home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восьмая

Дерек Эмлот скрывал довольно много под своим мальчишеским видом и дружеской улыбкой. Он не поднялся бы до положения главы «Каско Фармацевтикалс» без значительной изворотливости, и компания не процветала бы так под его началом, если бы он не был решителен в деловых вопросах.

Его поездка в Японию в полной мере проверила оба этих качества. Трудные переговоры продолжались три дня, но Эмлоту все-таки удалось заключить сделку, которая предположительно могла принести компании в ближайшие годы огромный доход на расширяющемся и прибыльном дальневосточном рынке. В значительной степени будущий успех зависел от научной работы, которую проводил доктор Нильсон и его ассистентка, Кристина Грей.

Когда Дерек Эмлот подходил к своему кабинету, все еще ощущая эффект длительного перелета, совершенного накануне, в приемной его ждала Морин Макдоналд.

— Как слетали? — радостно спросила она.

Эмлот проворчал:

— Самое неприятное — это, как всегда, пересадка в Хитроу. За время моего отсутствия были какие-нибудь проблемы?

Морин покачала головой.

— Нет, насколько мне известно. Я оставила все поступившие отчеты у Каролины. Так что, когда вы будете готовы…

Эмлот нажал кнопку на своем селекторе.

— Не сейчас, — сказал он Морин, дожидаясь ответа личной секретарши. — Каролина… Зайдите, пожалуйста. И принесите отчеты, которые вам передала Морин.

— Да, кстати, — вдруг спохватилась Морин, — доктор Нильсон хочет, чтобы вы его приняли сегодня в любое время. Он говорит, это очень срочно.

Эмлот нахмурился.

— Скажите ему, что это невозможно. Поговорите с ним сами, выясните, что ему надо.

— Он настаивает на личной встрече с вами, — сообщила Морин. — Очевидно, если бы я могла ему помочь, я бы сделала это.

Эмлот собирался сказать что-то еще, но тут в кабинет быстро вошла Каролина. Она положила перед ним на стол пачку бумаг.

— Я заказала ленч с сэром Реджинальдом Нотоном на двенадцать тридцать. И еще вам срочный телефонный звонок от какой-то дамы. Она не назвала своего имени. Ее номер в вашем ежедневнике.

— Благодарю вас, Каролина. — Эмлот посмотрел на Морин. — Вы можете дать мне хоть несколько минут?

— Конечно.

Морин вышла вместе с Каролиной из кабинета в приемную.

— Догадайся с трех попыток, чей это телефонный номер? — шепнула Каролина, прикрыв за собой дверь. Она заговорщицки подмигнула Морин.

— Миссис Нильсон? — спросила Морин. В кругах, близких к шефу, не было секрета в том, что Эмлот уже несколько месяцев встречается с женой Нильсона.

Каролина кивнула и захихикала.

— Они начинают забывать про осторожность.


— Я не хочу, чтобы ты уходил, Дуглас, — сказал Эмлот после того, как Нильсон разъяснил ему свою позицию. — И особенно в «Ландсберг». Я готов платить тебе больше любой суммы, которую они тебе назначат, ты должен это понимать.

— Деньги не важны, Дерек. Просто мне здесь плохо.

— Послушай, я знаю, что ты чувствуешь, — примирительно сказал Эмлот.

— Вот как? — огрызнулся Нильсон, не готовый к тому, что его начнут увещевать изменить решение. — Я отдал «Каско» пятнадцать лет жизни, и что я получил взамен? Во-первых, дело с наталвином.

Эмлот развел руки в утешительном жесте.

— Дуглас, это было почти четыре года тому назад. Тогда это было ошибкой с моей стороны, и я раскаиваюсь. Однако нет необходимости вновь и вновь возвращаться к этому.

Но Нильсона нелегко было увести в сторону. У него открылась старая рана, и теперь ее необходимо было прижечь, раз и навсегда.

— Это была моя, и ничья больше, научная работа, мой успех. А статья вышла под именем доктора Макдоналд. За все, что я делал, почести доставались компании.

Эмлот вздохнул.

— Мне жаль, что ты до сих пор так переживаешь об этом, Дуглас. Правда жаль. Но мы и это сумеем тебе возместить, если только ты решишь остаться… по крайней мере до завершения текущего проекта. А там, через год, через два, решишь, как тебе поступить.

Нильсон покачал головой.

— Нет, я хочу уйти, Дерек. Хочу уйти сейчас. Я уже все для себя решил.

Эмлот предпринял еще одну попытку:

— А что обо всем этом думает твоя жена? — Он выдержал паузу, словно старался что-то вспомнить. — Кажется, ее зовут Мораг?

— Мораг на сто процентов на моей стороне, — солгал Нильсон. — Она полностью одобряет мое решение.

— Послушай, ведь и мы можем кое-что тебе предложить, — сказал Эмлот, все больше ощущая бессилие, — лучшее научное оборудование… дополнительных ассистентов… быть может, внеочередную статью по твоей теме, и так далее.

Взгляд Нильсона оставался бесстрастным.

— Хотя бы обдумай все еще раз, — почти взмолился Эмлот. — Твоя работа имеет для нас слишком большое значение. Подумай, что могло бы тебя заставить переменить решение, я готов рассмотреть любое твое предложение.

