home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

И Сэди ушла, но, правда, недалеко. Когда Джек заснул, она оделась и спустилась вниз, чтобы поговорить со слугами и с любым, кто явится на ее зов.

В кабинете графа она нашла его секретаря. У того были покрасневшие глазам потерянный вид. Зажимая руки между колен, он сидел перед письменным столом, не отрывая глаз от ковра на полу.

— Здравствуйте, — сказала Сэди. — Вы ведь мистер Браун?

Тот поднял голову и слегка нахмурился.

— Мы разве знакомы?

Она улыбнулась.

— Встречались давным-давно. Я приятельница нового графа, миссис Мун.

Секретарь равнодушно кивнул, занятый исключительно своими мыслями.

— Вы не знаете, мистер Уолтерс уже приехал? — Сэди пыталась как-то отвлечь беднягу.

— Лорд Гаррет пока не встречался с поверенным его светлости. — Он снова тупо уставился в ковер.

— Может, вам подать чего-нибудь? Чашку чаю, например?

Мистер Браун кивнул:

— Буду очень признателен.

Девушка повернулась к дверям.

— Скажу экономке, чтобы распорядилась.

— О, пожалуйста, не беспокойте се, — попросил секретарь.

Удивившись, Сэди вопросительно взглянула на него.

— Думаю, она не рассердится. — Конечно, Сэди не была настолько в этом уверена, но хозяйством нужно заниматься по-прежнему, несмотря на трагедию.

Мужчина занервничал.

— Она очень тяжело восприняла эту новость. Очень тяжело!

Слуги старого графа, судя по всему, переживали больше, чем его собственная семья, поскольку даже Джек не был настолько убит горем, чтобы не пошевелить пальцем. Если бы не известие о ребенке, он наверняка поехал бы на встречу, на которую вместо него отправился лорд Тристан.

Ей отчаянно захотелось найти какую-нибудь норку и забиться в нее, когда муж сказал, что знает о ребенке… А когда он разрыдался вместе с ней… Да, это было так, словно кто-то распахнул перед ней дверь и показал, что она потеряла, когда отпустила его десять лет назад. Удивительно, но Джек простил ее. И она его тоже.

— Я понимаю, всем нелегко, но нельзя опускать руки. У каждого есть свои обязанности. Разве не так?

Мистер Браун густо покраснел.

— Ее отношения с нашим хозяином были несколько более… близкими чем служебные, миледи.

Сэди поразилась так, что даже не исправила его обращение к ней. Вот, значит, как! У графа что-то было с экономкой?

Старый лицемер! Говорить Джеку, что она слишком проста для него, и одновременно спать со своей служанкой…

— И как долго это продолжалось? — поинтересовалась она.

Секретарь покраснел еще больше, из чего Сэди решила, что ему трудно обсуждать такие дела с дамой. Мистер Браун был настоящим джентльменом.

— Больше двадцати пяти лет.

У нее брови поползли на лоб. Почти с рождения Джека! Старик наверняка уже был вдовцом к тому времени. Четверть века! Значит, женщина искренне любила старого графа, если его смерть так сокрушительно подействовала на нее.

А он не снизошел до того, чтобы сделать из нее благородную даму. Но, возможно, старик не был таким уж жутким ханжой. Он лишь настаивал на том, что им с Джеком нельзя вступать в брак, но можно оставаться любовниками.

— Тогда ее действительно не стоит беспокоить. — Сэди слегка улыбнулась. — Я сама займусь вашим чаем, мистер Браун.

Выйдя из кабинета, она попыталась найти проход на кухню. Он оказался за лестницей в коридоре, идущем от главного зала. В этот момент к ней подошла уже знакомая служанка и доложила, что лорд Арчер, поблагодарив за гостеприимство, уехал четверть часа назад. Сэди попросила ее отнести чай и сандвичи мистеру Брауну.

— Ах да… — Она остановила девушку, когда ей пришла, еще одна мысль. — Не могли бы вы подать то же самое и экономке?

Служанка удивилась. Было видно, что ее тронула такая просьба.

— Непременно, миледи.

— Благодарю.

Девушка явно не сомневалась, что Сэди теперь новая хозяйка. Правда, она сама себя таковой вовсе не считала.

Но могла бы стать ею. Надо было только рискнуть.

Сэди немного постояла у подножия главной лестницы, оглядывая пустой холл. Чем ей теперь заняться? Джек отдыхает. Нужные распоряжения, она сделала. Поверенный вот-вот приедет. Совсем нечего делать!

