home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава шестая. Город торговцев, мореплавателей и магов


Одной из любимых фраз тетушки Вильгельмины была поговорка: «К добру». Если происходило что-то не слишком хорошее — зима наступала рано, разбивалась красивая чашка или шляпки не продавались — тетушка не расстраивалась и произносила эти слова. И теперь Лина понимала их смысл как никогда.

«Ради этого, пожалуй, стоило войти в злосчастный зал светоча».

Анкарейль был воистину удивительным, чудесным городом. Столько ярких красок и света Лина не видела никогда в жизни. Девушка смутно помнила, как непривычна была для нее жизнь в столице, когда родители привезли ее туда в первый раз. Серые мостовые, узкие улицы и туман хмуро приветствовали девочку. Анкарейль был совсем иным. Здесь утренняя прохлада была мгновенно побеждена яркими лучами высокого солнца. И работа закипела с рассветом. Первыми проснулись моряки и рыбаки. Кто-то катил пустые бочки, кто-то тащил сети. Корабли в порт, как помнила Лина, заходили каждый день. Жаль только, что паруса еще ни разу не показались на горизонте. Лина вновь вспомнила родителей, и на ее сердце неожиданно потеплело.

Полностью поглощенная новой обстановкой, она и думать забыла о том, что королевская гвардия ищет ее. Даже стычка с Алией отошла на второй план. Сейчас она наконец-то оказалась в городе, в котором мечтала побывать с детских лет, было бы просто глупо предаваться печали из-за каких-то бессмысленных наветов.

Дома Анкарейля были яркие, точно новенькие игрушки, а улицы широкие и чистые. Торговля действительно процветала здесь. Одна лавка сменяла другую. Лина рассматривала причудливые вывески в восхищении. Не сравнить со сдержанной столицей. Здесь и художники были смелые, не боялись использовать яркие цвета и причудливые узоры. Даже часовни, купающиеся в лучах щедрого смеющегося солнца, не внушали привычного благоговейного трепета перед Высшими Силами, а скорее забавляли своими архитектурными решениями.

Наряды анкарейльцев едва ли напоминали о столичной моде. Совсем немногие горожане отдавали предпочтение белому, серому или коричневому цветам. А вот обилие пурпурного, бирюзового и золотистого радовало глаз. Многие женщины не носили шляпок и позволяли волосам струиться свободно, без шпилек и лент. В Рейале только недавно начали пользоваться популярностью паровые автомобили, в Анкарейле Лина не заметила ни одного. Зато она увидела настоящий роскошный паланкин, который занимал важный чернокожий господин в изумрудном тюрбане.

— Эй, красавица! — услышала Лина восклицание позади себя. От удивления она повернула голову и увидела булочника в белом накрахмаленном переднике и колпаке. В руках бойкий мужичок держал поднос со свежей выпечкой. — Подойдешь на минутку?

Немного растерянная, Лина приблизилась. Булочник протянул к ней поднос, и она ощутила аромат корицы, сливочного крема и ванили.

— Давай же. Попробуй на удачу.

— Простите, я не понимаю, — пробормотала Лина и покраснела.

Булочник удивился.

— Не местная?

— Нет, я из столицы…

— Традиция у нас такая, — объяснил булочник. — Перед тем как открыть лавку, нужно выйти на улицу и угостить первого прохожего, которого встретишь. Чтобы торговля пошла! Так что возьми что-нибудь, угощайся!

Лина послушалась и взяла с подноса маленький кружочек из подрумяненного теста, который напоминал змейку, кусающую себя за хвост.

— Как вкусно! — искренне восхитилась она.

— Банановый хлеб! — с важным видом заметил булочник. — Что ж, удачного дня и тебе!

— Минуточку, — сказала Лина, поспешно проглотив угощение. — А как я могу добраться до магической академии, не подскажете?

Булочник улыбнулся.

— Это же в самом центре города. Захочешь, не потеряешься.

