home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Все у меня было впервые. Первая ложка каши, первая рюмка водки, первая сигарета, первая женщина… Мерседес вдыхала в меня жизнь. Я быстро пошёл на поправку и был выписан под надзор моей спасительницы, переехав в небольшой домик в окрестностях Мадрида. Она жила одна и всю нерастраченную любовь, сохранявшуюся в недрах монашеского одеяния, она отдавала мне. И я будто был законсервирован, как джинн в бутылке, пролежавшей тысячу лет на морском дне, не чувствовал своего возраста.

Что такое шестьдесят лет для мужчины? Расцвет физических и духовных сил. Как правило, люди к этому времени становятся руководителями государств, достигнув положения, о котором все мечтают в двадцать лет. Если бы эта работа была так тяжела, то руководителей государств увольняли бы на пенсию в сорок лет, как армейских капитанов. Работа майоров, полковников, генералов становится все легче и легче и поэтому предельный возраст служб продлевается до шестидесяти лет и более.

– Меня никто не искал, – спросил я у своей спасительницы-подруги.

– Не припомню, чтобы вас кто-то разыскивал, – сказала она после некоторого раздумья, – фото мы отдали в полицию и все. А ты так и не вспомнил, кто ты и как тебя зовут.

– Вряд ли кто-то будет разыскивать меня, – думал я, – Мюллер уверен в том, что я не проснусь никогда, дед Сашка просто не знает, где меня искать, а привлекать ко мне внимание и обращаться в полицию он не будет.

Советская разведка зафиксирует, что я не прибыл в Аргентину и вообще пропал или скрылся от неё. Занесут в поминальник разыскиваемых предателей на случай, если я все-таки где-то вынырну. Вот и все. А ты сиди и думай, начинать тебе новую жизнь с чистого листа или нажать кнопку и вернуться туда, где ты был? Но тогда ты вернёшься как бы с того света, напугав своим появлением многих людей. Давай думай. От того, что ты сейчас ответишь Мерседес, будет зависеть твоя дальнейшая жизнь.

– Мне это трудно сделать, но мне кажется, что я жил в этом городе и что я не всегда был монахом, – сказал я, – давай мы будем совершать еженедельные прогулки в разные районы города, может быть, я найду что-то знакомое и вспомню все.

В пятницу я повёл Мерседес в тот район, где была моя клиника. Вернее, мой кабинет-офис-квартира. Все было на месте. Моя вывеска «Psyho und analitik». Немецкая школа. В офисе сидела женщина-секретарь. Она поднялась, чтобы воспрепятствовать моему продвижению в кабинет, но я глянул на неё так, что она села в своё кресло.

В кабинете вела приём моя бывшая помощница. Увидев меня, она осеклась на полуслове, но я сделал успокаивающий жест рукой и вместе с Мерседес прошёл на свою жилую половину. Правда, это уже была не моя жилая половина, а женское жилое помещение. Обо мне там ничего не напоминало.

– И здесь меня вычеркнули из списков, – подумал я. – А что ты хотел? Ведь тебя не было почти десять лет. Скажи спасибо своей помощнице, которая не бросила твоё дело и, судя по всему, ведёт его успешно.

Примерно минут через пятнадцать вошла моя помощница.

– Дон Казанова, где же вы были? – сказала она. – Мы уже подали заявление на ваш розыск, но ваших следов никто не мог отыскать. Тогда я взяла дело в свои руки. Готова отчитаться по всем вопросам.

Молодец женщина. Я не ошибся в своём выборе. Деловой и порядочный человек.

– Вы очень хорошо сделали, что не бросили это дело, – сказал я, – работайте и ведите дело так, как считаете это нужным. Через какое-то время мы все переоформим на вас. Мне сейчас нужна некоторая сумма денег, чтобы восстановить мои документы.

Как все хорошо получилось. Без трагедий и военных действий с новым собственником. Через неделю мы выехали в Париж на поиски деда Сашки.

С дедом Сашкой тоже было не все в порядке. К кому бы я ни обращался, все почему-то опускали голову и старались ничего не говорить. В компании «Ситроен» вообще сказали, что не могут давать информацию о своих инвесторах. В квартире, где он жил, были другие хозяева, но и они не могли мне помочь. Старушка, мать нового консьержа, подслеповато смотрела на меня, то ли узнавая, то ли не узнавая, а потом сказала, что мой друг умер и похоронен на западном кладбище.

– Как он умер? – поинтересовался я.

– А он своей смертью не умер, – сказала старушка, – застрелили его. Сожительница его застрелила. Где он такую стерву нашёл, одному только Богу известно. Разлюбил он её, а она возьми, да и застрели его из револьвера, а потом и сама застрелилась. Так и похоронили их рядышком.

Могилу деда мы нашли быстро. У французов в похоронном деле полный порядок. На сером камне была фотография деда Сашки и надпись – Алехандро Гривас. Так никто и не узнает, как сгинул дед Сашка. Пусть родственники думают, что замучили его фашисты и вспоминают как героя. Так и есть.

Пусть земля тебе будет пухом, мой верный соратник и товарищ. Эх, не пригласил с собой на кладбище фотографа, чтобы сфотографировать могилу. Ладно, не последний день живём, ещё появляюсь здесь и обязательно сфотографирую надгробный камень и пошлю фото его родственникам.


Глава 12 | Личный поверенный товарища Дзержинского. Книга 5. Поцелуй креста | Глава 14