home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Уайт провел меня в большой конференц-зал. Там уже, в противоположных концах длинного, овального стола, сидели Мартини с Кристофером и глядели друг на друга. Похоже, намечается веселая встреча.

Странным образом блестел конференц-стол, так что я предположила, что он сделан из инопланетного материала или, по крайней мере, его там было много. Стулья черного цвета смотрелись достаточно комфортно. Здесь не было телефонов, экранов или телевизионной доски. По всей окружности зал окружала стеклянная стена, так что я почувствовала себя как в аквариуме. Впрочем, шут с ним, я устала.

Я демонстративно уселась рядом с Мартини, устроившемуся в дальнем конце стола, получив от Кристофера очередную порцию неприятных взглядов. Я ему ответила тем же, после чего обратила все свое внимание на Уайта и остальных.

Несколько ослепительных сестричек заняли свои места, вслед за ними в зал вошли мама, Гауэр и Райдер. Мама подошла к Кристоферу и что-то ему прошептала. Тот кивнул в ответ и отвернулся, перестав буравить нас с Мартини взглядом. После этого мама присоединилась к нам, заняв место рядом со мной.

— Пожалуйста, попробуй быть вежливой, — тихо сказала она, чтобы ее не услышал больше никто.

Я не была в восторге от того, что она выбрала сторону моего врага.

— Конечно, не стоит беспокоиться, — пробормотала я в ответ. — Я уже к этому привыкла. А ты, значит, увидела в нем сына, которого всегда тайно хотела, так, что ли?

— Поговорим об этом в следующий раз, — со вздохом сказала мама.

Тем временем в зал заходили еще женщины и агенты-мужчины. В итоге, конференц-зал оказался переполнен. Гауэр с Райдером заняли места у стен напротив друг друга у центра конференц-стола, как и другие мужчины. Кроме Кристофера, Мартини и Уайта все стояли. Я нашла это весьма интересным, только обдумать такое положение придется немного позже.

— Обойдемся без вступительных слов, — сказала Уайт, тем самым заставляя наступить в зале тишине. — У мисс Кэт сегодня был длинный и трудный день, так что я хочу закончить это дело как можно быстрее.

Мартини что-то сделал на поверхности стола и вдруг кусок столешницы превратился в небольшой, немного странноватый экран. На нем демонстрировалась какая-то видеозапись и, похоже, только для меня. Скосив взгляд, я увидела, что перед мамой и Мартини раскрылись свои экраны, и на них демонстрировалось то же самое видео.

Мы смотрели репортаж о том, что случилось у здания суда.

— Ты же знаешь, что я никогда не хожу во вчерашней одежде, — прошептала я маме. — А здесь я смотрюсь, словно спала в этом костюме.

— Я так и поняла, — задорно улыбнулась мама. — Но это ты.

— Я что, на самом деле так выглядела?

— Да, — подтвердил Мартини. — Не волнуйся, я лично считаю, что от этого ты выглядишь не менее сексуально.

— Слава Богу. А по мне, так я похожа на гепарда, обколовшегося наркотиками, — я посмотрела на Уайта. — Почему мы на это смотрим? Это же подделка.

— Я хотел, чтобы вы увидели, что показывали средства массовой информации, — кивнул тот. — В дальнейшем это может иметь большое значение.

— К примеру, почему Мефистофель или один из его приятелей пытается убить меня или пригласить присоединиться к их эксклюзивному клубу?

— Да, — Уайт поимел совесть выглядеть немного несчастным.

— Отлично. Я это увидела. На самом деле все было намного захватывающе.

Уайт кивнул и видео на экране тут же изменилось. На этот раз шли кадры, показывающие то, что происходило на самом деле. Я снова смотрела на человека, у которого из спины вырастают крылья, снова смотрела на произошедшую после этого трагедию. Сейчас это выглядело более ужасней, но так оно и было на самом деле. Когда это происходило, я только видела, как он убивает свою жену, дальнейшее прошло мимо меня, потому что я сосредоточилась на том, чтобы его остановить. Сейчас, когда знала, что сверхсущество было остановлено, я смогла сосредоточиться на том, что происходило вокруг. Было тошно. Во всех смыслах.

Под столом Мартини протянул руку, нащупал мою ладонь и сжал ее. Я ответила, сжав его ладонь сильнее и не отпустила. Вот оно, преимущество быть рядом с эмпатом. Мне это начинает нравиться.

— Вы что-нибудь можете нам рассказать, кроме того, что мы увидели в этом репортаже? — спросил у меня Уайт.

