home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



IV.

Мистер Брайт сидел в огромном, битком набитом фешенебельной публикой зале величайшего в мире театра «Космос».

По сцене, богато декорированной тропическими растениями и ярко залитой светом гигантских прожекторов, суетливо бегал взад и вперед автомат-конферансье с цилиндром в одной руке, тростью и канареечного цвета перчатками в другой.

— Почтеннейшая публика, — разносился по залу его звенящий голос, — сейчас услышит неподражаемого виртуоза-автомата Джонса Кембриджа, который только что вернулся из своего нашумевшего турне по Европе! На скрипке, подаренной ему Академией искусств в Париже, он исполнит несколько номеров своего богатого репертуара. Обратите внимание на огромную силу чувства, которое этот несравненный артист вкладывает в каждое движение своего смычка! Аккомпанирует мистеру Кембриджу знаменитый пианист-автомат Гарри Честер.

Конферансье, без конца кланяясь и задом пятясь к двери, исчез. На сцену вышел мистер Кембридж в сопровождении своего аккомпаниатора. Виртуоз-автомат был высокого роста и прекрасного сложения, брюнет, с артистической шевелюрой и золотым пенсне на строгом римском носу. На нем были безукоризненно сшитый фрак, жилет с огромным, до пояса, вырезом, гофрированная манишка с ослепительными запонками, брюки с тщательно выутюженными складками и блестящие лакированные туфли.

При его появлении зал огласился громом аплодисментов. Он выждал их окончание, скромно, с большим достоинством поклонился, отбросил рукой непокорную прядь волос со лба, потом не торопясь положил на левое плечо сложенный вчетверо носовой платок, а на платок скрипку, примостил ее поудобнее, слегка склонил к ней голову, вытянул руку со смычком — и застыл в ожидании.

Автомат-аккомпаниатор с силой ударил по клавишам рояля. Мистер Кембридж пропустил несколько тактов, потом грациозным жестом опустил смычок на скрипку — и зал наполнился ураганом властных, захватывающих, покоряющих душу и сердце звуков.

Когда он кончил, публика в каком-то исступленном восторге вскочила с мест — и казалось, что весь «Космос» задрожал всеми своими сорока семью этажами от урагана криков и аплодисментов.

Мистер Брайт смотрел вокруг себя — и ему чудилось, что все эти беснующиеся мужчины в дамы тоже автоматы, которых завел какой-то невидимый машинист, и что как только пружина дойдет до конца, все они станут такими же безжизненными, как и отслужившие свою службу автоматы, которых потом сваливают в сарай.

Он даже самого себя пощупал, словно ища скрытый под платьем механический завод: быть может, и он всего лишь автомат?..

— Хочешь, я поведу тебя в одно очень интересное место, еще мало кому известное? — предложил мистеру Брайту его приятель Блекстон. — Нечто в высшей степени новое и оригинальное.

Мистер Брайт с радостью принял предложение.

Приятели сели в аэромотор — и минут через пять спустились на самой окраине города перед каким-то приземистым, одноэтажным, невзрачным домом. Еще пять минут спустя оба сидели в маленьком, тускло освещенном кабачке, в глубине которого было нечто вроде сцены. Кругом, за столиками, сидели еще человек двадцать. Добродушный толстяк-хозяин поставил перед мистером Брайтом и его приятелем вино и закуску.

— Прекрасный автомат! — сказал мистер Брайт. — Интересно бы знать, чьей это фабрики?

— Фабрики Господа Бога! — ответил мистер Блекстон.

— Это не автомат, а человек во плоти и крови.

— Ты, быть может, вздумаешь утверждать, что и этот шут гороховый, что на сцене кривляется, тоже не автомат?

— Джек Клайнс? Ха-ха-ха! Пригласи его выпить стаканчик — и тебе придется заказать еще не одну бутылку! Он на днях выпил на пари, в один присест, полдюжины пива, две бутылки красного и пол-литра крепчайшего виски.

Джека Клайнса сменила на сцене девица в увешанном блестками платье и небрежно накинутой на плечи испанской шали, с кастаньетами в руках. Под аккомпанемент разбитого рояля она стала плясать, ловко постукивая в такт кастаньетами. Кое-кто из публики захлопал в ладоши. «Молодец, Фрина!» — крикнул какой-то пьяный голос.

Мистер Брайт с недоумением взглянул на приятеля. Тот понял.

— Нет, милый, не автомат!

Мистер Брайт скоро имел полную возможность лично в этом убедиться: Фрина сидела у него на коленях, а он, уже сильно под хмельком, тщетно искал под ее корсажем механический завод.

— Интересно, очень интересно! — бормотал он заплетающимся языком, выходя уже под утро из кабачка. — Интересно, а главное — ново! Ни одного автомата!.. Чертовски оригинально!..


предыдущая глава | Аппарат смерти | ( Фантастический рассказ)