home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Дивея провела ночь рядом со мной. Утром короля перевезли во дворец под чутким присмотром придворного мага. Эстебан ввел его в зачарованный сон, дабы его величество не содрогался в приступах невыносимой боли. Сестра поехала с женихом. Ее ослепительная красота поблекла под напором жизненных обстоятельств, сейчас она была угрюмой и печальной.

Небольшой внутренний двор, который слуги тщательно очистили от луж крови, наполнился каретами, приехавшими за своими господами. Придворные спешили покинуть роковой охотничий домик.

– Лиандра. – Лорд Веденталь подошел ко мне на улице. Ночная битва с кригтами тоже не прошла для него бесследно. Правая рука Золтана была травмирована и висела на перевязи. – Я пытался найти вас вчера, но в той кровавой суматохе невозможно было ничего понять. Позже слуги сообщили мне, что вы живы и здоровы, поэтому не посчитал вправе тревожить ваш покой.

– Да, я в порядке, в отличие от других. – Я вздохнула, вспоминая свою вынужденную соседку леди Флирию. Ее безжизненное тело лежало теперь вместе с другими несчастными в закрытой повозке. Невыносимо жаль молодую девушку, принявшую столь мучительную смерть.

– Может, составите мне компанию? – Золтан кивком указал на карету, запряженную четверкой белоснежных лошадей. Он легко подхватил меня под руку здоровой рукой, бережно, но настойчиво подталкивая к экипажу.

– Вынуждена отказаться, – помотала я головой. – Нет желания давать новые поводы для сплетен.

– Лиандра, вы же никогда не обращали внимания на мнение придворных снобов. – Он чарующе улыбнулся и распахнул передо мной дверцу. Я и не думала ступать на подножку. Окончательно губить репутацию и ехать одной с посторонним мужчиной было бы верхом безумия.

– Леди де Мольмор, чего вы медлите, заходите же!

Я растерялась, услышав из глубины кареты голос принцессы Севелины. Находиться с этой надменной особой желания было еще меньше.

– Не глупите, мы отвезем вас во дворец, – вновь окликнула принцесса.

Я вздохнула и, подобрав юбки, забралась в экипаж. Присев на холодную лакированную скамейку, я увидела их высочество. Она сидела рядом со своей горничной. Неприметная девушка, словно серая мышка, скромно притаилась в углу и устало смотрела в одну точку перед собой. Ее руки сжимали подол измятого форменного платья. Поразительный контраст с ее блестящей госпожой, которая походила на фарфоровую механическую куклу. Идеально выглаженная амазонка принцессы была без единой складочки или пятнышка. Руки затянуты в длинные перчатки из мягкой синей кожи в тон шляпке и маленькой вуали. Ярко накрашенный рот кровавым пятном алел на бледном красивом лице. Впервые я задумалась, почему такая дама, как Севелина, выбрала себе столь невзрачную и даже, можно сказать, страшненькую служанку.

Золтан занял место рядом со мной, и карета тронулась.

– Дорогая, я хотела извиниться за свое вчерашнее поведение. – Принцесса подвинулась вперед и дотронулась до моей руки. От прикосновения холодной перчатки по коже побежали мурашки. – Кузен подробно рассказал о том, что произошло на озере. Мне, право, очень стыдно, ведь мы с Лукасом тогда подумали о совершено непристойных вещах. Но и вы должны меня понять: та картина, которая открылась перед нами, невольно подталкивала на плохие мысли.

– Каждый думает в меру своей испорченности. – Я откинулась на спинку скамейки, ожидая, что леди сморщит носик от негодования, но ее лицо совершенно не изменилось. Если мои слова и задели принцессу, то виду она не подала.

– Королевству повезло, что принц не пострадал, – вздохнул Золтан. – Сейчас, после смерти отца, он единственный наследник престола. Удивительно, что кригты облетали его стороной, такая странность наводит на некоторые размышления.

К горлу стала подкатывать тошнота, я выдохнула, чтобы немного прийти в себя от его слов. Золтан намекает, что Лукас имеет отношение к нападению на короля, если даже сам не организатор. Это же полный бред!

– Ваши намеки возмутительны! – Я пожалела, что села в карету принцессы. – Лукас сам чудом выжил. Если бы не защитный амулет, его первым бы разорвали. Я находилась рядом и видела, как эти твари пытались убить его.

– Вот как? А он мне ничего не рассказывал. – Севелина дернула плечиком, видно было, что мои слова о том, что я находилась рядом с принцем в момент нападения, задели ее самолюбие. С опозданием прикусила язык. Еще не хватало вносить раздор в их отношения!