— Понятия не имею, — должна признать, что увидела в этом репортаже много чего такого, чего не видела, когда все происходило на самом деле. — Ваши камеры захватили больше, чем я смогла увидеть.

— Это не наши камеры, — поправил Кристофер. — Этот репортаж мы сделали из множества видеозаписей частных лиц, — он посмотрел на отца. — По крайней мере, дюжина телефонов с видеокамерами и пара настоящих видеокамер. Все, что мне удалось отловить и сделать из них эту картинку. Мы должны были все эти записи изменить и убедиться в соответствии снятого материала.

Уайта это, похоже, не впечатлило, как и остальных, так что я решила побыть немного Сьюзи из команды поддержки:

— Отличная работа. Гладкая и без видимых косяков.

— Я сообщу команде, что ты оценила их работу, — тихо огрызнулся в ответ Кристофер.

— Есть даже панорамные кадры, — я видела их, кто-то из снимающих снял то, что творилось со зданием суда, вовсе не интересуясь моей битвой со сверхсуществом. — Кто-то снимал верхние этажи здания, я права? — потому что заметила вспышку света на верхних этажах здания, которые не вписывались в общую картину. — Хм… Можно перемотать запись назад?

— Конечно, — тут же откликнулся Мартини и начал управлять видеозаписью. — Скажи, что ищешь?

— Вот! Остановись! — я дождалась, когда снова увижу вспышку. — Чуть вперед… Вот! Прямо здесь!

Мартини нажал на паузу, а я показала на девятый этаж. Там было что-то знакомое.

— Можешь увеличить?

Я не успела попросить, а Джефф уже сделал это. Теперь мы все смотрели на одно из окон девятого этажа здания суда. Там стояли люди, наблюдающие за резней внизу и двое из них стояли почти вплотную у стекла. Один из них одет в костюм и выглядел очень знакомо.

Несколько долгих мгновений мы смотрели на это окно.

— И что в нем особенного? — наконец, спросила мама.

Похоже, она озвучила вопрос, интересовавший всех здесь присутствующих.

Ничего из того, что произошло за весь сегодняшний день, не удивило меня больше, чем слова Кристофера:

— Я вижу это, — сказал он, и в его голосе не было ни гнева, ни неприятности. Кристофер был шокирован увиденным. — Как Китти может быть внизу, на улице и убивать сверхсущество, если она наблюдает за происходящим из этого окна?

— Получите в нагрузку вторую «меня», — сказала я, стараясь не запаниковать. Мартини еще сильнее сжал мою ладонь и увеличил картинку еще больше. Теперь «меня» можно было легко рассмотреть, а так же человека, стоящего рядом со «мной», хоть картинка и была нечеткой.

— Рональд Йейтс, — произнесла мама со свинцом в голосе.

Если бы этот зал был заполнен людьми, сейчас началось бы столпотворение. Но людей среди пришельцев было не так много, так что все молча изучали застывшее изображение. Мне стало немного легче, когда я поняла, что никто не собирается устраивать мне допрос на предмет, как я умудрилась быть в двух местах одновременно.

— Джефф, — заговорил Кристофер, — здесь нужны мы оба.

— Верно, — Мартини отпустил мою ладонь и встал.

Он подошел к центру стола, так же как и Кристофер. Уайт и две женщины молча освободили места.

На всех экранах конференц-стола застыло изображение окна девятого этажа здания суда, за которым стояла «я» рядом с приятелем, Рональдом Йейтсом. Он обнимал «меня» за талию и от этого меня начало подташнивать.

Кристофер положил ладонь на «мое» изображение, Мартини накрыл ладонь двоюродного брата. Это было похоже на некий ритуал напарников, собиравшихся сделать опасную работу, только ладони остались неподвижны.

Эта минута показалась мне самой длинной в моей жизни, после чего Мартини с Кристофером отняли ладони от экрана и посмотрели друг на друга.

— Это не она, — сказал Кристофер.

— Да, это вообще не человек, — согласился Мартини.

— Что, черт возьми, происходит? — спросила мама, сорвав вопрос с моего языка.

— Не то, чтобы я спорила, но как вы смогли узнать, что это не я?

— На Альфа-Центавра мы получаем разные таланты, — все молчали, поэтому ответил Гауэр. — Некоторые из них странные, некоторые обычные, правда, для землян они все равно выглядят необычно. Джефф, наш самый сильный эмпат, а Кристофер — самый сильный мастер по созданию иллюзий.

— И как это работает?

— Стоит только прикоснуться к реальному человеку, — сумел улыбнуться Гауэр, — и знать человека, к образу которого прикасаешься. Наши мастера иллюзий могут манипулировать и со старыми фотографиями. Это общая черта нашей родной планеты.

