home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сказка шестая, или Вечная дружба

— О чем бы вы хотели услышать сегодня, Ваше Величество? — Ведьма сидела в кресле, сжимая в руках чашку с горячим травяным настоем.

Абель никогда не могла отказать угощеньям ведьмы, поэтому перед ней на столе также стояла чашка, клубившаяся ароматным паром. Но если пирожные, которые Абель ела в прошлый раз, были сладки, словно райская нега, то сегодняшний чай оказался таким горьким, что, глотнув его, девушка невольно поморщилась.

— Я даже не знаю, — пролепетала королева в ответ на поставленный ведьмой вопрос. — Я привыкла, что вы сами выбираете темы для сказок.

— Часто в нашей жизни наступают моменты, когда мы сами должны делать выбор, не доверяя его иным людям. Я думала, вы хорошо это усвоили по предыдущим сказкам, — ведьма усмехнулась растерянной принцессе. — Вам не нравится чай, Ваше Величество? — неожиданно добавила она.

Абель растерялась еще больше, чем прежде. Она почувствовала, что была бы не прочь, если бы за ее плечом вдруг появился кто-то из старых советников со скрипучими голосами. Королева не желала признавать этого, но уже давно она успела привыкнуть к тому, что все самые важные ее решения принимаются другими людьми. Она привыкла, что, как королева, не допускает ошибок.

— Чай горький, — выдавила Абель, поняв, что ее молчание слишком затянулось.

— Как и жизнь, Ваше Величество. В ней сладость сменяется горечью, ореховые пирожные — чаем с полынью. Так же, как после бездействия, должно начинаться действие, — ведьма глотнула чаю. — Вам пора научится принимать решения. Иначе в чем же смысл моих сказок, если вы ничему не учитесь?

— Сказки рассказывают для развлечения, — Абель поняла, что сказала полнейшую ерунду сразу, как только слова сорвались с ее губ. Конечно, сказки, что рассказывают старые нянечки — это просто развлечение, хотя и они при помощи своих историй воспитывают детей.

Ведьма криво улыбнулась уголком рта, показывая, что такой ответ более чем нелеп.

— Так о чем же вы хотите услышать сегодня, Ваше Величество? — вернулась она к изначальной теме.

— О… дружбе, — королева выпалила первое, что пришло ей в голову, но поняла, что действительно с удовольствием послушает такую сказку.

— Хорошо, — ведьма одобрительно кивнула. — Дружба… Вы знаете, что такое дружба, Ваше Величество?

Абель не знала, как ответить на этот, вроде бы такой простой, вопрос. Что такое дружба? Каждый человек должен знать об этом, ведь у всех есть друзья. Абель задумалась. А были ли у нее когда-нибудь настоящие друзья? Бывают ли у королев вообще эти настоящие друзья? Ведь почти все относятся к королеве с уважением и теплом исключительно из-за короны на голове, а не из-за ее личных качеств. Лишь после смерти правителя люди начинают говорить о нем правду, уже не опасаясь наказания.

— Друзья — это люди, которые никогда не предадут и всегда будут рядом, — тихо сказала Абель.

Ведьма кивнула, но королева так и не поняла, был ли этот кивок одобрением или нет.

— У одного плотника из ныне забытого королевства был сын. Звали его Ричардом. С детства он больше проводил времени на улице, чем дома. Отец пытался учить его своему ремеслу, но мальчику больше нравилось лазить по деревьям да прыгать по крышам. Так он и рос — иногда появляясь дома, чтобы выучить урок отца, а потом вновь побежать по улицам, босыми ногами по пыли. Однажды Ричард встретил мальчика по имени Томас. Он был его ровесником и так же, как Ричард, предпочитал уличные веселья сиденью дома. Мальчики быстро поладили и стали друзьями, которых называют неразлучными, вечными. Их дружба действительно была крепка. Друг за друга они готовы были на все.

По крайней мере, так им казалось…

Однажды в деревне появилась новая семья — мать и три дочери. Они ни с кем не общались и жили обособленно, отвергая все попытки соседей завести с ними знакомство. Но самая младшая из дочерей, звавшаяся Майрой, не хотела так жить. Ей грезились знакомства с интересными людьми, дружба, быть может, даже любовь. Она хотела испытать все эти чувства, хотела больше всего на свете. И вечером, когда в деревне устраивалась ярмарка, она сбежала из дому. Ярмарка поразила девушку своими огнями и маленькими представлениями, что устраивали сами жители, но более всего Майру поразили двое юношей, что продавали деревянных лошадок и яблоки в карамели. Оба они были так прекрасны, что девушка не могла отвести взора от их лиц. Она поняла, что влюбилась в них. С тех пор она стала часто убегать в город втайне от матери и сестер, чтобы встретится со своими возлюбленными — Ричардом и Томасом.

