home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

Таггерт медленно шел между могил, направляясь к конкретному захоронению. Как он и думал, Анна Гилмор была уже там. Она сидела на траве с небольшим букетом цветов в руке и тихо смотрела на могильный камень.

Она не обернулась, когда он остановился сзади. Таггерт прочитал надпись на камне, как делал это уже много раз прежде: «Да поможет истина обрести покой после смерти».

— Я знал, что найду вас здесь, — мягко сказал он, встав рядом с ней. — Магазин был закрыт, и дома вас тоже не было.

Анна заговорила, не подымая глаз. Она узнала Таггерта по голосу.

— Просто мне сегодня не хотелось быть на людях. Я дала обещание Кену еще до того, как он умер. Я сказала, что приду к нему в тот день, когда мы ее найдем.

Она положила цветы к подножию надгробного камня и начала подниматься. Таггерт помог ей встать.

— Вы сдержали свое обещание, Анна, — ласково сказал он.

Анна слабо улыбнулась, словно думая о своем.

— Да, насколько возможно сдержать обещание, данное мертвым. Быть может, он хотя бы теперь обретет покой.

Она отвернулась от могилы и медленно пошла к выходу с кладбища. Таггерт побрел за ней.

— Анна… Дженет имела что-либо общее с компанией под названием «Каско Фармацевтикал»? — спросил он. — Она когда-нибудь упоминала о ней? Может быть, была знакома с кем-нибудь, кто там работал?

Анна некоторое время пыталась припомнить, затем отрицательно покачала головой.

— Нет, ничего не приходит в голову. Но в последнее время Дженет не рассказывала мне всего.

— Не могу смириться с мыслью, что была значительная часть ее жизни, о которой мы никогда не узнаем, — промолвил Таггерт. — Что-то, что могло бы дать нам новые перспективы, новое направление в расследовании, в котором мы никогда не двигались.

Анна сразу же встрепенулась и перешла в оборону. Это была давняя тема — по поводу которой у нее с Таггертом в прошлом возникли трения.

— Она никогда не принимала наркотики, Джим. Она никогда не попадала в такого рода беду. Иначе бы я знала. Дженет была славная девушка.

— Анна, я не обязательно имею в виду именно это, — поспешил успокоить ее Таггерт. — Но у нее могли быть какие-то секреты от вас и от Кена.

Анна устало вздохнула.

— Ах, вы всегда были циником, Джим. Вы никогда не верили, что девушка в этом возрасте может быть такой наивной, такой чистой, как Дженет.

Таггерт воспринял критику, не пытаясь защищаться.

— Да, это так… Но после ссоры с отцом она не поехала ни к друзьям, ни к одному человеку, к которому она, на ваш взгляд, могла обратиться. Она просто исчезла.

— А теперь нашлась, — тихо проговорила Анна. — Может, хватит уже? — Она заглянула Таггерту в глаза, но его виноватый вид послужил ответом на ее вопрос. — Так при чем здесь эта фармацевтическая компания?

— Я вовсе не уверен, что она причем, — признался Таггерт. — Просто это предчувствие, которое беспокоит меня вот уже несколько дней.

Анна вдруг резко изменила тему разговора.

— Этот молодой человек, который лепил лицо Анны, могу я попросить его отдать мне ее портрет?

Таггерт пожал плечами.

— У меня нет возражений. Конечно, я попрошу его об этом.

Губы Анны чуть тронула улыбка.

— У меня было очень странное чувство, когда я вошла в ту комнату.

Таггерт понимающе кивнул.

— Так и должно было быть.

— Словно… Словно она никогда и не пропадала, — прошептала Анна, глядя как-то очень странно.

Таггерт озадаченно посмотрел на нее, не понимая, что она имеет в виду. Они дошли до кладбищенских ворот. Машина Таггерта стояла прямо у выхода.

— Хотите, подвезу вас домой? — предложил он.

Анна покачала головой.

— Нет, мне хочется пройтись немного пешком. Вы не против, Джим?

— Конечно, нет, Анна, — ответил Таггерт. И ободряюще улыбнулся ей. — Будет все хорошо, Анна. Теперь вам будет легче.