Лорд Веденталь тоже заметно напрягся. Я стыдливо опустила глаза. Почему я сначала говорю, а потом думаю?

– Лиандра, признаться, эти глупые подозрения больно ранили мою душу. – Голос Севелины дрогнул. – Нас учили не показывать свои чувства и слабости на публике. Может, я и кажусь вам слишком надменной или черствой, но на самом деле это не так. Я обычный человек, такой же, как и вы, только скованный железной цепью придворного этикета. Когда я познакомилась с Лукасом, то была безумно рада, что этот блестящий молодой человек станет моим мужем.

– Вы просто еще слишком мало знаете друг друга, – вздохнула я. – Скоро поймете, что вам действительно очень повезло, наш принц хорош собой, умен и благороден.

– Во дворце мне пришлось много услышать о его любвеобильности. – Севелина разом сникла и опустила плечи.

Представляю, что сплетники уже успели наболтать ей. Думаю, она в курсе связи с Атенаис, да и на наши несуществующие отношения ей явно намекали. Конечно, кому приятно слышать такое про собственного жениха.

– Кажется, никто не рад, что я буду кронпринцессой. – В ее голосе явно чувствовалась грусть. – Придворные сплетничают, что Лукас на мне женится только из-за долга. Ее высочество принцесса Анна вообще очень холодна, то же самое могу сказать и о вашей сестре, которая настраивает своих фрейлин против меня. А между прочим, Дивея еще не стала королевой, но уже так задирает нос. Хорошо хоть рядом со мной Золтан, его поддержка бесценна, но кузен скоро уедет на родину, и я останусь совсем одна в чужой стране.

Мне стало жаль принцессу. Не ожидала, что она такая ранимая. Вот действительно, нельзя судить о человеке по внешнему виду. Хотелось пообещать ей свою дружбу, но я не смогла слукавить. Видеть каждый раз рядом с ней Лукаса – настоящая пытка, поэтому на близкое общение я не готова.

Севелина перевела взгляд на Золтана.

– Ты окончательно решил покинуть Эктерию? Я уже потеряла всякую надежду уговорить тебя остаться еще немного, хотя бы до свадьбы.

– Я бы с радостью, но и так слишком задержался.

Лорд Веденталь отвернулся к окну.

Разговор стих, и повисла неловкая пауза. Я последовала примеру Золтана и остаток дороги разглядывала леса и поля, мимо которых проезжала карета. Мы вернулись во дворец к полудню. Траурного флага на башне не было, значит, король еще не отправился к праотцам. Но все были уверены, что это дело если не часов, то нескольких дней.

Оказавшись в своей спальне, я наконец расшнуровала корсет, который не снимала с прошлого вечера, и вдохнула полной грудью. Ненавижу эту часть дамского гардероба! И кому пришло в голову, что неестественно тонкая талия – это красиво! Помню, моя кузина Фанни однажды упала в обморок прямо на балу, когда ее пригласил на танец герцог Гейден. Все думали, она схитрила, не желая танцевать со старым маразматиком, но на самом деле кузина просто банально лишилась чувств из-за туго затянутого корсета. Помню, его светлость тогда пошутил, что он еще мужчина хоть куда, раз молоденькие девчонки падают в обморок от его обаяния. На следующий день к родителям Фанни приехали сваты, но трижды почтенный вдовец получил отказ.

Обедать я не стала. Миа выспрашивала, пытаясь узнать из первых уст, что произошло в охотничьем домике. Воспоминания о прошлой ночи жгли меня, я рассказала горничной о нападении. Кровавая картина вновь и вновь вставала передо мной, как только я закрывала глаза. Не думаю, что когда-нибудь смогу забыть этот кошмар.

Немного отдохнув, я решила пойти к сестре, ей сейчас нужна поддержка единственного родного человека во дворце. Наскоро освежившись с помощью губки и воды из таза, я переоделась в чистое платье и направилась к Дивее. Дойдя до ее покоев, постучала, но мне никто не ответил. После нескольких безуспешных попыток я поняла, что в комнате никого нет. Подумав, что, возможно, сестра находится у постели умирающего жениха, скрепя сердце пошла к королю.

– Его величеству требуется отдых, – послышался голос принцессы Анны. Она стояла возле покоев брата, скрестив руки на груди, словно каменный страж. Выражение лица принцессы было холодно и надменно, но глаза пылали, словно два костра священного огня.

– Вы не имеете права не пускать меня к Стефану. – Рядом билась в истерике Дивея. Она капризно изгибала рот, хныча, словно маленькая девочка. Ее красивое лицо исказила плаксивая гримаса. Сестра заламывала руки и бросала умоляющие взгляды на будущую золовку.

