home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Уже потом, много позже, я вспомнила про этот цветок и задумалась, каким образом он мог попасть на кровать. Но сейчас все мое внимание поглотила новость о том, что лорд Роган во дворце. Мысль, что этот негодяй находится совсем рядом со мной, пугала. Если они хотят до суда держать его в подвале дворца, то я не задержусь при дворе более ни минуты.

Пришлось вставать и одеваться. Миа расчесала мне волосы, сокрушаясь по поводу того, что они немного поредели.

– Знаете, мадам, есть замечательное средство, грязь с утопного болота. Там в старину потонуло много путников, да и сейчас, поговаривают, иногда находят утопленников. Но не в этом суть, дело в другом. Эти грязь и тина оказывают потрясающий эффект на рост волос, локоны становятся густыми, вьющимися и легко расчесываются. Будет выходной, обязательно сбегаю наберу для вас.

– Нет, спасибо. – Я помотала головой, отказываясь от не слишком заманчивого предложения. – Ни в коем случае не буду мазать на себя эту гадость.

– Ох, миледи, это ж ради красоты, – надула губы горничная. – Вот пойдут морщинки, посмотрю я на вас – не только болотную жижу, но и сопли тролля мазать будете.

Я прыснула со смеху. Слова служанки немного подняли настроение, натянутая струна в моей душе слегка ослабла.

Сделав прическу и обработав раны заживляющей мазью, я надела самое скромное и закрытое из своих платьев, а на руки натянула лайковые перчатки и отправилась прямиком к сэру Пиркету требовать расторжение контракта. Увидев меня, он со стоном открыл дверь, впуская внутрь. В комнате находились еще несколько человек, включая принца и придворного мага.

– Вот видите, ваше высочество, а вы говорили, что я ни на что не способен, – похвалялся Эстебан. – А как ловко я нейтрализовал лорда Рогана! Мне хватило простенького заклятия, чтобы оглушить его. Он даже не успел руками взмахнуть, чтобы привести в действие свои чары. Хотя уверен, что и магии-то у него было не слишком много. А сейчас, когда я задействовал нейтрализатор, он и вовсе безопасен аки новорожденный младенец.

Звучит не слишком правдоподобно, особенно если вспомнить, как Берт с легкостью играл со мною, используя темную магию. Хотя… Может, он легко справился с нами, потому что мы для него были подобны котятам, а настоящий чародей оказался не по зубам?

– Наслал на него чары и победил. Нет, совершенно точно заверяю вас: я самый сильный маг в королевстве и не зря получаю жалованье за свою работу. – Эстебан был на редкость убедителен в своем красноречии, но червячок сомнения все равно грыз меня изнутри.

– Роган все же должен быть сильным магом. Ведь наслать снег в середине лета на целую страну и заморозить озеро не каждому под силу, – вмешалась я в разговор, за что получила недовольный гневный взгляд от Эстебана.

– Ничего сложного в использовании чар холода нет, с этим справится любая деревенская ведунья, – хмыкнул он снисходительно. – В любом случае дело сделано, я выполнил долг перед короной. Прошу покорнейше меня простить, я отправлюсь к себе восстанавливать силы.

– Конечно, можешь идти, – махнул рукой принц.

– Еще хотелось бы быть уверенным, что вы оценили мою работу по достоинству и выписали причитающуюся мне благодарность, – сказал елейным голосом придворный маг.

– Конечно, – кивнул принц. – Пиркет, распорядитесь, чтобы Эстебану выдали пять тысяч лир.

Чародей расплылся в довольной улыбке:

– Благодарю, это очень щедро.

– Почему не получается излечить моего отца? Раз ты у нас такой могущественный, мог бы попытаться применить магию, – спросил Лукас, нервно расхаживая по кабинету короля.

– Это подвластно только богам, – пожал плечами придворный маг. – Я не могу действовать за пределами человеческих сил.

– Ох, не нравится мне все это, больно гладко на словах все выходит, – помотал головой принц, когда Эстебан ушел.

