home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 09

Итан последовал за Маркусом по коридору второго уровня мимо ряда дверей с табличками «Лаборатория А», «Лаборатория В», «Лаборатория С». У дальнего конца коридора, откуда рукой было подать до лестничного пролета, провожатый Итана остановился возле двери с круглыми стеклянными окошками и вытащил ключ-карту.

– Не знаю, как долго мне придется задержаться, – сказал Итан, – но я пошлю людей известить вас, когда готов буду вернуться в город.

– Без проблем. Я все время буду рядом.

– Нет, не будете.

– Шериф, мне приказано…

– Идите и плачьтесь боссу. Может, вы и мой шофер, но не моя тень. Отныне – нет. А пока будете плакаться, выцарапайте отчеты Алиссы о выполнении ее задания.

Итан выхватил у молодого человека ключ-карту, провел ею по ридеру и пихнул обратно ему в грудь. Перешагнув через порог, повернулся, взглядом осадил провожатого и захлопнул дверь у него перед носом.

В комнате было темно, но не совсем – здешний полумрак походил на полумрак в кинотеатре за пять минут перед началом фильма.

На стене впереди висели мониторы – пять по горизонтали и столько же по вертикали. Справа от экранов виднелась еще одна дверь, в которую можно было войти с помощью ключ-карты. Итану никогда не предоставлялось право доступа к наблюдению.

Человек в наушниках развернулся вместе с вращающимся креслом.

– Мне сказали, что вы можете мне помочь, – обратился к нему Итан.

Человек встал. Он был в рубашке с короткими рукавами, застегнутой на все пуговицы, в галстуке с зажимом. Лысеющий. С усами. На его лацкане виднелось пятно, которое могло быть пятном от пролитого кофе. Судя по виду, ему было самое место в центре управления, а эта комната определенно изучала флюиды мозгового центра.

Итан подошел, но не протянул руки.

– Я уверен, вы многое обо мне знаете, – сказал он, – но, боюсь, я даже не знаю вашего имени.

– Я – Тед. Глава группы наблюдения.

Итан пытался подготовиться к этому мгновению. К встрече с человеком Пилчера номер три, с тем, кто шпионит за людьми Заплутавших Сосен в самые сокровенные их моменты. Желание сломать этому парню нос было даже сильнее, чем ожидал Итан.

«Ты наблюдал за мной и Терезой в постели?»

– Вы расследуете убийство Алиссы? – спросил Тед.

– Верно.

– Она была замечательной женщиной. Я хочу помочь вам, чем только смогу.

– Рад слышать.

– Пожалуйста, садитесь.

Итан последовал за Тедом к мониторам. Они уселись во вращающиеся кресла на колесиках. Контрольная панель выглядела так, будто могла прекрасно вписаться в инопланетный космический корабль. Техника со множеством клавиш и тачскринов выглядела куда более продвинутой, чем что-либо, запомнившееся Итану в его мире.

– Прежде чем мы начнем, – сказал Бёрк, – я хочу спросить вас кое о чем.

– Конечно.

– Все, что вы делаете, – это сидите тут и подглядываете за чужими личными делами. Верно?

Глаза Теда как будто затуманились – от стыда?

– Это моя жизнь.

– Вы были в курсе миссии, которую Алисса выполняла в городе?

– Да.

– Хорошо. Итак, вот в чем заключается мой вопрос. Вы состоите в команде самой изощренной системы наблюдения, какую я когда-либо видел. Как же вы упустили момент ее убийства?

– Мы не можем уловить все, мистер Бёрк. В городе установлены тысячи камер, но большинство из них – внутри домов. Когда четырнадцать лет тому назад появились Сосны, у нас была куда более обширная наружная сеть, но природные стихии причиняли ей значительные повреждения. Они выводили камеры из строя. И наше поле зрения резко сократилось.

– Значит, то, что произошло с Алиссой…

– Произошло в «слепом пятне», недосягаемом для камер, да.