И тут раздался глухой стук во входную дверь, словно сама судьба подслушала ее мысли.

Дворецкого, которого, как она поняла, звали Алистэр, поблизости не оказалось, поэтому Сэди направилась к двери, стуча каблуками по мраморному полу холла. Наверное, это поверенный. Кто еще может нанести визит в дом, где над дверью висит черный венок, а тело графа лежит в леднике?

Она распахнула дверь и получила ответ на свой вопрос. Вот так неожиданность!

Перед ней стояла леди Гослинг.

— У вас не осталось ни капли стыда! — вырвалось у Сэди. — В доме траур.

Дама — хмурая и замкнутая, в строгом темно-зеленом костюме под цвет глаз — вскинула тонкие брови. Что-то горькое промелькнуло в ее глазах, и Сэди почувствовала себя слегка пристыженной. Похоже, то было выражение, боли.

— Я хотела отдать дань уважения мистеру Фра… лорду Гаррету.

— Он неважно себя чувствует.

— Может, тогда я выражу соболезнование вам?

Если честно, Сэди была немного в шоке от такой постановки вопроса. Она пожала плечами, и посторонилась, чтобы дама смогла войти.

— Домашнее хозяйство в некотором беспорядке, — призналась она гостье, следуя за ней в облаке жасминового запаха. — Не смогу ничего предложить вам, чтобы освежиться, прошу извинить меня.

— Покойный граф ведь был ирландцем, не так ли?

Сэди нахмурилась, не зная, как среагировать на это.

— Как и новый граф.

Леди Гослинг улыбнулась.

— Что это вы так ощетинились? Я не собиралась никого обидеть. Просто предположила, что в этом случае в доме непременно имеется виски.

— О, разумеется.

— Вот и отлично. Проводите меня в гостиную, пожалуйста.

Сэди так и поступила. И вынуждена была признать, что, несмотря ни на что, ее постоянная клиентка начала ей нравиться. Конечно, этой даме не стоило доверять, но в ней был шарм и внутренняя сила, а это она особенно ценила в людях. Казалось, леди Гослинг ничуть не интересовало, что о ней думают окружающие.

Сэди отвела ее в гостиную, где, по ее расчетам, в буфете имелись запасы янтарного напитка. Наливая виски себе и гостье, она пыталась не обращать внимания на даму, которая придирчиво осматривалась вокруг, как оценщик с «Кристиз».

— Прошу. — Сэди протянула ей стакан из толстого стекла и опустилась в кресло.

— Спасибо. — Леди расслабленно откинулась на спинку дивана и огорченно вздохнула. — Я просто ненавижу корсеты, а вы? Невозможно чувствовать себя удобно, когда костяшки из китового уса впиваются в бока.

Сэди изумленно уставилась на нее. Это явно говорила не леди Гослинг, а миссис Филдинг, второсортная актриса под псевдонимом Теона Дивайн.

— Да, пожалуй, вы правы. Но приходится мириться с этим.

Леди Гослинг еще раз оглядела все вокруг.

— Какой роскошный дом! Вы уже забрали его в свои руки?

— Нет. И не собираюсь. — Почему Сэди вдруг обиделась? Это был вполне естественный вопрос женщины, которая знает о ее связи с Джеком. Однако очень неприятно, когда тебя подозревают в том, что ты хочешь наложить лапу на имущество, которое только что лишилось своего законного хозяина.

Но, судя по всему, дама была далека от таких тонких мыслей.

— Почему, ради Бога? Старый граф умер. Семья вставлять палки в колеса не будет. Господи Боже, вы же можете стать графиней! — Она была явно в недоумении.

— Прошло всего несколько недель, как я вновь встретилась с моим… С лордом Гарретом. До этого мы не виделись десять лет. И мне, и ему было бы не очень благоразумно оказаться в ситуации, из которой потом не будет выхода.

— Чепуха! Вы должны стать графиней. Трудно представить, сколько преимуществ дает принадлежность к сословию английских пэров.

Сэди хмуро посмотрела на нее:

— Мне это хорошо известно. Попадешь в этот избранный круг через замужество и окажешься как у Христа за пазухой, так ведь?

Леди Гослинг приподняла свой стакан, словно подтверждая верность этих слов.

— Отлично сказано, моя дорогая. Пусть у меня огромная куча проблем, но я буду держаться за свое место в обществе, иначе снова окажусь в Ковент-Гардене.

