home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 45

Начался бедлам. Заговорили друг с другом мужчины. Среди их голосов я попыталась выделить голоса девушек и не смогла. Мужчины в нашей машине тоже предлагали разные идеи. Вот только никто ничего не собирался делать, кроме как предлагать, а Райдер тем временем застрял в ловушке. Жив он, мертв или умирает, неизвестно.

Мама всегда говорила, что в экстренной ситуации человек, который остается спокойным, с большей вероятностью поможет остальным, нежели остальные. Я воткнула в уши наушники, выбрала на айпаде музыку, которую хотела послушать. Я не собиралась искать что-то подходящее — я знала песню, лучшую из когда либо написанных в хард-роке.

Мартини наклонился ближе к интеркому и, не обращая на меня внимания, отрывисто раздавал команды. Я выскользнула из машины и, под песню Металлики «Входи, песочный человек», с каждой секундой набиравшей обороты, побежала к останкам взорвавшегося и полурастворившегося сверхсущества.

В каждой руке я держала баллоны с убийственной для паразитов аэрозолью, но это не проблема. Вот бы запустить этот трек в школе или колледже Пуэбло Кальенте — не то, что в полдень в центре огромной пустыни, под палящим солнцем. Сейчас я на это не обращала внимания, мне было нормально. Бежать пришлось со скоростью спринтера, чтобы не выдохнуться раньше времени. Со всем остальным было нормально. Садист тренер частенько давал нам дополнительную нагрузку. Единственным бесполезным дополнением сейчас оказалась сумочка, но с ней я больше привыкла делать дела, чем без нее.

Вокруг валялись остатки монстров, земля оказалась грязной и скользкой. Впрочем, это не стоило беспокойства. Мне приходилось бегать и в сезон дождей. К тому же я занималась бегом с препятствиями. Я один из тех раритетов, тренирующихся для соревнований в четыре этапа, так что должна была научиться преодолевать препятствия любой сложности.

Я чувствовала содрогание земли. Похоже, вслед за мной топал Мефистофель. Но я не оборачивалась. Когда бегуны оборачиваются, они теряют темп и проигрывают. «Входи, песочный человек» оказалась отличной песней для такого бега и вполне отвлекала от мысли, что за тобой гонится страшилище, желающее тебя убить. Понятия не имею, что песня эта может так точно отражать реальную жизнь, но ведь каждый день узнаешь что-то новое.

Земля оказалась скользкой и перепаханной, а запах, от нее исходивший — нереальным. Я знала, что монстры пахнут ужасно, но вонь расчлененного тела и вареного мяса оказался еще хуже. Еще немного и станешь вегетарианкой.

Стук копыт преследователя приближался, но я уже добралась до «Хамвея». Очищенный от слизи, он, все же не сиял. Шины расплавились, диски утопли в мокром песке.

Я не люблю готовить, но знаю, как это делается. По небольшому опыту могу сказать, что если в железную кастрюлю залить кипятка, она станет такой же горячей, как и кипяток. Как только добралась до водительской двери, сразу стала охлаждать из аэрозольного баллончика не только ручку, но и замок.

Посчитав, что сделала достаточно, отбросила баночку в сторону и рывком открыла дверь. Из салона наружу выпал Райдер. Мне удалось его поймать, удерживая на сиденье и не дать выпасть из салона. Он был без сознания, но дышал. Я выхватила из сумочки другую банку и прыснула содержимое ему в лицо.

— Тьфу! — Райдер, наконец пришел в себя и приоткрыл глаза. — Что, черт возьми, ты делаешь?

Затряслась земля.

— Пытаюсь спасти человека, к которому хорошо отношусь.

Райдеру удалось улыбнуться:

— Без шуток, если бы я был нормальной ориентации, то без промедления женился бы на тебе. И мы бы забыли обо всем, что было до этого, забыли бы про центаврийцев и других населенных планетах.

— Не заставляй меня желать невозможного. Можешь двигаться? Сюда идет огромный монстр, чтобы расправиться с нами.

Райдер кивнул. Я помогла ему выбраться из машины. Он обнял меня за плечи с другой стороны, где болталась сумочка.

— Вот, возьми. Это оружие, — я сунула ему в свободную руку еще одну баночку с аэрозолем.

— О, Боже.

Я посмотрела в ту же сторону, куда смотрел Райдер. Конечно же, мой любимый паразит возвышался перед нами.

