home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Едва они оказались на другом берегу Лох-Эйшорта, как Уилл пришел в неописуемое возбуждение, даже рявкнул на Финна, заорав, что ему осточертело слушать враки о викингах, много веков назад павших тут во время попыток перебраться через неприступные скалы Элгола. Давина откровенно забавлялась, глядя, как суровый воин пугливо озирается по сторонам.

Едва они обогнули Лох-Слэпин, Давина стала догадываться о причинах охватившей Уилла паники — изъеденные лишайниками скалы, казалось, уходили под самое небо, теряясь за плотной завесой облаков.

— Вы что, с ума сошли? Рассчитываете, что мы сможем переправиться через эти горы верхом? — застонал Эдвард.

Задрав голову вверх, он с ужасом разглядывал круто уходившие ввысь неприступные склоны гор.

— Должен же быть какой-то другой путь!

— Есть, конечно, как не быть — через холмы, — слегка натянув поводья, буркнул Роб. — Только в объезд будет намного дольше. К тому же поверьте мне на слово — так гораздо безопаснее, если, конечно, вы не мечтаете заполучить стрелу в спину. Следите за лошадью, капитан. И держитесь позади меня. Уверяю вас, все будет в порядке.

Выглянув из-за плеча Роберта, Давина улыбнулась обеспокоенному Эдварду. Поколебавшись немного, он нерешительно потрусил за Робом. Побелевший до синевы Уилл двинулся за ним. Посмеиваясь, Финн не спеша занял свое место в арьергарде:

— Похоже, ты не боишься, да?

Давина с улыбкой покачала головой и тут же, отвернувшись, принялась любоваться окрестностями. Она слегка покривила душой — ее сердце едва не выпрыгивало из груди. Да и кто бы не испугался, внезапно оказавшись на краю мира? Ни во сне, ни в самых безумных мечтах она и представить себе не могла ничего, что могло бы сравниться с этим местом. Едва дыша, Давина обвела взглядом величественную громаду горы Куиллин, выступавшую из облаков над озером, словно спина какого-то гигантского чудовища.

— Высоко нам нужно взобраться?

— На самую вершину.

Давине внезапно захотелось сказать, чтобы Роб покрепче обнял ее, и тут же забыла об этом: прямо у самых их ног лежали укрытые снегом вершины Лох-Скавейга, чуть ниже ледников, до самого подножия тянулись острые отроги, смахивающие на кривые драконьи когти. Вытянув шею, Давина свесилась с лошади, чтобы заглянуть вниз — и опомнилась, только когда Уилл сердито рявкнул на нее.

Виновато улыбнувшись, она крепко прижалась к Робу и с любопытством подняла на него глаза.

— Ты не боишься свалиться в воду?

— Нет. Я слишком часто пересекал эти горы, чтобы чего-то бояться. Кстати, я не боюсь воды, просто предпочитаю чувствовать под ногами твердую землю.

— Иначе говоря, ты — человек, который не знает страха. Да, Роберт Макгрегор?

Роб поблагодарил ее за комплимент и тут же заметил, что Давина давится смехом.

— Я в чем-то провинился перед вами, принцесса? — нагнувшись, шепнул он ей на ухо.

Смех замер у нее на губах.

— Боже упаси! Ни в чем ты не провинился… ну, если не считать того, что тебе вздумалось назвать меня принцессой. Надеюсь, это не войдет у тебя в привычку. Просто было бы неплохо, если бы ты научился чуточку радоваться жизни.

— А у тебя это получается?

— Да. — Давина, обернувшись, посмотрела ему в глаза. — Я бы с радостью научила тебя, как… — Глаза Роба, потемнев, сделались такого же цвета, что и скалы вокруг, — получать от жизни наслаждение.

— Жду не дождусь.

По губам Роба скользнула усмешка, от которой Давину обдало жаром. Она покраснела до корней волос, только сейчас сообразив, насколько двусмысленно, чтобы не сказать бесстыдно прозвучали ее слова.

О, к дьяволу все это притворство! Она тоже не могла дождаться, когда они останутся наедине. Давина истосковалась по его поцелуям. Впрочем, она вдруг поймала себя на том, что мечтает о большем. Ей хотелось полностью принадлежать ему, вверить ему не только свою жизнь, но и свое тело и душу. Зажмурившись, Давина приоткрыла рот — и вздрогнула, почувствовав на губах его горячее дыхание.

