home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дренажная труба

21 августа 1976 года

Иисус уже совсем не походил на Иисуса, сколько я ни щурилась, ни отступала на несколько шагов, ни склоняла голову набок.

Я даже засомневалась: а был ли он здесь вообще? Гаражи вновь превратились в пустые оболочки, нефтяное пятно и сгнившая покрышка хранили молчание, презираемые всеми. Даже листья в укромных уголках больше не перешептывались.

Я поднесла лицо прямо к трубе.

– Это действительно был ты? – еле слышно прошептала я.

Потом присела на корточки, крепко прижала колени к груди и прислушалась.

И услышала! Правда, лишь через несколько минут, но точно услышала: сандалии Тилли шлепали по тропинке, хоть и ступала она медленнее и тише, чем обычно. Но я их услышала.

Появилась она несколько секунд спустя. Улыбалась во весь рот и держала в руке шапочку-непромокайку. Она выдернула из волос резинки, но пряди торчали так, точно она эти резинки и не снимала.

– Мама отпустила, но сказала, чтоб ненадолго, – выпалила она.

Я подвинулась, она уселась на траву рядом со мной.

– Посидишь здесь хотя бы минут десять? – спросила я.

– Нет, мне надо обратно. – Она полезла в карман. – Уже испугалась, что забыла захватить.

Я посмотрела на галаго.

– Просто не верится, что ты все время носишь эту игрушку с собой, – сказала я.

– Конечно, ношу. Это ведь ты мне ее подарила. Вот что важно. – Она вертела фигурку в руках. – Вроде бы ты говорила, что их нельзя разлучать. Сказала, что они пара.

– Так и есть, – ответила я. А потом решила: наверное, это все же правда. Необходимо, чтобы в одно и то же верили хотя бы два человека. Только тогда можно почувствовать сопричастность.

– Знаешь, я тут подумала… – Я откинулась на траву. – Не уверена, что это на самом деле был Иисус.

Тилли сощурилась, склонив голову.

– Может, и нет, – пробормотала она. – Но ведь это не так уж важно, правда?

– Как это понимать?

– Ну, – Тилли вытянула ноги, подставила их солнцу, – на самом деле особого значения не имеет, был то Иисус или Клаф Брайан, а может, просто пятно на стене гаража. На какое-то время он свел всех нас вместе, разве не так?

– На какое-то время, – повторила я.

– Это было просто шоу, – добавила она. – Я права?

– Наверное, – кивнула я.

– Ну, и потом, Иисус непременно присутствует на дренажной трубе. Как и в разных других местах. Всегда там был.

Я резко выпрямилась.

– Не поняла…

– Бог – он повсюду, Грейс, – ответила Тилли. – Это каждому известно.

Она широко раскинула руки, взмахнула ими, а я засмеялась и тоже раскинула руки.


Мы сидели и молчали. Все вокруг стало как-то по-другому. Поначалу я не понимала, в чем разница, но потом почувствовала: что-то резко изменилось и перевернулось, словно на нашей улице чего-то не хватало. И только посмотрев вверх, на небо, я поняла, в чем дело.

– О боже ты мой, – пробормотала я.

И мы обе уставились на небо.

– Солнце исчезло, – прошептала Тилли. – Куда же оно подевалось?

Небо стало свинцово-серым, потемнело, нахмурилось. Оно чернело с каждой секундой, тучи висели так низко, что едва ли не цеплялись за коньки крыш, пригибали дневной свет к земле.

– А все равно еще жарко, – заметила Тилли. – Почему же так жарко, когда солнца на небе нет?

– Потому, что оно где-то есть. – Я указала в неопределенном направлении. – Оно никуда не исчезло. Оно просто не может исчезнуть. Это невозможно. Просто мы больше его не видим, вот и все.

Мы задумались над этим явлением, потом я вспомнила о времени.

– Пошли отсюда. Только быстро, Тилли! Он уже почти здесь.

– Кто здесь?

– Автобус. Сегодня тот самый день.

– Какой еще день? – Она натянула водонепроницаемую шапочку, стала вытряхивать из носков пыль и мелкие камешки.

– Тот день, которого мы все ждали, – пояснила я. – Сегодня миссис Кризи возвращается домой.


Дом номер три, Рябиновый участок | Среди овец и козлищ | Авеню