home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог. Наследие Альмины

Прошло сто лет после того, как девятнадцатилетняя девушка прибыла в Хайклир с сундуками и дорожными чемоданами, набитыми платьями, шелками, шляпами, муфтами и изящными туфельками, а замок все еще является домом семьи Карнарвон. Построенный по восхитительному проекту третьего эрла, замок Хайклир представляет собой выдающуюся дань времени.

Альмина присутствовала на похоронах и королевы Виктории, и ее сына Эдуарда VII, а также на обеих коронациях. Она была хлебосольной хозяйкой, часто устраивавшей развлечения для своей семьи и друзей, среди которых имелись политики, авантюристы, генералы, хирурги, египтологи, тренеры скаковых лошадей, банкиры и авиаторы.

Ее не смущали траты огромных денег на исполнение замыслов. Многие наши надежды терпят крах из-за отсутствия достаточных ресурсов для воплощения их в жизнь. Благодаря обожавшему ее щедрому отцу недостаток денег никогда не становился препятствием для нее, так что эта женщина «мыслила масштабно» и, пока был жив ее первый муж, определенно преуспевала.

Во время Первой мировой войны Альмина затратила колоссальную энергию, помогая другим, не задумываясь о затратах времени и денег, просто ежечасно выполняя то, что требовалось для каждого человека. Она помогла спасти бесчисленное количество жизней, и ни мужчины, которых выходила, ни их семьи никогда не забывали этого. Сегодня о госпитале в Хайклире свидетельствуют лишь рассказы. До сих пор приезжают посетители, чтобы поделиться своими воспоминаниями или узнать немного больше о родственниках.

Поддержка Альмины и ее уход за мужем несколько раз спасали ему жизнь, а их длительное и счастливое супружество позволило ему продолжать работу в Египте, удовлетворяя свою страстную увлеченность. Карнарвон и Картер образовали уникальное содружество – два чудака, целеустремленных и упорных. Захоронение Тутанхамона по сю пору осталось единственным погребением, найденным не разграбленным – Святой Грааль, открывший несказанное сокровище. Кульминацией его открытия, как во многих захватывающих событиях, стала трагедия в момент триумфа, но история мальчика-царя с тех пор волнует воображение людей по всему миру, от школьников до выдающихся академиков.

Даже сегодня египтологи благодарны Альмине за ее щедрую поддержку Говарда Картера после смерти пятого эрла. Она продолжала финансировать его бригаду и лабораторию, пока он не закончил тщательные раскопки и описание каждого отдельного объекта. В 1936 году в качестве признательности за поддержку египетское правительство возвратило Альмине тридцать шесть тысяч фунтов, что покрыло ее затраты за этот период.

Влияние Ротшильда все еще чувствуется в Хайклире в драпировке стен из зеленого шелкового дамаска, там же стоит красивое пианино Альмины. Спальня Стэнхоупа сохранила свою обивку из красного шелка со времен посещения принца Уэльского в 1895 году.

Любовь Альмины к комфорту, основанная на последних достижениях техники, сделала Хайклир одним из первых домов, полностью оборудованных водопроводной системой для снабжения холодной и горячей водой. Та же самая система используется и сегодня, хотя трубы заменили. Хозяйка позаботилась и об электроснабжении, что намного уменьшило количество используемых свечей и масляных ламп, а также опасность возникновения пожара – угроза, жертвой которой становились другие крупные домовладения, подобные Хайклиру.

Альмина любила хорошее общество и вкладывала огромную энергию в организацию больших уик-эндов в Хайклире, как и любая хозяйка эдвардианской эпохи. Ее страсть к лучшему в богатой французской кухне до сих пор чувствуется в подаваемых там блюдах. Шеф-повар Хайклира предлагает некоторые из ее рецептов, например, gratin [59] с крабами, большим количеством сливочного масла и сливок, запеченный ягненок под травами и богатейший выбор десертов на шоколадной основе.