— Это ваш выбор, но я не сделаю ничего, что может пагубно отразиться не только на мне, но и на лорде Гаррете. — Господи, как это странно — величать Джека по титулу: — Лучше по-прежнему буду заниматься тем, что делала все эти годы.

Ей показалось, что гостья пренебрежительно фыркнула.

— При всех ваших потрясающих способностях заглядывать в будущее, вы, пожалуй, самая глупая женщина, каких я только видела.

— Ваше мнение меня не интересует, леди Гослинг.

— Ну, разумеется. Прошу прощения, миледи. Я не представляю, как можно полюбить хотя бы один раз, не говоря уже о втором. Наверное, просто не способна на это. Увы!

Если не принимать во внимание насмешку, мадам попала в точку.

— Не все так просто, — возразила Сэди.

Леди Гослинг улыбнулась с искренним сочувствием.

— Как часто мы пытаемся все усложнять. — Она прикончила остатки виски. — Что ж, я успокоила свою совесть этим визитом, а теперь мне пора.

Находиться в компании этой женщины было то же самое, что оказаться в центре вихря — нужно все время уклоняться от летящих обломков. Сэди чувствовала, что теряет терпение.

— Не смею задерживать. Спасибо, что заглянули.

Ослепительно улыбнувшись, леди лукаво подмигнула.

— У вас плохо получается изображать искренность. Могу научить, если захотите.

Сэди отказалась. Вежливо, но с достоинством. Потом встала, чтобы проводить гостью. Она ей не доверяла, поэтому пошла с ней до дверей.

— Передайте поклон его светлости. Хорошо? — уже в дверях сказала леди Гослинг.

Сэди кивнула:

— Обязательно. Спасибо за визит.

Леди развеселилась.

— Уже лучше! Я вам почти поверила. О нет, не закатывайте глаза, вы испортите впечатление.

— Удачного дня! — Сэди обошла ее, чтобы открыть дверь. — Я передам лорду Гаррету, что вы заходили.

Неожиданно леди Гослинг взяла ее за руку. Сэди подняла глаза и увидела, что та пристально глядит на нее.

— Мадам, за время нашего короткого знакомства вы дали мне множество добрых советов, а ваши предсказания всегда исполнялись. Я однажды сказала, что у всех наших поступков есть своя цена. Нам нужно только решить, стоит ли платить. Если вы откажетесь от собственного счастья, будете делать это всю оставшуюся жизнь.

Сэди уже открыла рот, чтобы ответить как-нибудь поостроумнее, но леди опередила ее.

— Вы же не хотите кончить так, как я?

Она стояла и удивленно таращилась на гостью, а леди Гослинг снова подмигнула ей.

— Мне так не кажется. Удачи, леди Гаррет. Надеюсь, в следующий раз мы встретимся, когда черный венок появится над дверями моего дома.

И она быстро ушла. Только что была рядом, и вдруг пропала, стремительно исчезла.

Сэди закрыла дверь и вернулась в библиотеку. Ей потребовалась еще одна порция виски.


Уже под вечер она разбудила Джека, чтобы сказать, что внизу, в гостиной, его ждет поверенный семьи.

Полусонный муж откинул пуховое одеяло и спустил ноги на пол. Слава Богу, Тристан привез ему смену одежды.

— Я распорядилась подать тебе кофе и бисквиты, — сказала она, подавая ему одежду. — Хочешь, пойду с тобой?

— Да, пожалуйста. — Это будет, конечно, не совсем удобно, и слуги непременно станут болтать, но ему было наплевать. Теперь он хозяин в этом доме, а Сэди его жена считает она себя таковой или нет тоже без разницы. Успокаивало то, что на словах не соглашаясь на роль его супруги, на деле она отлично с ней справлялась.

Сэди внимательно посмотрела на него, а потом кивнула.

— Договорились.

Когда она вышла, Джек, переоделся в темно-серый сюртук. По дороге в гостиную повязал галстук.

Там его поприветствовал долговязый худой мужчина с копной рыжих волос, одетый в коричневый костюм. Его нос был впечатляющих размеров, даже по английским стандартам.

— Лорд Гаррет? Я Джордж Уолтерс. Мне очень жаль, что мы встречаемся по столь печальному поводу.

Джек пожал ему руку и пробормотал что-то невнятное в ответ. Потом жестом пригласил его садиться.

— Надеюсь, вы любитель кофе, мистер Уолтерс, потому что я велел, чтобы принесли целый кофейник.