– Эти «слепые пятна»… Вы знаете, где они находятся?

Тед снова сосредоточился на панели управления, его пальцы со скоростью света порхали по множеству тачскринов.

То, что транслировалось на мониторах, исчезло. Изображения на двадцати пяти экранах слились в одно – это был аэрофотоснимок Заплутавших Сосен.

– Итак, мы смотрим на город и долину, – сказал Тед. – Практически на каждый квадратный фут недвижимости внутри электрифицированной ограды. Мы можем приблизить любое место, какое захотим.

Изображение увеличилось, показав школу – оборудование игровой площадки резко вошло в фокус.

– Это в реальном времени? – спросил Итан.

– Нет. Это фотография сделана годы назад. Но вот сетка, на которой основаны все наши отслеживания.

Тед постучал по экрану кончиками пальцев. Появился верхний светящийся слой дей-гло[19],

Тед показал на экраны.

– Везде, где вы видите этот светящийся слой, у нас есть камеры, реагирующие на микрочип, которые ведут передачу в режиме реального времени. Но даже в пределах этого покрытия можно увидеть черные пятна.

Он легко прикоснулся к панели управления, и один из домов заполнил весь экран. Плоское изображение, снятое сверху, сменилось трехмерным снимком, сделанным с улицы. Одно скользящее движение пальца – и викторианские окна и деревянная обшивка стен исчезли, а изображение превратилось в интерактивный план дома.

– Как видите, в этой резиденции есть три «слепых пятна». Однако…

Светящийся люминесцентный слой сменился четким красным.

– Того, что мы зовем «слепыми пятнами», нет. Этот дом, как и все до единого жилища в городе, снабжен микрофонами, достаточными, чтобы уловить любые звуки громче тридцати децибел.

– А насколько громок звук в тридцать децибел?

Тед прошептал:

– Беседа в библиотеке.

Он вернул на экраны вид Сосен с высоты с люминесцентным верхним слоем.

– Итак, если не считать немногих «слепых пятен» в каждом доме, большинство помещений в Соснах тщательно просматриваются. Но как только вы выходите из дома, даже в городе, в фасаде системы начинают появляться трещины. Посмотрите на все эти черные области. Вот задний двор, в котором вообще нет визуального наблюдения. А с кладбищем так просто катастрофа: всего несколько камер здесь и там. И когда вы удаляетесь от центра Сосен в сторону утесов, становится только хуже. Посмотрите на те «слепые пятна» на южной стороне. Участки в двадцать акров, которые совершенно не мониторятся. Что ж, теоретически у нас есть способ справиться с этим.

Тед ткнул в какую-то кнопку на клавиатуре.

Новый верхний слой соединился с люминесцентным.

Появились сотни красных пятнышек.

Подавляющее большинство кучковались рядом с центром города на участке радиусом в шесть кварталов. Некоторые из них двигались.

– Узнаете? – спросил Тед.

– Микрочипы.

– Мы считываем четыреста шестьдесят сигналов. Одного не хватает.

– Потому что я сижу здесь, с вами?

– Верно.

Тед перевел курсор на неподвижное пятнышко в здании на Главной улице. Постучал по тачскрину. Раскрылась выноска с текстом.

Итан прочитал: «Брэд Фишер».

– Насколько мне известно, прошлым вечером вы ужинали с Брэдом и его женой. Сейчас десять часов одиннадцать минут утра, и мистер Фишер находится в своей юридической конторе. Там, где ему и положено быть. Конечно, все эти сведения могут передаваться самыми разными способами.

Все пятнышки исчезли, кроме того, которое обозначало Фишера.

Отметка времени внизу экрана начала отматываться назад.

Пятнышко двинулось к выходу из здания, потом – на север по Главной улице и вошло в свой дом.

– И как далеко во времени вы можете вернуться? – спросил Итан.

– Вплоть до интеграции мистера Фишера.