И он указал на высокие белые башни, которые виднелись вдалеке. Лина поспешно поблагодарила его и быстро зашагала в направлении академии. Всего через несколько минут она стояла напротив белоснежного замка, который по величине не уступал даже королевскому дворцу. К немалому удивлению Лины, академию не окружала даже самая скромная изгородь, не говоря уж о заборе. Перед парадным входом в замок была огромная зеленая лужайка с магическими фонтанами. Веселые струи воды не просто стремились вверх и падали, рассекая воздух, они обращались в спирали и кольца, от общего потока отделялись фигурки птиц, а брызги становились бабочками и пчелами.

Лина не решилась войти в Академию, хотя студенты в синих мантиях и часто с всклокоченными волосами то и дело открывали тяжелые дубовые двери и выбегали на лужайку, не обращая внимания на Лину.

Налюбовавшись на Академию вдоволь, Лина вернулась на главную улицу. Солнце уже было в зените, и люди торопились в уютные кондитерские, чтобы выпить кофе или лимонада и пообедать. Лина неспешно прошлась по улице, сцепив руки за спиной. Одна чайная привлекла ее внимание. Это было красивое местечко, украшенное в стиле купеческих дворов на востоке. Немного смущенная, Лина опустила руку в карман и принялась перебирать монетки. Того, что у нее было, могло хватить разве что на чашку чая. И все-таки она не смогла удержаться.

Лина вошла в чайную и словно очутилась внутри огромного бирюзового шатра. Взгляд девушки скользнул по красивым причудливым завитушкам, которые украшали драпировку. Столики были низенькие, с изогнутыми ножками, а рядом с деревянными стульями можно было увидеть разноцветные пуфики. За один из причудливых столиков Лина и присела, не дожидаясь приветствия одетой в голубое платье и чепчик хозяйки, которая болтала с посетителями в другом конце зала. В воздухе витал едва уловимый аромат отличного меда. Лина вдохнула его, неосознанно играя с бахромой на скатерти, и взглянула на изящный лист меню с золотистыми надписями.

— Абрикосовый.

Голос, прозвучавший совсем близко, едва не заставил ее подскочить. Лина повернула голову и с изумлением увидела человека, который сидел рядом с ней. Он был одет в желтый костюм, а на его лицо была надвинута шляпа, украшенная цветком подсолнуха. Лина склонила голову набок, разглядывая незнакомца в недоумении. Когда он успел к ней подсесть? Гость непрошеный медленно поднял руку и приподнял шляпу, открывая лицо.

— Абрикосовый чай. Самый популярный напиток на этой неделе. Вы знаете, абрикосы дают восхитительный аромат.

— Вот как…

Девушка поспешно прочистила горло. Ее замешательство постепенно проходило под любопытным взглядом голубых глаз. Ироничная улыбка освещала лицо незнакомца.

— Добро пожаловать в Анкарейль, моя милая леди.

Ее брови поползли вверх.

— Как это вы поняли, что я только приехала?

— Это очевидно, — протянул он. — Все в вас выдает…

— Провинциалку? — кисло сказала Лина.

— Едва ли. Вы ведь из столицы?

— А это вы как узнали?

— Вас преследует туман.

Задуматься о смысле этой фразы Лина не успела. Ее таинственный собеседник вдруг коснулся ее запястья, и из-под рукава рубашки потянулась струя белого дыма, и впрямь напоминавшая о столичном тумане. На губах Лины появилась улыбка.

— Вы маг, — сказала она уверенно.

— Чародей. К сожалению своему, я вижу желудь, вышитый на вашем рукаве, выходит, вы из столичной Гильдии. Такая милая особа в компании жалких неудачников, халтурщиков и шарлатанов. И правда, остается лишь скорбеть об этом мире.

