home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Мой пыл моментально охладился. Я отпрянула от него, чувствуя, что щеки заливает краска стыда. Подозреваю, что оберег тетушки Тилли действует на меня неправильно. Или я просто пытаюсь себя оправдать?

– Лиандра, пора идти.

Принц выпустил меня из объятий и поспешно двинулся вперед, я чуть отстала от него, не в силах вымолвить не слова. Жаль, что я не владею магией. Как хорошо было бы превратиться сейчас в маленькую мышку и спрятаться под ближайший кустик, лишь бы оказаться подальше от принца.

Циркачи уже разбрелись по своим фургонам, оставив одного мужчину следить за костром, возле которого караульный и устроился спать, сладко похрапывая. Наула находилась на значительном расстоянии от него, но все равно следовало двигаться тихо.

Лукас оказался у клетки раньше меня.

– Девочка, ты меня слышишь? – прошептал он, привлекая ее внимание.

Лохмотья в углу зашевелились, и через несколько мгновений на нас уставилась пара больших любопытных глаз.

– Может, она не понимает человеческую речь? – высказал предположение принц, повернувшись в мою сторону.

– Наула, ты хочешь уйти отсюда? – Мои пальцы скользнули между прутьями решетки.

Девочка распахнула одеяло, в котором пряталась, и на четвереньках подползла ко мне. Я вздрогнула, ощутив прикосновение ее холодных пальчиков. По коже побежали мурашки.

– Я видела вас сегодня, – раздался детский мелодичный голосок. – Вы хотели меня купить.

Лукас выдохнул, видимо, все-таки боялся, что ребенок настолько дикий, что даже не умеет разговаривать. Речь Наулы показалась мне вполне разумной.

– Ты неправильно поняла, мы хотели тебя выкупить, чтобы освободить. Ты хочешь вернуться к своей маме?

Интерес девочки моментально упал, она сникла.

– Нет, – четко ответила она, отодвигаясь от меня.

– Неужели ты хочешь жить в таких условиях тут, как собака? – Лукас был удивлен, я, признаться, тоже. Столько усилий, и все напрасно. И в мыслях не было, что Наула захочет остаться.

– У меня нет дома, мне некуда идти. – Девочка обхватила тонкими ручками острые коленки.

На мои глаза навернулись слезы.

– Маленькие дети не должны жить в клетке, – твердо сказала я.

Лукас открыл щеколду и забрался внутрь фургона.

– Если это единственная причина, то мы найдем тебе дом, можешь не сомневаться. Только для начала нужно разобраться, как снять это, – указал он на тяжелый ошейник и тонкую цепь.

– Попробуй открыть кинжалом, – посоветовала я.

– Нет, это бесполезно, – вздохнул принц, поковырявшись ножом в скважине замка. – Я никогда раньше такого не делал, не получается.

– Вы точно не будете меня обижать? – с надеждой спросила Наула.

– Нет, конечно, дорогая. Ты знаешь, что это настоящий принц? Сказочный и благородный, и он пришел спасти тебя.

– Самый натуральный, – согласно кивнул Лукас.

Глазки девочки засияли, а грязное личико озарилось улыбкой, которая тут же погасла.

– Все равно у вас не получится. – Ее плечики опустились. – Мои кандалы зачарованы, их без ключа не открыть.

– Тогда нужен ключ, – прошептала я, оглядываясь по сторонам и проверяя, не успели ли нас заметить.

– Мастер Оливер всегда носит его с собой. Он сейчас, наверное, спит в своем фургоне, самом большом и красивом. Сбоку нарисован забавный клоун с красным носом.

Да уж, образ хозяина цирка не очень-то ассоциировался у меня с этим веселым персонажем.

– Придется идти. – Лукас легко спрыгнул на землю.

– Ты уверен?

– А у нас есть выход?

– Ты что, его убьешь? – Я нервно кусала губы.

Представить не могу, что принц на такое способен, хотя он мужчина и воин. Не уверена, что толстяк заслужил смерти.

– Надеюсь, до этого не дойдет.

Ожидание было мучительным. Наула прильнула к решетке, разглядывая меня, трогая кожу и волосы.

– Ты тоже принцесса?

– Нет, я обычная девушка, такая же, как ты.

– А вот и не такая. Ты человек.

– Ты тоже человек, только с определенными способностями. И это даже хорошо. Я была бы рада, если бы умела превращаться в разных существ.

– Меня продают как вещь, я живу как животное, почему ты называешь меня человеком? – услышала я слишком взрослые для такой юной особы рассуждения.

– В жизни бывает много несправедливости. Но мы ее исправим. – Я ободряюще улыбнулась, хотя в душе ужасалась словам этой маленькой девочки. До чего люди могут быть жестоки!

К нам бежал запыхавшийся принц.

– Мастер Оливер мертв? – спросила я, боясь услышать ответ.