– Леди де Мольмор, ваш плач отвлекает его величество. Я приняла решение оградить короля от вашего присутствия. – Принцесса Анна была неумолима.

– Я хочу быть возле моего жениха. – Дивея топнула ножкой. – Вот Стефан очнется, я доложу ему о вашем поведении. Распоряжаетесь тут, словно хозяйка, а ваше место давно в монастыре Святой Августы. Там, кажется, доживают своей век престарелые старые девы королевской фамилии?

Щеки принцессы побагровели, ее и без того непривлекательное серое лицо сейчас стало похоже на восковую маску, щеки покрылись бурыми пятнами гнева, губы побелели. Она схватила Дивею за руку и силой оттащила от дверей.

– Вот что, дрянная девчонка, я пока еще принцесса Эктерии, дочь покойного короля. А ты здесь никто.

– Я будущая королева. – Сестра вздернула подбородок.

Ее заносчивость меня пугала. Нельзя так разговаривать с людьми. Она действительно перегнула сейчас палку.

– А вот это – уже вряд ли! – Принцесса Анна тихо рассмеялась и сощурила глаза.

– Стефан очнется, и мы поженимся!

– Конечно, конечно. – Смех стих, а голос принцессы стал жестким: – В твоих снах. А пока можешь уже начинать собирать вещи.

Последняя фраза меня кольнула. Как можно с таким цинизмом обсуждать смерть еще живого брата?

– Тогда прикажу готовить свой дорожный сундук. – Я вышла вперед.

– Как всегда, ходите и суете везде свой нос, Лиандра, – зло процедила мадам сквозь зубы.

Я отметила про себя, что меня назвали просто по имени, не удостоив даже приставки «леди».

– А вы обижаете мою сестру и ведете себя недостойно. Будьте милосердны, пустите ее к жениху! Да и хоронить его величество раньше времени не рекомендую, он еще молод и крепок, чтобы справиться с ранами и восстановить здоровье. Или мне придется обратиться к принцу Лукасу за разрешением.

Принцесса Анна вздрогнула, как от пощечины, ее лицо перекосила гримаса злобы и отвращения.

– Ты такая же развратница, как и твоя мамаша! – Принцесса сжимала и разжимала кулаки в бессильной ярости. – Прыгнула в постель к Лукасу, хотя обещана другому. Никакой морали! Грязная девка! Пытаешься манипулировать принцем?

– Не смейте трогать мою матушку. – На глаза навернулись слезы.

– Алисия была шлюхой. – Принцесса буквально выплюнула эти слова. – Если бы она не легла под твоего отца, мы бы сочетались браком.

Разгневанная женщина была неистова в своей обиде. Столько лет хранить это в себе и только сейчас дать волю чувствам! Выдержка явно изменила особе королевской крови.

– Я сейчас же соберу вещи и уеду из дворца, хватит с меня ваших игр. Замуж за Тобиаса я не пойду.

Я развернулась, чтобы уйти, но Анна остановила меня, больно схватив за покалеченную руку.

– Ты и шагу не ступишь без моего разрешения! – Горячие пальцы крепко стиснули запястье. – Или забыла о неустойке? Хочешь, чтобы отец оказался на улице?

– Зачем она вам? – Испуганный голос Дивеи охладил мой запал, волнение спало, осталось лишь недоумение и страх.

– Мы еще вернемся к этому разговору. На похоронах. – Анна улыбнулась мерзкой ухмылкой змеи и, сделав подчеркнуто глубокий реверанс, удалилась.

– Вот ведь гадина! – Дивея прижалась ко мне. Совсем как в детстве, когда, будучи маленькой девочкой, услышав обидное слово или ударившись, спешила в мои объятия за утешением. С горечью подумала: ведь я пропустила тот момент, когда сестра стала отдаляться. Никогда не ожидала, что она променяет мое счастье на свои амбиции. Но в итоге проиграли мы обе.

– Не нужно было злить Анну, – сказала я, пытаясь успокоить сестру. – Могла бы быть более сдержанной, не к лицу молодой леди так выражаться.

– Она всего лишь обиженная старуха. – Дивея плакала. – И реальной властью не обладает, одно слово Стефана – и отправится жить в глухую провинцию, выращивать розы в саду и расчесывать хвосты кошкам.

– Но его величество сейчас не в состоянии принимать решения. А ты должна понять, что, возможно, это его последние дни.

– И ты туда же! – возмутилась Дивея и оттолкнула меня. – Стефан сильный, справится с болезнью. Я не переживу, если он умрет, я его люблю!