– Да я и сам сначала не поверил, – отозвался секретарь. – Пока своими глазами не увидел лорда Рогана. Сидит сейчас в старых казематах, что в левом крыле. Весь дрожит, плачет, головой вертит, не понимает, что происходит. Видимо, Эстебан как-то воздействовал на его сознание, напрочь отнял волю и умственные способности. Он сейчас вроде его высочества принца Тобиаса стал. Вот да, хорошее я сравнение нашел. Именно так Берт и выглядит, слюни пускает и стонет, просит, чтобы ему позволили увидеться с женой.

– Пока воздержись от разрешения, – задумчиво протянул Лукас. – Вообще пусть никто не заходит к нему в камеры без необходимости. Только надежные, проверенные люди.

– Как вам будет угодно, ваше высочество. – Многозначительно кашлянув, секретарь добавил: – Леди де Мольмор стоит в дверях, видимо, желает с вами побеседовать.

– Собственно, с вами двоими. – Я сузила глаза и приготовилась к обороне: – Хочу расторгнуть помолвку, вернуть подписанный мной контракт.

– Такие вещи решает только король, – развел руками его светлость. – Или, в случае смерти монарха, тот, кто займет его место.

Я повернулась к принцу, ища у него поддержки, но он ловко отвел взгляд, не желая вступать в разговор.

– Ваше высочество, – с нажимом произнесла я. – Вы обещали посодействовать в этом вопросе.

– Пиркет, подготовь бумаги, – тихо произнес принц.

– Но как же так, не положено, – пролепетал возмущенный секретарь.

– Делай, и не надо лишних разговоров. К тому же у меня к тебе еще одно важное дело. Отправь людей в деревню, там живет ведунья по имени тетушка Тилли. Пусть выкажут почтение и попросят приехать во дворец.

– Ваше высочество! – Нотки истерики прозвучали в голосе взволнованного Пиркета. – Зачем это вам понадобилась ведьма, они же все шарлатанки! Никакой пользы, кроме как бородавку свести или снадобье от облысения купить.

– Исполняй приказ, – устало произнес принц и, даже не взглянув в мою сторону, вышел из кабинета.

– Нет, что делается-то, что делается… – причитал его светлость. – Как мы низко пали… Просить помощи у знахарки…

– Она очень сильная ведунья, – вступилась я за Тилли. – Благодаря ее амулету принц сохранил свою жизнь, да и мою заодно.

Судя по скептическому виду секретаря, последние слова я добавила зря. Видимо, моя жизнь ни в коем виде в его глазах не выглядела ценной.

– Ох, сплошные неприятности последнее время на наши головы, – ворчал он, выпроваживая меня за порог. – Идите, леди де Мольмор, готовьтесь к отъезду, вы свободны. Да и лучше тут без вас будет, поспокойнее. Кажется, вы приносите двору одни несчастья.

– Мне, знаете ли, тоже нет никакого удовольствия постоянно подвергаться опасности быть убитой или изнасилованной, – вскипела я, раздражаясь. – Следить нужно лучше за придворными.

– Учтем на будущее, – гаркнул сэр Пиркет и захлопнул дверь перед моим носом.

Даже этот хам не испортит мне сейчас настроение. Совсем близко на горизонте замаячила долгожданная свобода. Скоро я буду в родном доме.

Вернувшись в свои покои, я увидела сестру. Дивея кинулась мне на шею и залилась слезами. Некогда ухоженные ногти на пальцах были изгрызены, видимо, она очень нервничала.

– Лиандра, бедняжка моя. – Она крепко обняла меня. – Лукас сказал, что ты серьезно не пострадала, а я так переживала.

Я отстранилась, почуяв сильный запах алкоголя.

– Ты пила? – Новость, что сестра употребляет горячительные напитки, поразила меня до глубины души. Она даже на приемах не позволяла себе ничего крепче пунша. Но сейчас я явственно чувствовала запах бренди.