Красная точка ринулась через весь город. Отматывались назад месяцы. Годы.

– И я могу сделать так, что на экране останется его след, – сказал Тед.

След появился, повсюду возникли запутанные линии, как будто кто-то провел стилусом по экрану.

– Впечатляет, – сказал Итан.

– Конечно, вы понимаете нашу проблему.

– Система работает до тех пор, пока люди не вырезают свои микрочипы.

– Нелегкая и отнюдь не безболезненная процедура. Само собой, вам это известно.

– Итак, чем именно вы занимаетесь целый день? – спросил Бёрк.

– Вы имеете в виду – как один человек может мониторить целый город?

– Да.

– Наденьте эти наушники.

Итан схватил наушники с пульта управления.

– Вы меня слышите? – раздался в его ушах громкий и четкий голос Теда.

– Угу.

Пальцы Теда трудились над тачскринами и изображением Заплутавших Сосен, и траектория, оставленная Брэдом Фишером за все время его существования здесь, сменилась двадцатью пятью отдельными изображениями на двадцати пяти мониторах.

– Я – один из трех специалистов, занимающихся наблюдением в реальном времени, – сказал Тед. – За той дверью у нас имеются еще четыре специалиста-наблюдателя, которые проверяют отмеченный видеоматериал и круглосуточные аудиозаписи. Отслеживают интересующих людей. Составляют рапорты. Общаются с нашей командой в городе. С вами. Вы понимаете, как система собирает и сортирует информацию?

– Нет.

– Я не говорю, что видео не играет решающей роли, но вообще-то аудиозаписи – вот на что мы полагаемся больше всего. Наша система имеет новейшую и самую лучшую программу распознавания голоса, которая отслеживает определенные слова и интонации. Мы не столько ищем определенные слова, сколько скрывающиеся за ними эмоции. А еще у нас есть программа, распознающая жестикуляцию и мимику, но она менее эффективна.

– Не могли бы вы продемонстрировать?

– Конечно. Подождите минутку. Поначалу это будет сбивать с толку.

Изображения на экранах начали меняться.

Итан увидел…

…женщину, моющую посуду…

…классную комнату, в которой Меган Фишер показывает на доску…

…парк у реки, пустой…

…человека, сидящего в доме на стуле и глядящего в никуда…

…мужчину и женщину, трахающихся в душе…

И так далее, и тому подобное.

Изображения сменяли друг друга все быстрее.

Кусочки аудиозаписей.

Клочки бесед, бессмысленных, вырванных из контекста, будто ребенок крутил ручки радиоприемника, перебирая станции.

– Вы уловили? – спросил Тед.

– Нет, а что?

Изображения застыли. Одно из них заполнило все экраны.

Вид с потолка: женщина прислонилась к холодильнику, скрестив руки, обведенная контуром люминесцентной краски.

– Вот, – сказал Тед. – Это – защитная поза. Видите опознание на верхнем слое?

Перед женщиной стоял мужчина, лица которого не было видно.

– Давайте проверим, сможем ли мы посмотреть под лучшим углом.

Три вида кухни с трех разных камер промелькнули слишком быстро, чтобы Итан смог уяснить, что они передают.

– Не-а, они дают картинку не лучше.

Итан наблюдал, как правая рука Теда увеличила громкость в цифровом регуляторе на экране.

В наушниках Итана ясно зазвучала подслушанная беседа.

Женщина сказала:

– Но я видела тебя с ней.

Мужчина ответил:

– Когда?

– Вчера. Вы сидели за одним столом в библиотеке.

– Мы друзья, Донна. Вот и всё.

– Почем мне знать, что между вами нет чего-то большего?

– Потому что ты мне доверяешь? Потому что я люблю тебя и никогда бы не сделал того, что причинило тебе боль?

Тед убрал громкость.

