home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40

По крайней мере, хоть кто-то из нас знал, что делать, когда в этом возникла необходимость.

— Вооружаемся, — скомандовал Мартини. — Аэрозоль может сработать на Мефистофеле, но мы ничего не знаем об остальных, поэтому все вооружаемся. Ты тоже, — бросил он мне, проходя мимо к хвосту внедорожника. Кристофер с Райдером помчались ко второй машине.

Я потопала следом за Мартини, взяла пару аэрозольных баллонов и едва сумела впихнуть их в сумочку. Со всем барахлом, что сейчас находится в ней, сумочка весит, наверное, тонну.

— Прежде, чем использовать баллоны, убедись, что их содержимое на нас не попадет, — сказал Мартини, вытащил из багажника что-то вроде пулемета и протянул его мне. — Держи.

— Я не возьму его.

— Бери давай.

— Я его даже не подниму, и даже не буду пытаться.

— Бери, — Мартини, все же, всучил мне оружие.

Я оттолкнула его обратно.

— Слушай, все нормально, хорошо? Мы остановились. Из-за тебя. Успокойся уже, пока мы все тут не сдохли.

— Извини, не стой на пути, — Джефф закинул пулемет обратно в машину. — Надеюсь, вы двое будете счастливы вместе.

— Почему ты думаешь, что я люблю Кристофера? — прежде, чем Мартини успел ответить, затряслась земля. — Что это было?

Обернувшись, мы увидели, что надвигается на нас.

К нам летел Мефистофель. Лениво хлопали ужасные крылья летучей мыши. Под ним летели еще пять монстров, все размером больше, чем сам Мефистофель. Даже отсюда заметно, что тот управляет всеми пятерыми. Издали они выглядели одинаково ужасно, а глаза, видно даже отсюда, светятся таким популярным у сверхсуществ красным светом.

Приземлился первый из пятерых. Огромные уши, отвисающие вниз, почти до земли. Сам монстр зеленый и чешуйчатый, смотрелся как неудачная копия динозавра и пещерного человека. В длинных, когтистых руках он держал что-то, напоминающее стволы небольших деревьев.

— Это уховертка? — поинтересовалась я.

— Да, — зло прорычал Мартини.

— Тогда он убил Лизу по приказу Мефистофеля.

Что имеет смысл и подтверждает мою теорию. Надеюсь, мы проживем достаточно долго, чтобы рассказать обо всем этом в Научном центре.

— Откуда ты узнала об этом?

— У меня свои источники.

Следующий монстр, захвативший мое внимание, выглядел слепым слоном из притчи — словно кто-то, никогда не видевший слона, пытался его создать. Он неуклюже передвигался на шести огромных ногах, что и послужило причиной земной дрожи. Розового цвета, гротескно пухлое тело. Между тем голова была явно слоновьей, правда, без хобота и бивней. Вместо них из пасти виднелись клыки. И все это на человеческом лице.

— И как называется эта уродина?

— Толстокожий.

— Подходяще. Весьма, — я попыталась не бояться, но так и не смогла полностью утихомирить внутреннюю дрожь, не помогали и бесконечное повторение строчки из песенки: «Розовые слоники на параде».

— Хочешь быть рядом с Кристофером?

— Остановись уже, — я развернулась и в упор посмотрела на Мартини. — Хочешь злиться на меня? Прекрасно. Но дай своему гневу выход в другую сторону, хотя бы сейчас. У меня была большая задумка. И она отлично сработала. Мефистофель здесь, спасибо, что был очень зол. Но я не предполагала, что сюда нагрянут и другие, и я сейчас не знаю, что делать. К тому же, прежде, чем ты выльешь на меня весь свой праведный гнев, давай обсудим все эти «Она моя» и «Выходи за меня замуж», которыми ты замучил за эти два дня, в то время как тебе запрещено жениться на мне. Ты тоже не мистер Чистенький.

Я развернулась обратно и, увидев еще одно сверхсущество, постаралась перестать беспокоиться о том, что мне нравится Мартини, что я мечтаю о том, чтобы он снова поцеловал меня когда-нибудь еще. Гигантская черная змея, появившаяся из-за толстокожего, хорошо отвлекла. Я боюсь змей, но этот был настолько большим, что я вздрогнула от страха. Увидев на змеиной голове карикатуру на человеческое лицо, стало понятно, что теперь кошмары станут частью остатка моей жизни. Если мне посчастливится когда-нибудь отдохнуть.

— А змею как называете?

