home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Король стоял к нам спиной, взор его был обращен к окну, за которым сейчас вряд ли что-то можно было разглядеть по причине кромешной тьмы. Но все же для его величества такой вид оказался предпочтительнее, чем собственный сын. Лукас крепко держал меня за руку, пресекая все попытки вырваться и сбежать в свою спальню.

– Глупый мальчишка, ты понимаешь, что натворил? – Голос Стефана звучал более чем холодно. – За такое унижение Бертолия сотрет нас в порошок.

– Я принял решение жениться на любимой женщине, и меня не волнует, что на это скажет король другого государства. Более того, сообщаю, что меня не волнует даже твое мнение, отец. Вы самолично изволили заключить этот брак, решив, что казне не помешает большое денежное вливание. Говоря попросту, продали меня, как проститутку в борделе! Так вот, ваше величество, я не кукла, которую можно дарить, выкручивать руки и бросать за шкаф. Я живой человек, у которого по жилам течет настоящая кровь, и у меня есть чувства.

– Чувства не важны, на первом месте всегда стоит долг. Это твоя обязанность! – Стефан резко повернулся к нам, буквально испепеляя гневным взглядом.

– Моя обязанность – заботиться о гражданах страны, следить за тем, чтобы они не голодали, помогать сиротам и немощным.

– Принцесса Севелина принесла в нашу казну огромное приданое и землю, – вспыхнул от негодования король. Мне показалось, что он еле сдерживается, чтобы не ударить сына. – Как можно быть таким дураком и променять престиж на эту девку? Да она ради того, чтобы стать герцогиней, готова была выйти замуж за Тобиаса! Но, видимо, почувствовала, что может сорвать куш побольше, и соблазнила тебя, наивного дуралея.

– Неправда! – Я возмущенно вскрикнула. – Именно вы настояли на этом браке, сказав, что не женитесь на Дивее, если я не соглашусь выйти за вашего брата. Я поставила подпись в брачном договоре только ради сестры.

– Милочка, я бы поостерегся с вашей стороны обвинять короля во лжи. Так и голову на плечах можно не удержать, – вскинул брови Стефан.

– Ваше величество, еще одна угроза в адрес моей невесты – и я за себя не ручаюсь. – Глаза Лукаса налились кровью.

– Можете спросить у Дивеи или у сэра Пиркета, как было на самом деле, думаю, свидетелей достаточно.

Кажется, у меня начал дергаться левый глаз от таких несправедливых обвинений.

– Очень странно, – скривился король. – Мне доложили совершенно другую версию. Узнав о том, что я сделал предложение руки и сердца Дивее, ее сестра, леди де Мольмор, выразила желание сочетаться браком с моим братом. Признаться, вначале мне эта идея показалась глупой, но чем дольше я об этом думал, тем больше находил положительные моменты. «Может, после тесного общения с молодой девушкой Тобиас наконец выползет из своей скорлупы и станет более разумным», – решил я и согласился.

– Позвольте спросить: о том, что я мечтаю стать женой Тоби, вам сообщила принцесса Анна?

Король нахмурился, но, ничего не ответив, протянул руку к шелковому шнуру и дернул несколько раз. Раздался звон колокольчика.

– Приведи ко мне сэра Пиркета, – приказал Стефан появившемуся слуге.

– Да, вы правы, юная леди, именно Анна уговаривала меня сделать вас невестой нашего брата, но о том, что в договоре было поставлено такое условие, я слышу впервые. Получается, меня специально ввели в заблуждение. Такое я прощать не намерен.

– Также могу с полной уверенностью заявить, что принца Тоби опаивали снотворным, а может, и дурманящим зельем, – вконец ошарашила я короля.

Пока мы ждали секретаря, Стефан вновь заговорил о сорвавшейся помолвке:

– Мы, конечно, разберемся в подробностях брачного договора леди де Мольмор, но это не умаляет твоего неразумного поведения, – вздохнул король, обращаясь к сыну. – Сделаем так: ты сейчас найдешь Севелину и на коленях будешь выпрашивать прощение. Думаю, еще не все потеряно, нужно попытаться спасти ситуацию.

– Отец, ты не понял? Я не собираюсь жениться на принцессе, у меня уже есть невеста. Все традиции соблюдены, я помолвлен с Лиандрой и женюсь именно на ней.

– Но как же договоренность с Бертолией? – Стефан вновь негодовал.

– Если ты так радеешь за наш союз, женись на Севелине сам. Я думаю, это будет для соседней страны даже более престижно, чем брак с принцем. Если у вас родятся дети, я готов добровольно отречься от престола в пользу новых наследников.