– Ладно. Я помню эту пару. Он и вправду ей изменяет. Я помню по меньшей мере четырех женщин, с которыми он это проделывал. Настоящий подонок.

– Тогда почему вы не продолжаете отслеживать?

– Мы продолжим.

Говоря это, Тед что-то набирал на клавиатуре.

– Я прямо сейчас помечаю эту видеосъемку. Сегодня попозже один из наших спецов изучит снятый о мистере Изменщике метраж, начиная приблизительно с прошлой недели. Подтвердит, что ни одна из его свиданок не выходит из-под контроля. И завтра с утра пораньше на столы мистера Пилчера и Пэм лягут отчеты о наблюдении.

– А потом?

– Они предпримут шаги, которые сочтут необходимыми.

– Вы имеете в виду – помешают ему заниматься такими делишками?

– Если увидят в его поведении угрозу общему миру? Безусловно.

– И что они с ним сделают?

Тед поднял взгляд от панели управления и улыбнулся.

– Вы имеете в виду – что вы с ним сделаете. По всей вероятности, именно вам придется с этим разобраться, шериф Бёрк.

Тед снова настроил экраны на показ одного изображения: вида Заплутавших Сосен с высоты.

– Теперь у вас есть базовое понимание того, как работает наша система и каковы ее возможности. Я в вашем распоряжении. Что вы хотите увидеть?

Итан откинулся на спинку кресла.

– Вы можете вызвать отслеживающий чип Алиссы?

Красное пятнышко появилось в доме на восточном конце города.

Тед сказал:

– Очевидно, это не ее чип. В ночь своей гибели Алисса вынула микрочип и оставила его в ящике прикроватного столика.

– Я и не знал, что у Пилчера была дочь. Как он держится?

– Честно говоря, не знаю. Дэвид – сложный человек. Превыше всего он ценит контроль над своими чувствами. Но я уверен, что в глубине души он горюет.

– Где мать Алиссы?

– Не здесь, – сказал Тед тоном, который отбивал охоту к дальнейшим расспросам.

– Хорошо, дайте мне взглянуть на ее передвижения по городу, начиная с недели тому назад.

Тед принялся колдовать над пультом управления.

Пятнышко вернулось из дома в общественные сады, потом снова переместилось в дом. Покинуло дом и исчезло с карты.

– Это тогда, когда она в последний раз была внутри горы? – спросил Итан.

– Да.

Микрочип Алиссы двинулся обратно в город.

Туда-сюда по Главной улице.

В общественные сады.

Потом снова домой.

Итан встал с кресла и вытянул руки над головой.

– Вы можете вызвать другой микрочип? – спросил он.

– Конечно. Чей?

– Кейт Хьюсон.

– Вы имеете в виду – Кейт Бэллинджер.

Тед ввел на клавиатуре это имя и правой рукой прикоснулся к панели.

В другой части города возникло второе пятнышко.

– Можете выделить все случаи, когда две эти точки бывали в одном и том же месте в одно и то же время? – спросил Итан.

– Дельная мысль! Начиная с какого времени?

– В том же временном промежутке. Начиная с недельной давности.

Итан наблюдал, как Тед вводит параметры в форму. Когда он снова посмотрел на экраны, там было четыре парных пятнышка на карте, составленной по аэроснимкам.

– А вы можете…

– Запустить видео и аудиозаписи каждой такой встречи? Я уж думал, вы никогда не попросите.

Тед выделил первую пару точек в общественных садах.

– Это была первая встреча, – сказал он. – Произошла шесть дней тому назад. Погодите секундочку… Позвольте найти угол получше.

Он перебрал несколько точек обзора – слишком быстро, чтобы Итан успел понять, что к чему.

– Ладно, вот наш победитель.

Экраны заполнило изображение Кейт. На ней было летнее платье, солнцезащитные очки и соломенная шляпа. Она лениво шла по направлению к камере между рядами приподнятых клумб. На одной ее руке болталась плетеная корзина, пузатая из-за набитых в нее овощей и фруктов.