– Немного, чтобы успокоиться, – пояснила Дивея и икнула. – Все так плохо в последнее время, даже я уже не питаю надежд, что счастье вновь нам улыбнется. Стефан умирает, и я никогда уже не смогу стать королевой, а ты и вовсе чуть не погибла. Пока тебя не было, все вспоминала, что ты жаловалась мне на Берта, просила поговорить с его величеством. А Стефан бы точно нашел управу на этого подлеца, но я повела себя очень эгоистично. Мне так стыдно, дорогая.

Она стала лить пьяные слезы, теснее прижимаясь. Сейчас, скорее, она сама искала утешения у меня, а не наоборот.

– Дивея, я добилась расторжения договора, – сообщила я. – Поедешь со мной домой? Забудем все, что произошло во дворце, как страшный сон.

– Представляешь, как все будут смеяться над нами, – всхлипнула она. – Королевские невесты возвращаются в родные пенаты, отвергнутые двором. Да за нами навсегда закрепится кличка «королевская отрыжка»!

– Ну что ты такое говоришь! – возмутилась я. – Никому и в голову не придет так нас оскорблять, это все твои мысли и фантазии.

– В лицо, может, и не скажут, – нахмурила бровки Дивея. – А вот за спиной все косточки перемоют.

– Пусть делают что хотят, главное, мы будем вместе, а общественное мнение – для слабаков.

– Значит, я слишком слабая, – вздохнула сестра. – И несчастливая. У меня ведь даже не останется ни одного подарка от Стефана, а так бы хотелось что-то иметь на память о нем. Можешь мне не верить, но, кажется, я действительно в него влюблена. Более благородного и мужественного мужчины я не встречала в своей жизни, а ты ведь знаешь, у меня всегда было много поклонников. Есть с кем сравнивать. И целуется он лучше всех, никакой милый мальчик, с которыми мне доводилось обжиматься на балконах, не сравнится с моим дорогим Стефаном.

Дивея разрыдалась, а я нахмурилась.

– Почему не останется подарков? – Я отодвинула ее от себя и заглянула в наполненные слезами прекрасные голубые глаза. – Я точно помню: он дарил тебе драгоценности, и не один раз.

Дивея насупилась, пытаясь отвести взгляд. Но я настойчиво требовала ответа.

– Если хочешь знать все, то дождись вечера. Давно пора было тебе рассказать, но я думала, что справлюсь с ситуацией. В любом случае сейчас это уже не имеет значения, – всхлипнула она.

– Дивея, во что ты вляпалась? – Я схватила ее за плечи и встряхнула. – Что ты натворила?

– Все сделали за нас много лет назад, ни ты, ни я не должны нести вины, но несем, – загадочно заявила сестра и дальше отказалась говорить на эту тему. Пришлось набраться терпения.

Мы поужинали в моей комнате. Уселись на полу, словно маленькие девочки, забыв о том, что являемся придворными дамами, ели запеченные мидии, угощались вишней и кидали косточки в вазочку. Так незаметно наступили сумерки.

– Ну вот, условленное время настало, – с тоской протянула Дивея. – Оденься теплее, на улице, кажется, идет дождь.

– Мы пойдем во двор?

Затея мне совершенно не нравилась, после пережитого кошмара хотелось сидеть в своей уютной комнате и по возможности не высовывать нос за пределы дворца. Но выбирать не приходилось: или идти с сестрой, или отпускать ее одну в темноту. Я накинула ей на плечи свой плащ, а сама воспользовалась новой накидкой из легкой шерсти.

Дивея повела меня через черный ход для слуг. Я удивлялась ее осведомленности – она прекрасно ориентировалась, словно не раз уже проделывала такой путь. Выйдя во двор, мы прошли по вымощенной булыжниками дорожке прямо до парка и вошли в него. С неба и правда капал мелкий дождик, я поежилась, кутаясь поплотнее в накидку. Погода не слишком располагала для прогулок.

Дивея схватила меня за руку и потащила в дальнюю беседку. Я присела на скамейку, а сестра встала у края.

