешь, что это за место? Или твою память отшибло, пока ты гнил за решеткой?

Старшие студенты занимали оборонительные позиции, оттесняя младших. Рука Риттера замерла в воздухе, упреждая атаку гвардейцев. Любимый маг королевы насмешливо улыбался.

— В этом городе размахивать штандартом Вероники бессмысленно, — процедил Вилл сквозь зубы. — В Анкарейле всегда чтили и будут чтить только одну королеву.

На одно мгновенье в зале повисла гробовая тишина. Затем Риттер уронил руку.

— Атака на поражение, — скомандовал он.

Вилл сделал шаг вперед.

— Друзья мои! Как видите, бравые королевские воины явились продемонстрировать нам свои таланты. Что же, окажем им гостеприимство.


Все происходило так быстро, что в первые мгновенья Лина попросту растерялась. Гвендолин схватила ее за локоть, заставила пригнуться, когда еще одно заклинание просвистело над их головами.

— Здесь много новичков, дети, нужно их вывести, — прошептала Гвен.

— Сделай это. А я попробую свои силы в действии.

— Ты с ума сошла?! Не против этого ублюдка! Это Квентин Риттер, он…

— Он здесь из-за меня, — прошипела Лина.

Не слушая дальнейших возражений, она высвободила руку и бросилась в самую гущу. Сначала все шло как по маслу. Она одним движением запястья отбросила двух гвардейцев, которые преградили ей путь. Когда королевский маг в развевающейся алой мантии кинулся ей наперерез, Лина ударила по нему залпом огня. Маг рухнул и остался лежать неподвижно. Она уже была в двух шагах от Рида, когда еще два мага атаковали ее. Лина вскинула обе руки, но тут неожиданно подоспела помощь. Рядом с Линой появился Эдриан.

— Анкарейльская музыкальная традиция, — проговорил он весело. — Внемлите.

Он провел пальцами по струнам своей крошечной арфы. Лина изумленно наблюдала, как черные нотные знаки соскользнули со струн и устремились к волшебникам в алом. Глаза королевских магов сомкнулись.

— Не нужно, уходи отсюда, — сказал Эдриан.

— Я вас всех подвергла опасности. Я тоже буду сражаться.

— Мы обещали защитить тебя. Виллард обещал.

— И его слово — закон?

— Просто он прав. Ты этого не заслужила.

Лина чуть не разрыдалась. С красавчиком-арфистом она едва ли перебросилась парой слов, но даже он сочувствовал ей. С Гильдией она провела несколько лет, однако Алия не раздумывая на нее напала.

— А это что? — вдруг воскликнул Эдриан.

Вокруг королевского отряда заклубился дым.

— Это мы? — спросила Лина неуверенно.

— Сомневаюсь…

Послышался скрип, точно двигали старую деревянную мебель. Из облака дыма поднялись две огромные фигуры, куклы на шарнирах. У них были отвратительные раскрашенные лица.

— Все назад! — скомандовал Вилл.

Гигантские куклы синхронно раскрыли рты и изрыгнули потоки пламени. Виллард взмыл к потолку. Голубое сияние окружило его, такое яркое, что Лина на секунду зажмурилась. Очертания этого ореола были точно силуэт большой птицы. Вилл взмахнул обеими руками и остановил огонь словно щитом. Это было удивительное зрелище. Не только аура, но и внешность Вилла претерпела значительные изменения, даже волосы окрасились в аквамариновый цвет.

— Это Синий Феникс, — пробормотал Эдриан. — Все, битва закончена.

Спустя мгновенье Лина поняла, что он имел в виду. Следующий взмах руки Вилла обратился ударной волной, которая выбросила всех участников королевского отряда, включая мага в сером. Марионетки были развеяны в прах.

— Глупо было атаковать нас в академии, — рассудительно заметил Эдриан. — Но я даже не думал, что Виллу придется использовать эту форму.

Виллард медленно вернулся вниз. Сияние вокруг него погасло. Когда он повернулся к остальным студентам, Лина увидела, какое бледное у него лицо.