Огромные средства, переданные Альмине Альфредом де Ротшильдом при ее вступлении в брак, стали поворотным пунктом в поддержании финансового состояния Карнарвонов, поскольку долги были ликвидированы, а дела поместья велись на более прочной основе. Хотя многое из собственности мужа было продано для уплаты налогов на наследство или долгов, деньги Альмины и движимое имущество ее отца, а также выгодная сделка, которую она в конце концов заключила с музеем Метрополитен [60] по коллекции египетских древностей лорда Карнарвона, возможно, спасли Хайклир для будущих поколений ее семьи.

Пожалуй, самое большое наследство Альмина оставила в области медицины. Она осознала, что послеоперационный и посттравматический уход являются таким же этапом лечения, как и наилучшие хирургические методики и самое новейшее оборудование. Альмина понимала правильно слово «уход». Она осознала, что забота и обстановка в ее госпитале в Хайклире должны стать резким контрастом для пациентов, прошедших через ужасы Западного фронта. Альмина обращалась с ними как с гостями загородного дома, подавалось только наилучшее угощение с времяпрепровождением и отдыхом в парадных комнатах замка и в парке для тех, кто мог туда выйти. Она была ярой сторонницей гигиены: идеальная чистота одежды сестер милосердия и всех предметов домашнего обихода являлась повседневной заботой, внимание уделялось малейшим деталям. Альмина знала, что сестрам милосердия приходится иметь дело как с психологическим, так и с физическим страданием, и в ее подходе главным было проявление доброты, утешение и порядок. Для достижения цели она использовала все чудеса Хайклира, и многие письма от пациентов и их семей воздают должное ее целеустремленности.

Она считала, что недостаточно обученный или плохо управляемый персонал спустя рукава выполняет свою задачу по уходу. Ей было ясно, что это приведет к антисанитарии, падению духа пациентов и последующему росту смертности. Ее подопечные всегда занимали ее мысли. Будучи приверженцем новых хирургических методик, Альмина смогла привлечь в свой госпиталь ведущих докторов того времени, но и при этом считала, что хороший уход не менее важен. Тяжелые бактериальные инфекции создавали проблемы в окопах, но их не стали бы терпеть в Хайклире.

Альмина видела свой долг в помощи и заботе о раненых и больных воинах. Ее щедрый дух и христианский взгляд на мир призывали ее делиться своим богатством. Невысокая ростом, она излучала обаяние подобно мощному источнику энергии и воли.

Она прожила долгую жизнь [61] , как и ее сын. Впоследствии замок уже не подпадал под повторную уплату налогов на наследство; он сохранился в неприкосновенности до эпохи иного подхода к старым загородным домам. Создание «Английского наследства» [62] пришлось как раз ко времени и горячо приветствовалось, ибо стало коренным поворотом в деле сохранения многих исторических зданий Соединенного Королевства и их содержимого.

Замок Хайклир, подобно его alter ego, аббатству Даунтон, остается сегодня родным домом для множества людей, неотделимых от его истории, как это было во времена Альмины. Исследуя их жизненный путь, например, в случае Обри и его матери Элси, я ощутила сильную любовь к «настоящим» действующим лицам. Встречи с родственниками персонала тех времен также пролили бесценный свет на жизнь «в людской».

Сегодня и в замке, и в поместье все еще обитают семьи, поколениями работавшие и проживавшие там. Они являются носителями историй своих предшественников. Уход на покой возможен, но не обязателен. Новое поколение учится у старого. «Новички» проработали здесь по пятнадцать – двадцать лет, а «настоящие люди из замка» могут оставаться до пятидесяти. Некоторые собираются проработать лишь короткое время, но не в силах покинуть это место.

Задача, стоящая перед Хайклиром, состоит в обеспечении жизнеспособности замка и хозяйственной деятельности поместья для сохранения своего богатого наследия. Это та же самая проблема соотношения экономической составляющей и сохранности, которая стояла перед Альминой. Мы надеемся, что если бы графиня была жива, она испытала бы чувство гордости, ведь многое из любимого ею сохранено и дела ее продолжают жить в правнуке и его семье.


21 Наследство | Леди Альмина и аббатство Даунтон | Признательность