home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятнадцатая

Энгус Маккей, кажется, чрезвычайно доволен собой. Так думал Эмлот, глядя на ученого, легкой походкой вошедшего к нему в кабинет. Эмлот привык к свойственной этому человеку непоседливости, даже к его высокомерию, но в это утро в его выражении было нечто особенно самодовольное, и это, очевидно, предвещало какие-то проблемы.

— Итак, что за дело потребовало такой срочности? — спросил Эмлот, когда Маккей без приглашения уселся напротив. Ему было интересно, нарочно ли этот прожженный интеллектуал старается вывести его из себя. Он уже имел наглость записаться на прием непосредственно у личной секретарши Эмлота вместо того, чтобы поступить в соответствии с заведенным в фирме порядком.

Маккей положил нога на ногу и откинулся в кресле.

— Дело в том, что мне предложили работу, — с гордостью заявил он. — И что любопытно, через ту же посредническую фирму, что и Дугласу Нильсону.

Эмлот попытался достойно, сохраняя внешнее спокойствие, принять новость. Но у него ничего не получилось. Потрясения последних дней плохо сказались на его способности сохранять самообладание. Эмлот находился на грани нервного срыва. Он сразу помрачнел лицом.

— Господи, Энгус, это становится какой-то эпидемией! — выпалил он. — Сперва Нильсон, потом Кристина — и теперь вот ты. Что это за поветрие среди сотрудников «Каско»?

Маккей сохранял самодовольный вид.

— Надеюсь, меня не ждет похожая судьба, — сказал он. И без ложной скромности добавил: — Разумеется, рано или поздно это должно было произойти, Дерек. Как-никак, в своей области я вхожу в первую пятерку.

Эмлот не стал возражать. Действительно, он был удивлен, что этого не случилось раньше.

— И куда же? — поинтересовался он.

Маккей теребил бабочку.

— В «Торн Кэмфилд». Не самая крупная ступенька в карьере, признаю, но мне сказали, что они уже ассигновали два с половиной миллиона на исследования в текущем финансовом году.

— Сколько? — таков был следующий вопрос Эмлота.

Маккей ждал его. Он расплылся в улыбке, словно услышал удачную остроту.

— О, примерно на двенадцать тысяч больше, чем ты в состоянии предложить мне в данный момент.

Эмлот не удивился.

— По крайней мере мог бы не представлять меня таким скрягой. — Он помолчал, соображая, что еще могло бы заинтересовать чрезмерно самолюбивого Маккея. — Да, чуть не забыл, в Калифорнии нынешним мартом открывается большая научная конференция. Что скажешь, если мы предложим тебе провести там месячишко в качестве главы нашей делегации? Все расходы, разумеется, за счет фирмы.

Маккей размышлял. Это было искушение, но не слишком заманчивое, чтобы показывать вид.

— Очень любезно с твоей стороны, Дерек. Я проторчал здесь довольно долго. Настолько, что порой мне кажется, что я весь покрылся мохом.

Эмлот уловил первые, еще слабые признаки колебания.

— Слушай, почему бы нам не поужинать вместе? Обсудим все по-джентльменски за парой бутылочек хорошего вина. — Он потянулся к селектору. — Предпочитаешь какой-нибудь конкретный ресторан? — спросил он Маккея, прежде чем нажать на кнопку.

Тот подумал пару секунд.

— Да, я слышал, недавно в пригороде открыли очень неплохой ресторан французской кухни, — промурлыкал Маккей. — Страшно накладно, конечно…

Эмлот нажал на кнопку селектора.

— Каролина? Закажите, пожалуйста, столик в «Ля Пигаль» для меня и доктора Маккея на сегодняшний вечер.

Его секретарша была образцом исполнительности.

— Я сделаю это немедленно, — отрывисто проговорила она. — Кстати, здесь находится старший инспектор Таггерт. Он хочет поговорить с доктором Макдоналд. Я подумала, что вам лучше об этом знать.

— Да, спасибо, Каролина.

Эмлот отключил линию селектора. Его лицо лишь слегка омрачилось. Маккей же воспринял новость с нескрываемым ликованием.

— Видимо, пока он здесь, стоит попросить его, чтобы ко мне приставили круглосуточную охрану. В последнее время работать в «Каско» стало довольно опасным делом.

Эмлот принудил себя улыбнуться.

— Не думаю, что это так уж необходимо, Энгус, — сказал он дружеским тоном, скрывавшим отвращение к фатоватому коротышке. — Хорошо, продолжим нашу дискуссию вечером. За ужином.

Маккей поднялся с кресла и напоследок не удержался от еще одной колкости:

— Ты сказал: за ужином. Это хорошо, Дерек. Перекусить я не против, если только при этом меня самого не искусают, как бедного Дугласа.