– Я уже исполнил свой долг, женившись на твоей матери. С меня хватит. Сейчас я намерен жить для себя и именно с той девушкой, которую хочу видеть в постели и рядом с собой на троне.

– Пожертвуй Дивеей. – Лукас сорвался на крик. – Подними престиж страны путем своего счастья. Если бы ты за моей спиной не договаривался об этом браке, то не пришлось бы сейчас объясняться с послами Бертолии, почему я отверг их принцессу. Я ничего против Севелины не имею, и мой поступок – более благородный, чем если бы я пошел на заключение брака и всю жизнь избегал бы своей жены, сделав ее несчастной.

Разговор на повышенных тонах прервался стуком в дверь. Пришел сэр Пиркет, его слегка потряхивало от страха перед королем.

– Ваше величество, вы хотели меня видеть? – промямлил он.

Король был очень разгневан, услышав от своего секретаря чудную историю, как его водили за нос все это время.

– Я не виновен, это была идея принцессы Анны. Она уговорила меня выдвинуть такое условие, чтобы заставить леди Лиандру приехать во дворец. Мадам уверила меня, что делаем это на благо Тобиаса, о котором никто не думает. Молодая красавица-жена поднимет его дух. И леди де Мольмор идеально подходила на эту роль. Я предложил ей выбрать любую другую девушку, которая польстится на деньги и согласится добровольно, но вашей сестре почему-то была нужна именно эта леди.

– А когда я пришла к вам просить расторгнуть договор, почему вы отказали? – поинтересовалась я у Стефана.

– Анна посетила меня накануне и напела в уши, что ты нацелила свои коготки в сторону кронпринца. Я, естественно, не стал развязывать тебе руки и даже приставил охрану, чтобы стражник следил за тобой и не давал видеться с принцем.

– Вот как? Становится все интереснее и интереснее, – присвистнул Лукас. – Прямо сборище интриганов. Тебя, отец, ловко обвели вокруг пальца. А причины дурного поведения моей тети ясны, как слеза младенца. Женская месть.

– Прямо серый кардинал в юбке, – поддакнул сэр Пиркет, но тут же съежился от злобного взгляда короля.

– Позже я решу, какое наказание ты понесешь, – рявкнул Стефан. – Наверняка ты действовал небескорыстно. Отвечай, карманы сильно потяжелели от того, что ты предал своего короля?

– Так это разве предательство или обман? Просто не доложил всей правды, – всхлипывал секретарь, обливаясь потом.

Стефан прижал руку к сердцу и пошатнулся. Под ладонью проступило алое пятно крови. Он еще не до конца залечил свои раны, и, кажется, последние события еще больше пошатнули его здоровье.

Непроизвольно я прильнула к принцу. Меня поразил его поступок, и я все еще не могла прийти в себя от потрясения. Легкий аромат магнолий окутал меня мягким шлейфом, даря радость и волнение. Боюсь, как бы впоследствии принц не пожалел о своем решении, выбрав вместо золотой короны на голове теплые объятия любимой девушки.

Высказав свою позицию, принц увел меня из кабинета отца.

– Как ты мог решиться на такое? – Мои коленки до сих пор дрожали, казалось, что я сплю и вижу сон наяву. – Если ты сделал это из-за чувства вины, то знай: все, что произошло в лесной хижине, было полностью по моему согласию. Я сама хотела отдать тебе свое тело, запомнить навсегда, как сладки прикосновения любимого мужчины, и отпустить тебя, оставив в воспоминаниях частичку наших чувств.

Лукас прервал мою речь поцелуем.

– Я сделал так ради нас двоих, ради нашей любви и счастья. Эктерии нужен счастливый король и прекрасная королева.

– Но ты не спросил меня. Даже не поинтересовался моим мнением на этот счет.

– Вот поэтому, моя дорогая, зная твой характер, я и не посвятил тебя в свой план. Ты бы наверняка сбежала. А я не хочу, чтобы ты жертвовала собой в угоду другим.

– Но я могу и отказаться, – выпалила я заносчиво и тут же пожалела о своих словах, видя, как голубые глаза принца потемнели.

– В таком случае я буду добиваться тебя до тех пор, пока гордая леди не соизволит сказать «да». Но что-то мне подсказывает: долго мучить меня ты не будешь.

Наши губы слились в нежном поцелуе, теперь это не было чем-то постыдным. Мы официально стали женихом и невестой. Я могла находиться рядом с ним, не боясь осуждающих взглядов и шепотков за спиной. Хотя того и другого вряд ли удастся избежать после грандиозного представления на помолвке, которое устроил принц.