— По крайней мере, мы знаем, как они проникли сюда, — сказал он негромко. — Квентин Риттер в курсе, как обойти заклинание. Бал окончен, друзья мои. Возвращайтесь в ваши комнаты. Эд, Дэвид, Ричард, останьтесь, поможете мне изменить защитный барьер. Где Гвен?

— Она увела младших, — отозвался Дэвид и прибавил: — Она не ранена.

— Хорошо. Лина.

Лина вскинула голову, когда Вилл обратился к ней.

— Ты в порядке?

— В полном, — отозвалась она.

Вилл подошел ближе и коснулся ее плеча.

— Я знаю, какие мысли в твоей голове сейчас, — сказал он вполголоса. — Даже не думай об этом.

Она покачала головой.

— Они здесь из-за меня.

— Это предлог. Они пришли бы рано или поздно. Все серьезнее, чем я думал, но мы с этим справимся.

— Королева не простит.

— Мы все равно не согласны с ее политикой. Если она хочет устранить академию, пусть попробует. Вот только если до такого дойдет, мы раньше дворец с землей сровняем.

Лина вскинула на него испуганные глаза. Вилл улыбнулся и покачал головой, будто сожалея о сказанном.

— Пойдем, найдем Гвен.

Девушка пошла за ним без возражений. Гвендолин выпорхнула к ним навстречу, похожая на золотистое облако, когда они свернули в центральный коридор.

— Медики не нужны? — спросила она, переводя дыхание. — Никто не пострадал?

— Нет, — сказал Вилл.

— Рид, что с тобой! Краше в гроб кладут.

— Приятно, что ты переживаешь…

— Это Риттер, да? Что он сделал?

Вилл потер глаза.

— Со мной все будет хорошо, а Риттер нескоро рискнет сунуться сюда снова. Вы можете идти отдыхать.

— Нам нужно защиту обновить! Где Эрин, мы…

— Мне помогут. Ступайте.

Ее лицо вытянулось, точно он ее ударил.

— Уверен, что я тебе не нужна? — холодно спросила она.

Легкая улыбка тронула губы Вилла, отчего его лицо обрело еще более усталый вид.

— Иди спать, Гвен. Спокойной ночи.

Глаза Гвендолин полыхнули, но она пожала плечами и развернулась в сторону башни. Лина пошла за ней. Гвендолин шагала быстро и на ходу стащила кольцо с пальца и стиснула его в кулаке. В молчании они добрались до комнаты, но едва за ними закрылась дверь, Гвендолин взорвалась.

— Кем он себя считает! Мои родители тоже члены ордена!

— Поговори с ним.

— Думаешь, он начнет воспринимать меня всерьез? Я разорву эту проклятую помолвку!

Лина попыталась ее урезонить.

— Не кипятись, Гвен. Виллу досталось. Что такое Синий Феникс?

Гвендолин замерла, потом выдохнула и опустилась в кресло.

— Это метаморфоза. Фениксы — магические существа, которые встречались и в нашем королевстве до изгнания. Красные фениксы самые слабые. Синие обладали могуществом, но встречались редко. Золотые фениксы стали мифом еще тысячу лет назад, о них говорили, что это волшебство в его чистом виде, без каких-либо ограничений. Рид с тринадцати лет может трансформироваться в феникса. Он никому никогда не говорил, как получил свою силу, даже своим родителям, не говоря уже обо мне.

Лина была по-настоящему впечатлена.

— Это удивительно, что некоторые люди становятся такими сильными волшебниками в наше время, когда в магию перестают верить.

— Магия никогда не замирала в Анкарейле. И не могу представить, что это случится в ближайшее время.

— Королева…

— Королева совершила большую ошибку, когда отправила сюда солдат, да еще и под таким смехотворным предлогом. За эту ошибку она еще поплатится. Высшие Силы, если лорд Рид узнает об этом, такое будет!

— Но ведь Анкарейль — часть королевства.