Эмлот глядел ему вслед, когда тот выходил из кабинета, и спрашивал себя: а правильно ли он поступил, пытаясь его удержать в «Каско»? В отличие от Нильсона, Энгус Маккей был фигурой, которой вполне можно было пожертвовать. Его работа, хоть она и представляла ценность исходя из соображений престижа и повседневного оборота, все-таки по сути дела была рутинной. Быть может, если уж на то пошло, размышлял Дерек Эмлот, будет не так уж плохо, если Энгус Маккей в один прекрасный день исчезнет из «Каско» — тем или иным способом.

Он опять нажал на кнопку селектора, вызвав офис Морин Макдоналд.

— Привет, Морин. Вы можете быстро подготовить досье на Энгуса Маккея? В связи с его текущей темой. Он получил предложение от «Менеджмент Квэст», теперь вот грозится уйти. Мне надо выяснить, что мы теряем, если его отпустим. — Эмлот вдруг вспомнил про Таггерта. — Да, вот еще: Таггерт хочет нанести вам визит. Сейчас он направляется к вам. Будьте осторожнее, вы меня понимаете? Мы просто не можем позволить себе, чтобы достоянием гласности стал тот факт, что мы во многом держались на плаву за счет исследований Нильсона.

Последовала короткая пауза, во время которой Морин Макдоналд истолковывала для себя вроде бы случайное, но полное глубокого смысла замечание шефа.

— Я понимаю, Дерек, — произнесла она наконец и отключила линию на своем селекторе именно в то мгновение, когда в ее дверь постучался Таггерт. — Войдите, — властно пригласила она.

Таггерт шагнул в кабинет, озирая критическим взглядом роскошную обстановку.

— Должно быть, фармацевтический бизнес приносит неплохой доход, — заметил он.

Морин обезоруживающе улыбнулась, приглашая его сесть в кресло.

— Неплохой доход приносит косметика, господин старший инспектор, это я вам точно говорю. К сожалению, «Каско» никогда не выходила на рынок духов и пудры. Мы придерживаемся только серьезных научных исследований.

Таггерт позволил себе сесть.

— Насколько я знаю, вы уже слышали о Кристине Грей?

Морин кивнула.

— Да, и я шокирована и очень огорчена случившимся, — сказала она с кажущейся искренностью. — Кому это было надо?

— Очевидно, тому же, кому понадобилось сделать то же самое с доктором Нильсоном, — пробурчал Таггерт, следя по глазам за реакцией этой женщины. Не было никакой. — Значит, связь между этими двумя случаями вас не удивляет? — спросил Таггерт.

Морин чуть приподняла брови.

— Вы хотите знать мое мнение, господин старший инспектор? Я польщена. — Она ненадолго задумалась. — Нет, удивление — это не то слово. Достаточно очевидно, что какая-то связь должна быть, но какая именно — ума не приложу.

Таггерт изменил тактику.

— Насколько я понимаю, Кристина Грей провела вчера несколько часов с вами и Дереком Эмлотом? Какова была цель вашей встречи?

— Выяснить, над чем работал доктор Нильсон перед смертью, — запросто ответила Морин. — Только Кристина могла разобрать его последние записи и заметки.

Таггерт казался удивленным.

— Но ведь вы же научный директор! Неужто вы не знали?

Морин снисходительно улыбнулась.

— Очевидно, вы не совсем понимаете, что такое работа ученого, господин старший инспектор. Научное исследование не похоже на работу в конторе или на заводе, где босс точно знает, чем занимается каждый работник и что будет произведено в конце рабочего дня. Научные консультанты — это князьки в своем деле. Они сами себе первая и последняя статья закона. Обычно они составляют так называемую заявку на выполнение исследований в том, что может представлять собой довольно обширную область. Порой никто не знает как следует, чем они занимаются.

Таггерт кивнул.

— Хорошая у них, судя по всему, работа, — буркнул он. — Так какие же именно исследования проводил доктор Нильсон?

Морин помнила о предупреждении Эмлота, но скрывать основные факты не считала необходимым.

— В области молекулярной генетики, в широком смысле. Иммунизация, изучение токсинов. Если более конкретно, то использование нейротоксинов с целью разработки лекарства от мышечной дистрофии.

На Таггерта это произвело впечатление.

— И это можно сделать из змеиного яда?

— Из природных токсинов, — мягко поправила его Морин.

Но Таггерт не слишком волновали наукообразные эвфемизмы. Отрава — она и есть отрава.

— Наверняка лекарство от болезни, подобной мышечной дистрофии, могло принести миллионы, не так ли?