Он пошел к машине, спрашивая себя, поверила ли она в то, во что не верил он сам.


Кристина Грей посмотрела в окно кабинета Дерека Эмлота. Уже темнело. Она взглянула на часы и удивилась, обнаружив, что это, по выражению доктора Макдоналд, «совещание» затянулось более чем на пять часов.

— Сколько вы собираетесь держать меня тут еще? — недовольно спросила она у Эмлота. — У меня даже не было перерыва на обед. Я устала и хочу есть.

Эмлот вопросительно посмотрел на Морин Макдоналд, которая ответила легким кивком. Тогда он начал собирать листы бумаги, записи и документы, захламившие стол.

— Нет, я думаю, хватит. Вы нам очень помогли. Спасибо. Счастье, что у доктора Нильсона была такая ассистентка.

— Прежде чем уйти, мне хотелось бы отдать вам это, — сказала Кристина. Она достала из кармана белого халата заклеенный конверт и положила его на стол Эмлоту. — Думаю, я не смогу продолжать работу без доктора Нильсона. Мы были одна команда, и теперь, когда его нет, я тоже хочу уйти. Вот мое письменное заявление.

Лицо Эмлота стало озабоченным.

— А как же ваш собственный проект? Об этом вы подумали?

Кристина спокойно выдержала его взгляд.

— Я обдумала все.

Эмлот взглянул на Морин Макдоналд, словно взывая о помощи.

— Хоть вы урезоньте ее, — попросил он.

Морин решила обратиться к ней как женщина к женщине, задушевно, что странно не вязалось с ее обычным тоном:

— Ваш проект очень важен, Кристина. Вы знаете, как дорого было приобретать и содержать змей. А если вам удастся выращивать ядовитые клетки в лаборатории из мертвых желез, то это сэкономит многие тысячи.

— Не говоря уж о том, что это будет революция в работе с природными токсинами, — подхватил Эмлот. — Ваши исследования могут создать вам громкое имя в научном мире. Я готов заключить с вами новый контракт на более выгодных для вас условиях.

Морин взяла конверт и передала его Кристине.

— Знаете что? Заберите ваше заявление и взвесьте все еще раз, — предложила она. — В конце концов, мы ученые. Не пристало нам решать такие вопросы в спешке.

Кристина нехотя взяла у нее конверт.

— Хорошо, я подумаю над вашим предложением, — сказала она Эмлоту. — Но должна сказать вам сразу: не рассчитывайте, что я изменю свое решение.

Она встала и собралась уходить, не замечая тревожных, почти безнадежных взглядов, которыми обменялись Морин Макдоналд и Дерек Эмлот.


Таггерт запер машину и пошел по дорожке к своему крыльцу. И вдруг он застыл, почувствовав в животе комок льда. На ступеньках стояла большая картонная коробка, почти идентичная той, что была обнаружена в спальне Нильсона.

Таггерт заставил себя сделать еще несколько осторожных шагов к коробке. Остановившись от нее в трех футах, он стал напряженно всматриваться в сумерки, ища на коробке какие-нибудь отличительные приметы. И в это время внутри что-то шевельнулось — едва уловимо, но тем не менее это было движение.

Таггерт почувствовал, как волосы на его затылке поднялись дыбом. Пересохло во рту. Он стал медленно отступать, отошел на три-четыре фута и затем, развернувшись, побежал прочь — к машине, в которой был радиотелефон.


Когда на место происшествия прибыл Джардайн, дом был со всех сторон оцеплен полицией, словно находился в осаде. Он сразу направился к Таггерту, который мрачно взирал на прожекторы, вооруженных офицеров и кипучую деятельность вокруг него. Он уже оправился от первоначального потрясения и теперь был просто зол, очень зол. Ведь это его дом, его крепость. Таггерт испытывал такое чувство, как будто пережил вторжение.

— Хорошо еще, что вы проявили бдительность, сэр, — сказал Джардайн.

Таггерт смерил его уничтожающим взглядом.

— Едва ли я мог не заметить эту гадость, или вы думаете иначе?

