home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четырнадцатая

Если вы летаете в небе от счастья, проверьте, может вас просто надули.

Иногда лавочки становятся настоящим спасением. Не лавочки даже, а просто почерневшая от дождей и времени доска, положенная одним концом на половинку бревна, а другим на пустой ящик. Вот нашлась же добрая душа, соорудила эдакую полезную конструкцию рядом с каким-то забором. И времени у неё это заняло минут пять. А пользы хоть фургонами грузи.

Вот на эту скамейку Каро и плюхнулась, не заботясь ни о её чистоте, ни о том, что подол платья угодил в лужу, натёкшую под лавку. Впрочем, юбка и так промокла до колен. Это если снизу ощущать. Потому что и жакет и блузку тоже можно было смело отжимать. Осень в Элизии на воду никогда не скупилась. Сверху тебя поливает дождик, снизу лужи полощут. В общем, личной гигиеной себя можно и не утруждать. Всё равно вымытым станешь. Ну, или хотя бы намоченным.

— Всё, дальше я не пойду! — устало выдохнула теург. — Вот хоть что ты со мной делай.

— А что я с тобой делай? — уточнил оборотень.

Рон глубокомысленно созерцал девушку, сунув руки в карманы брюк и покачиваясь с носка на пятку. Ему все нипочём. Как будто кто другой, а не детектив с утра носился по всем задворкам столицы, пытаясь отыскать несуществующих в природе приятелей самоубиенного дварфа. Конечно, когда у тебя ноги длинной с рост некоторых несчастных тег, можно и носиться. Чего бы и не побегать с такими лапищами?

— Что хочешь, то и делай! — огрызнулась та самая несчастная тега. — Только я больше с места не сдвинусь. У меня ножки отваливаются.

— Какая прелесть! — умилился Мастерс. — Вот так и должны выражаться уважающие себя барышни. «Ножки», «ручки», «милочка» и «котик». Хотя нет, «котик» — это из другого репертуара. Ночевать ты тоже тут будешь?

Курой решительно кивнула.

— Вот прямо тут, под забором? — Рон ткнул пальцем себе под ноги.

Где, между прочим, никакого забора и не наблюдалось. Но Каро снова кивнула, правда менее решительно.

— Понятно. Это такой способ самостоятельной и независимой женщины сказать: «Возьми меня на ручки и не мучай мои ножки!», — пришёл к выводу детектив, который, как известно, обладал недюжинной логикой.

Курой, смутно осознавая, что, кажется, подначивают её не зря и в результате этих издевательств над гордостью девушка как раз и делает то, что требуется оборотню, решительно встала со скамейки. И, не разбирая дороги, прямо по лужам, зашагала вперёд. Не забыв, понятно, выпрямить спину и гордо задрать подбородок.

— Эй, ты куда? — окликнул теурга Рон.

— А что у нас там по плану дальше? — холодно поинтересовалась Курой. — Очередной притон, ночлежка или кабак?

— У меня ничего. Всё, что имелось, мы уже обошли. Видимо, ты что-то самостоятельно нарыла, да?

— Издеваешься? — сквозь зубы прошипела тега, медленно оборачиваясь.

И увидела ровно то, что и ожидала. Абсолютно, то есть совершенно невинную физиономию оборотня.

— Я? — поразился Мастерс. — Да как я могу? Все знают, что Рон — милейшее и добрейшее существо в Элизии. Мухи не обидит, воды не замутит, юбки не задир… Впрочем, это мы пропустим. Но, так или иначе, дражайшая, просто драгоценнейшая моя Каро, очередной бесцельный день прожит. Очередное бессмысленное задание мы с блеском провалили. И теперь с чистой совестью можно отправляться на покой. В смысле, спать в своей постельке, а не под забором. С чем я нас и поздравляю. Пойдём, я тебе до дому провожу.

