home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Встретиться с оборотнем в конторе Каро не довелось. Не явился Мастерс. Пришлось перед Алексом самой отчитываться. Да, собственно, что тут скажешь? Всех достижений: сыщик на охоту за головами пошёл, мстить за обиженных дам. Росса успехи детективов не взволновали, не восхитили и не возбудили. Кивнул только да опять в какие-то свои бумажки зарылся. И — странно, конечно — но никакого индивидуального задания у него для теурга не нашлось. Делать нечего, пришлось опять заняться унылым перекладыванием папок в шкафу.

Да, Рон так и не вернулся. Хотя тега, конечно же, его и не ждала. Просто волновалась за сослуживца. Уж больно странным хобби Мастерс обладал — пули зубами ловить. Ни одну ещё не поймал. Клыками, в смысле. Они всё больше в другие части тела попадали. Но недаром говорили, что оборотни отличались завидным упрямством.

Так или иначе, а в конторе кошак не появился и никаких вестей о себе не присылал. Да и плевать на него. Только настроение ещё гаже стало. Хотя оно изначально радугой не переливалось. А когда девушка у подъезда знакомый экипаж увидела, то и вовсе тихонько зарычала.

— Говорю первый, последний и единственный раз! — рявкнула Курой на негромкое: «Добрый вечер, госпожа Каро!». — Отстаньте от меня и не смейте ближе, чем на километр подходить! Засуньте свои желания в… Куда-нибудь поглубже! Тут вам ничего не светит, ясно?

— Вполне, — спокойно подтвердил наличие сообразительности фат. — Могу я только узнать, что вызвало ваш гнев?

— Вы! — рявкнула теург.

— Ну это вряд ли, — кажется, вопли Курой волновали фата не больше, чем тихо падающий снежок. — В прошлый раз расстались мы вполне мирно. И с тех пор я ничего предосудительного не совершил.

— А не думаете, что мне просто не нравятся все эти…

Теург махнула рукой, подыскивая подходящий эпитет.

— Ухаживания? — подсказал красавчик.

— Плевать! Вы весьма непрозрачно намекнули, что хотите…

Этим вечером у теги явно наблюдались проблемы со словарным запасом.

— Стать вашим любовником?

Вот у фата с определениями трудностей не было.

— Так вот, мне это не интересно! — вконец озверела Каро. — Ищите других! Более подходящих! А я себя не на помойке отрыла, чтобы всякие потом об меня!..

Под внимательным взглядом Алоа Курой осеклась, захлопнув рот. Пожалуй, с объёмом лишней информации она переборщила.

— Я уже говорил: решать, соглашаться или нет на предложение, только вам, — убедившись, что новых воплей не последует, вкрадчиво сообщил фат. — И навязываться не в моих привычках. Прошу лишь уделить мне час, всего лишь час. Мне необходимо кое-что показать. Это касается дела.

Тега с силой выдохнула, сжав кулаки так, что ногти в ладони впились.

— А никому другому вы это показать не можете?

— Скажем, не хочу, — улыбка красавчика блеснула в тени цилиндра, — мой каприз. Но клянусь: это действительно займёт всего лишь час. И если вы потребуете, то я исчезну и не стану докучать.

— Н-ну, хорошо, — согласилась теург, раздражённо покусывая губу. — И где это… То, что мне надо видеть?

Фат молча указал тростью на карету и предупредительно придержал дверцу.

Что полезного для дела можно найти в Городской Общественной Оранжерее, да ещё и в восемь часов вечера, когда для посетителей она закрыта, Каро понятия не имела. Но возмущаться не стала — вышла, когда экипаж остановился, и последовала за Алоа. В конце концов, сооружение хоть и поражало свои размерами, но всё-таки ни на тёмный лес, ни на подворотни не слишком смахивало. Задумай красавчик дурное, выбрал бы более подходящее место.

Иельон, кажется, не только ничего не задумывал, но и вообще не думал. Шёл себе впереди, чуть заметно помахивая тростью и едва не пританцовывая. Ненадолго исчез в полосатой будочке сторожа, которая днём билетной кассой служила. Но появился буквально через пару минут, махнув Каро, зовя за собой.

