home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

Королева Абель, смахнув со лба выбившуюся из прически прядь, выглянула в окно. Ее муж сегодня в течение дня должен вернуться с охоты. Женщине все время казалось, что она уже слышит завывающий вдалеке рог, звук которого становится все ближе, но стоило ей замереть и прислушаться, как она понимала, что этот звук был лишь плодом ее собственной фантазии.

Небо с самого раннего утра заволокли серые кудрявые тучи, казавшиеся тяжелыми, как промокшее пуховое одеяло. Абель чувствовала, что скоро начнется гроза, и очень надеялась, что Франциск успеет попасть в замок, прежде чем она вступит в силу.

Маргарета и Дитрих — дети королевы — играли в своей комнате. Больше всего они любили играть в войну, в которой Дитрих был доблестным странствующим рыцарем, а Маргарета или прекрасной принцессой или коварной — зависело от того, в каком настроении находилась девочка.

С самого утра они рвались на улицу, но Абель не пустила их играть в парк у замка, волнуясь, что они могут замерзнуть или промокнуть под неожиданно начавшимся дождем. Женщина всегда волновалась за них, возможно, слишком уж сильно, но тех, кого любишь больше всего на свете, всегда стараешься уберечь от всего — будь то смерть или простой дождь.

Глядя на серые тучи, что все сгущались и темнели, словно за ними солнце уже успело смениться луной, Абель вновь вспомнила о том последнем вечере с ведьмой, со времен которого прошло уже пятнадцать лет. Она тогда была еще совсем маленькой девчонкой, которая, тем не менее, выросла за несколько вечеров общения с таинственной ведьмой. Она до сих пор помнила все сказки в деталях, даже своих детей она назвала в честь героев из этих сказок. Кому-то это могло показаться нелепым, но только не королеве, ведь она прекрасно понимала, что именно ведьма сделала ее такой, какой она стала. Ведьма создала ее, и королева была ей за это благодарна.

Когда ведьма исчезла, а она рассеялась в воздухе, словно дым от костра, лишь сказав последние слова своей сказки, Абель думала, что не переживет этого. Она помнила, как тогда, выходя из опустевшей комнаты, в которой все вмиг затянулось паутиной, будто там никто и никогда не жил, она думала, что жизнь ее утратила смысл. Несколько дней она пролежала в кровати, то ударяясь в слезы, то проклиная весь мир в самых грязных выражениях, которые ей были ведомы. Юной королеве тогда просто не хотелось жить.

Но однажды вечером, когда яркие краски заката уже ушли с неба, улетели, словно стая разноцветных птиц, Абель почувствовала, что к ней постепенно возвращаются силы. Все время она думала о сказках, рассказанных ведьмой, перебирала в голове их детали, и пыталась открыть в них какой-то новый смысл. И она поняла то, что знала всегда, но при этом боялась признать — ведьма бы не рассказывала сказки тому, кто не сможет их понять и не сможет использовать полученные из них знания. А раз ведьма выбрала ее, Абель, то, значит, она в ней что-то увидела, что-то, чего сама девушка еще не смогла в себе найти. Но Абель поняла, что должна найти в себе эти сокрытые силы, чтобы показать ведьме, что она не ошиблась, поверив в нее.

На следующий же день юная королева распустила всех своих старых и надоевших ей советников и набрала новый совет, в котором собрала действительно умных и честных людей. Она стала осваивать различные науки, которым когда-то не придавала значения, и вскоре люди в королевстве стали любить свою королеву не только за милую улыбку и доброту в глазах, но и за мудрые решения и доброту в самом сердце.

Королева улыбнулась своим воспоминаниям. Она помнила все в деталях, будто это происходило вчера. Абель помнила, как она постепенно понимала, что значит действительно быть королевой. Ведь главное — вовсе не корона, а сердце и разум, которые всегда должны быть чистыми и открытыми.

За прошедшие годы королевство расцвело. Конечно, не бывает вечного безоблачного счастья, но его маленькие лучики часто заглядывали во владения Абель, и этого хватало, чтобы все чувствовали себя счастливыми. В том числе и сама королева.

Тринадцать лет назад она заключила брачный договор исключительно из политической выгоды, но в итоге получила мужа, который ее полюбил всем сердцем, и которого так же крепко полюбила она. Франциск стал замечательным королем, и королева часто слышала, как люди говорят, что они с мужем очень похожи на родителей Абель. Это было для нее самым большим комплиментом, какой только можно было придумать, потому что, хоть она и была еще не особо смышленой во время царствования родителей, она знала, что они были одними из лучших правителей.