Нильсон встал со стула. С его точки зрения разговор был исчерпан.

— Я уже обдумал все не один раз, и все для себя решил. Что бы ты ни сказал, что бы ни сделал — ничего не изменится.

Он повернулся спиной к столу Эмлота и направился к двери, не сказав больше ни слова. Эмлот смотрел ему вслед, его лицо представляло собой зловещую, свирепую маску.

Прошло несколько минут, прежде чем он сумел успокоиться. Наконец он взял трубку и набрал номер.

— Мораг? — сказал он, когда ему ответили. — Это Дерек. Ты можешь встретиться со мной приблизительно через полчаса у кафедрального собора?


Мораг Нильсон, издалека увидев Дерека Эмлота, бросилась к нему на шею и нагнула его голову для страстного поцелуя.

Эмлот нервно стрелял глазами во все стороны, видя, что вокруг много народу.

— Я так по тебе соскучилась, — сказала Мораг.

Эмлоту удалось высвободиться из ее объятий и мягко отстранить ее.

— Я вернулся только вчера, поздно вечером, — объяснил он. — Неужели обязательно надо было звонить мне на работу да еще оставлять свой номер? Каролина может выяснить, чей это номер, по телефонной книге.

Мораг с виноватым видом посмотрела на него.

— Прости, но я не знала, как еще мне поступить. Я должна была поговорить с тобой. О Дугласе и его ливерпульской затее. Что мы будем делать?

Эмлот понимающе кивнул. Взгляд у него был недобрый.

— Кажется, он это всерьез. Но я готов предложить ему на двенадцать тысяч в год больше и новое оборудование. Все, что потребуется, по сути дела.

— И это подействует? — с сомнением спросила Мораг.

Эмлот ухитрился придать голосу большую уверенность, нежели он на самом деле чувствовал.

— Послушай, не надо волноваться. В Ливерпуль я его не пущу в любом случае. Только не в «Ландсберг» — со всеми знаниями, что заключены в его чересчур умной головушке.

Мораг это, вроде, немного успокоило.

— Я больше волнуюсь о нас с тобой, — сказала она, сжимая его руку и с обожанием заглядывая ему в глаза. — Мы увидимся сегодня вечером? Мы могли бы пойти в гостиницу или куда-то еще.

Эмлот нахмурился и отрицательно покачал головой.

— Сегодня нет. Мне надо побыть дома с детьми. Они так ждали отца с подарками. Знаешь, как это бывает.

Зря он это сказал. В самом начале замужества Мораг узнала, что Дуглас бесплоден. Ребенок, наверное, мог бы заполнить пустоту, которую она ощущала всю свою жизнь. Она помрачнела.

— Нет, я не знаю, как это бывает, — с горечью промолвила она. И обиженно отошла от Эмлота.

Эмлот понял, что невольно причинил ей боль.

— А что, если завтра вечером? — предложил он почти как утешительный приз.

Мораг немного подумала.

— Завтра вечером я собиралась заняться отчетностью одного клиента, но, думаю, к девяти я освобожусь.

— Отлично, значит договорились, — сказал Эмлот, втайне радуясь, что не придется проводить с ней весь вечер. Интрижка начала ему надоедать, а постоянные притязания Мораг утомляли его. Как и она, он вступил в брак из-за денег и перспективы, и его жена контролировала большую часть их недвижимости и инвестиций — деньги, которые «Каско Фармацевтикал» вскоре могут потребоваться, если не совершить научный прорыв в ближайшие месяцы.

Он наклонился и запечатлел формальный поцелуй на лбу Мораг.

— Рано об этом волноваться. Дуглас не увезет тебя в Ливерпуль, пока я не исчерпал все средства. — Он с некоторым превосходством улыбнулся Мораг. — Ученые как дети или собаки — помани их подачкой, и они тебе полностью преданы. — Он запнулся, поскольку вспомнил еще кое о чем, но не решил, как об этом сказать. — Знаешь, ты ведь можешь внести свою лепту, — наконец вымолвил он, не найдя более осторожного способа это выразить. — Попробуй сыграть роль любящей жены. Возможно, если ты хотя бы несколько дней станешь с ним поласковей, у него улучшится настроение.

Морис прекрасно поняла, куда он клонит. Она неприязненно передернулась.

— Дерек, иногда ты ведешь себя как бессердечная скотина. Ты думаешь, что я могу переключиться на Дугласа после всего, что было между нами? Кроме того, я вовсе не уверена, что он теперь меня хочет. Все зашло слишком далеко. Иногда мне кажется, что он был бы гораздо счастливее, если бы в постели с ним лежала какая-нибудь его мерзкая змея.

— Послушай, мне пора возвращаться, — вдруг сказал Эмлот. — Увидимся завтра вечером, после девяти. Ты сама закажешь номер той же гостинице, где всегда?

Мораг ответила с надрывом:

— Да, конечно, Дерек. Я все привыкла делать сама.

Она проводила взглядом уходящего Эмлота. Наконец, в глубокой задумчивости, она направилась к своей машине.


Глава седьмая | Змеиное гнездо | Глава девятая