Я уже сильно сомневалась, что сестра способна на такие чувства, разве только к самой себе. Но она говорила это с такой страстью, что невольно хотелось верить.

– Что бы ты чувствовала сейчас, если бы за этими дверьми на смертном одре лежал Лукас?

Я гнала от себя подобные мысли. Принц уже несколько раз был на волосок от смерти, неведомые силы настойчиво пытались лишить его жизни. А теперь вот и король пострадал. Неужели кто-то расчищает путь к трону?

– Скажи, ты же изучала законы Эктерии, в том числе о престолонаследии. В случае смерти Стефана и Лукаса кто займет престол?

– Тобиас. – Сестра нахмурилась и бросила на меня пристальный взгляд опухших от слез глаз. – Анна не имеет права наследовать трон как лицо женского пола. В случае смерти всех наследников мужского пола династия прекратит свое существование.

– Но она может стать регентом. – У меня даже ладони вспотели от такого дерзкого предположения. – И тогда вся власть в стране будет в ее руках.

– Ты намекаешь, что змея может быть причастна к покушению?

Дивея ахнула и округлила глаза. Нервно озираясь по сторонам, она потащила меня прочь от королевских покоев.

– Я точно знаю из надежных источников, что все это – дело рук очень сильного темного мага, – шепнула я.

– За столько лет никто не понял, что она ведьма? – скептически хмыкнула Дивея. – Не думаю, что у нее есть хоть какие-то способности к чародейству, не говоря уж о реальном могуществе.

– Точно только одно: жизнь Лукаса – в большой опасности, – кусала я губы, пытаясь совладать с нахлынувшим страхом.

От всей души я возблагодарила богов за тетушку Тилли. Ее амулет спас жизнь принцу. Знахарка чувствовала, что грядет беда, и благодаря ее заботам Лукас сейчас жив.

Я проводила рыдающую Дивею до ее комнаты.

– Нора, где тебя демоны носят! – Сестра упала на кровать и зарылась лицом в шелковые подушки. – Принеси настойку лизара, мне нужно немного прийти в себя.

Дивея примет лекарство и проспит по крайней мере до ужина. Уж лучше так, чем ходить по коридору и заламывать руки. Я осторожно погладила ее по голове и встала, намереваясь уйти. Неожиданно моя нога увязла в липкой жиже. Я нагнулась приглядеться и поначалу решила, что кто-то опрокинул вино на дорогой ковер.

Заглушила рвущийся из груди крик. Не стоит сейчас пугать сестру. Сердце сковала железная длань страха. С другой стороны кровати на полу разливалась лужа крови, от которой бежала алая дорожка, упирающаяся в комнатку прислуги.

Сглотнув, я схватила со столика тяжелый подсвечник.

– Ты чего? – Дивея перестала плакать и недоуменно уставилась на меня.

– Тсс, – прижала я палец к губам, жестом приказав молчать.

Стараясь ступать бесшумно, проскользнула вперед и распахнула дверь. Я уже готова была облегченно вздохнуть, увидев пустое помещение, но взгляд опустился вниз. На холодном паркете лежала скрюченная служанка. Ее горло от уха до уха пересекал отвратительный порез, из которого густо сочились остатки крови. Не оставалось сомнений: горничная Дивеи была мертва, ее жестоко убили в собственной спальне.

– Что там? – Дивея испуганно натянула одеяло до подбородка.

– Когда ты выходила из покоев, Нора была еще жива?

– В каком смысле? – пискнула сестра.

Мысли путались у меня в голове. Попыталась привести их в порядок, но это не так-то легко сделать, если под ухом визжат, словно свинья на убое. Дивея вопила так, что через несколько мгновений, помимо стражи, в комнату ворвалась еще и половина придворных.

Перед глазами встала безобразная сцена, когда Роган угрожал девушке. Скорее всего, она знала какую-то постыдную тайну уважаемого милорда и пострадала за это. Надо было рассказать обо всем Лукасу, он бы нашел способ воздействовать на этого негодяя! Жаль, что я не догнала ее тогда и не расспросила, хотя не уверена, что горничная стала бы откровенничать. Я корила себя. Могла бы хоть попытаться, а теперь бедняжка унесла тайну с собой в могилу.

Стараясь избегать любопытных взглядов, я проигнорировала сестру, пытающуюся ухватить меня за юбку, и выскочила прочь из покоев. Нужно скорее сообщить о своих подозрениях сэру Пиркету, пусть проведут расследование и найдут виновного. Если потребуется, я дам показания против лорда Рогана. Это гнусное преступление не должно остаться безнаказанным.


Глава 16 | Дерзкие игры судьбы | Глава 18