– Лиандра, я люблю тебя. – Он зарылся в мои волосы, вдыхая аромат.

Я была абсолютно счастлива в эти мгновения, но радость продлилась недолго. Гости из Бертолии так и не объявились на празднике, бесследно пропал и лорд Веденталь. Стражников отправили на их поиски, и вскоре они приехали с неутешительными новостями. Невдалеке от замка прямо на дороге была обнаружена перевернутая карета и два знатных лорда с охраной. Все были мертвы. Тела растерзаны и выпотрошены, словно тушки убитых зайцев.

Уже глубокой ночью во двор замка доставили мертвых бертольцев. Их заранее укрыли в белые саваны, дабы не смущать взор придворных. Нападение кригтов навело панику на двор. Многие гадали, почему чудовищные твари рискнули появиться так близко от дворца.

Был незамедлительно созван верховный совет. Король требовал, чтобы поставили магические ловушки и уничтожили столь опасных хищников. Помня, как сам совсем недавно чуть не отдал богам душу, Стефан велел усилить патрули, опасаясь новых нападений.

Лукас настойчиво велел мне сидеть в своей комнате, приставив к дверям Гастона. Мой бывший охранник с готовностью вернулся на прежнее место и рьяно принялся выполнять служебные обязанности. Каждые четверть часа я слышала особый стук в дверь и должна была отвечать ему тремя короткими ударами. Как меня раздражала вся эта игра в шпионов! Сколько еще смертей мы должны пережить, чтобы обрести покой и жить, как прежде?

В конце концов, устав сидеть на месте, я решила отправиться к отцу, узнать, как у него дела. Нам так и не удалось поговорить после помолвки. Представляю, в каком состоянии он сейчас пребывает.

– Куда это вы, миледи, собрались? – Молодой стражник преградил путь. – Его высочество велел вам сидеть в своих покоях и носа не высовывать.

– Мне нужно узнать о самочувствии отца, – раздраженно ответила я.

– А до утра это не потерпит? – нахмурился Гастон. – Тогда я буду вас сопровождать, иначе его высочество мне башку оторвет, коли с вами опять какая беда приключится.

Пришлось спускаться под конвоем. Проходя по первому этажу, увидела в большом окне коридора освещенный факелами двор. Несколько закутанных в белое полотно тел лежало возле повозки, брусчатка под ними окрасилась в темно-бурый цвет. Немного поодаль на перевернутом колесе сидела леди Флавия. Некогда жизнерадостная придворная дама сейчас горько плакала, спрятав лицо в ладонях.

Я встала в проеме, колеблясь. Стоит ли узнать, в чем причина такого горя, или пройти мимо в покои отца, как было задумано вначале? Флавия всегда была со мной приветлива и доброжелательна, и вот сейчас, если не считать собственной горничной, единственная моя подруга во дворце, по всей видимости, сильно расстроена. Нет, я так не могу. Нужно хотя бы спросить, в чем дело, попытаться помочь.

После недолгой перепалки с Гастоном мы вышли с ним на улицу и я подошла к безутешной леди.

– Флавия. – Я мягко коснулась ее плеча. Она вздрогнула и подняла на меня полные слез глаза.

– Он мертв, – всхлипнула леди. – Конечно, я понимала: надеяться на взаимность бессмысленно. Я бы никогда не заинтересовала такого шикарного мужчину. Но знать, что он больше никогда не взглянет на меня своими пронзительными глазами, мучительно. Как бы мне хотелось сейчас самой отдаться в объятия смерти, чтобы соединиться с ним в загробном мире!

На мгновение в груди похолодело. Когда рассказывали о пострадавших, упомянули только бертольцев. Так ведь он и есть бертолец. Жуткая догадка пронеслась в голове. Я подошла ближе к телам и увидела до боли знакомую ладонь с длинными изящными пальцами. Перед глазами встали картины, которые были написаны этой рукой. Аккуратные мазки на холсте, начатый портрет.

– Золтан.

Откинула саван, пропитанный кровью. Красивое лицо превратилось в восковую маску. Безжизненные глаза заволокла пелена смерти. Я тут же отпрянула, задыхаясь от смрада, запах от тела стоял жуткий. Как я сразу не заметила этой вони? Как будто тела пролежали на солнце несколько дней, а не несколько часов. Странно, но, кажется, кроме меня, этого никто чувствует.


Глава 22 | Дерзкие игры судьбы | Глава 24