Всё эту ахинею он выдал, сунув руку девушке себе под локоть и, понятно, выдернуть её не позволив. Но, по крайней мере, направлялся детектив явно в сторону проезжей улицы, где можно было остановить кеб. Столько, сколько за последние несколько дней, Курой не ездила в экипажах за всю свою жизнь. А что делать, если конки только по центру города курсировали? Впрочем, обходить на своих двоих даже не кварталы, а целые районы девушке раньше тоже не доводилось.

И, главное, всё бесполезно! В город Кархар вернулся совсем недавно. Старых связей у него тут не осталось. А те, кто его ещё помнили, с опустившимся дварфом никаких общих дел иметь не желали. Деньгами бывший мойщик золота не обладал, а потому даже собутыльниками не обзавёлся. Во всех крысиных углах, в которых детективам посчастливилось побывать за этот день, неудачливого господина если и помнили, то только по учинённым им дракам.

Да и повторный осмотр его дома, если так можно было назвать то, для чего и эпитет «лачуга» преувеличение, тоже ничего не дал. Единственное, чего там имелось в избытке — это пустые бутылки и грязь. Собственно, больше ничего в хибаре и не было. Старые газеты, ещё более старое одеяло и пара стоптанных ботинок, умоляющие о вечном покое, никого не заинтересовали. Правда, дотошные полицейские всё же оторвали от башмаков подмётки и каблуки. Впрочем, они и от старости могли отвалиться.

— Так что? — напомнил о своём существовании оборотень.

— Что? — не сразу осознала своё пребывание на этом свете Каро.

— Проводить тебя до дома?

— А у тебя других дел нет? — внезапно разозлилась на напарника Курой. — Все юбки уже оборвал? Ни одной не оприходованной не осталось? А вон с той познакомился? Не пропустил?

Теург ткнула пальцем на позёвывающую в ожидании клиентов проститутку. Красавица жест оценила. Показала теге известную фигуру из пальцев, поскребла кудлатую голову и равнодушно отвернулась.

— С этой? — оценивающе протянул Мастерс. — Нет, столько я не выпью…

— А сколько выпьешь? — рассеянно переспросила Каро.

Девушке показалось, что на задворках сознания, где-то на самых задниках, мелькнула мысль. Между прочим, очень дельная и нужная. Но мелькнула — и пропала, игриво махнув хвостиком.

— Ну, полтора-литра два. А для этой мадам и трёх мало. Правда, я предпочитаю общаться с дамами на трезвую голову. Кстати, забегал сегодня с утра к господину Горху. Его прелестная дочка велела тебе кланяться. Очень обходительная девица, должен заметить.

— И как у них дела? — не слишком вдаваясь в значение сказанного, машинально спросила теург.

Блестящая мысль уже успела нырнуть на глубину и там притаилась. Даже вспомнить, что её заставило появиться, не получалось.

— Ну, жаловалась, что у них молоко скисает, — несколько растерянно отозвался Рон. — Эй, детка, что с тобой? Всё в порядке?

— Всё со мной в порядке! — отмахнулась от него Каро. — А раньше они жаловались на скисшее молоко?

— Мне нет…

— Вот и именно! — возликовала теург и в восторге даже в ладоши хлопнула. Едва удержалась, чтобы на месте не запрыгать. — Выпить то можешь литра два максимум, а молоко раньше не скисало!

— Каро, ты точно хорошо себя чувствуешь?

Озабоченный оборотень поймал напарницу за руку, аккуратно щупая её лоб.

— Да отстань ты от меня, — попыталась увернуться от неожиданных проявлений опеки тега. — Поехали!

— Куда? — ошарашенно захлопал глазами детектив.

— Сначала к Горху, мне там уточнить кое-что нужно, потом к господину Россу.

— А тебе не кажется, что поздновато визиты наносить?

Но девушка оборотня уже не слушала. Вцепилась в его рукав и поволокла за собой. Оказывается, при должной целеустремлённости и Мастерса можно с места сдвинуть. Даже если он и сопротивляется.


* * * | Тролли тоже плачут | * * *