— Нас не завоевывали. Мы приняли эдельвейс в свое время, мы чтим память королевы Элейн. Ты же знаешь, наша академия была создана во многом благодаря Элейн. Но династия давно сменилась. Посмотри на Веронику! Разве есть шанс, что однажды она станет сильным монархом? Если она продолжит делать то, что делает… Что ж, атаковать Анкарейль хуже чем разворошить осиное гнездо.

В глубине души Лина была с ней согласна. С того момента, как Вероника взошла на престол, в стране начались волнения, и королева не придумала ничего лучше, чем повернуться к волшебникам спиной. Хотя королевские маги являли собой исключение, никто бы не взялся судить, как долго они бы продержались на службе.

«А я так хотела быть одной из них», — подумала Лина. — «И теперь я государственная преступница, обвиненная без причины. Из-за меня хорошие люди, которые действительно что-то понимают в магии, подверглись опасности».

— Лина, — позвала Гвен негромко. — Ты в порядке?

— Да. Ты не возражаешь, если я немного пройдусь?

— Хочешь, я пойду с тобой?

Лина покачала головой и взяла накидку.

— Мне лучше побыть одной.

Гвен подозрительно на нее посмотрела.

— Только не делай глупостей.

— Постараюсь, — отозвалась Лина с улыбкой.

Она спустилась вниз в центральный коридор. Академия была пустынна, студенты разошлись по своим комнатам. В главном зале все было перевернуто вверх дном. Лина посмотрела на опрокинутые столы и опаленные цветы, и сердце ее сжалось от негодования.

Она вышла из замка во дворик, но и там никого не увидела. На улице было свежо. Впервые за все время, проведенное в Анкарейле, Лина увидела тяжелые тучи на небе. Девушка присела у журчащего фонтана и плотнее закуталась в накидку. Она подумала о родителях, которые всегда были далеко. Живы ли они? Она подумала о тетушке. Вильгельмина любила ее как родную дочь, но таила секреты. Она подумала о Гильдии. По-настоящему она скучала только по Кларе. Все самые веселые моменты были связаны с ней.

Глаза ее закрывались. Лина сомкнула пальцы в замок, вслушиваясь в звуки подкрадывающейся ночи. Минуты шли, и постепенно прохладный воздух, шедший с моря, помог ей успокоиться. Она уже была на грани сна, когда сознание ее унеслось куда-то далеко, за пределы ее мыслей и воспоминаний. Теперь она была где-то между мирами, в долине полной огня и крови. Ее рука сжимала рукоять тяжелого меча. Она подняла его и увидела свое отражение на клинке. Рыжие волосы, бледное изможденное лицо, на котором серые глаза казались огромными.

— Нужно уходить, — сказала она. Голос был знакомым, но это был не ее голос. — Мы не сдержим их.

— Нет, сдержим.

Ей ответил мужчина, высокий мужчина в черном плаще с серебряными узорами.

— Нельзя допустить, чтобы они опять вышли. Мы запечатаем портал.

— Силы нашего ключа не хватит.

— Запечатаем иначе. Я передам тебе заклинание, и ты должна будешь его сохранить. Обещай, любовь моя.

Ее голос задрожал.

— Мы вернемся вместе! Или оба здесь умрем!

— Ты будешь жить.

Жесткие пальцы коснулись ее лица, и из ее груди вырвался отчаянный стон.

— Ты будешь жить ради меня и ради нашего сына.

— Я тебя здесь не оставлю.

— Мне придется остаться. Ведь я уже наполовину мертв. Мы встанем здесь стражниками между миром этого монстра и нашим. А ты сделай так, чтобы жертва наша была не напрасной.

Горячие слезы катились по ее щекам.

— Я люблю тебя, — прошептала она. — Я всегда буду любить тебя.

— Неужели? — раздался новый голос.

Лина ощутила прикосновение к своим волосам и медленно открыла глаза. Сперва она подумала, что это продолжение сна. Сходство Рэя с человеком из ее видения было поразительное.