— Не сейчас, Давина, — внезапно охрипшим голосом шепнул Роб. — Я должен сохранять хладнокровие… иначе мы просто сорвемся вниз. Но потом…

Давина изумленно открыла глаза.

— Значит, ты теряешь из-за меня голову? — со счастливой улыбкой спросила она.

— Будь я проклят! Да, милая!

Роб кивнул. Выражение его глаз говорило лучше всяких слов.

Перед глазами Давины возник настоящий райский уголок, затерявшийся меж пурпурных холмов. Маленькая кавалькада, лавируя меж скал и пересекая вересковые пустоши, скакала галопом вдоль горного кряжа к замку, чей силуэт ярко выделялся на фоне черной горы. Замок с его зубчатыми сторожевыми башнями и дозорными на стенах выглядел пугающе. Но ведь там жил Роб, напомнила себе Давина, стало быть, все не так страшно.

К северу, вдоль покатого склона холма Бла-Бейнн, были разбросаны небольшие аккуратные хижины, между которыми идиллически паслись овцы. На западе, за Лох-Скавейгом, словно часовые, вставали увенчанные снеговыми шапками вершины гор.

— Роб! — негромко окликнула Давина, подставив лицо ветру, который нес с собой ароматы цветущего вереска. — Если Джиллс попытается забрать меня отсюда, я сама его убью, честное слово!

— Прибереги свои восторги до того, как встретишься с моей тетушкой, — рассмеялся Роб.

Обернувшись, Давина удивленно подняла брови:

— Мне казалось, ты говорил, что она очень добрая и любит вас всех… Кстати, а что страшного в том, что я пообещала собственноручно убить Джиллса? Что тебя так удивило?

— Мэгги Макгрегор и впрямь добрая, но только когда речь идет обо мне, — уточнил Роб с усмешкой, от которой у нее по спине поползли мурашки. — А удивило меня только то, что ты готова убить его, чтобы отвести беду от Кэмлохлина.

Давина так толком и не поняла, что он имел в виду. Пожав плечами, она решила, что у нее еще будет время поломать над этим голову, и вновь принялась с любопытством разглядывать замок. При виде приближающегося отряда ворота широко распахнулись. Из них высыпала кучка людей — поглядывая на дозорных, стоявших на стенах замка, обитатели замка махали руками всадникам. Одна из женщин, с трудом протолкавшись через толпу, приложила ладонь к глазам, чтобы убедиться, что дозорные не ошиблись, а потом бегом бросилась к ним.

— Робби! — окликнула она властным тоном, до странности не вязавшимся с ее хрупкой фигуркой. Через минуту она уже оказалась возле них. — Почему ты вернулся? Где твой отец? И для чего, ради всего святого, ты притащил с собой английского солдата?!

Спрыгнув с седла, Роб с широкой улыбкой заключил женщину в объятия, но та сердито отпихнула его.

— Мой отец жив и здоров. Полагаю, он сейчас в Англии.

По лицу женщины скользнула тень облегчения. Судя по всему, Роб хорошо знал, какого ответа она ждет.

— Послушай, я все тебе объясню, только…

— А это еще кто с тобой?

Под испытующим взглядом женщины улыбка сползла с лица Давины. Можно было не сомневаться — перед ней та самая Мэгги Макгрегор, тетушка Роба и сестрица Дьявола Макгрегора, которую за вспыльчивость родные любовно прозвали «злючкой».

— Ее зовут Давина, — подъехав к ним, жизнерадостно объявил Финн. — К тому же она — принцесса королевской крови, — сообщил он, расцеловав тетушку в обе щеки, — так что будь поласковее с ней, поняла?

Услышав это, Давина помертвела. Повернувшись к Финну, она метнула в его сторону испепеляющий взгляд, но тот в ответ проказливо улыбнулся. По лицу Роба скользнуло неудовольствие. Он молча помог Давине спешиться. Интересно, когда он собирался открыть им, кто она такая? — промелькнуло у нее в голове. Да и собирался ли вообще? От этой мысли Давине внезапно стало неуютно. Она столько лет хранила тайну своего рождения, что это вошло у нее в привычку. И ей до сих пор казалось странным, что можно говорить об этом открыто.