От удивления, граничащего с возмущением, Лина приоткрыла рот. Ни для кого не было секретом то, что анкарейльцы никогда не воспринимали всерьез столицу, парламент, да и королеву Веронику. Южный темперамент здешних жителей проявлялся не только в некоторой любви к театральности, но и в своеобразном чувстве юмора. Анкарейль часто называли отдельным независимым государством, городом торговцев, мореплавателей и магов. И, несмотря на то, что официально местные жители признавали королевскую власть, никто не сомневался в том, что если бы появился даже намек на то, что кто-то притесняет их свободу, весь город восстал бы в одно мгновенье.

Лина симпатизировала вольному духу, который царил в этом городе, но никогда не думала, что он есть в ней самой. Она мечтала в детстве оказаться в анкарейльской академии, но даже тогда ей это казалось нереальным. Попасть на обучение к самым сильным практикам волшебного искусства было совсем непросто, и предпочтение всегда отдавалось детям, в чьих семьях способности передавались по наследству. Как правило, в четырех поколениях. Пока Лина набиралась в Гильдии опыта, мысли об обучении в этом престижном заведении плавно отошли на второй план и сменились вполне реальной целью войти в свиту дворца. Впрочем, теперь Лина понимала, что и эта мечта была более чем наивной.

Видимо, не начнись на нее охота, она бы еще долго оставалась в Гильдии. Которая и тут, как оказалось, не в чести.

— Я Виллард Рид, — представился, наконец, собеседник Лины. Он кивнул официанту, который мгновенно приблизился и бесшумно поставил перед ними две чашки с чаем, благоухающем абрикосами. — Как мне вас называть, барышня?

— Лина Вестфилд.

— Все верно. Хотя я думал, что услышу другое имя.

Девушка осторожно взяла чашку.

— Какое другое?

— Любое другое. В конце концов, если за тобой охотится вся королевская рать, было бы логично скрываться.

Эти слова были сказаны таким легкомысленным тоном, что до Лины не сразу дошел их смысл. Она медленно выпрямилась. Край чашки так и не коснулся ее губ. Виллард смотрел на нее внимательно, и хотя в его взгляде не было и намека на вражду, Лина помертвела от ужаса.

— Вы знаете, какую сумму обещают за вашу поимку?

— Я не… Кто вы такой?

— Я не государственный преступник. А вот вы…

Не раздумывая, Лина вскочила на ноги и направилась к выходу. Смех Вилларда зазвучал за ее спиной, и девушку бросило в дрожь. Люди за столиками в изумлении наблюдали это поспешное бегство. Лина не удивилась бы, если все посетители чайной вдруг подскочили бы, набросились на нее и повязали. Она ускорила шаг, и тотчас дверь в чайную отворилась. На пороге стоял Рэй. Увидев его, Лина замерла как вкопанная.

Теперь в зале повисла абсолютная тишина. Рэй явился во всей красе, как и полагалось главе Ордена Привратников. Одетый весь в черное, в плаще, который так красиво колыхался, он выглядел по-настоящему внушительно. Когда Рэй шагнул вперед, его глаза угрожающе сузились.

— Я тебя по всему городу ищу. Самое время чай пить!

Ошеломленная такой атакой, Лина открыла рот, чтобы излить на него все свое возмущение, но смутилась, когда поняла, что Рэй смотрит не на нее.

— Прости, Блэкторн, — весело отозвался Виллард. — Я отвлекся.

— Да. Я это заметил.

Рэй бросил хмурый взгляд на Лину, прежде чем пройти мимо нее. Чародей Виллард Рид поднялся и протянул руку лорду Блэкторну.

— Давненько не виделись, Рэй.

Тон его голоса вдруг изменился, и взгляд смягчился.

— Да, — отозвался Рэй. — Уберешь декорации?

— Декорации могу оставить те же. Статистов уберу.

— Да нет. Давай уж без мороков вовсе.