— Эй, большой красный монстр! Убирайся с моего пути!

Мефистофель наклонился, и его глаза изменились.

— Ты не боишься меня. Почему?

Хороший вопрос. Понятия не имею.

— Потому что ты тупой? — и брызнула ему в морду из баллончика.

Райдер среагировал моментально и тоже брызнул Мефистофелю в морду из своего баллончика.

— А-а-а-пчхи! — схватившись за морду, Мефистофель отшатнулся.

— Пора убираться, — я потащила Райдера в другую сторону.

— Если не найдем и не уничтожим паразита, то все это было зря.

Ненавижу, но он прав.

— Хорошо. Смотри в оба и держи аэрозоль в готовности.

Я постаралась не думать о том, как быстро Мефистофель сможет восстановиться. И я не могла быстро передвигаться, пока на мне висит Райдер. Также было ясно, что без меня он никуда уйти не сможет.

Над нашими головами, произведя несколько очередей из пулеметов, пролетели самолеты. Все они попали в Мефистофеля.

— Думаю, что могу идти быстрее, — сказал Райдер.

— Хорошо, тогда давай попробуем перейти на рысь.

Мы так и сделали, но лучше не стало, потому что вокруг было слишком много рагу из останков сверхсуществ.

Затрещала рация.

— Китти, уходи вправо не меньше чем на пятнадцать метров. Там был замечен первый паразит, — голос Лоррейн звучал напряженно. — Он все еще движется, так что будь готова. Он постарается напасть на тебя или на Джеймса.

— О, хорошо, — мы сменили курс, как сказала Лоррейн. Самолеты же отгоняли от нас Мефистофеля. — Я даже рада, что они тут еще летают.

— Ага. Пилоты маленькие, ты же знаешь.

— Ты говоришь так, словно ревнуешь. Я тронута. Похоже, ты чувствуешь себя уже достаточно хорошо.

— Просто защищаю интересы Джеффа, — Райдеру удалось засмеяться. — У вас с ним все в порядке?

— Думаю, да. Трудно ответить положительно, но он, вроде, снова стал сам собой.

— Хорошо, — Райдер остановился. — Смотри, видишь, что-то движется?

Я посмотрела, куда он указывал. Останки сверхсущества образовывали что-то вроде палатки. Внутри я на мгновение увидела мерцание.

— Да, думаю, наша цель там, — я сняла с плеч руку Райдера. — Ты останешься здесь. Попытайся не упасть.

— Ага, — Райдер залез в мою сумочку и достал еще один баллончик. — Мне нравится стрелять с двух рук.

— Мне тоже, — я снова включила Аэросмита, «Игрушки на чердаке», и последовала его примеру. — Хорошо, будь бдителен.

Ах, нет ничего лучшего, чем мои мальчики, звучащие в ушах.

Я не спеша двинулась вперед. Не хочу оказаться слишком близко, потому что паразит мог еще двигаться. К останкам змеи, выглядящим как палатка, я подошла совсем медленно с вытянутым вперед баллончиком, готовая отпрыгнуть и начать брызгать вокруг в любой момент.

Остановившись недалеко от цели, я стала брызгать из баллончика, продвигаясь вперед мелкими шажками. Это было похоже на то, как если бы я заходила в темную пещеру, ожидая в любой момент, что на меня либо свалиться какая-нибудь гадость сверху, либо атакует снизу. Ни того, ни другого не хотелось бы.

Затряслась земля, я рискнула обернуться. Напрочь игнорируя самолеты, Мефистофель направлялся в нашу сторону. Я решилась перевернуть большой кусок мяса, выбрав меньшее из двух зол. Кусок оказался тяжелым, но порция адреналина прибавила сил. Это было похоже на то, что я себе и представляла — вареный, местами прижаренный гигантский кусок монстра. Каким-то образом удалось сдержать рвотные позывы.

Паразит обнаружился под этим куском. Он все еще был жив, даже более того — он попытался подкатить к моим ногам. Я не закричала, а занялась распылением аэрозоля с обеих рук. Паразита это не остановило, но он отцепился от ног.

Я тут же ногой отфутболила его в сторону, а сама отпрыгнула назад. Сунув руку в сумочку, нашла «Глок», с долей удивления обнаружив, что так и не поставила его на предохранитель. Будем считать, что это был отличный пример предусмотрительности, а не самая большая глупость на планете.