Лорд Блэкторн улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. И хотя в его глазах плясали насмешливые искорки, пальцы его, касавшиеся ее волос, дрогнули.

— Ты любишь меня? — спросил он странным голосом.

Лина зажмурилась и вновь открыла глаза. Рэй никуда не исчез.

— Ты вернулся, — сказала она просто.

— Да.

Точно подброшенная пружиной, она вскочила и бросилась к нему на шею.

— Рэй, — прошептала она. — Что мне делать? Я должна сдаться. Пока никто не пострадал из-за меня.

— Эта война началась не из-за тебя, — прозвучал голос Вилла рядом с ними.

Лина отпустила Рэя и повернула голову в сторону Вилларда. Тот перевел взгляд на Рэя.

— На нас напали. Наш с тобой старый знакомый возглавил карательный отряд.

— Кто? — удивился Рэй, но его тут же осенило. — Риттер? Он на свободе?

— Верно. И все так же увлечен своими механическими игрушками.

— Вероника отпустила его? Из-за его последнего эксперимента погибло девять человек!

— Он всегда был ее фаворитом. Неудивительно, что и мой орден, и твой окончательно попали в опалу после того, как мы поймали этого кукольника на месте преступления.

Рэй поморщился. Лина ощутила на мгновенье, как его пальцы сжались вокруг ее руки.

— Никто не пострадал?

— Нет. Пришлось импровизировать.

— Когда твои родители возвращаются?

— Забудь. Ни мой орден, ни преподаватели не в курсе того, что происходит. Может быть так, что они вернутся, когда здесь все закончится. А что с Привратниками?

Короткий смешок сорвался с губ Рэя.

— Тетя Лотти времени зря не теряла. Она идет по моему следу, и это вопрос времени… Скоро она будет здесь.

— Это попросту глупо, — не сдержалась Лина. — Королевская гвардия и Привратники! Я возвращаюсь в столицу. Я не дам им повода атаковать академию и вас обоих еще раз! Пока они охотятся за мной, кто знает, что настоящий преступник делает со светочем Крэссиды.

— Светоч во дворце, — нетерпеливо сказал Вилл, махнув рукой. — Это провокация.

Лина остолбенела.

— С чего ты это взял?

— Потому что нет смысла похищать этот несчастный сгусток плазмы, если не знаешь, как открыть портал!

Это уже было за пределами ее понимания. К счастью, здесь был Рэй, представитель клана, который как раз специализировался на путешествиях через магические двери.

— Светоч — это портал? — с расстановкой произнесла она. — Я думала, это оружие.

— Это портал, который может стать оружием, — спокойно сказал Рэй. — Это Двенадцатая Дверь.

У Лины округлились глаза.

— Как это возможно! Ведь всегда существовало всего одиннадцать! Когда появилась двенадцатая?

— Во время битвы семьдесят лет назад. Змей и прочая нечисть прорвались в наш мир не просто так. После того, как их загнали обратно, портал был запечатан волшебницей из моего клана, Крэссидой Блэкторн. Из двенадцати воинов, которые отправились в тот мир, лишь она вернулась. По слухам, сразу после окончания битвы, она исчезла, и никто ее больше не видел.

— И светоч был перенесен во дворец? — прошептала Лина.

— Нет. Он там и появился. Те двенадцать защищали старого короля. Лучшие воины и маги. Помимо Крэссиды еще трое представителей моего клана были там.

— Я не знала, что твоя семья была так близка к короне, — сказала Лина. — По слухам, вы заключили сделку, обещали прогнать чудовищ, которых сами вызвали.

Вилл фыркнул, и Рэй послал ему предупреждающий взгляд.

— Да, а еще мы принесли в жертву одиннадцать человек, чтобы усмирить змея, — с сарказмом сказал он. — Все забывают, что Блэкторны были среди тех одиннадцати.

Повисло неловкое молчание. Лина жалела о том, что так нетактично отозвалась о семье Рэя. Наконец Вилл прочистил горло.