Морин подавила улыбку, игравшую у нее на губах. Несмотря то, что он изображал простака, Таггерт был вооружен сноровкой и точностью завзятого хирурга. Морин Макдоналд не успела заметить, как его скальпель уже вошел в сырую плоть их беседы. Держа в голове предостережение Эмлота, она искала способ отвлечь сыщика.

К счастью, именно в этот момент мимо ее офиса проходил Энгус Маккей. Морин увидела его через стеклянную дверь и поймала его взгляд. Подняв руку, она пригласила его войти, улыбаясь, как старому другу. Немного озадаченный этим внезапным и совершенно неожиданным радушием, Маккей задержал шаг, подошел к двери и просунул голову в кабинет.

— Мои поздравления, Энгус! — воскликнула Морин. — Дерек уже сообщил мне прекрасную новость.

Маккей впервые не нашелся, что ответить. Все, что он сумел выдавить — так это жалкую улыбку и слабый кивок. Затем он удалился, тихо прикрыв за собой дверь, и пошел дальше по коридору, озадаченно хмурясь.

Морин опять переключила внимание на Таггерта.

— Это был доктор Маккей, — объяснила она. — Еще один из наших научных консультантов. Специалист по аллергиям. Он только что получил заманчивое предложение от мультинациональной компании «Торн Кэмфилд». И, хотите верьте, хотите — нет, через то самое агентство, которое вышло на доктора Нильсона.

Одного намека на некую возможную связь оказалось достаточно, чтобы заинтриговать Таггерта и отвлечь его от опасной для Морин темы.

— Это агентство… Вы думаете, его умышленно натравили на «Каско»? — спросил он.

Морин засмеялась.

— О, это происходит сплошь и рядом, практически во всех посреднических фирмах. Просто «Менеджмент Квэст» специализируется в научной сфере, а мы, так уж случилось, одна из немногих крупных научных организаций в районе Глазго. Конечно же, это не какая-то вендетта, смею вас уверить.

Но Таггерт уже не слушал ее. Из подсознания выплыли слова констебля Райд, которые та произнесла сегодня утром на планерке: «Кристина Грей в очень плохом состоянии, сэр. Похоже, что у нее сильная аллергическая реакция».

Таггерт наклонился в кресле вперед, сощурив глаза.

— Вы сказали, что Маккей — крупный специалист по аллергиям? Это так, доктор Макдоналд?

Морин кивнула.

— Да, он один из первых в своей области.

Таггерт уже основательно попался на крючок.

— Значит, каким-то образом в работе он пересекался с доктором Нильсоном? Могли они, к примеру, сотрудничать в проекте, о котором вам ничего не известно?

Морин ненадолго призадумалась и наконец с сомнением покачала головой.

— В принципе, у них, вероятно, существовали некоторые точки соприкосновения, но чтобы работать вместе — нет, об этом не может быть и речи. Они друг друга не выносили.

— Профессиональная ревность? Или, возможно, нечто более личное? — нащупывал Таггерт.

Морин пожала плечами.

— Просто разные человеческие типы, вот и все.

Таггерт поднялся с кресла. Встреча с Морин дала несколько новых зацепок, которые следовало проверить. Причем не откладывая.

— Ах, еще один, последний вопрос, — спохватился Таггерт. — Почему все здесь так боятся говорить о ценности исследований доктора Нильсона?

Морин была совершенно выбита из колеи.

— Я не вполне понимаю, что вы имеете в виду, — излишне резко вырвалось у нее.

Таггерт улыбнулся.

— А мне кажется, вы прекрасно понимаете, о чем идет речь, — заявил он. — В «Ландсберг Кемиклс» были готовы вложить свыше миллиона фунтов в одно только оборудование для проекта доктора Нильсона.

Зная, что она уже выдала себя, Морин Макдоналд не видела смысла отрицать очевидное.

— Откуда вам это стало известно? — недоуменно спросила она.

Таггерт усмехнулся.

— Я звонил им сегодня утром. Так сказать, небольшая домашняя заготовка.

Уходя из кабинета, он позволил себе почувствовать легкое удовлетворение, поскольку ему удалось-таки потрепать перья у этой птицы.


Когда Таггерт подъехал на стоянку отделения полиции, Джардайн сидел на железной ступеньке посередине пожарной лестницы, уткнув голову в ладони. Таггерт медленно подошел к нему.

— Что вас гложет, Майкл?

Джардайн поднял голову и посмотрел вниз опустошенными, неподвижными глазами.

— Кристина Грей умерла полчаса назад, — уныло промолвил он.

Таггерт проклял себя за непонятливость. Ему надо было догадаться. Он отчаянно искал слова, которые могли бы утешить молодого коллегу, отвлечь его от страшного чувства вины. И то, что он в конце концов произнес, прозвучало как очевидная банальность.