Прицел, выстрел, попадание. Мне понравилось управляться с этой штукой. Тут либо страх, либо генетика, либо комбинация и того, и другого, но я попадала туда, куда хотела. Полный магазин в паразита в этот раз выпускать я не стала. Он разорвался после шестого выстрела, а я тут же обрызгала останки из аэрозоля, пока куски напрочь не растворились.

Операция не заняла много времени, и это было хорошо.

— Подруга? Похоже, мы снова в беде.

Я развернулась, как раз вовремя, чтобы увидеть, как Мефистофель махнул рукой, сбивая близко пролетавший самолет, после чего монстр снова обратил на нас внимание. Сбитый с курса, самолет потерял управления и врезался в землю примерно в полутора километрах от нас. Тут даже спрашивать не надо, и так понятно, что у пилота и тех, кто, возможно, был в этом самолете, не было никаких шансов выжить.

Я не знаю ни одного из них в лицо, я не знаю ни одного имени, но это были мои ребята. И вероятность того, что в этом самолете летела Лоррейн или Клаудия, весьма высока, а они сейчас — мои самые близкие друзья, хотя и знала их только сутки. Наверное, это безумие, какого не было никогда раньше. Так же, как в аэропорту Кэннеди, я побежала прямиком к Мефистофелю. Не кричала, ничего не говорила, просто бежала, как на Олимпиаде, завоевывая золотую медаль.

Это огромное чудовище увидело, что я бегу к нему. Я ожидала, что он попробует растоптать или поймать меня, но, вместо этого, Мефистофель прорычал:

— Это еще не конец.

А потом развернулся и побежал.

Я мчалась за ним, но Мефистофель был быстрее. Он захлопал крыльями и оторвался от земли. Он передвигаться в воздухе стремительно — бросившиеся на преследование самолеты быстро от него отстали. Я остановилась, забросила пистолет обратно в сумочку и вытащила рацию.

— Прекратить преследование! Сейчас же!

— Да, мисс Кэт, — ответили из рации. Я узнала голос Уайта.

— Кто погиб?

— Один из пилотов. Лоррейн и Клаудия в безопасности. Их пилоты не занимались паразитом, потому что девушки были рядом с ними.

— Как звали погибшего?

— Лейтенант Уильям Кокс, — ответил Гауэр.

— Мы что-нибудь можем сделать для его семьи? — Тишина. — Что нам делать? Что, черт побери, мы делаем для них? — вот теперь я перешла на крик.

Кто-то схватил меня и прижал к себе.

— Тише, детка, тс-с-с, — Мартини прижал мое лицо к своей груди. — Любой, кто работает с нами, знает, чем рискует. Мы этим займемся.

— Как ты можешь быть таким бесцеремонным? — я отстранилась от него. — Он же мертв!

Мартини взял меня за плечи и слегка встряхнул.

— Посмотри на меня. Нет, прямо на меня, Китти, — он подождал, пока наши взгляды встретятся, и продолжил: — Это то, что мы делаем. Каждый день, пока живем. Хочешь знать, почему мы не хотим, чтобы наши женщины занимались оперативной работой? Теперь ты это знаешь. Старомодно? Да. Но у нас нет возможности привлекать к этой работе всех центаврийцев. Потеря одной девушки означает, что нас станет меньше впоследствии, и это приведет к вымиранию. Каждый из нас, работающих в поле, осознает риск. Каждый из ваших военнослужащих осознает риск. Может быть, их семьи этого не знают, может быть, не понимают, но каждый солдат, мужчина или женщина, работающие с нами, знают, на что идут. Никто к нам не приходит на помощь, не обучившись работать с внеземными ситуациями. И никто не приходит, не готовый погибнуть.

— Никто не готов гибнуть. Люди такой вид, никто из нас не готов к такому.

— Это утверждение мы обсудим позже. А сейчас ты должна успокоиться и взять эмоции под контроль. Ты же лидер, не так ли? Лидер должен держать всех вместе, иначе все развалится.

Я снова посмотрела на Джеффа. Он делал это всю свою жизнь. Он и Кристофер. Неудивительно, что они так изнурены.

— Кто это был?

Мартини понял, о чем я спрашивала.

— Он был один из тех, кто тебе понравился. Тот, кто назвал тебя «мэм».


Глава 44 | Прикосновение чужого | Глава 46