Поверенный улыбнулся и показал кривоватые зубы.

— Так и есть милорд. Благодарю вас. — Потом он покопался в кожаном портфеле, лежавшем рядом с ним на софе, и достал стопку документов и очешник.

Стук в дверь возвестил о прибытии Сэди с кофе. Точнее, поднос с кофейником внесла экономка — миссис О’Рейли. У бедняжки растрепанные седые волосы выбивались из обычно аккуратного пучка. Голубые глаза покраснели и опухли, как бывает после долгих и безутешных рыданий.

Джек представил обеих мистеру Уолтерсу, не уверенный, впрочем, поступают так обычно или нет. За долгое время он отвык считать себя знатоком в таких делах. По его мнению можно было бы и не уделять так много внимания подобным глупостям.

— Мне кажется, это хорошая мысль, чтобы миссис О’Рейли присутствовала здесь сейчас: — Сэди послала мужу многозначительный взгляд, которого тот, к сожалению, не понял, и повернулась к мистеру Уолтерсу. — Полагаю, вы нашли упоминание о ней в завещании.

У поверенного глаза полезли на лоб.

— Я… Я не могу вам этого сказать. Обычно подобные документы не оглашаются в такой спешке.

Сэди удивленно вскинула брови.

— Но завещание ведь у вас с собой, не так ли?

— Ну конечно.

Она принялась разливать кофе. Джек обратил внимание, что жена налила чашку и миссис О’Рейли.

— Тогда, может, вы огласите его в нашем присутствии?

Поверенный растерянно обратился к Джеку:

— Милорд, но ведь так не принято делать.

Тот пожал плечами.

— Мистер Уолтерс, в нашей ситуации все необычно. Почему бы вам не прислушаться к словам миссис Мун? Обещаю, я не опротестую ни одного пункта из этого документа.

Поверенный явно колебался, но немного расслабился, когда Сэди подала ему чашку с кофе и тарелочку с изумительно пахнущими бисквитами.

— Если так будет удобнее, сэр, — предложил ему Джек, — прочитайте только те пункты, которые касаются присутствующих в этой комнате.

Тот почти успокоился.

— Как пожелаете, милорд.

И начал оглашать завещание. Дальше последовало то, что удивило всех и одновременно было вполне ожидаемо. Например, ничего странного не было в том, что Джек получал все, что принадлежало ему по праву. Это было просто следование букве закона. Но вот когда он услышал, что к нему переходит все личное состояние и имущество деда, тут впору было поразиться. Были щедро одарены слуги, в особенности Алистэр, мистер Браун, но в первую очередь — миссис О'Рейли. По завещанию она получала щедрую пенсию и домик в Челси.

Но больше всего его удивило то, как ласково Сэди обняла плачущую женщину. По ее взгляду он понял все, чего не видел раньше. Миссис О’Рейли и его дед были любовниками. Невероятно!

Именно поэтому его жене захотелось, чтобы экономка присутствовала на оглашении. Только зачем Джеку знать об этом? Потому что она предпочитает быть его любовницей, а не женой? Ему это совершенно ни к чему. Он не станет участвовать в этих играх. И не собирается скрывать свои чувства к Сэди, чтобы жениться на какой-нибудь особе знатного рода только потому, что все так поступают. Либо Сэди станет его законной женой, либо никто. Его сердце отдано ей.

— Тут есть кое-что и для вас, миссис Мун, — покраснев, Объявил мистер Уолтерс.

Это не к добру, подумал Джек, глядя на нахохлившегося поверенного. Потому, как затихла Сэди, он понял, что у нее возникла та же самая мысль.

— Что именно, мистер Уолтерс?

Тот прокашлялся.

— Тут говорится: Сэди Мун, урожденной О’Рурк, я назначаю сумму в пятьдесят тысяч фунтов на предмет продолжения коммерческой деятельности, которой она занимается, и для обеспечения достойного уровня ее жизни. Я завещаю эти деньги при том условии, что миссис Мун откажется от дальнейших контактов с моим внуком и наследником Джеком Фаррингтоном. В случае если она нарушит данное условие или откажется от его выполнения, эта сумма останется в доверенном управлении для обеспечения нужд жены моего внука по рождению ребенка и обеспечению ее общественного статуса.

