home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Приложение

ГРАФ ЛАНЖЕРОН И АЛЕКСАНДР I


ИЗ ИСТОРИИ ОТНОШЕНИЙ

(Три случая)


I

Запертая дверь


В начале мая 1818 года император Александр I был проездом в Одессе. Поселился он в поместительном, удобном и весьма изящно оформленном особняке графа Ланжерона. Спал император в его огромном кабинете.

Граф имел привычку, уходя из кабинета, запирать его и брать с собой ключ, и это, кстати, было совершенно естественно, ведь в кабинете хранились официальные бумаги, дневники Ланжерона, черновики его любовных посланий, его переписка с венценосными особами и т. д.

После обеда император Александр имел обыкновение вздремнуть полчаса и даже более. Не изменил он этой привычке и в Одессе.

Раз как-то просыпается император, хочет выйти по нужде, звонка нет, дёргает за дверь, а дверь-то заперта.

Всё дело в том, что Ланжерон, уходя из кабинета после пятиминутной беседы с императором, по инерции закрыл дверь на ключ, а ключ забрал с собой. Более того, граф вообще забыл, что у него гостит император, во всяком случае, что император находится у него в кабинете.

Ланжерон возвращается после прогулки, спокойно открывает ключом дверь кабинета и с изумлением обнаруживает нервно мерящего шаги Александра.

Граф спрашивает, опешив: «А что Вы здесь делаете, Ваше Величество?»

Разумеется, всё кончилось смехом. Император Александр I и до этой истории многократно уже сталкивался с самыми разнообразными проявлениями рассеянности графа Ланжерона.


2

РАПОРТ


Вот ещё один пример бесконечной рассеянности графа Ланжерона.

Когда император Александр в мае 1818 года был в Одессе, то губернатор Новороссийского края граф Ланжерон должен был вручить ему рапорт.

Граф долго искал рапорт в карманах, волновался, усиленно пыхтел, но, как ни старался, так почему-то ничего и не нашёл, хоть и бормотал, что рапорт где-то тут.

Наконец, он отвернулся куда-то в сторону и растеряно сказал: «Ma foi, Sire, je ne sais pas ou j'ai mis mon rapport» (господи, куда же я задевал этот отчёт).

Император Александр улыбнулся и пожал графу Ланжерону руку при общем взрыве смеха у всех присутствующих.


3

О ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ И РУССКОМ ОБЩЕСТВЕ


Однажды за обедом у императора Александра граф Ланжерон оказался между графом Сергеем Уваровым (1786–1855), впоследствии он был министром народного просвещения и президентом академии наук, и графом Михаилом Милорадовичем (1771–1825), генералом от инфантерии, героем войны 1812 года, петербургским военным губернатором.

После обеда, болтая с графом Ланжероном на самые разные темы, Александр вдруг неожиданно спросил у него: «Интересно, граф, а о чём это беседовали давеча Уваров и Милорадович? Вы случайно не помните?»

Граф Ланжерон живо обернулся к императору, скорчил свою неподражаемую гримаску, и тут же, не раздумывая, ответил: «Извините, Ваше Величество, но я был не в состоянии понять, ведь они говорили по-французски».

Александр I не выдержал и расхохотался.


Конец


Глава четвёртая | Забытые генералы 1812 года. Книга первая. Завоеватель Парижа |