— Земные племена, которые до сих пор считают, что в фотографиях и картинках запечатлеваются так же и их души, в некоторой степени, правы, — подхватил Кристофер. — Фотография и видео копируют образ души и сознания так же, как копируют образ тела.

— Да, если бы мы до сих пор болтались на Альфа-Центавра, Кристофер стал бы художником, — добавил Мартини.

— Художественный талант? — подозрительно спросила мама.

— На Альфа-Центавра, — Кристофер пожал плечами. — Здесь, на Земле, для работы это тоже полезное умение.

— Как прослушивание по телефону, только по другому, — предположила я.

— Твой ум уникален, — Кристофер покачал головой. — Я хочу сказать, уникальна его работа.

Мама положила руку на мое плечо прежде, чем я смогла найти подходящий ответ.

— Так и есть, но ты говоришь, что в этом образе нет разума Китти.

— Точно, — опередил Кристофера Мартини, наверное, чтобы не дать мне повода снова вцепиться в его горло. — Через Кристофера я могу чувствовать людей на фотографиях и рисунках. На записи — не человеческая женщина. И не центаврийка. Понятия не имею, что это такое, но это не Китти.

— Думаю, что это машина, — сказал Кристофер. — В ней вообще нет человеческого разума. Близко, но, одновременно, очень отличается.

— И он со мной спорит, когда я говорю то же самое, — пробормотала я маме.

— Давай обсудим это позже, — шепнула в ответ мама. — Мы на самом деле это обсудим, — и потом заговорила громче: — Но большой вопрос — почему?

Все молчали. Тогда я решила зайти к вопросу с другой стороны, чтобы только не трогать Кристофера.

— Что можно сказать о человеке, который обнимает, как предполагается, меня? Это действительно Йейтс?

— Хороший вопрос, — кивнул Кристофер, и я чуть в обморок не упала. Он с Мартини снова наложили на застывший видеокадр ладони. На этот раз все прошло быстрее.

— О, да, это он, — сказал Кристофер, как только они оторвались от экрана. Голос его звучал задумчиво.

— Вы на этот раз справились в два раза быстрее.

— Все сверхсущества для нас… неприятны, — ответил Гауэр, а я смотрела, как одна из женщин подала Кристоферу с Мартини салфетки, и мужчины тут же стали вытирать ладони, словно в чем-то испачкались.

— Как он смог так быстро перебраться из Аризоны в Нью-Йорк, чтобы успеть напасть на маму?

— С частным реактивным самолетом это можно сделать очень просто, — ответил Райдер. — Ему даже не нужно было доказывать свои полномочия. Просто добрался до аэродрома, сел в личный СЗТ, и ты на месте. Между этими двумя нападениями прошло несколько часов, вполне мог успеть.

— СЗТ? — вот еще появилось что-то, о чем я понятия не имею.

— Сверхзвуковой транспорт, — расшифровала мама. — Хорошо, пусть будет так, пусть их у него будет даже больше чем один. Но, опять же, почему?

И снова тишина в зале. Было приятно думать, что эти умники-инопланетяне чего-то не могут знать. Что уж говорить обо мне, человеке. Впрочем, еще двое людей в этом зале держали рот на замке, так что я решила последовать их примеру.

Некоторое время это работало. Проблема в том, что просто сидеть в тишине я не могла, мозг продолжал работать, решая, что делать. Первые полминуты воспоминания блуждали, вспоминая прошедший день: я целую Мартини; обнаруживаю, что моя мама не та, за кого себя выдавала все это время; поцелуй Мартини; небольшой шок, когда поняла, что один из команды оказался не просто человеком, а топ-фотомоделью; снова поцелуй Мартини. Интересно, а Райдер с Гауэром ходят в клубы или уединяются, чтобы остаться наедине? А что собирается делать папа в ближайшее время? Ничего из этого не подвело меня к разгадке, кроме, разве что, твердого решения поспать в обнимку с Мартини.

Тогда я заставила себя думать о деле. Почему я? Нет, правда, почему я? Во мне нет ничего особенного. Да, я дочь женщины, королевы борьбы с терроризмом, но сама-то я здесь ни при чем.

Что-то в этом всем было. Что мама сказала о Йейтсе в первый раз? Не то, что он чудовище и не то, что он магнат, хоть и отвратительный. Она назвала его главой террористической организации, о которой я никогда не слышала. Но мама о нем слышала.

Поэтому, наверняка, это означает, что и Йейтс слышал о маме.


Глава 16 | Прикосновение чужого | Глава 18