— Она любила их сразу двоих? — с непониманием воскликнула Абель. — Но разве это возможно?

— Возможно все, Ваше Величество, — ведьма печально улыбнулась. — Ричард влюбился в Майру с первого взгляда. Он был романтичным, мечтательным юношей, и глаза Майры, напоминающие закатное небо, впечатлили его с первого взгляда. А Томас… По складу своему этот юноша был совершенно иным, полной противоположностью своему другу. Он влюбился в Майру, как в красивую девушку. Ричард по ночам грезил о том, как завтра заговорит с Майрой, скажет, как любит ее глаза, ее голос, все в ней; а Томас ночами представлял Майру, лежащую с ним рядом, в его кровати, тепло ее тела, жар ее дыхания.

Майра же забавлялась, глядя, как оба юноши влюблены в нее. Она поняла, что ее чувства далеко не были любовью, но отказываться от таких поклонников девушка не собиралась. Они делали все, о чем бы она ни попросила, особенно Ричард. Он преклонялся перед ней, словно перед божеством, он был готов сделать все что угодно, лишь бы угодить ее желаниям, вызвать улыбку на ее лице. Майра презирала его за это. Она считала его чувства непозволительной слабостью, что убивает гордость и затмевает разум. Томас был девушке куда больше по нраву. Его холодность, смешивающаяся с жаркими взглядами, покорила ее, хоть она себе в этом и не признавалась до конца. В душе Майра уже давно сделала выбор, но ей так не хотелось лишаться Ричарда, этого дурачка, что боготворил ее. Но также Майра понимала, что ее игра с ними двумя не может длиться вечно. И она приняла решение, которое многие женщины уже принимали до нее и будут принимать всегда — игру должна была закончить не она, а сами юноши.

Ричарду девушка сказала, что любит его и хочет быть вечно с ним, но Томас ей мешает. Она рассказала, что Томас пристает к ней с неприличными предложениями и говорит, что если она не согласится, то он возьмет ее силой. А Томасу Майра сказала, что желает его уже долгое время и хочет быть с ним, но Ричард с его любовью надоел ей, и она жаждет избавиться от него более всего на свете, чтобы жить спокойно. Ведь он каждый день ходит к ее дому и клянется в вечной любви, говоря, что Томас не заслуживает ее красоты и чистоты. Оба юноши, снедаемые пусть столь разной, но все же любовью, поверили девушке, забыв о годах дружбы, которую когда-то называли вечной.

Несколько дней юноши выслеживали друг друга, чтобы уловить удобный момент для «разговора», но вот как-то вечером они оба столкнулись на заднем дворе трактира. Томас был крайне пьян, а Ричард выпил лишь немного, но выглядел не менее пьяным. Оба они уже ненавидели друг друга, и эта ненависть, наконец, выплеснулась наружу. Возможно, если бы юношам хватило ума умерить свой пыл и просто поговорить, то все закончилось бы не так печально, но юность ведь не ведает покоя. Во время разгоряченной схватки Томас толкнул Ричарда наземь, не заметив в траве невысокого пня, на котором рубил дрова хозяин трактира. Ричард ударился головой об край пня и умер тут же, даже жгучая ненависть в его глазах не успела смениться покоем.

Абель вздрогнула от этих слов. Она настолько глубоко погрузилась в мир, сотканный голосом ведьмы, что перед ее глазами даже появились все образы — коварной Майры и глупых Ричарда и Томаса, но последний образ умирающего с ненавистью в глазах Ричарда до дрожи потряс королеву. Как же глупо вот так умереть! Как же глупо предать многолетнюю дружбу из-за какой-то девушки!

— Войны начинались и из-за меньшего, Ваше Величество, — словно бы отвечая на мысли Абель, сказала ведьма. — Все самое жуткое в нашей жизни происходит из-за мелочей.

— Что случилось дальше? — дрожащим голосом спросила Абель. Она была так опечалена этой сказкой, но все же хотела услышать, чем все закончилось. Где-то глубоко в ее сердце все еще теплилась надежда на лучшее, на то, что в этой истории хоть кто-то будет счастлив.

Ведьма внимательно посмотрела на Абель, словно думая, можно ли ей рассказывать дальше историю или нет. Вероятно, увиденным она осталась довольна, ибо ее мелодичный голос вновь начал сплетать из слов картины, что на сей раз были запятнаны кровью.