— Вы ни в чем не виноваты, Майкл. И вы должны это знать.

Джардайн поднялся и слез с пожарной лестницы. Пошаркал ногами о гудронированное покрытие автостоянки, словно хотел удостовериться, что стоит на твердой земле.

— Маквити хочет видеть нас обоих, — сообщил он. — Я ждал вас.

И он направился к главному зданию. Таггерт молча шагал рядом. Ему нечего было сказать. Джардайн придет в согласие с собой в свое время, причем без посторонней помощи. Так же, как в прошлом это не раз делал сам Таггерт.


— Я вызвал вас обоих, потому что чувствую, что нам грозит опасность потерять в этом деле суть, — заявил Маквити. — А она заключается в том, что совершивший эти убийства стремится во что бы то ни стало помешать нам опознать найденные черепа.

— Согласен с вами, сэр, — сказал Таггерт. — Но пока не доведено второе лицо, мы не можем двигаться дальше.

Маквити не оставил это возражение без внимания.

— Когда оно будет готово, вы можете сказать? — спросил он.

— Карл Янг надеется завершить работу завтра, сэр, — информировал Джардайн. — Остались мелкие детали. Думаю, нам удастся поместить фотографии во втором выпуске «Ивнинг таймс».

— И тогда дело останется за читателями, — подхватил Таггерт. — Нам нужно знать имя второй женщины.

Маквити задумчиво кивнул.

— Итак, подведем итоги, — предложил он. — Что мы имеем на сегодня?

Таггерт с готовностью резюмировал:

— На сегодня мы имеем троих ученых, все трое мертвы. Двое из них работали в одной компании и участвовали в проекте, который в перспективе мог принести огромные деньги. А теперь еще один сотрудник намерен уйти из «Каско».

Маквити удивленно посмотрел на Таггерта.

— Третий? Это что-то новенькое!

Таггерт кивнул.

— Я узнал об этом несколько минут назад. Доктор Маккей. Его завербовали в том же самом посредническом агентстве, через которое была предложена новая работа доктору Нильсону.

— Мы знаем Маккея, сэр. Познакомились с ним на той самой вечеринке, — вставил Джардайн. — Прощелыга. Насколько я понял, коллеги его недолюбливают.

— Насколько важна его работа? — хотелось знать Маквити.

— Я интересовался этим, сэр, — сообщил Таггерт. — По всей видимости, он считается одним из авторитетов у нас в стране в области исследования аллергий. — Таггерт некоторое время помолчал для пущего эффекта. — А Кристина Грей умерла скорее от аллергической реакции, чем от непосредственного действия змеиного яда.

Маквити нахмурился.

— Погодите-ка. Не становимся ли мы немного параноиками?

Таггерт лукаво взглянул на шефа.

— Но мы не можем это проигнорировать, так ведь?

— После смерти Кристины ничего нельзя игнорировать, — с пафосом вставил Джардайн.

Что-то в его тоне насторожило Маквити. Он почувствовал глубинный, скрытый смысл. И быстро взглянул на Таггерта, подняв бровь в немом вопросе.

— Он обвиняет себя в смерти Кристины, сэр, — сказал Таггерт. — Разумеется, это нелепо, но вполне объяснимо.

Маквити поморщился, приняв горестную мину.

— Ах, что толку оглядываться назад, — заметил он. — Впрочем, все мы когда-то через это прошли.

Лицо Джардайна оставалось спокойным.

— Тут совсем другое дело. Я должен был это предвидеть.

Маквити перехватил обеспокоенный взгляд Таггерта и решил оставить эту тему.

— Итак, до завтрашнего утра у нас вынужденное бездействие. Я правильно понял ситуацию?

Таггерт утвердительно кивнул.

— Разве что перепроверить старые версии, сэр? В настоящий момент все зависит от того, будет ли опознан второй череп. Я планирую вступить в контакт с этим посредническим агентством, но не уверен, что к чему-нибудь приведет.

Маквити поправил бумаги на своем столе и вздохнул.

— Что ж, господа, держите меня в курсе.

Это был прозрачный намек на то, что аудиенция подошла к концу. Таггерт и Джардайн вышли из кабинета Маквити, обмениваясь взглядами, отражавшими общее разочарование, которое овладело каждым из них.

— Мы найдем его, Майкл, — промолвил Таггерт с гораздо большей уверенностью, чем на самом деле.

Джардайн был настроен менее оптимистически.

— Но сколько еще людей погибнет, прежде чем мы это сделаем? — с горечью проговорил он.


Глава восемнадцатая | Змеиное гнездо | Глава двадцатая