— А где Джин? С ней все в порядке?

— К счастью, ее нет дома, — сказал Таггерт. Мысль о том, что его жена могла в полном неведении открыть коробку, заставила его содрогнуться от леденящего ужаса.

— Вероятно, вы уже послали за Салливаном? — спросил Джардайн.

— Естественно, — ответил Таггерт с подчеркнутым ударением. — Я позвонил ему раньше, чем вам. Вот мы и ждем.

— Кстати, что вы узнали от миссис Эмлот? — поинтересовался Джардайн, скорее чтобы облегчить тоску ожидания, а не по какой-то другой причине.

— Она подтвердила слова мужа, и это естественно, — сообщил ему Таггерт. — А что Кристина Грей?

Джардайн в деталях передал ему разговор с Кристиной.

— Фактически, я ждал ее у дома, когда поступил ваш звонок, — закончил он свой рассказ. — Она все не появлялась, поэтому я опять пойду туда, попозже.

С внешней стороны оцепления подкатила еще одна полицейская машина. Из нее вышел Салливан со своими щипцами с резиновыми ручками и тряпичным мешком. Узнав его, Таггерт помахал ему из-за цепи полицейских.

— Ну что, какие у вас теперь проблемы? — бодро спросил Салливан.

Таггерт хмуро на него посмотрел и показал на коробку.

— Она вот там. Я видел, как коробка шевелилась.

— Внутрь вы, конечно, не заглядывали? — спросил Салливан, причем на его губах играла даже не улыбка, а след улыбки.

— Вы шутите? — взорвался Таггерт. — Нынче самоубийство не в моде.

— Ладно… Тогда мы сейчас посмотрим, что там, — промолвил Салливан и направился к крыльцу.

— Простите, сэр, миссис Таггерт здесь, — доложил один из констеблей.

Таггерт оглянулся и увидел инвалидную машину Джин, пристроившуюся за линией полицейских автомобилей. Он легонько подтолкнул Джардайна в ребра.

— Ступайте и успокойте ее, Майкл.

Когда Джардайн отошел, Таггерт продолжил созерцать разворачивающуюся драму. Салливан уже подошел к коробке и осторожно ее шевелил своими длинными щипцами. Очень медленно он отогнул верхний клапан коробки и наклонил ее, заглядывая внутрь.

Таггерт чувствовал, как от напряженности момента у него заколотилось сердце. И вдруг его челюсть отвисла в крайней досаде и разочаровании, когда Салливан бросил щипцы на дорожку перед домом и голыми руками полез в коробку. Таггерт даже похолодел, и у него заныло в желудке, когда руки Салливана исчезли по локоть.

Они появились вновь — уже с маленьким, пушистым и чрезвычайно беспокойным котенком. Салливан торжественно нес его по тропинке, после чего вручил Таггерту, улыбаясь во весь рот.

— Вот. Полагаю, это для вас.

Таггерту в этот момент страстно хотелось, чтобы земля разверзлась у него под ногами и поглотила его. Все его существо буквально испепелял стыд. В один момент ему даже показалось, что Салливан сбросит личину и явит себя в образе Джереми Бидля.

С огромным нежеланием взял он этого котенка на руки. Отвернувшись от крыльца, он направился к Джардайну, который помогал Джин выбраться из машины.

Не проронив ни слова, Таггерт бросил киску на колени жене. Ее лицо засияло от радости.

— О, какая чудесная! Должно быть, ее оставила миссис Макайвор, что живет через два дома от нас. У нее кошка принесла котят, а она слышала, что стряслось с моим бедным Тимми.

Таггерт предоставил ей восхищаться котенком в одиночестве. Он потянул Джардайна за рукав, посмотрел ему прямо в глаза в поисках хоть малейших признаков насмешки.

— Прошу никогда не упоминать об этом впредь, ни с кем, — предупредил он.

К его чести, Джардайну удалось сохранить совершенно серьезное лицо. Это потребовало от него нечеловеческих усилий.


Глава четырнадцатая | Змеиное гнездо | Глава шестнадцатая