Лукас запрыгнул в фургон и вставил ключ в замок. Тяжелый ошейник соскочил, обнажая тонкую шею Наулы, на которой виднелась темная бордовая полоска содранной кожи.

– Нет, – коротко бросил принц через плечо. – По крайней мере, был жив, когда я уходил. Толстяк принял меня за какую-то Лилибет. Видимо, он ждал женщину. Не понял точно, успел ли он узнать меня, но удар в челюсть отправил циркача в долгую отключку.

Внезапно тишину пронзил истошный женский вопль.

– О, это, похоже, Лилибет обнаружила любовника. Нужно торопиться.

Лукас подхватил легкое детское тельце на руки, и мы бросились прочь, к месту, где оставили коней. Позади нас раздавались взволнованные голоса людей. Я оглянулась и увидела, как несколько мужчин зажигают факелы от костра. Только бы успеть добраться до лошадей и уехать! Ноги вязли в жидкой грязи, ветки деревьев били по лицу, но мы продвигались вперед, стараясь не задерживаться.

Я задыхалась от быстрого бега, лицо раскраснелось, по спине струился пот. Тяжело дыша, мы наконец добрались до места. Лукас посадил девочку на коня впереди себя, одной рукой придерживая, чтобы та не свалилась, а другой крепко ухватил поводья. Сев на Морковку, я последовала за ними, периодически оборачиваясь и проверяя, нет ли погони.

– И куда теперь? – прокричала я.

– Во дворец, конечно, там точно никто ее искать не будет.

Я видела, как Наула дрожит всем тельцем, больше от страха, чем от холода. Лукас говорил ей какие-то ободряющие слова, а я искренне надеялась, что все обойдется и кража метаморфа не обернется для нас крупными неприятностями.

Через некоторое время мы уже подъезжали к дворцовому парку. Я облегченно выдохнула, а Лукас повел уставших лошадей в стойло.

Я вместе с Наулой пошла во дворец. Внутри все содрогалось при виде голых ножек, ступающих по мерзлой земле. С главного входа заходить было сумасшествием, поэтому мы двинулись в сторону лестницы для слуг.

– Наула, милая, там много народа, мы не сможем пройти, нас обязательно заметят.

Пара больших глаз сверкнула в темноте, и рядом со мной стояла уже не девочка, а маленькая юркая лисичка. Я подхватила ее на руки и пошла в свои покои. Наверняка придворные заметили мое отсутствие на ужине, а Лукас тоже не пришел. Расспросов не избежать. Представляю, какая волна сплетен завтра поднимется.

Я с досадой вспомнила несостоявшийся поцелуй. И какой демон меня дернул тогда? Как стыдно! А принц отстранился, не понял. Правда не понял или сделал вид? В любом случае он чужой жених, и мы не имели права.

– Божечки, вы чего это принесли сюда? – всплеснула руками служанка. – Сурок, что ли? Нет, лиса. Да не сажайте вы его на кровать, запачкаете простыни.

– Миа, тащи бадью воды, будем принимать ванну. И мыла, благовоний, масел всяких захвати, да побольше.

Горничная покачала головой, но пошла выполнять поручение.

Когда все было готово, я заперла дверь на щеколду.

– Наула, можешь вернуть свой облик, – разрешила я.

Миа чуть не упала в обморок, увидев на кровати голенького грязного ребенка.

– Миледи, девочка – метаморф? – догадалась служанка. – Божечки, я думала, их уже и не осталось совсем.

– Все расспросы потом, помоги мне отмыть девочку. И, кстати, ее зовут Наула.

Я видела: любопытство так и распирало горничную изнутри, но она молчала, помогая мне отмывать ребенка от грязи. Наула фыркала и заливисто смеялась, когда появились пузырьки пены.

– Ой, щиплет глаза, – запищала она, задев лицо мыльной рукой.

– Погоди, не три. – Миа вылила кувшин с чистой водой ей на голову.

– Она поживет пока в моей комнате. Конечно, ты понимаешь, что никто не должен об этом знать. Я очень надеюсь, что этот секрет не выйдет за пределы этих стен.

– За кого вы меня принимаете, миледи, за доносчицу? – оскорбилась горничная. – Я буду нема как рыба, можете быть спокойны.

– Спасибо, нисколько в этом не сомневалась. – Я примиряюще дотронулась до ее руки.

Через час Наула сидела в моей сорочке и уплетала кашу с вареньем. Рукава рубашки пришлось подвернуть, слишком велика была. Я с удовлетворением смотрела, как метаморф преобразилась. На впалых щеках появился румянец. Вот, правда, волосы пришлось коротко подстричь, потому что колтуны невозможно было расчесать.

– Ничего, косы скоро отрастут, – утешала Миа девочку.

– Я знаю, – улыбнулась она нам. – А пока можно так.

Наула зажмурилась, послышался хлопок, и на месте ежика серых волос появились роскошные рыжие кудри. Метаморфы могут не только принимать вид животных, но и менять свой человеческий облик.

