home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Париж

Они встретились в аэропорту имени Шарля де Голля, узнали друг друга в бесконечном людском потоке.

– Лееви! – воскликнул Гейслер.

– Арон!

Хриплые голоса, как из преисподней.

Они пошли навстречу друг другу.

– Ну как оно? – спросил Лееви.

– Мы потеряли все.

– Это плохо.

Лееви Ханнула – немногословный финн с высокими скулами – был соратником Арона Гейслера по Иностранному легиону. Они сражались бок о бок во многих конфликтах и вышли невредимыми – физически, по крайней мере. А потом расстались. Арон получил место телохранителя при Гекторе Гусмане, Лееви остался наемником в частном военном подразделении.

– Где Гектор? – задал Лееви новый вопрос.

– Прячется… Разве не все мы занимаемся этим?

Они стали пробираться сквозь толпу.

– Но теперь с этим покончено? – спросил Ханнула.

– Да, по крайней мере, в планах, – отозвался его друг.

– И каковы планы?

– Очень неопределенные. – Арон пожал плечами.

– Ну а если в самых общих чертах?

– Расскажи лучше о тех, кого нам нужно будет забрать.

Толпа расступалась при их приближении.

– Это два брата, перуанцы, – ответил Лееви. – Живут в Лиме, служили в милиции, гонявшей коммунистов еще со времен Сендеро Луминосо[6]. Потом нанимались контрактниками в разные охранные агентства. Я имел с ними дело в Ираке и Конго-Киншасе[7].

Гейслер быстро взглянул на собеседника.

– И как они?

– Хороши. Но проблематичны в общении.

– В смысле?

Лееви задумался.

– Они как дети.

– Молоды?

– Постарше нас, обоим по пятьдесят с лишним. Но они – то, что тебе нужно.

– А что мне нужно?

– Пара хороших парней вместо множества «так себе».

– И чем же они хороши?

– Невидимы для любых радаров. Не привязаны ни к каким криминальным группировкам. Неуловимы. Неузнаваемы.

– И кому они служат?

– Никому. Самим себе.

Приятели вышли из зала прибытия. Здесь, в проходе, народу было меньше.

Арон нашел свободную скамью, рассчитанную на трех человек, с видом на взлетную полосу.

– Ну, что там с планами? Все так же не определены? – Лееви держал две чашки кофе, по одной в каждой руке. Потом он поставил одну между собой и Гейслером, а вторую обхватил обеими руками, как когда-то фляжку с водкой на поле боя.

– Для кого как. – Арон сделал глоток, и кофе обжег ему язык.

– А если конкретней?

– Мы должны добыть одного человека.

– Кого?

– Сына Гектора.

– У Гектора есть сын?

Гейслер не сводил глаз с самолета авиакомпании «Этихад». Рейс 787 шел на посадку.

– Да, – ответил он Лееви. – Мы узнали о его существовании полгода назад.

– Как его зовут?

– Лотар.

– И где он сейчас?

– У дона Игнасио Рамиреса в Колумбии.

Ханнула поднял бровь.

– У наркоторговца?

Арон не ответил. Привычным движением он пригладил прямой пробор в своих черных волосах.

– Киднеппинг? – спросил Лееви.

Гейслер кивнул.

– Как?

Самолет коснулся земли.

– Ральф Ханке и дон Игнасио объединились, чтобы уничтожить Гектора, вывести его из игры. Существование Лотара скрывалось на протяжении многих лет. Они отыскали его в Берлине, убили его мать, а самого мальчика похитили.

Гейслер глотнул из чашки.

– О’кей, – кивнул Ханнула. – Мы доставим Лотара к его папе. Что дальше?

– Мы должны получить обратно все, что потеряли, – сказал Арон. – И получить еще кое-что в придачу. Но это уже вторая часть плана.

Пространство вокруг них постепенно заполнялось народом.

– Дон Игнасио Рамирес? Ральф Ханке? – переспросил Лееви. – Это большие люди и большие силы. А нас… двое?

Арон снова повернулся к стеклу.

– Еще Лешек и Соня. Ну и Гектор.

– Все равно мало.

– Мало, – согласился Гейслер. – И больше не будет.

– Почему?

– Мы на мели, нам нет смысла светиться. Игнасио и Ральф Ханке ищут Гектора. Один неосторожный звук – и мы пропали. Поэтому группа такая маленькая.

Некоторое время они пили кофе и наблюдали за самолетами, которые взлетали и садились.

– А ты изменился, Арон, – заметил Лееви.

Гейслер удивленно посмотрел на финна.

– Странно слышать от тебя такое.

– Странно видеть тебя таким, – отозвался Ханнула.

– Я старею.

– Я не о том, – перебил его Лееви. – Здесь что-то другое.

Нависла пауза.

– Мне пришлось тяжело в последние годы, – сказал Арон.

Его бывший однополчанин тряхнул головой.

– Нет, не то. Что случилось, Арон? Давай выкладывай.

Гейслер поставил пустую чашку на скамью между ними.

– Умерла одна женщина, – не сразу ответил он.

– Красивая?

Арон задумался.

– Возможно, но не для меня.

– Несчастный случай?

На их языке это означало гибель от случайной пули.

Гейслер покачал головой.

– Нет.

– Тогда что?

– Я убил ее. – Арон коротко взглянул на Лееви. – Ножом, – пояснил он, словно для того, чтобы хоть как-то заполнить нависшую паузу.

Ханнула прищурился.

– Почему? – шепотом спросил он.

Его друг подождал, пока стихнет гул самолета на взлетно-посадочной полосе.

– Любовь Гектора, ее звали София. Она предала нас, работала на Ханке и дона Игнасио.

Лееви недоверчиво посмотрел на приятеля.

– И что теперь?

Арон вздохнул.

– Теперь я не так уверен, что поступил правильно. Мне может потребоваться твоя помощь, Лееви. Что, если Гектор узнает, что это сделал я?

– А он не знает?

– Ему известно только, что она умерла.

Ханнула молчал, и его собеседник продолжил:

– Я сам принял такое решение. – Он был вынужден сделать это.

Но прежней уверенности в этих словах не чувствовалось.

В этот момент затрещали динамики, и женский голос с французским акцентом объявил о начале посадки на рейс 480 до Лимы.


6 Майами | Добрый волк | 8 Прага – Стокгольм