Вокруг Лины заискрился свет. Комната стала стремительно уменьшаться, картины на ярких стенах лопнули как мыльные пузыри, занавески на окнах растворились, бирюзовая обивка съежилась и исчезла, и изящная мебель растаяла в воздухе. Лина вдруг оказалась в маленьком зале с кирпичными стенами. Факелы горели в каждом углу, в небольшом камине пылал огонь. Все посетители исчезли вместе с чайной. Лина изумленно смотрела на Рэя и Вилларда, те уже присели за небольшой дубовый стол. Они являли собой на удивление контрастную парочку. Если темноволосый Рэй, одетый в черное, казался немного мрачным, Виллард в своем золотистом наряде просто излучал дружелюбие.

— Она? — сказал он и кивком указал на Лину.

— Она, — подтвердил Рэй.

— Ах, ты мой бедный, несчастный одуванчик! Угораздило же тебя.

Рэй едва заметно поморщился.

— Спасибо за сочувствие, Вилл. Поможешь?

— А то как же. Где враги не сумеют, друзья преуспеют.

— Начинается.

Виллард фыркнул.

— А ты как думал? В Анкарейле благотворительность давно не практикуется, у нас деловые отношения в почете.

— Да, это мне известно. Что ж, главное, чтоб не надули.

— Обижаешь.

Лина, которая безмолвно внимала этому непонятному диалогу, наконец пришла в себя.

— Что это было, Рэй? — спросила она и развела руками. — Куда все исчезло? И кто это?

— Иллюзия развеяна, — пояснил Рэй.

— Иллюзия? То есть чайная была иллюзией? — изумилась Лина.

— Чайная была и остается вполне реальной, — проговорил Виллард. — Правда, когда ты туда вошла, я немного подтолкнул пространство, перенес тебя в Академию, наскоро слепил копию того милого заведения и приготовил тебе чай. Детская шалость.

Детская шалость?

Магия такого уровня за считанные секунды — это детская шалость?

Лина в изумлении уставилась на Вилларда. Тот поднялся и отвесил ей изящный поклон.

— А теперь позволь мне представиться полностью. Виллард Рид, один из Высших Магов Анкарейльской Академии Чародейств, наследник Ордена Цветка Солнца и…

— Зануда, каких не видел свет, — закончил Рэй. — Вилл, уймись, я тебя прошу. Ты уже произвел на нее впечатление.

Лина, не проронив ни слова, перевела взгляд на Рэя. Тот не выглядел особо довольным.

— Еще я глава студенческого совета, — проговорил Вилл торжественно.

— Студент и уже высший маг? — вырвалось у Лины. — Это возможно?!

— Может быть, хватит уже! — воскликнул Рэй.

— Прости, — сказал Вилл с притворным вздохом. — Не нужно ревновать, мой друг, это лишнее. Просто прими наконец истину: ты всегда будешь проигрывать на моем фоне. Ты явно не джентльмен, Рэй. Бросил свою даму одну в незнакомом городе. Ужасно.

Рэй выглядел немного смущенным. Это было почти мило.

— И где ты переодеться успел? — негромко спросила Лина.

— Дома.

— Дома? Ты возвращался в Рейаль?

— Нет. Здесь у меня тоже есть дом.

— И как негостеприимно с твоей стороны не пригласить мисс Вестфилд к себе, раз уж ты ее протащил через полкоролевства. К счастью, я был лучше воспитан.

Виллард вновь улыбнулся Лине.

— Я рад приветствовать тебя в моем доме, Лина. Здесь ты под моей защитой.

Немного позабавленная его манерами, Лина наклонила голову.

— Благодарю, — сказала она и огляделась еще раз. — Значит, сейчас мы в академии?

— Абсолютно верно. Я увидел тебя у входа и сразу узнал, благодаря очаровательным проекциям, которые начали появляться и в нашем городе.

Рэй тотчас отвел глаза, его лицо омрачилось.

— Впрочем, неприятные темы мы можем обсудить позже, — заметил Виллард. — А сейчас давайте пройдемся по академии.

Лина просияла.