Может, это было явным нарушением приличия, но Джек вдруг расхохотался. Он увидел, как у Сэди вытянулось лицо. Придя в себя, она тоже захихикала, а вслед за ними и мистер Уолтерс, и миссис О’Рейли, которые сначала смущенно пялились на них, а потом тоже загоготали — искренне и от души.

— Это все, мистер Уолтерс? — успокоившись, через минуту спросил Джек.

Тот посмотрел на него как на сумасшедшего.

— Дальше граф продолжает если ни один из пунктов не получит одобрения, деньги передаются в доверенное управление в пользу ваших наследников. Теперь все, милорд.

— Отлично. Какие пожелания об организации похорон моего деда?

Мистер Уолтерс взял в руки следующий лист бумаги.

— Он выражает желание быть погребенным в родовом склепе в поместье в графстве Керри.

Джек утвердительно кивнул:

— Разумеется. Не откажите в любезности оставить мне этот документ или передайте его секретарю деда, чтобы он заранее всех известил. Я завтра еду в Ирландию.

Сэди подняла голову и удивленно уставилась на мужа.

— Так скоро?

Увидев, как она забеспокоилась, Джек вдруг испытал какое-то извращенное удовольствие. Ей не хотелось отпускать его. Из-за желания, чтобы он оставался с ней, или из-за страха, что он не вернется?

Глупышка! Она до сих пор не поняла, что они связаны друг с другом до конца своих дней.

Джек коротко кивнул.

— Я должен позаботиться обо всем сам. — К чему входить в подробности о том, что может случиться с телом? Ведь на дворе июль.

— Непременно обговорю все необходимые приготовления с секретарем покойного графа, — сказал поверенный, укладывая бумаги назад в портфель. — Мы с мистером Брауном знакомы друг с другом целую вечность.

— Буду признателен. — Джек встал, за ним поднялся мистер Уолтерс. — Давайте попытаемся его найти.

— Загляните в кабинет, — посоветовала Сэди. — Мне кажется, он там.

Она знала о том, что происходит в доме Джека, больше, чем он сам. Что он еще пропустил, пока спал?

— Благодарю, — откликнулся он, поклонившись ей. Прошу вас, мистер Уолтерс.

Поверенный покорно последовал за ним из комнаты. Они пересекли большой зал и по коридору направились к кабинету. Можно было не сомневаться — мистер Браун окажется там, где и предсказала Сэди. Она была большим специалистом по этой части.

Джек попрощался с поверенным, попросил визитку и поблагодарил за помощь. Еще он пообещал, что наймет адвоката из фирмы мистера Уолтерса, который станет заниматься его собственностью. У него есть финансовый советник, но совсем не помешает, если его делами будет заниматься компания, которая известна в течение пятидесяти лет. Примерно так же он собирался обойтись и с мистером Брауном. При том что Джек уже имел помощника по бизнесу, секретарь был знаком с семьей, разбирался в имущественном праве, отлично знал всех слуг и хозяйство. Он не собирался отпускать от себя такого нужного и проверенного человека.

Мистер Уолтерс, судя по всему, с облегчением воспринял эти новости и вошел в кабинет с улыбкой на лице. Вероятно, теперь он перестал думать, что новый граф самый настоящий сумасшедший.

По пути назад, в гостиную, Джек почти не сомневался, что найдет ее пустой, потому что его очаровательная пташка, то бишь жена, решила упорхнуть. Но он ошибся. Надо же, она ждала его! Миссис О’Рейли было не видно.

— Как наша безутешная «вдова»? — В вопросе прозвучало сарказма больше, чем требовали приличия. Он не хотел никого обидеть. Это была просто его реакция на этот сюрприз.

— Горюет, конечно, — живо последовал ответ. — Я думаю, у нее все образуется. А ты как?

Он пожал плечами.

— Тяжеловато. Мне было бы намного хуже, если бы ты не пришла на помощь.

Сэди покачала головой.

— У тебя все будет в порядке, но спасибо на добром слове.

Возникла неловкая пауза. Они стояли и смотрели друг на друга. Недавняя близость сейчас казалось чем-то странным. Из-за этого оба чувствовали себя какими-то беззащитными и неуверенными. Джек вздумал было снова заговорить об абсурдной приписке к завещанию старика насчет Сэди, потом передумал. Можно, конечно, еще раз посмеяться, но ему не хотелось заронить ей в голову мысль, что у нее появился альтернативный выход.

— Послушай, Джек, — сказала она и нервно облизнула губы. — Значит, завтра ты отправляешься в Керри?

Он кивнул.

