home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

Когда дверь закрылась, я позволил себе немного расслабиться. Не то чтобы этому способствовала ситуация: блеск в глазах Джона Финна говорил о том, что больше всего он желал бы сейчас же отстрелить мне башку. Он продолжал ненавидеть меня за все, что было и что будет. Трое пришедших с ним захватчиков нервно озирались по сторонам, но, насколько я понимал, абсолютно не представляли, какова ситуация. Талия-7 и Каллиопа-4 встревоженно встали.

— Что случилось? — спросила одна из них. Офицер захватчиков посмотрел на нее, но ничего не ответил. Он выглядел так, словно ничто вокруг для него не имело значения. И это неудивительно.

— Что у вас происходит? — спросил я его. — По-моему, сейчас полным ходом должны идти переговоры между сционами и вашим начальством.

Ответом мне был лишь тупой, равнодушный взгляд. Ни о каких переговорах он не знал. Он не знал даже, что Талия, Каллиопа и их сиблинги — это сционы, созданные Девяткой. Для него все они были лишь представителями покоренной расы, и он не мог понять, что они здесь делают. Это было выше его интеллектуальных возможностей.

— Кто вас сюда привел? — спросил я, пытаясь заранее завладеть инициативой и надеясь, что со временем я сумею ему все разъяснить.

— Выходит, что ты, — ответил Джон Финн. Я ошарашенно посмотрел на него, выбитый из колеи таким ответом. Но тот лишь самодовольно улыбался. Мне ничего не оставалось, как только ждать его объяснений.

— Насчет меня ты был абсолютно прав, — сказал он. — Мне прекрасно известно, о чем ты говорил с нашей белокурой в лазарете. Ты сказал, что верить мне нельзя. Истинно так. Мне глубоко наплевать на военно-космические силы, на матушку Землю и на всю человеческую расу, не говоря уже о тетраксах. Когда захватчики меня взяли, я тут же выложил им все, что они хотели, и даже больше. Я рассказал им обо всех хитростях, которым тетраксы меня обучали и о которых знал чуть больше, чем они рассчитывали. Для начала объяснил скаридам, как искать жучки, которые уже были расставлены. В городе мы их нашли ого-го сколько, и даже в тех местах, где совсем не ожидали. Через некоторое время до меня дошло, что жучок есть и на мне, но я его вычислил. Из подошв выделялась какая-то органическая дрянь, оставляя след, прекрасно читаемый сенсором. Попробуй догадайся, у кого еще была прилеплена такая же хреновина.

И тут мне вспомнилось, как все было, когда за мной гнались в пятьдесят втором уровне.

— Вот дерьмо! — воскликнул я. — Что, опять?! Он удовлетворенно кивнул.

— Но зачем? — спросил я. — Какой смысл тетраксам сажать жучки на своих собственных агентов?

— Возможно, они не доверяли тебе, — ответил Финн. — Хочешь знать, что я думаю? Они рассчитывали, что мы переметнемся на сторону противника. Если не сразу, то по крайней мере когда обнаружим, какую заразу на себе принесли. Они понимали, что после того, как захватчики вычислят, кто занес этот чертов вирус, нам придется туго. Поэтому ожидали от нас совершенно логичного в этом случае хода. И они хотели нас найти, когда война кончится.

Я мог допустить, что такое возможно, но не мог поверить. У тетраксов не было интереса идти за нами по следу. По моей теории, они отпустили нас на все четыре стороны и только таким образом могли спасти от мести со стороны захватчиков, если нам повезет. Тетраксы воевали грязно, но у них в самом деле было на удивление развито чувство долга, и пусть по-своему, но они придерживались норм морали, Однако человеку типа Джона Финна такое просто не понять, поэтому я даже не попытался с ним спорить. К тому же его распирало бахвальство по поводу того, как он умен.

— Скариды и слыхом не слыхивали об электронных системах безопасности, но очень скоро я открыл им глаза на то, что происходит в Небесной Переправе, кичился он. — Я оказался куда сообразительнее, чем меня считали тетраксы, уж это точно. Когда началась болезнь, меня спустили вниз вместе с остальными. И уже когда мы все слегли, вот тут-то они и обнаружили, насколько ценна выданная мной информация. Выследить нас до этого места оказалось делом нескольких дней.

Все это было по-своему достаточно интересно, но сейчас имелись дела поважнее. Я повернулся к голубоглазому.

— Теперь ситуация изменилась, — сказал я ему.

— Это по твоей вине она изменилась, — перебил меня Финн. Он хотел быть здесь главным и задавать тон. — Небесная Переправа уже опять в руках тетраксов, и они доставляют на нее боеприпасы кораблями со всей возможной скоростью.

Я пропустил его слова мимо ушей и продолжил взывать к блондину.