– Так гораздо лучше, – похвалила Миа. Она уже начинала привыкать к девочке.

Как мне все-таки повезло со служанкой, золотой человек!

Неожиданно в коридоре послышались шум и какая-то возня. Сдавленные крики долетели до моих ушей. Кто-то звал на помощь.

– Миледи, не открывайте, – испуганно попросила Миа, обхватив Наулу за плечики.

– Сидите тихо, – велела я и открыла дверь.

Снаружи никого не было. Звуки стихли. Странно.

Я пошла дальше, звук шагов приглушал мягкий ковер. Вновь раздался девичий крик, полный ужаса. По спине побежали мурашки, но я мужественно завернула за угол и увидела рядом с лестницей женский силуэт. Знакомое желтое платье, русые волосы.

– Марта, вы слышали это? – спросила я недоуменно. Что служанка Тобиаса делает в левом крыле?

Она повернулась ко мне, и я увидела лицо, искаженное гримасой боли и страданий. На корсаже в районе живота расплывалось яркое алое пятно крови.

Я подскочила к ней, не зная, чем помочь.

Марта шевелила губами, пытаясь что-то мне сказать, но силы оставили ее, глаза закатились, и она, перегнувшись через перила, полетела вниз.

Все внутри похолодело. Я замерла на мгновение, не в силах поверить в то, что увидела. Через силу стряхнув с себя оцепенение, побежала по лестнице, перепрыгивая через ступеньки. Она лежала там, распростершись на полированном паркете. Я упала на колени рядом с Мартой и беспомощно захныкала, как маленькая.

– Боги, что же это такое! На помощь, кто-нибудь, помогите! – Мой голос эхом разнесся по сводам зала.

Я провела рукой по бледной щеке. Грудь Марты тяжело вздымалась. Внезапно горничная посмотрела прямо на меня и прошептала из последних сил:

– Он… – Вместе со словами изо рта потекла горячая струйка крови. – Не верь ему.

– Я не понимаю. – Поднесла ухо ближе к ней, но Марта уже не слышала меня, ее дух покинул бренное тело.

– Что происходит?

К нам стали подходить люди, я не могла разобрать их лиц из-за слез, стоявших в глазах. Моргнув несколько раз, увидела сэра Пиркета, рядом стоящая дама пронзительно завизжала и грохнулась в обморок, предварительно удостоверившись, что сопровождающий джентльмен готов ее подхватить.

Королевский секретарь подскочил к нам.

– Кто-то напал на Марту, помогите ей, – прошептала я, язык плохо слушался, голова кружилась.

– Она что-то сказала вам перед смертью. – Он вперился в меня жестким взглядом, зрачки сузились. – Что?

– Не с-с-м-могла расслышать, – солгала я, заикаясь.

Чьи-то руки обхватили меня за плечи и отвели в сторону.

– Пойдемте, вам тут делать нечего. – Я узнала голос Севелины. Сил сопротивляться не было, и я позволила принцессе увести меня в ее покои.

– Потрите виски этой эссенцией. – Она усадила меня в кресло и сунула в руки хрустальный пузырек с прозрачной жидкостью. Резкий запах заставил немного прийти в себя.

– Не тряситесь так, Лиандра, вы в безопасности. Охрана со всем разберется.

– Спасибо, – поблагодарила я удивленно. Севелина помнит мое имя?

Горничная принцессы, невзрачная молодая девушка с непропорционально большим носом, молча взяла у меня флакон и тихо скрылась в другой комнате.

– О, не стоит, – отмахнулась собеседница, – мы же с вами почти родственники, нам нужно больше общаться.

Против воли я чувствовала симпатию к этой красавице. Ее нежная улыбка, спокойный голос привели в чувство. Немного побыв в ее компании, я пошла к себе, оглядываясь на каждом шагу. Но боялась я напрасно: все слуги были подняты на ноги и без конца сновали по коридорам, расставляя лампы, освещавшие путь.

Я вошла в спальню, чувствуя, что этой ночью уснуть не смогу. Удивленно оглядела пустую кровать. Где же Наула? Девочка нашлась возле камина, она свернулась клубочком на коврике и спала.

– Милая, ты чего здесь улеглась? – спросила я, нежно поглаживая ее по волосам, чтобы не напугать.

Малышка удивленно уставилась на меня сонными глазками.

– А можно? Мне можно спать в постели?

О боги, какой жуткий вопрос!

Я кивнула, не в силах вымолвить ни слова, и устроила ребенка на кровати.

– Спи и ни о чем не думай, все будет хорошо, я тебе обещаю. – Я поцеловала ее в лобик.

– Спасибо, – прошептала она и, уже почти засыпая, спросила: – А где второй метаморф?

– Кто? – не поняла я.

– Тот, другой. – Наула зевнула, подкладывая ладошки под щечку. – Я чувствую рядом себе подобного.

Сказав это, девочка закрыла глазки и уснула.


Глава 8 | Дерзкие игры судьбы | Глава 10