home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

В жизни каждого человека наступает момент, когда он начинает превращаться в камень. В случае шефа Табоады этот момент наступил двадцать восемь лет назад, когда он возглавил полицию Паракуана. Он хорошо помнил тот день в 1978 году. Коллеги еще звали его Траволтой. Он возвращался в офис после очередного скучного дня, собираясь писать отчет. В дверях его встретил Круз Тревино. Похоже, Тревино ждал именно его.

— Эй, ты слышал, что происходит в Мадере? — спросил он. — Барбосе дали пинка под зад. Он ушел в отставку.

— Потрясающе! — обрадовался Табоада. — Давно пора! Я не понимаю, как эту красную свинью вообще могли избрать мэром.

— Погоди, это еще не все. У нас тут инспекция из Мехико.

— Черт подери! А шеф в курсе?

— Шеф пока не вернулся из Сьюидад-Виктории.

— А что он там делает?

— Об этом я и хотел у тебя спросить. Ну-ка, колись!

Появился Чикоте:

— Сеньор Табоада, вас ждут наверху.

Шесть незнакомых парней в штатском перевернули кабинет шефа вверх дном. Лолита бегала туда-сюда с документами.

— Это он, это сеньор Табоада, — крикнула она, увидев, что один из них — самый высокий и крепкий — не позволяет Траволте войти.

— Сеньор Хоакин Табоада? — К нему подошел смуглый приземистый человек лет пятидесяти. С виду начальник. У него были темные очки и двойной подбородок. — Мы хотели с вами поговорить.

Толстяк улыбнулся в предвкушении.

— Сеньор Педро Гарсиа Гонсалес задерживается в Сьюидад-Виктории. Тем временем президент прислал нас сюда, чтобы мы проинспектировали его работу. Нам нужна ваша помощь.

— Позвольте узнать, кто вы?

Человек продемонстрировал ему жетон СБП, Службы безопасности президента. Хосе Карлос Дуранзо, заместитель командующего. Табоада много слышал о нем — Дуранзо, ночной кошмар политзаключенных. Редкий изверг и садист.

— Приятно познакомиться.

Дуранзо обнял его за плечи, как старого друга.

— Идемте прогуляемся. Прогулки полезны для здоровья, не правда ли? Скажите, сколько вам лет?

— Двадцать девять.

— Двадцать девять… вы очень молоды, очень. Если вы поможете мне прояснить кое-что, при всей вашей молодости вы станете очень счастливым человеком.

Траволта пока ничего не понял, но уже почувствовал, что удача повернулась к нему лицом. На него обратил внимание такой могущественный человек, как Дуранзо! Вот как ассистенты выслуживаются перед ним.

— Скажите, Хавьер…

— Хоакин.

— Скажите, Хоакин, вы готовы к тому, чтобы занять этот кабинет?

— А как же шеф Гарсиа?

— Не беспокойтесь, он только что подал прошение об отставке. Это и к лучшему, верно? Он стар, ему скоро семьдесят лет, и пора на покой. Настало время смены караула, не так ли?

Эти слова произвели на Траволту настолько сильное впечатление, что он даже остановился. Но агент Дуранзо настойчиво увлек его за собой.

— Послушайте, Хавьер…

— Хоакин.

— Послушайте, Хоакин, люди гораздо более компетентные, чем мы с вами, хотели бы, чтобы вы заняли пост шефа полиции. Люди высоко наверху. Не знаю, понимаете ли вы, о чем я.

Челюсть у Табоады так и отпала.

Чернокожий агент, который сопровождал их, вмешался:

— У него могут иметься другие планы, сеньор.

— Кто же спорит? Это вполне возможно. Но люди, которые послали меня сюда, хотели бы, чтобы вы приняли это предложение. Они оказывают вам высокую честь, ну и, конечно, они вправе ожидать кое-что взамен. Так сказать, услуга за услугу. Понимаете? Так что вы скажете, Хавьер… Хоакин?

Табоада, судорожно сглотнув, ответил:

— Да, сеньор.

— Браво, мой мальчик! Вы тот человек, который мне необходим. Теперь предлагаю перейти к более конкретным вопросам. Я хочу проверить ваши дедуктивные способности. Кто, по вашему мнению, убил девочек?

Табоада задумался. Ага, вот зачем они приехали. Понятно…

— До недавнего времени я был уверен в том, что это сделал человек по имени Рене Луис де Диос Лопес.

— Значит, Рене Луис. Отлично. Пусть его приведут, если вы считаете, что это он.

— Подождите, сеньор, против него недостаточно улик, нет доказательств…

— Бросьте, Хавьер… Будучи полицейским, вы должны доверять собственной интуиции и дедукции. Так что тащите сюда вашего подозреваемого. Не забудьте наш уговор: услуга за услугу.

К тому времени они вернулись в кабинет, и в заключение разговора Дуранзо хлопнул Табоаду по спине и сказал:

— Надо отпраздновать ваше новое назначение. Лолита, принесите нам виски, ром, лед — все что есть. Ночь впереди длинная.

Они пьянствовали до утра. Без конца поднимали тосты за будущее Траволты, желали ему всяческих успехов и удачи. И повторяли: ты только не забудь, что мы для тебя сделали, ведь мы будем возвращаться, ты повезешь нас на пляж с девочками, ты ведь знаешь, где тут классные девочки? А один, совсем пьяный, твердил, что люди — это ходячие скелеты, обросшие мясом. Потом Негро, чернокожий помощник Дуранзо, поговорив по рации, сообщил своему шефу, что два местных копа привезли задержанного сеньора Клементе Моралеса. Один остался в машине, а второй вывел его и переговаривается на первом этаже с Баррьосом, Гутьерресом и Фернандесом, которые его встретили.

— Замечательно, — сказал сеньор Дуранзо, — вы двое — ты и ты — доставьте сеньора Моралеса домой к его брату. Пусть там отдохнет. Объясните ему ситуацию и извинитесь перед ним. Проследите, чтобы о нем позаботились. А этого идиота посадите в одиночку. Хоакин, у вас есть надежные камеры с хорошей звукоизоляцией? Табоада кивнул.

— Хорошо, такая нам скоро понадобится.

— А его напарник, что сидит в машине?

— Действуйте согласно моему приказу.

Они начали избиение на первом этаже и продолжили в подвале. Ромеро был почти труп, когда вспотевший Дуранзо передал кастет Траволте.

— А ну-ка, Хоакин, приступай! — И пока Табоада показывал свою прыть, тот его подзадоривал: — Еще, еще! Вмажь ему, пусть сдохнет, предатель.

Он впервые действовал с такой жестокостью.

Теперь, двадцать пять лет спустя, он вспоминал это, а заодно и слова пьяного федерала: люди — это ходячие скелеты, обросшие мясом.


Глава 1 | Черные минуты | Глава 3