– Чего мы ждем? – спросила я, ощутив неприятное посасывание под ложечкой.

Дивея нервно кусала губы и беспрестанно оглядывалась по сторонам.

– Сейчас увидишь, – ответила она с какой-то странной интонацией в голосе.


К нам приближалась женщина в длинном плаще, лицо было скрыто глубоким капюшоном, лишая возможности разглядеть ее получше.

– Ты сегодня не одна? – Незнакомка обладала мелодичным голосом с еле заметной хрипотцой.

– Как видишь, – холодно отозвалась Дивея.

– Как мило, что ты решила захватить с собой сестру. Почти вся семья в сборе.

Я недоуменно уставилась на странную даму. Она откинула капюшон, открывая взору красивое лицо с заметными следами увядания. Изящным движением леди поправила белокурые волосы, уложенные в затейливую прическу, и уставилась на меня изучающим взглядом тусклых голубых глаз.

– Дивея, может, ты объяснишь, что происходит и кто эта дама? – обратилась я к сестре с вопросом, но та лишь нахмурила брови и отвернулась.

– Да, милая, пора бы уже познакомить нас.

– Оставь эти словечки при себе! – Сестра дернула плечиком. – И вообще, больше встреч не будет, Стефан умирает, и ты лишилась возможности вымогать у меня деньги.

– Как грубо! – фыркнула дама. – Вновь отказываешься помочь старой несчастной женщине.

Я вновь перевела взгляд с незнакомки на сестру и замерла, не веря в безумную догадку. Тот же редкий пепельный цвет волос, аквамариновый оттенок глаз, даже изгиб губ в точности повторялся. Передо мной стояла не кто иная, как родная мать Дивеи.

– А Лиандра-то уже догадалась, хотя только дурак бы не понял, увидев нас вместе.

– Вы вейла, – просто сказала я. – Та самая, которая влезла в семью нашего отца и погубила его брак.

Мне искренне хотелось ее сейчас ненавидеть, но, кроме опустошения, я ничего не испытывала.

– Так ты знала? – удивленно воскликнула Дивея.

– Отец рассказал перед нашим отъездом. Полагал, что знать такую правду тебе необязательно.

– Лучше бы и не знала. – Дивея бросила взгляд, полный злобы, на собственную мать. – Я пребывала в блаженном неведении, пока эта дамочка не заявилась ко мне некоторое время назад с внезапно вспыхнувшими родственными чувствами. Жалкая любовница уважаемого лорда, – презрительно выдала Дивея. – Она даже не человек, а темная тварь.

Я возмущенно шикнула на сестру.

– Зачем вы пришли? – Я резко развернулась к вейле.

Ее ничуть не смутил мой гневный взгляд.

– Как видишь, время властно даже над нами, – вздохнула она. – Красота уходит, а вместе с ней – и богатые мужчины, способные предоставить достойное существование.

– Она еще и потаскуха! – Дивея закатила глаза и сжала кулаки, еле сдерживая гнев.

– Профессиональная любовница, – поправила ее мать. – Сейчас у меня некоторые трудности с деньгами, поэтому и обратилась к нежно любимой доченьке с просьбой помочь.

– Вы бросили Дивею, когда она была младенцем, – напомнила я. Несмотря на очарование, исходившее от дамы, мне она совершенно не нравилась, вся насквозь лживая и ветреная особа.

– Оставила на попечение отца, – возразила вейла. – Я же понимала, что не смогу дать девочке того, что она получит в полноценной семье, да еще такого уважаемого лорда. Воспитание, образование и, самое главное, статус законной дочери.

– Вы соблазнили батюшку и разбили сердце моей матери. – Слезы выступили у меня на глазах.

– Его никто не заставлял. – Дама вскинула брови и поджала губы. – Он сам полез ко мне в постель.

– Ну да, немножко чар – и любой мужчина у ваших ног. Думаю, двадцать лет назад вы были поистине неотразимой.