— Томас понял, что он сотворил, в тот же миг, когда у Ричарда сердце вздрогнуло последний раз и замерло. Весь хмель выветрился из его головы, горе упало на него всей своей тяжестью. Он хотел пойти и признаться во всем, но понял, что хочет сделать еще кое-что. Поэтому Томас оттащил тело Ричарда в лес, прикрыл его листьями и отправился на поляну, где договорился встретиться сегодня с Майрой. Всю дорогу он волновался, что девушки не окажется на месте, что она сбежит, не придет… Руки юноши дрожали, и он сжал их в кулаки, до боли впившись в ладони короткими ногтями. Майра была на месте согласно уговору. Она стояла, прислонившись к дереву, и наблюдала за звездами, что уже пестрыми букетами раскинулись на темном небе. Она была спокойна, и улыбка на ее устах, когда она увидела Томаса, так и светилась счастьем. Томас подошел к ней, но даже не слышал ее слов. Он видел, как шевелились ее губы, как плясали бесенята в ее глазах, но не слышал ни звука. В его ушах звучал лишь его собственный сердечный ритм, быстрый, взволнованный, гневный. Дрожь волнения в руках прошла, но все его тело захватила дрожь гнева. Не говоря ни слова, не издав не звука, Томас набросился на девушку, в глазах которой радость сменилась паническим страхом. Он обесчестил ее, а затем свернул ей шею. Избавившись от этого ужасного гнева, Томас обессилел. Он чувствовал, что больше ничего не хочет и никогда не захочет, посему он вернулся домой, написал записку, в которой признался во всех своих преступлениях, и повесился.

Его тело, а также тела Ричарда и Майры нашли на следующий день. Все жители деревни были опечалены случившимся и строили предположения о том, что могло подтолкнуть Томаса к столь зверским убийствам, ведь юноша в своей записке написал лишь признание, а о причинах не обмолвился ни словом. Но эта причина и так была почти всем ясна — любовь и ревность, два чувства, что вечно связаны в один узел. Два самых разрушительных чувства на земле.

Ведьма умолкла и глотнула чаю, который уже давно остыл. На лице ее застыла печаль, которой Абель еще не приходилось видеть. Сама же королева не могла удержать слез, как, впрочем, и всегда.

— Я не понимаю, как можно было так поступить, как можно было позволить фальшивым чувствам затмить истинную дружбу? — Абель всхлипнула и, последовав примеру ведьмы, глотнула чаю. Он был таким горьким, что девушке вновь захотелось заплакать.

— Все дело в том, что в нашей жизни не бывает фальшивых чувств, Ваше Величество. Каждое чувство настоящее. Был миг, когда Майра действительно любила, я знаю это. Но у каждого чувства есть свой срок. Ни одно чувство не может жить вечно. Не бывает вечной дружбы, вечной любви — это все обман. Время стирает чувства, разбавляет их яркость, словно вода краски. В нашей жизни у всего есть конец. У самой жизни есть конец, а уж у чувств… тем более.

Абель вздохнула. Конечно, она знала это, знала где-то внутри, но, как и каждый человек, не хотела в этом признаваться. Всем людям нравится верить в то, что существует любовь до гроба, дружба, что не кончается… счастливый конец, который обязательно будет за следующим поворотом, а если его там не будет — значит, должен найтись еще один поворот, ведь конец обязательно должен быть счастливым. Ведьма своим мелодичным голосом разрушила эту иллюзию, разбила ее, словно хрупкое стекло, оставив душу Абель мерзнуть в комнате без окон. Как жить, заведомо зная, что хорошего конца не будет?

— В этом и заключается искусство жизни, Ваше Величество. Нужно уметь смотреть в глаза пропасти и идти в нее, зная, что там таится лишь тьма, но твердо веря, что в любой тьме найдется лучик света. Пусть это будет совсем маленький лучик, лишь блик свечи, пылающей так далеко, что она еле видна. Это и есть магия — уметь верить, когда знаешь, что того, во что веришь, не существует.

Абель допила свой чай, на этот раз не поморщившись. Она почувствовала среди горечи полыни какую-то новую нотку, намек на сладость. Возможно, это была лишь иллюзия, но королеве хотелось в нее поверить.

— Именно так, — ведьма одобрительно улыбнулась. — Верить, несмотря ни на что.


Сказка пятая, или Летопись жизни | Сказки лесной ведьмы | Сказка седьмая, или Последствия желаний