— Змей, — Мартини не сказал: «дерьмо», но я почувствовала, что он это подумал.

Наш следующий противник был почти нормальным. По крайней мере, если сравнивать с остальными. Похож на гигантскую палку с несколькими палками-отростками.

— Что это? И что он делает?

— В каждой конечности у него яд. Мы называем его убийцей, потому что никому не удавалось выжить при встрече с ним.

— Может, отправимся домой?

— Хотелось бы.

Последний, но не менее отвратительный монстр оказался похож на слизняка.

— А этого вы называете слизняком?

— Ага.

Мелькнула мысль. Больше этой мысли я оказалась поражена тем, что в такой ситуации мне в голову могло что-то прийти вообще.

— Ты когда-нибудь пробовал соленые продукты?

— Что?

Я вскрыла сумочку и сумела найти в ней рацию. Надеюсь, используя ее, я была права.

— Мистер Уайт, ответьте, пожалуйста.

— Да, мисс Кэтт?

— Я хочу тонну соли, и я на самом деле имею ввиду тонну. Ее нужно перебросить в это чертово место, где мы находимся. Как можно быстрее. Пожалуйста. Передайте пилотам, что их задача избавить нас от гигантского слизняка. Не уверена, что они помогут нам с остальными.

Мне дважды говорили, что контролируемые сверхсущества запросто выдержат артиллерийский залп.

Тишина.

— Орешков не хочешь? — поинтересовался Мартини.

— Возможно.

Затрещала рация.

— Соль должна быть сухой или можно морскую?

Я задумалась.

— Поинтересуйтесь у папы. Передайте ему, что нам нужно избавиться от огромного инфекционного слизняка.

Снова тишина.

— Ты знаешь, что я хотел сказать, — пробормотал Мартини.

— Что? Ты про орехи?

— Я о том, что хочу жениться на тебе.

Думала, мы про это уже забыли. Почему же тогда в груди все сжалось? Я знала Джеффа всего двое суток.

— Отлично. А я хочу, чтобы кто-нибудь осыпал меня душем из миллиона долларов мелкими купюрами. Но я не говорю об этом всем встречным-попереным.

Снова затрещала рация.

— Мистер Кэт говорит, что в вашем случае для слизняка подойдет океанская вода. Тем не менее, мы, пожалуй, добавим в нее сухой соли.

— Отлично. Как быстро вы это сделаете? Потому что эти штуковины хоть и кажутся медлительными, но они не могу быть такими.

— Груз уже в пути и прибудет к вам через пятнадцать минут. Мы попросили подкрепления с базы в Сан-Диего для наших транспортников.

Пятнадцать минут может оказаться недостаточно.

— Попросите их поторопиться, хорошо?

— Сделаю. Еще что-нибудь?

— Уверена, что-нибудь понадобится, так что, пожалуйста, будьте на связи, — я закинула рацию в сумочку. — Не видишь нигде поблизости гигантского мангуста? Я хочу прямо сейчас увидеть огромного Рики-Тики-Тави.

— У нас ничего такого нет.

— А внедорожник сможет защитить нас от яда убийцы?

— Автомобили оснащены щитами, так что сможет.

Больше не говоря ни слова, я рванула к остальным.

— Джефф все еще злится на тебя, — сказала я Кристоферу, как только добежала до нашего внедорожника.

— Серьезно? Я не заметил.

— Джеймс, тебе не страшно?

— Э-э, подруга? Я перестал бояться еще тогда, когда прикончил своего первого монстра. Думаешь, сейчас у нас начнется веселуха?

— Да. Вот что, сможешь на внедорожнике врезаться вон в того урода, похожего на палку? С экранами на полную мощность.

Райдер уставился на меня, как на сумасшедшую.

— Хочешь, чтобы я попробовал протаранить сверхсущество автомобилем?

— Это ведь большой внедорожник. Наверняка, очень прочный.

— На самом деле, не совсем.

— Ты уверен или просто трусишь?

— И то, и другое.

Отобрав у него рацию, я рявкнула в нее:

— Мистер Уайт?

— Да, мисс Кэт. Вас давно не было слышно.

— Точно. Нам нужен самый большой, противный «Хамви», предпочтительно военный, и чтобы на него были установлены все ваши центаврийские примочки. У вас найдется такой зверь?

— Уже делаем, — вздохнул Уайт. — С минуты на минуту он к вам прибудет. Не возражаете, если за рулем будет Тим?

— Только если он заинтересован в смерти.

Тишина.

— У тебя хорошо получается руководить под таким прессингом, — сказала Лоррейн.

