home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 42

Мне повезло. Меня не раздавило, и я не потеряла сознания. Тем не менее, я застряла в ушной раковине и оказалась с головы до ног заляпана останками паразита. Сказать, что я заволновалась, значительно преуменьшить мое состояние.

Я закричала, но крик вряд ли вырвался наружу. Не уверена, погибла ли уховертка, но я точно не пыталась прикончить ее криком. На меня просто накатила истерика.

Не знаю как, но «глок» не выронила. Правда, магазин пустой, так что прострелить себе выход вряд ли получится. И все же, мысль, что паразит выжил и внедрился в меня, заставила кричать сильнее и энергичнее копаться в сумочке в поисках запасного магазина. Нашла. Быстро перезарядила пистолет. Все это на ощупь, потому что все вокруг было черно, как смоль. Мама бы мной гордилась. Надеюсь, мне удастся ей рассказать об этом, если получиться выбраться из этой ловушки.

Я уже собралась неэффективно тратить пули, когда тело уховертки пошевелилось. Левая рука все еще была запутана в растительности, и я решила немного подождать со стрельбой, попытавшись высвободить руку. К счастью, она тоже измазалась в слизи, но, все же, пришлось по-настоящему потрудиться. Как только я ее высвободила, туша уховертки приподнялась.

Я увидела две пары черных ботинок и две пары черных штанин. Центаврийы оказались сильны. Слава Богу. Бросив все, я вылезла на свободу. Как только я это сделала, туша с глухим стуком громыхнулась обратно о землю.

Кто-то подхватил меня и поставил на ноги.

— Ты выглядишь ужасно. И спасибо за головную боль. Я до сих пор не могу прийти в себя.

— Джефф, я вся в слизи мертвого паразита, — сказала я, что удивительно, спокойным голосом.

Кристофер тут же залез в мою сумочку и достал оттуда аэрозольный баллончик.

— Не понимаю, почему у тебя возникали трудности с поиском вещей в этой сумочке, — он посмотрел на Джеффа. — Отвернись, Джефф. Китти, закрой глаза.

Я сделала, как он сказал и Кристофер тут же начал опылять меня по всему телу. Я вся промокла, но чувствовала, как шипят и бурлят останки паразита.

— Что-нибудь попало в нос или рот? — поинтересовался Мартини.

— Не думаю, — Кристофер брызнул из баллончика мне в лицо. — Совсем так не думаю.

— Ты должен удостовериться, — усмехнувшись, сказал Мартини.

Я открыла глаза. Джефф смеялся. На миг подумалось, что ненавидеть его как-то попроще. А он, тем временем, пялился на мою грудь. Я опустила взгляд и обнаружила, что пропитанная слизью и жидкостью из баллончика прилипла к телу так, что впору принимать участие в конкурсе мокрых футболок среди центавриек.

— Как у нас дела? — спросила я.

— Мы все еще живы, — несколько удивленно ответил Мартини.

Я оглянулась. Уховертка, к счастью, лежала мертвой тушей. Ее глаза стали человеческими и от этого монстр выглядел еще более ужасней, чем был на самом деле. Ну, можно сказать, я отомстила за человека, который мне нравится. Может быть, после этого Мартини вновь начнет разговаривать со мной. Если переживем все это безумие.

Когда мы отошли от уховертки, я увидела, что Райдер вполне справляется с убийцей. У того отсутствовало уже несколько конечностей и, хотя «Хамвей» оказался почти полностью покрыт неприятной зеленовато-желтой слизью, машина по-прежнему гоняла вокруг монстра, двигаясь довольно проворно для такого, с виду, громоздкого автомобиля. Райдеру также удавалось держать монстра подальше от нас.

Девчонки как-то забрались на толстокожего и ехали на нем, словно Джилли на быке. Я заворожилась этим зрелищем и пожалела, что в руках не оказалось видеокамеры. Журнал «Сумасшедшие девочки» заплатил бы мне целое состояние за такие кадры.

Музыкальное сопровождение поменялось в очередной раз. На этот раз, вместо «Моторхед» Тим включил «Бести Бойз» и громовой бас сопровождал его путь. Тим дуэлировал со змеем — ритм и тональность композиции, видно даже отсюда, влияли на монстра не самым лучшим образом.

— Мне нравится твой музыкальный вкус — сказал Мартини.

— Из-за него мы до сих пор живы.

— Да. Рок и рэп в качестве спасителей человечества?

— Нужно убираться, — сказал Кристофер, когда толстокожий сменил курс и, обойдя слизня, стал потихоньку подбираться к нам.

Мы отступили от слизня, а потом, под аккомпанемент «Борись за свои права» прибыла воздушная поддержка.

Самолеты, было видно невооруженным взглядом, тащили на какие-то баки. Мне бы не хотелось быть поблизости, когда они начнут разгружаться.

— Нам нужно выбраться отсюда.

Мартини схватил меня за руку, и мы побежали на гиперскорости. Мы отбежали достаточно далеко от места битвы, но остановились до того, как меня затошнило. Я заволновалась о девушках, но толстокожий испугался неожиданного грохота реактивных двигателей и панически бросился прочь от слизняка. Прямиком к нам.

За работой пилотов самолетов оказалось интересно наблюдать. Они сбросили соль из баков с впечатляющей точностью, избежав при этом атак Мефистофеля, попытавшегося сбить их.

Тут-то и появился громадный самолет в окружении нескольких истребителей. Похоже, он тащил морскую воду.

— Как он долетел сюда так быстро?

— Мы умеем создавать морскую воду непосредственно в научном центре, — сказал Кристофер. — Нам нужно быть готовыми, если паразит вдруг попадет, к примеру, в кита.