В нижней части экрана показался чей-то затылок.

– Это Алисса? – спросил Итан.

– Да.

Тед увеличил громкость.

Кейт:

– Яблок больше нет?

Алисса:

– Нет, они быстро закончились.

Кейт сунула руку в свою корзину и протянула что-то Алиссе.

– Остановите, – сказал Итан.

Изображение застыло – Кейт с протянутой рукой.

– Что это такое? – спросил Итан.

– Зеленое яблоко?

Тед запустил видео.

Кейт:

– Вы всегда приносите нам самые очаровательные фрукты и овощи. И я решила принести вам что-нибудь из своего сада.

Алисса:

– Какой роскошный перец.

Кейт:

– Спасибо.

Алисса:

– Я съем его нынче вечером.

Кейт ушла за пределы кадра.

– Хотите посмотреть снова? – спросил Тед.

– Нет, прокрутите следующую.

Они пронаблюдали еще за тремя встречами Кейт и Алиссы.

На следующий день на Главной улице женщины разминулись друг с другом, и Алисса покачала головой.

Еще через день, в парке на берегу реки, пути их снова пересеклись. На этот раз Алисса кивнула.

– Интересно, к чему все это? – спросил Тед и взглянул на Итана. – Есть идеи?

– Пока нет.

Тед запустил видеозапись последней встречи Алиссы и Кейт. Она произошла в общинных садах в день смерти Алиссы и была точно такой же, как и первая.

Кейт остановилась у овощного прилавка Алиссы.

Они обменялись несколькими словами.

Кейт протянула Алиссе еще один сладкий перец.

Тед поставил видео на паузу.

– Наверное, внутри перца записка, – сказал Итан.

– В которой написано – что?

– Не знаю. Время и место встречи? Инструкции для Алиссы, как вынуть ее микрочип? Объясните мне вот что: насколько я понимаю, когда эти Скитальцы вынимают свои чипы, вы не можете их отследить. Но разве камеры не фиксируют по-прежнему их передвижения?

– Нет.

– Нет?

– Наши камеры настроены только на близость и перемещения микрочипа.

– И что именно это значит?

ажение пустого места. Поэтому наши камеры настроены на микрочипы. Другими словами, до тех пор, пока чип движется за пределами диапазона действия сенсора, камера пребывает в спящем режиме. Она передает видеоизображение только тогда, когда засекает микрочип. И даже в этом случае – если чип не двигается в течение пятнадцати секунд, камера возвращается в спящий режим.

– Итак, вы говорите, что…

– Камера не работает непрерывно. Когда жители вынимают свои микрочипы, они во всех отношениях становятся призраками. Каким-то образом эти Скитальцы догадались, как одурачить систему.

– Покажите мне.

Тед включил новое изображение и сказал:

– Вот последние тридцать секунд видеозаписи Кейт в ночь убийства Алиссы.

На экранах появилась спальня.

Кейт вошла в комнату, одетая в ночную рубашку до колен.

За ней последовал муж.

Они вместе забрались в кровать, выключили свет.

Камера наверху переключилась на ночное видение.

Бэллинджеры лежали в кровати совершенно неподвижно.

Спустя пятнадцать секунд изображение потемнело.

Когда запись включилась снова, комнату заливал утренний свет, и Кейт с мужем сидели на кровати.

– Снова с чипами, – сказал Итан.

– Да. Но всю ночь, примерно с десяти пятнадцати до семи тридцати следующего утра, они были призраками. И в этот период Алисса рассталась с жизнью.

– Вот почему Пилчер проводит «красные дни», не так ли? – Итан посмотрел на Теда. – Я прав? Не только потому, что хочет, чтобы город сам поддерживал правопорядок. Но потому, что когда кто-то вынимает чип, Пилчеру без нашей помощи ни за что не отыскать такого человека.


* * * | Сосны. Заплутавшие | * * *