— На самом деле, это один из видов паники.

— Тим просил передать, что он рад возможности вернуться в бэттеры, — из рации снова раздался голос Уайта. — Понятия не имею, о чем он, но, подозреваю, что вы знаете, что делаете.

— У нас бейсбол — национальный вид спорта. Вам нужно как-нибудь посмотреть хотя бы один матч.

— Я предпочитаю футбол.

— Хорошо, буду знать. Передайте Тиму, чтобы жал педаль до упора, остальное узнает на месте.

— С радостью жду ваших следующих просьб.

— Теперь я вижу, есть злыдни похлеще тебя, — метнула взглядом в сторону Кристофера.

— Польщен сравнением.

Я обернулась посмотреть, насколько далеко были огромные монстры.

— Не то, чтобы жалуюсь, но почему они двигаются так медленно?

— Не знаю, — ответил Кристофер. — Вряд ли кого-то из здесь присутствующих это огорчает. У нас и так слишком сложное положение, не хватает только, чтобы они двигались быстро.

— Девчонки? Есть мысли?

— Слишком плотная для них атмосфера.

— Молодец, Клаудия. Лоррейн?

— Они все контролируемые сверхущества и не так часто проявляются, поэтому не привыкли еще к новому виду.

— Думаю, у нас образовались два потенциальных победителя, — я посмотрела на Кристофера. — Может, на будущее еще нескольким женщинам стоило бы присвоить статус полевых агентов.

— Если выживем, я буду только рад такой интеграции. Хотя это решать Джеффу — он у нас главный по полевым операциям.

— Надеюсь, что уговорю его.

— Я посмотрю на это издали.

— Смотрю, твое спящее чувство юмора пробуждается перед лицом смерти. Буду знать.

Я уже почти знала, как остановить Мефистофеля. Но змей, толстокожий и уховертка представляли проблему. Мартини в одиночестве торчал у первого внедорожника, а уховертка оказалась в лидерах среди монстров. Даже можно не спрашивать, куда она стремилась. В конце концов, в тот раз, когда этот монстр убил Лизу, ему не удалось расправиться с Джеффом. Уверена, сейчас монстр стремится исправить ситуацию.

— Я вернусь. Надеюсь, — сказала я и побежала обратно к Мартини. Он не сводил глаз с уховертки. — Джефф, ты должен присоединиться к остальным.

— Нет, я останусь здесь.

— Она хотела выбрать Кристофера.

— Я знаю, — Джефф посмотрел на меня. — Ей не нужно было даже говорить мне об этом. Эмпат, помнишь?

— Тогда почему ты хотел спросить у нее об этом?

— На случай, вдруг она передумает, — пожал плечами Мартини и снова уставился на отряд монстров. — Думал, что это стоило риска.

— Ты в этом не виноват.

— Может быть, и нет. Я не мог спасти ее. Уховертка разорвала ее прямо передо мной. Как бумажную куклу. Я до сих пор радуюсь, что Кристофер этого не видел.

Отличный способ уничтожить любое желание спариваться у любого человека — разорвать любимого перед ним. Мефистофель явно получал идеи от Йейтса и наоборот.

Уховертка неотвратимо приближалась.

— Джефф, нам нужно отступить.

— Зачем? Пули этому монстру не повредят. На самом деле, они не повредят никому из них. А все оружие, только чтобы мы не чувствовали себя беззащитными. Это просто иллюзия.

Появившийся у Джеффа фатализм развивался с чудовищной скоростью.

— Тогда почему мы пытаемся защищаться?

— Потому что это лучшее, что мы можем.

— Я могу придумать несколько фокусов.

— Можешь ли? И все они связаны с побегом?

Наверное, я не должна была этого делать, но, все же, пнула его под колено так, как учили на тренировках. Мартини упал на колени, и тогда я ударила его сумочкой по голове. Джефф распластался на земле и потерял сознание. Ну, он все равно меня ненавидит.


Подбежали Райдер с Кристофером.

— Что, черт возьми, ты сделала с ним? — закричал Кристофер.

Блин, сумочка испачкалась кровью.

— Закиньте его в машину и не давайте выбраться оттуда, а то он просто стоял тут, изображая мишень.

— Что собираешься делать? — поинтересовался Райдер.

Я осмотрелась и поймала свое отображение на аэрозольном баллончике. Отправившись вслед за Райдером и Кристофером, тащившим Джеффа, я ответила:

— Импровизировать.


Глава 39 | Прикосновение чужого | Глава 41