Замечательная новость — паразиты могут заразить любое млекопитающее. Остается только порадоваться, что наши домашние животные сейчас в безопасности.

Соль сработала. Слизняк больше не двигался, и даже с такого большого расстояния я видела, как он пузырится. Большой самолет, пролетев над ним, сбросил всю имеющуюся на борту воду.

— Ничего себе, — слизняк разваливался. — А как мы узнаем, что уничтожили паразита?

Мартини снова схватил меня за руку, и мы помчались обратно. Я нашла медузу в растворяющихся останках слизняка. Она слабо пульсировала. Я бы сказала, что паразит умирал. Но умирать и быть мертвым — совсем разные вещи. Я выхватила из сумочки баллончик и медленно стала подходить к нему.

Паразиты могли двигаться, когда это им было нужно. Почувствовав приближение, паразит рванул ко мне, перетекая, словно амеба. Но я была готова. В руках баллончик с лаком для волос, а в его применении я уже эксперт. Паразит принял на себя всю мощь вырвавшейся из баллончика струи и растворился.

— Я слышала, ты говорил, что сверхсущества неуязвимы, пока жив их паразит, — обернулась я к Мартини.

— Мы никогда не пытались использовать лак для волос, солевые ванны, рок-н-ролл или просто таранить их автомобилями.

— Вам просто не хватало свежего взгляда.

— Спасибо, — кивнул Кристофер. — Обязательно упомяну об этом в отчете, когда вернемся.

Сделав дело, большой самолет улетел. Между тем, сопровождающие его истребители пока кружили вокруг Мефистофеля. Тим с Райдером, похоже, справлялись со своими сверхсуществами. Порывшись в сумочке, я достала рацию.

— Мистер Уайт, ответьте, пожалуйста.

— Я здесь, мисс Кэт. Как у вас дела?

— Мы еще живы, так что, пожалуй, пока хорошо. Соль сработала. Однако истребителям не удается справиться с Мефистофелем и могу предположить, что они ничего не смогут сделать с толстокожим. Так что сейчас от них больше вреда, чем пользы.

Тишина. Я следила за толстокожим, словно за быком-чемпионом на родео. Девушки все еще были на нем. Это удивительно.

— Мисс Кэт, похоже, пилоты беспокоятся, что им придется оставить девушек на спине, я процитирую: «уродливой, брыкающейся лошади». Позволю себе поинтересоваться, где сейчас находятся Клаудия и Лоррейн?

— Они тренируются, чтобы выиграть общенациональное родео.

Все логично. У пилотов хорошее зрение и любой нормальный человек склонен встать на защиту красивой девушки. Не говоря уже о двоих.

— Понимаю. Наверное, пилоты правы, что не улетают.

— В смысле?

— Они хотят пригласить наших девушек на пикник.

Это даже к лучшему.

— Пожелайте им удачи.

— Что-нибудь еще?

— Где-нибудь поблизости обитают гигантские мангусты?

Тишина.

— Ты сумасшедшая, — сказал Кристофер.

— Моя сумасшествие сработало лучше, чем ваше здравомыслие.

— Правда, — вздохнул Мартини. — Правда.

Снова зашумела рация.

— К сожалению, нигде поблизости нет ничего похожего, мисс Кэт.

— Можете спросить у моего папы, что, кроме мангустов и пуль, может справиться со змеями?

— Рад услужить.

На этот раз пауза была короткой.

— Удушение, обезглавливание, расплющить голову. И… ох, серьезно, что ли? Как интересно. По-видимому, кипяток также должен сработать.

— Тогда, мистер Уайт, нам нужен еще один самолет.

— Сделаю все возможное.

Со стороны машины Тима вновь зазвучала композиция «Бороться за свою правду». Похоже, Тим поставил ее в режим непрерывного проигрывания. Наверное, это хороший знак.

— Чем быстрее, тем лучше.

— Хорошо, — я забросила рацию обратно в сумочку, — Пока ждем транспортник с кипятком, нужно попробовать раздавить змеиную голову.

— С чем-чем? — удивился Кристофер.

Я снова посмотрела в сторону толстокожего. Внизу истребителей висели какие-то длинные кабели. Надеюсь, девушки намек поймут.

— Вы, ребята, потратили кучу времени, бегая в аэропорту вокруг Мефистофеля. Почему?

— Мы старались оградить от него гражданских.

— О, хорошо. Будем считать, то была тренировка, — я быстро осмотрела обоих с точки зрения применения их в качестве клоунов на родео. — Попробуй снять кого-нибудь с Толстокожего и переместить на голову змея, чтобы он обратил на него внимание. Делай что хочешь, чтобы они столкнулись.

Мартини посмотрел на меня и пожал плечами.

— До сих пор все срабатывало.

— Доверься мне.

— Правильно, — он отвернулся и рванул выполнять задания.

Я же смотрела ему вслед. И не хотела видеть Кристофера.

— Извини, — тот положил ладонь мне на плечо. — Я не должен был…

— Ты в этом не виноват. Я не сопротивлялась, хотя это и было непросто.

И было интересно, раз мне так понравилось быть с Кристофером, почему я все еще хочу Мартини? Ответ, который я получила, мне не понравился.

— Да, — он слегка сжал мое плечо. — Он вернется, Китти. Я обещаю.

— Ты говоришь то, что я хочу услышать?

Он наклонился и чмокнул меня в щеку, вытер слезу, заодно протерев мне глаза.

— Твое лицо, — сказал он и исчез, так же, как до этого Мартини. А я осталась в одиночестве и боялась, что все будет не совсем так, как думает Кристофер.


Глава 41 | Прикосновение чужого | Глава 43