— Пойдемте в замок. Нет смысла сетовать на бредни обывателей. Лина, тебе вообще не помешает поспать. Я видел, как ты раскидала солдат.

— Ты колдовала? — недоуменно спросил Рэй.

— Разумеется, — протянула Лина. — Я же все-таки из магического рода Вестфилд, который в родстве с самими Блэкторнами.

— Виллард, — прошипел Рэй. — Неужели так трудно держать язык за зубами! Что еще ты рассказал?

— То, что ты влюблен в нее, — охотно признался Вилл.

— Что за бред!

У Лины вытянулось лицо.

— Не надо так остро реагировать, — сказала она уязвлено.

Ответом ей был красноречивый взгляд. Вилл сиял, как начищенная монета. В конце концов, Рэй махнул рукой и направился в замок. Лина и Вилл последовали его примеру. Перед тем как шагнуть внутрь, Лина повернулась и бросила еще один взгляд на ночное небо. Грозы было не миновать.


В ту ночь Лина так и не вернулась в комнату Гвендолин. Вилл затопил камин в кабинете преподавателя метаморфоз. Втроем они сидели у огня, и Рэй рассказал о том, как вернулся в особняк и понял, что на него уже расставлены ловушки. Леди Шарлотта Блэкторн объявила себя новой главой ордена. Все, что ей требовалось теперь, — это заполучить ключ Привратников.

— Но она получит его только через мой труп, — сказал Рэй в заключение.

— Как жизнерадостно, — пробормотал Вилл. — Очень уж странные отношения в вашей семье. Впрочем, что взять с клана, который обожает траурную одежду.

Через несколько минут Вилл поднялся и заявил, что отправляется спать. Лина сидела не шелохнувшись, когда Рэй наконец перевел на нее взгляд.

— Полагаю, у тебя много вопросов, — сказал он вполголоса.

— Ты знал? Знал с самого начала, что моя семья как-то связана с твоей?

— Догадывался.

— И почему не сказал мне?

— Я не был уверен, что нужно это делать.

— Неужели, — холодно заметила Лина. — Когда это что-то хорошее получалось из вранья.

На пару мгновений глаза Рэя задержались на ее лице.

— Лина, если я попрошу дать мне немного времени… Пока все не станет ясно мне самому. Ты согласишься?

Лина фыркнула.

— У меня есть выбор?

— Да. Но я прошу тебя.

— А как много знает Вилл?

С губ Рэя сорвался смешок.

— Больше, чем мне хотелось бы.

— И ему ты доверяешь?

— Я и тебе доверяю! — взорвался он вдруг. Лина отшатнулась в смятении. Рэй с усилием выдохнул. — Не вини меня в том, что мне хочется немного оттянуть момент, когда ты меня возненавидишь.

Повисло молчание. Лина смотрела в одну точку.

— Светоч Крэссиды во дворце, — сказала она наконец. — И, неизвестно, кто на самом деле напал на Веронику. Такое ощущение, что интриги плетутся вокруг самой королевы. А я им нужна потому, что как-то связана с тобой. Или, лучше сказать, со всеми вами. Блэкторнами. Что ж, этого пока достаточно.

Она вскочила с кушетки, и Рэй поднялся вслед за ней. Ее лицо вдруг оказалось в его ладонях, и прежде чем Лина успела слово вымолвить, Рэй склонился и поцеловал ее.

Все произошло так быстро и неожиданно, у Лины попросту не хватило времени обдумать, что она делает. Она оттолкнула Рэя и влепила ему пощечину. Лорд Блэкторн воспринял это стоически, а вот Лину охватило раскаяние.

— Прости, — выдохнула она. — Рэй, прости, пожалуйста. Не знаю, что на меня нашло.

— Ничего страшного, — сказал Рэй, потирая щеку. — Я сам виноват.

Они переглянулись и улыбнулись друг другу. Когда спустя пару часов Гвендолин нашла Лину и позвала завтракать, у Лины все еще был рот до ушей.



Глава восьмая. Академия Анкарейля | Двенадцатая Дверь | Глава десятая. Путь домой