— Можешь поехать со мной. — Не надо было пялиться на чайную заварку, чтобы догадаться, что Сэди ответит.

— Ты ведь знаешь, я не могу. У меня полно дел в магазине. Кроме того, люди начнут судачить.

У него на языке вертелся совет, куда их следует послать вместе с пересудами. Но все-таки речь шла о ее репутации, а не о его. Ему не хотелось заставлять ее страдать, Сэди и так досталось. Она пережила столько, что теперь ему отчаянно хотелось исправить все. Для этого впереди была целая жизнь.

— Сэди, нам нужно серьезно поговорить. Можем это сделать сейчас или когда я вернусь, но мы должны подумать о нашем будущем. Вместе!

— Ты считаешь, у нас оно есть, Джек? — с искренним любопытством поинтересовалась она.

— Сэди, ты моя жена.

Она шагнула к нему, в волнении прижав руки к груди.

— Джек, выслушай меня, пожалуйста. Все, что мне нужно, — понять, хочешь ли ты видеть меня в этом качестве? Никаких свидетельств, что мы женаты, — нет. Ты волен выбрать любую, которая больше всех подойдет тебе в новой роли.

— Единственное свидетельство у меня здесь. — Он положил руку себе на грудь. — В сердце ты всегда была моей женой. Никто не подходит мне лучше, чем ты. Я всегда буду считать себя твоим мужем. Ты меня поняла?

Сэди не сказала ни слова, только согласно кивнула. Джек понял, что наконец достучался до нее, когда увидел, как задрожали ее губы.

Он шагнул к ней, умоляюще протягивая руки.

— Разве это не наш долг перед самими собой — сделать еще одну попытку?

— Что, если из этого опять ничего не выйдет?

Джек осторожно встряхнул ее — наверное, таким способом пытался привести в себя и заставить думать. Да, именно так. Он подстегнул в ней решимость дать ему — нет, им! — второй шанс начать жизнь заново.

— А что, если все получится?

Она нервно зашагала по ковру. Джек чуть ли не физически ощущал, как в ней схлестнулись желание поверить ему и страх. А вдруг все повторится?

— Может, лучше взять эти деньги и поступить так, как хотел старик, — оставить тебя в покое навсегда?

Джек с недоумением уставился на нее. Она не может серьезно говорить эту чушь!

— Это не мелодрама, Сэди. Это наша жизнь! Мы должны сделать друг друга счастливыми.

— Твой дед любил миссис О’Рейли, но не мог позволить себе жениться на ней. Двадцать пять лет бедная женщина была ему самым близким человеком, и теперь не может сама похоронить его. Вот по каким законам живет тот мир.

— Мне наплевать! Ты моя жена, и я не хочу потерять тебя снова.

— У тебя может не быть выбора.

— Ты собираешься бросить меня, Сэди? Хочешь отомстить за мою глупость десятилетней давности?

— Нет, конечно!

— Прекрасно, хотя такое трудно забыть. Выбор есть всегда. Десять лет назад, если бы ты попросила меня остаться, если бы сказала про ребенка, я никуда бы не уехал.

— А потом постоянно винил бы меня за это.

Джек не отрываясь смотрел на нее.

— Ты так думаешь? Господи, в чем же? В том, что я остался бы с тобой и ребенком? Я бы пополз на карачках к деду и упросил его присмотреть за вами, прежде чем уехать куда-нибудь.

У нее глаза заблестели от слез.

— Я думала, что тебе хотелось покинуть меня ты ведь должен был доказать деду, что на многое способен.

— Да, правильно! Но мне нужно было знать правду. Если бы я понимал, чем все кончится, тогда поступился бы своей гордостью. Потому что она не стоила того, чтобы потерять тебя. Десять лет, Сэди! Нам их не вернуть, но больше я не хочу терять ни одной минуты.

Сэди промолчала, и тогда он добавил:

— Я знаю, ты боишься. Но если мы все время станем оглядываться на прошлое, тогда у нас не будет будущего. А я хочу, чтобы мы и дальше были вместе. Я уже заплатил за разлуку больше, чем любой мог себе позволить. Ты, кстати, тоже.

Тыльной стороной кисти она вытерла вспотевший лоб, хлюпнула носом и расправила плечи. Ее полные слез глаза не отрываясь смотрели на него, губы дрожали.

— Отвези деда на родину, Джек Фаррингтон. Когда вернешься, мы поговорим.


Глава 18 | Со всей силой страсти | Глава 20