— Уже есть много жертв, — сказал я ему. — Если вы не капитулируете, тетраксы вас истребят. Отсюда вам помощи не будет — по крайней мере той, на которую вы рассчитываете. Эти люди — не ваши предки, и они не могут дать вам супероружие, чтобы снова повернуть ход сражения. Все, что они могут сделать, это заключить с тетраксами собственный мир, причем многое им за это пообещав. Они уже начали диалог с вашими людьми в ваших собственных уровнях. А бегая здесь с ружьями, вы можете только все испортить.

Большого впечатления мои слова не произвели. Он был "просто солдатом". С таким же успехом я мог взывать к кирпичной стене. Не то чтобы он не верил. Нет. Просто на все мои слова ему было ровным счетом наплевать. Мне надо было найти более убедительные аргументы, но я не знал, с чего начать.

Тогда я перевел взгляд на Финна, желая лишь одного: чтобы он провалился и не усложнял ситуацию своим присутствием.

— А каковы ваши намерения? — спросил я самым вежливым тоном, какой только удалось из себя выжать.

— Нам нужно оружие, — произнес голубоглазый, как будто это разумелось само собой. — Парализаторы, о которых ты говорил Дьяну. Оружие должно быть достаточно мощным, чтобы остановить тетраксов и вытурить их с планеты. Правление Асгардом и заботу о нем мы берем на себя.

— И каким же образом вы собираетесь этого достичь? — спросил я, стараясь, чтобы мои слова не выглядели издевкой. При этом я кинул быстрый взгляд на сционок, которых происходящее, кажется, совершенно ошеломило. Пока они уступали мне всю инициативу. Их доверие польстило, но я сам не верил в то, что мне удастся найти разумный выход из этой сумасшедшей ситуации.

— Мы хотим говорить с бессмертными, — заявил блондин со свойственной ему солдатской прямотой. — Мы хотим, чтобы нас представили главным начальникам этой зоны обитания.

— Нет нужды вас куда-либо вести, — сказал я ему. — Они здесь. Но это не Талия с Каллиопой; это — стены, пол и потолок. Они — не люди вроде нас с вами. Они — электронные сущности. Разумные компьютерные программы. У них нет тел в нашем понимании этого слова. Они повсюду вокруг нас.

Его глаза были по-прежнему пусты, из чего стало понятно, что смысл моих слов до него просто не дошел.

— Мне и самому хотелось, чтобы они приняли активное участие в нашем разговоре, — продолжил я. — Я бы нисколько не обиделся, если бы они нас усыпили на месте любым из своих чудесных способов, а потом дали возможность разобраться во всем без ружей, которыми вы тычете во все стороны.

Разумеется, я надеялся, что за всем происходящим Девятка тихо наблюдала, как наблюдала она в тот момент, когда военно-космические силы сводили счеты с Амарой Гююром во время моего прошлого визита сюда. Я полагал, что они контролируют ситуацию, что прискакавших сюда ковбоев засекли и тщательно изучали, едва они ступили ногой на этот уровень, и что единственная причина, по которой Девятка себя до сих пор не проявила, — это нежелание создавать ненужную панику. И все же мне хотелось бы, чтобы она дала о себе знать.

Но ничего не происходило, а мне оставалось лишь беспокойно поглядывать на Талию и Каллиопу. И тут я понял, что до сих пор точно не знаю, насколько сильно повредили Девятку в той компьютерной дуэли. Возможно, они даже не обратили внимания на появление здесь солдат Скариды. Я рассчитывал, что они сами поймут: настало время обратить на себя внимание, поскольку Мирлин заверил меня, что они будут подслушивать мой разговор со сционами. Но в ответ лишь молчание и полное бездействие.

"А не могло ли случиться, — подумал я, — что истоми больше не контролируют свои системы и не смогут ничего предпринять против захватчиков? Но если так, то где, о где же ты, Мирлин?" — Вы не вправе выдвигать здесь никаких требований, — сказал я голубоглазому. — Вам следовало бы это усвоить.

— Дела обстоят таким образом, — произнес скарид, — что у нас гораздо более сильная позиция, чем ты думаешь. Насколько я знаю, ты был ранен, когда тебя сюда тащили, и не видел ни лифта, ни шахты, соединяющей этот уровень с верхними. Это очень глубокая и необычайно широкая шахта. Я не знаю, на сколько уровней она идет вниз, но над нами их точно несколько сотен. В общем огромная шахта.

— Ну и что? — спросил я.