Допрос был длинным, скучным и порядком утомил Вильгельмину. Она терпеливо повторяла вновь и вновь одни и те же ответы на одни и те же вопросы.

— Когда вы в последний раз видели свою племянницу?

— Три дня назад.

— Она казалась вам странной?

— Она выглядела как обычно.

— Зачем она атаковала королеву?

— Я не верю в то, что она это сделала.

— Что она говорила, когда вы виделись в последний раз?

— Мы обсуждали шляпки.

— И когда это было?

Вильгельмина сдержанно улыбнулась и расправила ленты в корзине, которую она держала на коленях.

— Три дня назад.

Она и предположить не могла, что все так обернется. Королевский бал, на который созвали магов всех сословий, не вызвал у нее опасений, а зря. Видимо, она слишком привыкла к спокойной жизни и утратила бдительность. Убежать от давних проблем не получилось.

А ведь она так рано порвала связи со своей семьей. Вильгельмине было шестнадцать, когда она в полном одиночестве приехала в столицу. Это произошло сразу после свадьбы ее старшей сестры. И еще четыре года она наслаждалась одиночеством и свободой, не вспоминая даже о родительском доме.

Все изменилось, когда Брайан и Аннабель нагрянули с неожиданным визитом и привезли с собой свою маленькую дочь. Трудно было описать изумление Вильгельмины, когда она услышала просьбу оставить малышку у себя. Причина этой просьбы не только удивила ее, но и сильно рассердила.

— И вы еще называете себя родителями? — сказала она тогда ледяным голосом. — Бедняжка это заслужила?

— У нас нет выбора, Мина, — прошептала Аннабель. — Как нам иначе ее защитить?

— Исчезнуть из королевства! Не бросать свою дочь на произвол судьбы!

— Я не бросаю ее на произвол судьбы. Я доверяю моего ребенка сестре, которую я люблю всем сердцем. Пойми же, я делаю это ради…

— Ты делаешь это ради ордена, как и все в своей жизни. Эта слепая преданность не доведет до добра.

— Мы будем приезжать…

В конце концов, Вильгельмина сдалась. Она по опыту знала, что не сможет понять мотивы старшей сестры. Так было всегда. Впрочем, и Аннабель мало ее понимала.

Племянница оказалась совсем не капризной. Вильгельмина приготовилась к потоку слез, который обычно сопровождает отъезд родителей, но девочка была тихой и послушной. Она совсем не жаловалась и ничего не просила. Однако ее большие серые глаза оставались напуганными еще много дней, и это печалило Вильгельмину.

Она делала все, чтобы развеселить малышку, часто усаживала ее на колени и расчесывала волосы, угощала сладкими ягодами и пела песни. Прежде Вильгельмина не особо интересовалась детьми, но этот ребенок пробудил в ее сердце счастье материнства. Мина вспомнила все уроки собственной матери и стала учить племянницу какой подобало быть настоящей леди.

Прошло три года, и девочка привыкла считать дом на Каменной аллее своим. Она подружилась с соседскими ребятами, и они проводили дни в веселых играх. Вильгельмине приходилось по вечерам отмывать руки девочки и штопать ее одежду чуть ли не каждый день, но она не сердилась. Она была даже рада тому, что ее племянница так мало походила на Аннабель, которая с детства выбирала друзей лишь среди ровни.

Вечерами Вильгельмина читала сказки вслух или рассказывала Лине старинные истории. Как-то она осторожно начала легенду о четырех драконах, но этот рассказ усыпил девочку точно колыбельная.

Потом она отвела Лину в часовню и сказала, что сюда люди приходят поблагодарить Высшие Силы за все добро в мире. Она указала на изображение белого дракона на высоком окне.

— Тебе он ничего не напоминает? — спросила она.

— Нет, тетушка, — безмятежно отозвалась девочка.

И Вильгельмина вздохнула с облегчением.

Когда они возвращались домой, внимание Лины привлек уличный торговец табакерками. Он развлекал толпу, демонстрируя спрятанных в затейливых коробочках чертиков.