– Да, ты права, девочка, – снисходительно улыбнулась женщина. – Мало кто мог удержаться, среди моих поклонников был весь высший свет королевства.

– Мой батюшка не был особо богат, совершенно незачем было врываться в его жизнь. Разве вам не хватало свободных мужчин, не обремененных узами брака?

– Мы оба стали жертвой, если можно так выразиться. Сначала для меня это была обычная работа, но потом я увлеклась и забеременела. Конечно, корила себя за невнимательность, позволила чувствам ненадолго захватить мой разум. Так появилась Дивея.

– Ты подсунула меня отцу и пошла дальше по жизни, легко меняя мужчин. Бьюсь об заклад, ты вспомнила о родном ребенке только тогда, когда узнала, что младшая дочь лорда де Мольмора выходит замуж за короля, – вскричала Дивея.

– Это была приятная новость, – мягко улыбнулась ее мать. – Молодец, девочка, чувствуется порода. Нечего мелочиться, если уж выбирать мужчину, так сразу короля.

– Лиандра, ты можешь понять, как я была потрясена, когда эта женщина явилась ко мне, обрушив на голову тайну моего рождения. Да еще настойчиво потребовала деньги. Мне пришлось отдать все свои драгоценности, лишь бы она держала рот на замке. Не решилась подойти к тебе и поделиться. Замкнулась в себе, переполненная обидами. Злость и ненависть сжигали изнутри, когда я смотрела на тебя. Сразу стало понятно, почему Алисия в детстве не хотела брать меня на руки, никогда не целовала перед сном, как тебя, не рассказывала сказки. Она была холодна, словно я была прокаженная.

Я обняла плачущую сестру за плечи.

– Я злилась на тебя, хотя ты совершенно ни в чем не виновата. У меня было две матери, и обеим я была не нужна.

– Ты нужна мне, я тебя люблю. – Я вытерла слезы своей сестренке.

Сколько лет она носила эту боль в себе! Представляю, как горько было малышке терпеть такое отношение. Я злилась на свою мать за то, что та срывала злость на невинном ребенке; на мать Дивеи за то, что, поддавшись порокам, родила ребенка и выкинула, как ненужную игрушку. Женщины порой могут быть очень жестоки.

– Не нужно было давать деньги этой шантажистке, – высказалась я.

– Она грозилась рассказать всем, что я грязный бастард и полукровка, недочеловек. Кто в своем уме возьмет такую в жены, тем более признает королевой. Но сейчас мне уже плевать, пусть делает что хочет.

– Вы слышали? Вы больше ничего не получите, убирайтесь восвояси. Король, вероятно, уже покинул нашу бренную землю.

– Да? Ну что ж, очень жаль, но, видимо, действительно придется распрощаться. Не хочешь поцеловать мать, прежде чем я навсегда покину Эктерию?

– Нет, – брезгливо поморщилась Дивея. – Убирайся и никогда больше не появляйся в моей жизни.

– Как скажешь, – равнодушно пожала плечами вейла и, развернувшись, хотела выйти из беседки, но я ее окликнула:

– Вы намекнули, что закрутили роман с моим отцом не по собственному желанию. Скажите, что это значит?

– Ничего особенного. Лорд де Мольмор, как ты верно заметила, не был лакомым кусочком в финансовом плане. Но мне неплохо заплатили, чтобы я соблазнила его и впоследствии постаралась, чтобы об измене узнала леди Алисия.

Словно громом пораженные, мы уставились на эту змею в человеческом обличье.

– Работа. Обыкновенная работа, каждый зарабатывает, как умеет, – невозмутимо ответила та.

– Кто? – только и смогла выдавить я, хотя уже сама догадалась о возможном интригане.

– Ее королевское высочество принцесса Анна, – с улыбкой ответила вейла. – Вероятно, женская месть. Бывает. А теперь прощайте, девочки, и берегите себя.

Я смотрела вслед удаляющейся фигуре, переполненная негодованием.

Так вот кто виновен в бедах моей семьи!


Глава 20 | Дерзкие игры судьбы | Глава 22