— А то, что теперь она опасна, — произнес Финн, нехорошо улыбаясь. — Все таблички там написаны на неизвестном нам языке, но кто бы их ни оставил, любому существу, обладающему хотя бы каплей интеллекта, они будут понятны. Сюда вниз мы добирались долго, и у нас было достаточно времени, чтобы разобраться в этих письменах. Клеть прекрасно ездит вверх и вниз по всей длине шахты, а шахта достаточно глубока, чтобы высосать на себя большое количество воздуха из этого уровня. Надо только подложить взрывчатку и взорвать дверь лифта. Одним большим взрывом мы можем разворотить ее ко всем чертям, а если люди этого уровня любят воздух, то будут с нами говорить. О'кей?

Я сокрушенно покачал головой.

— Ты так ничего и не понял, — произнес я, внутренне кипя от его идиотизма. — Ты совершенно не представляешь себе, в какой Вселенной все мы сейчас находимся, и не важно, хватит ли у вас взрывчатки пробить дыру в уровне. Возможно, хватит. Но истоми вы не причините никакого вреда. Им не нужен воздух так же, как и свет. Вы можете годы напролет палить в них из своих дурацких пищалей, и это не нанесет им абсолютно никакого урона. Неужели до ваших куриных мозгов не доходит, что ваше оружие больше никуда не годится?

Они одновременно посмотрели на ружья, все еще нацеленные мне в грудь. Я повернулся к Талии и Каллиопе: ну, можете ли вы хоть немного помочь? Кажется, я сделал все, что мог, и теперь настал их черед. Но те лишь обалдело наблюдали странные взаимоотношения совершенно чуждых им существ. Вероятно, они даже не думали, есть ли у них повод для беспокойства.

— Мы можем провести вас туда, где вы свяжетесь с Девяткой напрямую, сказала Каллиопа. Я не совсем понял, что она имела в виду. Разумеется, Девятка присутствовала и здесь. Она была в стенах, она была в небе, она слышала каждое слово, и нам не нужно никуда идти. Или я что-то не понял?

Но мог ли я жаловаться? Я был всего лишь сторонний наблюдатель.

— А тебе. Финн, разве они до сих пор не встречались? — спросил я. — Когда ты проснулся, там не было никаких призраков?

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — ответил он.

— Мне следовало бы предупредить Мирлина, что не стоит будить спящих собак. Ну хотя бы самого Мирлина ты видел?

— Того верзилу, который выводил меня из жуткого лабиринта?

— Разумеется.

— Он пошел обратно как раз перед тем, как я повстречал здесь своих товарищей.

— Они вовсе не твои друзья, Джон, — произнес я, переключившись с пароля на английский. — По сравнению с ними военно-космические силы для тебя все равно что мать родная. Ты можешь быть куском дерьма, но ты — кусок дерьма под командованием Сюзармы Лир. Ей ты можешь доверять. А неандертальцы стрельнут тебе в спину с той же легкостью, с какой смотрят тебе в глаза.

Голубоглазый вздернул ружье, чтобы показать, что мой образ действий ему не нравится.

— Заткнись, Руссо, — произнес Финн на пароле.

— Я хочу, чтобы меня отвели к начальству. И немедленно! — потребовал голубоглазый.

Тут в разговор вступила Талия-7 и заговорила с захватчиками, как я понял, на их языке.

Офицер ответил на нем же и, что самое удивительное, вступил в серьезный диалог со сционками. Внезапная отставка меня несколько задела и заставила обеспокоиться. Наиболее очевидная причина перехода на другой язык состояла в том, что товарищи голубоглазого не знали пароля и теперь могли понимать все, что говорилось. Но в глубине души меня не покидало грызущее сомнение: может, они просто не хотят, чтобы я все это слышал? Пришлось себе напомнить, что сционы могут сколько угодно быть похожими на долговязых плюшевых мишек, но откуда знать, на чьей они стороне.

Прошло около трех минут, прежде чем они опять перешли на понятный мне язык. Говорить была очередь Каллиопы.

— Мы сделаем все, что хочет этот человек, — произнесла она, подтверждая ранее высказанное ею же нелепое предложение. — Мы проведем их по коридорам, чтобы они получили возможность поговорить с Девяткой напрямую.

Ну, если она хотела подключить их к линии, то я не возражал. В конце концов это был мир Девятки, а все мы, независимо — знали мы это или нет — были для хозяев не более чем насекомые. И тут уже не стоял вопрос, насколько интересен каждый из нас сам по себе: Все козыри были в руках Девятки, я в этом ни секунды не сомневался и готов был играть в любую игру, какую она предложит.

— О'кей, — произнес я. — Раз надо, значит, надо. С этими словами мы двинулись обратно в лабиринт коридоров, представлявший из себя лишь крохотную часть тела Девятки. По дороге я чувствовал себя очень неуютно, потому что Финн шел у меня за спиной, нацелив ружье между лопаток. Оставалось одно утешение: если Финну встречаться с привидениями раньше не доводилось, то сейчас ему от этой встречи никуда не деться.


Глава 27 | Захватчики из Центра | Глава 29