Потом у Абель родились дети — Дитрих, а через два года Маргарета. Как любая мать, она считала своих детей самыми лучшими в мире. Дитрих, резвый золотоволосый мальчик с мечтательными голубыми глазами, внешне очень похожий на свою мать, с самого маленького возраста был непоседой. Ему хотелось все время узнавать что-то новое и сражаться. О да, он грезил о сражениях и во сне, и наяву. Маргарета была полной противоположностью своему брату. Внешностью она пошла в отца — густые брови, большие карие глаза, цвета шоколада, и вьющиеся каштановые волосы, слегка отливающие бронзой. Девочка любила тихо сидеть у камина и слушать нянечкины сказки, или читать книги. Конечно, она была не против веселых игр, как и каждый ребенок, но в ее шоколадных глазах было много… знания, словно она уже успела прожить множество жизней и много всего повидать.

За окном начал накрапывать маленький дождь. Абель знала, что дождь еще разгуляется, а сейчас он просто берег силы, чтобы потом пролить на землю потоки припасенной среди туч воды.

В последний вечер с ведьмой тоже шел дождь. С тех пор для Абель это природное явление стало символом. Символом очищения и перемен, символом печали и тоски, символом тайны и магии, символом ведьмы. Той самой лесной гостьи, которую однажды втолкнули в тронный зал со связанными за спиной руками, которая изменила мир вокруг, изменив лишь восприятие этого мира у одного-единственного человека.

Иногда Абель думала о том, куда же сейчас ведут дороги ведьму. На север ли, на восток ли? Она пыталась представить, чем ведьма занимается, какие сказки она рассказывает, и какие зелья она варит. Но воображения королевы не хватало для того, чтобы представить ведьму во всей ее красе и вскоре она перестала этим забавляться, ибо любая ее фантазия тут же начинала казаться ей какой-то ерундой.

Теперь, когда за окном начинался дождь, Абель просто садилась у окна и смотрела вдаль на густые леса и туманные горы. Возможно, где-то в глубине души она надеялась, что меж деревьев промелькнет красное бархатное платье, но разумом она понимала, что этому не бывать. Такие, как ведьма, никогда не пойдут по уже хоженым тропинкам.

— Мама-мама! Папа едет, — закричали Маргарета и Дитрих в один голос, ворвавшись в покои королевы. За ними с виноватым видом вбежала старая нянечка, беспокоясь, что дети могут нарушить отдых ее королевы.

Абель улыбнулась старой женщине и, изящно махнув рукой — что удивительно, в этом жесте не было и доли надменности — отпустила ее. Матери не положено слишком долго отдыхать от своих детей, а вот прислуга должна иметь отдых, от своих забот, которых всегда слишком много.

— Неужели? — королева выглянула в окно и увидела, как под струями уже усилившегося дождя из леса один за другим выезжают придворные рыцари и друзья короля, выбегают резвые собаки. — А я их и не заметила, — рассеяно добавила Абель.

— Конечно, — Маргарета улыбнулась и женщина вновь поймала себя на мысли о том, что улыбка дочери невероятно похожа на ту таинственную улыбку ведьмы, которая много лет назад так очаровывала ее. — Вы опять замечтались, мама.

— Давайте их встретим, пожалуйста, — прыгая по комнате от нетерпения, просил Дитрих, с мольбой глядя на мать.

— Хорошо, только возьмите теплые накидки, на улице холодно, — погладив золотистые волосы сына, согласилась Абель.

Дети выбежали из комнаты с веселыми песнями, чтобы взять накидки, хотя королева была более чем уверена, что они их все равно забудут и выбегут на улицу так, лишь бы быстрее увидеть отца.

Сама Абель достала из резного шкафа свою любимую бархатную накидку алого цвета, с мехом горностая и богатой золотой вышивкой, и накинула ее себе на плечи. Все это она проделывала неспешно, зная, что спешить некуда — Франциск подождет столько, сколько будет нужно.

Женщина посмотрелась в зеркало и заправила за ухо выбившуюся из прически прядь, которая все время падала ей на глаза и щекотала нос. Сетка с мелким жемчугом, державшая ее прическу, слегка съехала на бок, и королева ее кое-как подправила. Правильно делать прически она так и не научилась, хотя пыталась освоить это искусство не один год. Королева улыбнулась своему отражению, словно делясь с ним своей радостью, и положила зеркало на тумбочку возле кровати.

Прежде чем выйти из комнаты, Абель бросила последний взгляд за окно. Крупные капли дождя скатывались по оконному стеклу, темно-серое небо пронзали ярко-золотые, словно огненные, молнии и где-то далеко слышался грохот грома, похожий топот огромного войска. Перед глазами принцессы промелькнула давно позабытая картина: теплый огонь в камине, дождь за окном и ведьма, в темных, как беззвездная ночь, глазах которой стоят горькие невыплаканные слезы.

Уж не по ведьме ли тогда плакали небеса?


Сказка восьмая, или Отголоски прошлого | Сказки лесной ведьмы | После эпилога