— Что это? — удивилась Лина, указав на крошечную куклу с оскалом.

— Это чертик, — сказала Вильгельмина. — Их еще называют трикстерами.

Она тут же прикусила язык, но было поздно. Лина попросила рассказать подробнее об этих существах, и Вильгельмина неохотно подчинилась. Однако, к ее удивлению, Лина так же быстро утратила интерес к трикстерам.

Несмотря на уверения Аннабель в том, что магия в Лине не проснется еще долго, Вильгельмина видела знаки, указывающие на обратное. Она готовила себя и, когда Лине исполнилось тринадцать, это произошло — магия вспыхнула в девочке. Такое открытие привело ребенка в восторг. Вильгельмина понимала, что силы Лины ограничены, но не стала ей препятствовать, когда племянница решила примкнуть к Гильдии Мастеров. Ни Аннабель, ни Брайан не были в восторге от новости, но они едва ли были вправе высказывать возмущение.

Мысль о сестре еще больше омрачила настроение Вильгельмины. Она слишком долго тревожилась из-за отсутствия новостей, и к тревоге стало примешиваться негодование. Она и впрямь никогда не поймет Аннабель.

В конце концов, инспектор, проводивший допрос, потерял терпение или понял, что ничего не сможет добиться. Вильгельмину отпустили, и она направилась к своему дому. Было уже темно, загорались уличные фонари. Каменная аллея пустовала. Вильгельмина подошла к своему дому и неожиданно заметила одинокую фигуру у ворот.

— Сегодня просто отвратительный день, — вырвалось у шляпницы.

— Давно не виделись, — зазвучал холодный голос. Леди Шарлотта Блэкторн подняла руки к лицу и сняла капюшон. — Думаю, ты знаешь, зачем я здесь.

— Я догадываюсь, — протянула Вильгельмина.

Вокруг Шарлотты заискрился воздух.

— За тобой должок. Верни мне девчонку.

Вильгельмина фыркнула.

— Шарлотта, Шарлотта… — проговорила она с иронией. — Неужели мы будем драться на улице как две торговки? Не думаю, что ты способна на такое отвратительное плебейство.

— Ты торговка и есть.

— А ты наследница. И веди себя соответственно. Кстати, моей племянницы здесь нет. И тебе прекрасно это известно.

Повисла опасная тишина. Шарлотта улыбнулась краешком рта. В полумраке ее глаза горели, точно у хищника на охоте.

— Не стоит сопротивляться тому, что должно случиться, — проговорила Вильгельмина. — Дай время…

— И тебе не жалко ее? Она ведь и твоя кровь.

— Я в нее верю.

— Недостаточно, чтобы открыть ей правду.

— Придет время, я ей расскажу все без утайки. Не беспокойся. У тебя свои методы. У меня свои.

Руки леди Блэкторн мягко легли на складки ее черного плаща. На несколько мгновений между двумя волшебницами воцарилась тишина, но в этот раз молчание не было враждебным. Наконец Шарлотта склонила голову и отвернулась от Вильгельмины.

— Драться не будем? — спросила шляпница полушутливо.

— К чему это? — глухим голосом отозвалась Шарлотта. — От того что мы снесем все дома на этой улице, мало что изменится.

— Вот видишь. Не так уж твое сердце и очерствело.

— Твое простодушие тебя и погубит! — выплюнула леди Блэкторн. — И тебя, и Эванджелину. Ты думаешь, они не будут охотиться на нее?

Вильгельмина пожала плечами.

— А разве наследник Блэкторнов не с ней сейчас?

— Это ничего не меняет!

Мина толкнула калитку и скользнула в свой сад. Прежде чем отвернуться от Шарлотты, она улыбнулась и сказала вполголоса:

— Мне кажется, это меняет все, Лотти.



Глава пятая. Прыжок в лабиринт | Двенадцатая Дверь | Глава седьмая. Виллард и Гвендолин