В Оранжерее теургу бывать приходилось, но давно — пансионских воспитанниц сюда пару раз на экскурсии водили. И воспоминаний об этой достопримечательности Элизия у теги не осталось никаких — ни хороших, ни плохих. Поэтому, очутившись внутри, теге пришлось резко пересмотреть своё мнение о лесе и закоулках.

Ночью Оранжерея выглядела загадочно и, пожалуй, пугающе. Негромко шипели водные распылители над головой, совсем по-летнему стрекотали цикады. Зарево городских огней подсвечивало стеклянный купол, рождая странные, живые, движущиеся и даже, кажется, дышащие тени. Заросли экзотических растений походили на настоящие джунгли. Того и гляди, какой-нибудь монстр выскочит.

Курой нестерпимо захотелось немедленно нацепить пробковый шлем и взять в руки мачете.

Идти пришлось довольно долго — теург окончательно потерялась в дорожках и указателях. Но, в конце концов, фат остановился перед стеной лиан, кажущихся почти чёрными. И напоминающих занавес из спутанных змей.

— Вам известно это растение, госпожа Каро? — как ни в чём не бывало, поинтересовался красавчик.

— Я похожа на ботаника?

Тега опять начала злиться и не собиралась это скрывать.

— Вы похожи на девушку, получившую хорошее образование, — невозмутимо ответил фат. — А эти лианы называют Спящей Красавицей. Точнее, это не лианы, а орхидеи, но не суть. Дело в том, что цветут они всего лишь одну ночь в году. И только при определённых условиях: влажность, температура. Даже, говорят, расположение звёзд влияет.

— И сегодня как раз такая ночь! — фыркнула Курой.

— К сожалению, нет. Это происходит весной. Но…

Алоа неспешно расстегнул пальто, сбросив его на гравий дорожки. Сверху легли трость и цилиндр. Фат провёл ладонью по хвосту голубоватых волос, отбрасывая их за спину. Повёл плечами, будто разминаясь, и подошёл к шпалере.

— И что вы собираетесь делать? — подозрительно поинтересовалась тега, отходя — на всякий случай.

— Тш-ш, — красавчик приложил палец к губам, заговорщицки подмигнув, — смотрите.

Иельон провёл ладонью над лианами — близко, но не касаясь стеблей, словно погладил живой занавес. Рука фата замерла, чуть подрагивая. И засветилась. Сначала теург решила, что ей примерещилось. Но зеленоватое сияние становилось плотнее, ярче. В нём, как пылинки в солнечном луче, танцевали крохотные золотистые искорки.

И вдруг стебли раздвинулись, заставив тегу вздрогнуть. Разлапистый мясистый лист приподнялся, показав бутон, размером с палец. Почка на глазах начала толстеть, разбухать, словно её распирало изнутри. Тёмная чашечка разошлась, будто треснула, обнажая бледную изнанку. И лопнула, раскрылась цветком. Острые тёмно-фиолетовые лепестки вздрогнули потягиваясь. Пушистые тычинки выпрямились, ласкаясь к ладони Алоа. А фат уже не просто держал пальцы над цветком — поглаживал вокруг него, помогая расправиться.

Глаза Ильна поблёскивали, отражая зеленоватое свечение.

— Никто не может угадать — зацветёт она сама или нет, — тихо, нараспев проговорил фат. — Но если знать, что ей нужно, любить её — красавица проснётся. Всё просто, да? Только не каждый на это способен. И не каждый разглядит красоту за скучными стеблями. А большинство и разглядывать не захотят. Им хватает того, что на виду, — Алоа поймал цветок, упавший в ладонь, как созревший плод, и протянул его Курой. — Знаете, уничтожить то, что кажется непривлекательным, гораздо проще, чем убедить распуститься. Тем более заставлять бесполезно. Нужно уговаривать, а иногда и умолять… Ну же, держите.

Девушка не слишком уверенно протянула руку, берясь за короткий стебелёк. Теге показалось, будто он тёплый и слегка пульсирует. Впрочем, вполне возможно, теург просто потоки фата почувствовала.

— Я не очень понимаю…

— Говорят, эти орхидеи подарил матушке нынешней императрицы владыка Восточных островов. Давно, больше пятидесяти лет назад. Если это правда, то теперь Спящую Красавицу можно увидеть только в Элизии.

После этих слов притворяться, будто не понимаешь, что тут фат объяснить пытается, было уже даже и стыдно.


* * * | Пилюли для феи | Глава седьмая