— А где Джейми? — поинтересовался у тетушки Роб, заметив скептическое выражение ее лица.

Недовольно фыркнув, Мэгги уставилась на Эдварда.

— Поехал с Броди в Торрин за…

Спохватившись, она поспешно захлопнула рот. Потом виновато покосилась на Роба, который терпеливо дожидался ответа.

— Ладно, так и быть, скажу — они отправились за цветами! — выпалила она, отчего-то внезапно придя в раздражение.

Роб недовольно покачал головой. По-видимому, эта вспышка не произвела на него особого впечатления.

— Уилл, проводи капитана в дом. Пока Колина нет, он может устроиться в его комнате, — приказал он. Когда он снова повернулся к тетушке, лицо его было невозмутимо. — Тетушка Мэгги, — почти спокойно проговорил он, — твой муж не должен был оставлять клан, тем более ради того, чтобы набрать цветов.

— Робби, ты что — ослеп?! — всплеснув руками, закричала Мэгги. — Может, ты видишь где-нибудь орхидеи, а? А ведь ты прекрасно знаешь, что это мои любимые цветы! А Эйлин, между прочим, когда проезжала тут неделю назад вместе с Маклаудами, обмолвилась, что в окрестностях Торрина как раз зацвели орхидеи. И не какие-то, а те самые, пурпурные, самые мои любимые!

— Ну вот, теперь все понятно, — с невозмутимым видом кивнул Роб. Давина с трудом спрятала улыбку. — А вот о Маклаудах и об их пребывании в замке ты мне расскажешь поподробнее, хорошо? Только потом — сначала я должен поприветствовать членов клана, — объявил он, снова превратившись в вождя, которым его учили быть с самого детства. — А сейчас, будь любезна, проводи Давину в ее комнату и позаботься, чтобы у нее было все, что она пожелает, хорошо?

— Все, что пожелает? — скрестив руки на груди, эхом повторила Мэгги Макгрегор, сопроводив эти слова изумленным взглядом.

Впрочем, похоже, на этот раз спорить с племянником не входило в ее планы. Обернувшись к Давине, она смерила ее испытующим взглядом.

— Ну что ж, идемте со мной, принцесса.

Махнув рукой, Мэгги направилась к замку.

— Иди, милая, — тихо проговорил Роб, заметив, что Давина смущенно мнется. — Скоро увидимся, — чуть слышно добавил он, заметив тревогу в ее глазах.

Давине совершенно не хотелось куда-то идти, тем более одной. Ее пугал не столько замок, полный незнакомых ей людей, сколько эта властная маленькая женщина. Мэгги нетерпеливо оглянулась через плечо и, заметив, что Давина с Робом держатся за руки, помрачнела.

— Это из-за вас мой племянник сейчас не в Англии, так? — осведомилась Мэгги, убедившись, что они отошли уже достаточно далеко, чтобы мужчины смогли их услышать.

Давина набрала полную грудь воздуха, словно перед прыжком в ледяную воду. Что они скажут, когда поймут, какую опасность навлек на них Роб? Только сейчас до нее внезапно дошло, что до сих пор она вела себя, словно истинная принцесса, которой нет дела до других людей. Господи, родные Роба решат, что она просто испорченная, себялюбивая девчонка!

— Боюсь, вы правы, — честно ответила она.

— Ну что ж, меня это не удивляет — вы достаточно красивы, чтобы вскружить мужчине голову, — разглядывая ее, невозмутимо отрезала Мэгги. — Но чтобы заставить Роба забыть о своем долге, одного смазливого личика мало.

— Поверьте, у меня и в мыслях не было…

— Так ты из Стюартов, верно? — напрямик спросила Мэгги.

Услышав это, Давина даже споткнулась от неожиданности. Мэгги поспешно подхватила ее.

— Ну да, я так и думала, — объявила она, с такой легкостью прочитав ответ в глазах Давины, словно та произнесла его вслух. — Брат моего Джейми женат на одной из Стюартов. Я даже было решила, что ты ее дочка, когда увидела тебя сидящей в седле вместе с Робом.

Давина невольно оглянулась на Роба, но он куда-то исчез. И что ей прикажете на это ответить? Сколько она вправе рассказать этой совершенно незнакомой ей женщине, которая вытягивает из нее все ее тайны с той же ловкостью, с какой чистят луковицу? Не зная, как ей быть, Давина перевела разговор.

— Роб с Финном рассказывали мне о леди Клер. Жду не дождусь, когда увижу ее.

— Ну еще бы, милая. — Взгляд Мэгги слегка смягчился, хотя голос по-прежнему звучал слегка сварливо. Тем временем они подошли к замку. — Ничуть не сомневаюсь.

Давине никогда еще не случалось бывать в замке. Конечно, читая книги, она то и дело натыкалась на картинки с изображениями величественных залов и каменных лестниц… и однако оказаться в Кэмлохлине было все равно что вдруг перенестись в волшебный сон. Она огляделась вокруг, стараясь ничего не пропустить, потом принялась с интересом разглядывать прихожую, начиная от массивных, толщиной не менее двух футов, обитых толстым листовым железом дверей до узких коридоров, вдоль стен которых тянулись в ряд кованые железные канделябры… Вокруг сновали какие-то люди, толпились в коридорах, с любопытством вытягивали шеи, чтобы хорошенько ее разглядеть, многие улыбались.

Пока Мэгги вела ее наверх, то и дело отдавая распоряжения служанкам, Давина, приоткрыв от изумления рот, любовалась огромными гобеленами на стенах просторного холла. Вероятно, это было сделано для того, чтобы от каменных стен не веяло холодом, догадалась она. Ей никогда еще не доводилось видеть такой искусной работы.

— Я распоряжусь, чтобы для тебя приготовили комнату. А ты пока поживешь в комнате Майри. Договорились?

Давина на всякий случай торопливо закивала. Господи, да она согласна спать где-нибудь в коридоре, на полу, если для нее не найдется свободной комнаты. Зажмурившись, она глубоко вдохнула, стараясь понять, чем так сильно пахнет. Запах был странный, но тем не менее довольно приятный. Так обычно пахнет среди цветущих холмов, решила она, только здесь, внутри замка, запах казался сильнее, и к тому же к нему примешивался слабый аромат дыма. Как бы там ни было, Давине он понравился — впрочем, как и все остальное в замке. Кэмлохлин напоминал самого Роба — с виду суровый и неприступный, он на деле оказывался совсем другим.

Давина даже не представляла, что что-то способно потрясти ее больше, чем родной дом Роба. Но, едва переступив порог комнаты, где, по словам Мэгги, обычно жила Майри, она онемела. И дело было даже не в богатых обоях, которыми были затянуты стены, и не в мягкой, удобной мебели, созданной, казалось, только для того, чтобы дать отдых усталому телу. Куда больше Давину поразили всякие мелочи, вроде изящного медного гребня и множества других, чисто женских штучек, валявшихся на небольшом туалетном столике возле кровати. На другом столе, возле самого окна, стоял расписной глиняный кувшин с охапкой цветущего вереска. Все здесь, даже два одинаковых, как две капли воды, меча, висевшие в алькове над изголовьем постели, говорило о том, чего у самой Давины никогда не было. О заботливом и любящем отце, готовом баловать единственную дочь.

Мэгги молча сжала ее руку. Маленькая женщина ни о чем не спросила, просто ободряюще похлопала ее по руке — на душе у Давины сразу полегчало.

— Ты любишь кролика? Я хочу сказать, жаркое, — со смехом пояснила Мэгги, заметив, как Давина растерянно хлопает глазами.

Этот прозаический вопрос прозвучал до такой степени неожиданно, что Давина брякнула первое, что пришло в голову.

— Н-нет, — ответила она как на духу.

И, прикусив язык, с виноватым видом покосилась на Мэгги, гадая, не обидела ли она хозяйку.

— То есть, я хочу сказать… я бы, конечно, предпочла что-то другое, но сейчас я с удовольствием съела бы что угодно! — выпалила Давина.

Потом подняла глаза на Мэгги, увидела, что та улыбается, и радостно улыбнулась в ответ.


Глава 19 | Очарованная горцем | Глава 21